Ферн Лэйн
Новый британский закон о «домашнем аресте» сродни апартеиду в Южной Африке

Планы Британского правительство помещать под домашний арест тех, кого они подозревают в «террористической» деятельности или симпатиях, используя для этого так называемые контрольные ордера (control order), наконец были переданы Палате Лордов в прошлую пятницу после обеда, но не прежде, чем та была принуждена участвовать в эпической битве, продолжавшейся неделю. Её кульминацией была конфронтация на продолжавшемся 32 часа заседании с лордами в Палате, которые отказывались одобрить закон, пока не будут сделаны уступки. Но в конечном счёте не смогли возобладать в правительстве; оппозиция в Палате Лордов окончательно потерпела крах, когда министр внутренних дел Чарльз Кларк объявил о мелкой уступке. Он сказал, что в части контрольных ордеров законодательство будет доработано, с возможными поправками или даже отменой, в начале следующего года, когда для изучения станет доступен ещё один законопроект о терроризме.

Новый законопроект о терроризме, который является прямым логическим следствием Акта о терроризме 2000 г., который сам по себе усилил и сделал постоянным и без того драконовское «чрезвычайное» законодательство 20-летней давности, Акт о предотвращении терроризма (PTA – Prevention Terrorism Act) и Антитеррористический Акт 2001 г., встретился с общей шумной оппозицией со стороны правозащитных организаций на всех стадиях мучительного прохождения через палаты парламента.

Он был сильно раскритикован в собственном парламентском Объединённом комитете по правам человека, который заявил, что «нет оправдания» полномочиям на домашний арест. Организация Amnesty International («Международная амнистия») назвала его «явным злом», а Human Rights Watch («Организация по наблюдению за соблюдением прав человека») – осудила контрольные ордера как «форму нарушения прав человека, которая чаще ассоциируется с Южной Африкой при апартеиде и военной диктатурой в Бирме, чем с либеральными демократиями».

В центре дебатов было желание правительства получить возможность заключать отдельных людей под домашний арест по усмотрению одного министра внутренних дел. Не должно было быть ни вовлечения судебных органов в этот процесс, ни требования предоставлять улики в обоснование такого решения.

Перед лицом растущей оппозиции, в том числе от своих же заднескамеечных депутатов, правительство согласилось допустить участие судьи. Контрольные ордера могли бы направляться на утверждение судье в срок не более семи дней после того, как их выпишет министр внутренних дел.

Сага с нынешним законопроектом о терроризме фактически началась 16 декабря прошлого года, когда лорды-судьи (Law Lords) постановили, что содержание под арестом на основании Акта 2001 г. иностранцев, подозреваемых в терроризме, было незаконным ввиду дискриминационности.

Конкретно, это означало, что десять человек, удерживавшихся британским правительством без обвинения и перспектив суда в тюрьме Белмарш и психиатрической лечебнице Бродмур (Broadmoore), были под арестом незаконно.

Хотя и не находящееся в связи с правительством, решительно выраженное постановление лордов-судей вызвало настолько сильное замешательство правительства, что оно не могло просто проигнорировать его: «Реальная угроза жизни нации происходит не от терроризма, а от законов вроде этого», сказано в постановлении. «Ставится под сомнение само существование старинной свободы, которой эта страна до сих пор очень гордилась - свободы от произвольного ареста и заключения».

Дальнейшей проблемой было то, что часть Антитеррористического Акта, по которой десять человек были первоначально подвергнуты заключению – статья, которая явным образом разрешала содержание под арестом без суда – обязательно была бы предложена для возобновления в марте 2005 г. И, поскольку она была объявленной незаконной лордами-судьями, правительство фактически было обязано освободить их, создавая ещё большее замешательство.

Несмотря на предостережение лордов-судей об обратном, правительство ответило новым, даже более жёстким вариантом закона – нынешним законопроектом – который фактически расширил рамки применения существующего закона, распространив его на британских граждан (в смысле, что теперь он не дискриминационный), и введя в нём пресловутые контрольные ордера.

Так на прошлой неделе была подготовлена сцена для непристойной игры в законодательный пинг-понг, когда законопроект циркулировал туда и обратно между палатами Лордов и Общин, а всё, во что многие верили – это чрезвычайно преувеличенная угроза.

Джейсон Бурк (Jason Burke), эксперт по Аль-Кайеде, написал в газете «Обсервер»: «Не существует ни «200 обученных Усамой бен Ладеном добровольцев», крадущихся по нашим улицам, о которых заявляет правительство, ни гнойников сетей Аль-Кайеды, распространяющихся по стране, ни исламских боевиков, стряпающих биологическое или химическое оружие… Нам всё ещё приходится вести интеллигентную дискуссию о террористической угрозе и о жертвах свободами и качеством жизни, которые мы в Великобритании собрались принести, чтобы противостоять ей».

Вечером в пятницу были освобождены восемь остававшихся в заключении человек (двое были выпущены раньше), на условиях, фактически означающих домашний арест ещё до выдачи контрольных ордеров министром внутренних дел и до того, как законопроект о них стал законом. Для них действует комендантский час в ночное время, они отмечаются и не имеют права встречаться с кем-либо без предварительного получения разрешения от министра внутренних дел.

Между тем, на севере Ирландии те, кто подвергся превратностям британской юридической системы, могли бы получить прощение, на путаницу в дебатах, включая комментарий лордов-судей, что до принятия Антитеррористического Акта 2001 г. люди были защищены британским законодательством от «произвольного ареста и содержания под стражей».

Ареста и содержание под стражей без суда были особенностью юридической ситуации в Шести Графствах Ирландии с самого начала конфликта – когда для них употреблялось более знакомое слово «интернирование» - и до конца 1990-х, когда Ройшин МакАлиски (Roisin McAliskey) содержалась в тюрьме в течение года без предъявления обвинения.

Британия бесцеремонно попрала европейское законодательство о правах человека своим применением в Северной Ирландии ордеров на семидневное содержание под стражей по подозрению в «террористической» деятельности. Эти ордера предназначались, чтобы можно было допрашивать подозреваемых в течение семи дней без законного обвинения, причём сами ордера могли продлеваться полицией, как это было в случае с Ройшин МакАлиски. Несомненно, что последующие британские правительства до 2000 г. были не в состоянии подписать Европейскую конвенцию о правах человека из-за наличия Акта о предотвращении терроризма (PTA). Введение в 2000 г. Антитеррористического Акта было просто способом обойти трудности, вызванные PTA, сделав действие закона постоянным и потребовав подписывать у судей ордера на продление содержания под стражей.

Для внесудебного наказания обвинённых – не осуждённых за преступления – использовались специальные изоляторы, тюрьмы внутри тюрем, названные «бетонными гробами» и осуждённые «Международной Амнистией» как унижающие и негуманные. Часто с ужасными последствиями для физического и душевного здоровья у содержавшихся в них.

Люди в Шести Графствах могли быть, и фактически по-прежнему могут быть арестованы за членство в «террористической организации» на основании одних слов старшего офицера полиции, без каких-либо подкрепляющих улик. Только очень доверчивые могут думать, что политиканы и секурократы из разведки никогда не были замешаны в организации этого.

Немногие британские политики и ещё меньше лордов-судей и лордов ставили под вопрос легальность этой практики в свете законов о правах человека. Что было в той традиции не замечать фальшивость приверженности правам человека и соответствующие приёмы в Шести Графствах, которая позволила расцвести сговору.

http://www.anphoblacht.com/news/detail/8885

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна