Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Дэвид Уолш
Новый французский фильм «Черная ночь»
(отрывок из серии статей, посвященных последнему кинофестивалю в Торонто)

По-английски этот фильм называется «17 октября 1961 года), режиссер Ален Тасма, и изображает борьбу алжирцев за независимость от французского колониализма.

Этот фильм – потрясающая и мощная картина, тщательно изображающая во всех подробностях события, предшествующие кровавому нападению парижской полиции на алжирцев 17 октября 1961 года, и саму бойню.

Говоря коротко, летом 1961 года, после почти семи лет кровавой войны за независимость, переговоры между алжирскими националистами и правительством Шарля де Голля зашли в тупик. С августа по октябрь Национальный Фронт Освобождения (FLN,) организовал убийства нескольких парижских полицейских в отместку за жесткость французского государства в «грязной войне» против алжирцев.

Полицейские организации потребовали решительных мери Морис Папон –шеф парижской полиции - заявил на похоронах одного из полицейских : «На каждый полученный удар мы ответим десятью». 5 октября 19612 года Папон обьявил комендантский час для всех «французских мусульман из Алжира». В ответ FLN призвал к массовым действиям. Он предложил : «Алжирцы должны бойкотировать комендантский час. Для этого, начиная с субботы 14 октября 1961 года, они должны выйти из домов массами, с женами и детьми. Им следует гулять по главным улицам Парижа: Елисейским Полям, бульвару Сен-Мишель, Сен Жермен, Монмартру и т.д.».

Как оказывает фильм, FLN настаивал на мирном, невооруженном протесте. Они были готовы к арестам и репрессиям. Но у парижской полиции были свои планы, более того, среди полицейских было немало явных расистов и фашистов.

Тасма убедительно изображает напряженную ситуацию, показывая большей частью вымышленных героев: полицейского Мартина, который сначала как будто колеблется применять самые зверские приемы, пока его друга не убивают алжирские партизаны; Абделя – молодого алжирского эмигранта, надеющегося ассимилироваться во Франции; Сабин – журналистку, нечаянно оказавшуюся вовлеченной в деятельность в поддержку FLN; Папона и его ближайшего подручного (единственные «реальные» персонажи), тщательно планирующих насилие; местных лидеров FLN в Париже.

Мы видим унижение парижан североафриканского происхождения, не важно, алжирцев или марокканцев. И новые, более жестокие унижения от рук парижских полицейских, когда Абдель и его учитель-француз приходят в полицейский участок сообщить о пропавшем без вести родственнике Абделя. На похоронах полицейского Папон угрожает жестокими репрессиями. Руководство FLN встречается тайно в Германии и планирует протест против комендантского часа..

Папон получает указания сверху: «Вам предоставляется полная свобода рук». Когда ему сообщают о планах FLN провести 17 октября массовую демонстрацию, он приказывает не допустить ничего подобного. «Если они хотят войны», - заявляет префект полиции, - «они ее получат». Алжирцы массами выходят из дома, куда больше, чем ожидала полиция. Около 20 000 участвуют, более 10 000 арестованы этой ночью.

На полицейском блокпосту на мосту происходят первые столкновения и первые аресты. Провокаторы и расисты распространяют ложные слухи, что сторонники FLN стреляли и что полицейские были ранены. После этого начинается потоп насилия. Мартин стреляет в беззащитных демонстрантов, за ним – другие полицейские. Когда толпа отступает в панике, полиция швыряет раненых в Сену.

Во дворе главного управления парижской полиции арестованных алжирцев безжалостно избивают, некотрых до смерти. Когда молодой военврач приезжает наутро оказать помощь раненым, ему сообщают, что он не получит никаких медикаментов. Мы только видим его полное ужаса лицо, когда он входит в помещение, полное мертвых и умирающих.

Журналистка Сабина и ее оператор сняли на пленку некоторые из убийств, в том числе убийство Абделя. Она в ужасе и не может оставаться прежней. «Я вчера видела убитых людей». Когда Сабина организует просмотр отснятого материала для прессы, появляется полиция и конфискует пленки.

На пресс-конференции журналисты задают вопросы Папону о слухах про тела, брошенные в реку, избиениях до смерти и других жестокостях. Он обещает все расследовать, в то же время заявляя, что не позволит очернить доброе имя парижской полиции. В конце фильма титры сообщают, что не было проведено никакого расследования. От 50 до 200 человек были убиты в ночь на 17 октября.

Фильм поражает сдержанностью и точностью, в то же время это боевой фильм, с подлинными и не натянутыми чувствами. Папона, осужденного в 1998 году за участие в депортации французских евреев из окрестностей Бордо в 1942-44 годах, замечательно играет Тьерри Фортино, как воплощение «обыденности зла». Этот фильм попросту выглядит как правда. Сразу видно, каких усилий он стоил режиссеру, сценаристам (Патрику Ротману, Франсуа-Оливье Руссо и Тасма) и актерам.

Такой фильм резко выделяется на фоне большинства претенциозных и пустых изделий парижского кинопроизводства. Он выражает суровый упрек , намеренно или нет. Это также упрек бывшим левым пессимистам, всем, кого «подвели» рабочий класс и история, кто полностью убежден, что ничего поделать невозможно, что человечество по сути прогнило. Художественная честность и порядочность, вместе с волей к борьбе, могут многое.

Можно только надеяться, что фильм выйдет в широкий прокат. Актуальность темы очевидна в настоящий момент возрождения колониалистского зверства и репрессий против эмигрантов во имя «войны против терроризма». Но искренность и убежденность художника тоже не мелочь. Тасма представляет собой лучший пример французского интеллигента – смелого, проницательного, верящего в равенство.

Оригинал опубликован на http://www.wsws.org/articles/2005/sep2005/tff2-s28.shtml

Перевод Аллы Никоновой



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100