Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Лев Гунин
Копирайт-терроризм

Репрессии всегда начинаются "сверху", в смысле древнем и самом страшном. Древние шумеры, которые были ближе к "истокам", считали, что боги "сделали" людей для того, чтоб им прислуживали. Иными словами, сотворили себе рабов. Для контроля за рабами поставили над ними земных властителей.

Приказы богов не облечены в вербальную форму. Это кажущиеся спонтанными циклические процессы, которые правители подстегивают каждый раз, руководствуясь им самим вряд ли понятными "сигналами". Очевидно, что каждый подобный поворот призван стереть с пластинки общечеловеческой памяти какие бы то ни было вменяемые сведения о предыдущей эпохе.

Именно поэтому гуманитарные знания, капитальные сведения о мире и человеческой истории не передаются из поколения в поколение, как значительная часть технологических и научно-прикладных достижений, а, наоборот, стираются каждый раз, оставляя лишь осколки знаний, пощаженные верховным цензором лишь потому, что становятся фундаментом последующих чудовищных искажений.

Мы знаем учение Сократа лишь понаслышке, от его учеников, но сам он - возможно, во много раз превзошедший и Аристотеля, и Платона по своему приближению к Истине (за что и поплатился жизнью) - философ, воспитавший целую плеяду титанов человеческой мысли, - в оригиналах нам неизвестен.

Еще в большей степени фальсифицируются и полностью переписываются страницы истории, до такой степени, что это живое дитя Хроноса превращается в некую мифологическую профанацию. Академиков не привлекает подтверждение теории о том, что основные памятники древнеегипетского зодчества и многие артефакты, оставленные египетской цивилизацией, достались ей в наследство от намного более древней культуры, существовавшей не то, что до III, но даже до I династии.

Нас фактически не волнует, что мы не знаем, откуда вышли те, языком которых мы сегодня пользуемся для общения и письма. Не знаем, кем были наши предки. Мы не знаем предысторию ни одного народа, не говоря уже о своем собственном роде, память о генеалогических корнях которого даже в самых знатных аристократических семьях как правило не простирается дальше 2-х-3-х сотен лет.

С VIII-XIX века свирепые и воинственные викинги стали усмирять и покорять некогда свободные и "коммунальные" народы Европы, уничтожив древнюю родовую демократию. В симбиозе с наследниками возникших на Ближнем Востоке религиозных культов, их идеологами и наставниками, викинги насаждали повсюду феодальный порядок, крепостное рабство, разрушая сложившиеся прежде традиции "равенства". Кочевники моря объединились тогда с наследниками кочевников пустыни. Везде, где эта парочка установила свои порядки, попутно насаждалось христианство, религия, что декларировала освобождение от духовного и физического рабства иудаизма и "романизма". Парадокс? Нет, дихотомия, обусловленная законами однонаправленного времени. И все, что было до христианства, подлежало уничтожению, забвению, выкорчевыванию и остракизму. Так и получилось, что сегодня мы представляем себе цветущие общества довикинговской эпохи "недоразвитыми" скопищами варваров в шкурах, у которых на четырех - одна извилина, и одна дубина на десяток мужиков. На самом деле даже века спустя такие общины, как Псков и Новгород, которые сформировались задолго до прихода викингов и христианства, все еще стояли выше Киева, отстроенного и развитого варягами (викингами) с помощью заимствований у славянской и византийской цивилизаций.

Эпоха феодального рабства приложила все возможные и невозможные усилия, чтобы предать забвению не только античные традиции, знания и артефакты, но также дохристианские европейские достижения, изображая их носителей, как безбожников-язычников, варваров и дикарей. Были уничтожены все следы их материальной и устной культуры, статуи, капища и каменные храмы, бесчисленное множество артефактов, устная традиция, почти все наследие предыдущих эпох. То, что мы знаем сегодня - крупицы, не более.

Сегодня функцию "берсеркеров" полностью взяли на себя сионистские экстремисты-радикалы - они перестраивают мир в очередной раз, трансформируют "бесклассовые" (социалистические) и "почти бесклассовые" (демократические) общества - современный аналог древней родовой демократии, - в неофеодальные тирании с ярко выраженной наследственной иерархией.

Этот "варяжский рецидив" формирует новую аристократическую знать. Можно не сомневаться, что - в случае упрочения - эта знать сделает все возможное, чтобы наши потомки представляли себе эпоху демократических и социалистических обществ (таких, как СССР, Великобритания, Франция, Италия, Австрия, Канада, и т.д.) как эпоху варварства, анархии, разврата, упадка, неразвитости, низкого уровня жизни. Все свидетельства того, что мы обладали развитыми социальными службами, высокого уровня медициной, образованием, неплохой правовой защищенностью, безопасностью и т.д., будут стерты из памяти поколений.

Еще не упрочившись до конца, новые хозяева уже развернули широкую кампанию по демонтажу всей системы доступа к знаниям, к информации, интеллектуальному наследию. Речь идет о введении таких правил об авторских правах (копирайт), какие позволят мировой элите спрятать все наследие эпохи относительной свободы (при всех ее войнах, лагерях и психушках) под сукно.

Подобная операция проделывалась группой интересантов на протяжении тысячелетий неоднократно, в "египетскую", "вавилонскую", "персидскую" и прочие эпохи. Не удивительно, что в процессе изымания интеллектуального достояния из общественного пользования лидируют подобные тем, древним, верховные кланы.

Монреальский клан Бронфманов, одна из самых состоятельных династий мира, будущие Ротшильды или Рокфеллеры, разбогатели на контрабанде вина во время "сухого закона". Точно так же, как Ротшильды, Шифы, Оппенгеймеры, Рокфеллеры, и прочие новые феодальные князья, эти финансовые бароны уже давно отравляют миазмами своей деятельности Лондон и Монреаль. В первых числах июля 2006 года канал СТВ показал сюжет о том, как в самом центре Монреаля, посреди красивых и ухоженных кварталов, стоят обезображенные дома с заколоченными окнами: большие территории, умышленно приведенные в запустение, рассадник заразы, крыс и прочей "прелести".

В Монреале (Канада, Квебек) Бронфманам поют дифирамбы, в их честь установлены монументы, их именем "называются улицы", корпуса университетов, "факультеты Эдгара Бронфмана", "центры Э. Бронфмана", "залы Бронфмана", и т.п. Связь клана Бронфманов с Израилем, Бней Бритом, Еврейским Конгрессом, и синагогой - еще теснее, чем Ротшильдов. По крайней мере, Бронфманы ее постоянно подчеркивают, возглавляя местные кампании по выбиванию очередных привилегий для местных еврейских организаций, библиотек, больниц, школ и синагог. Основатель династии, русскоязычный Семен Бронфман (на идиш "Бронфман" означает торговец спиртным, шинкарь) возглавлял сионистский Еврейский Конгресс Канады, а остальные Бронфманы трудились в его администрации, не покладая рук.

Бронфманы не пылают особой любовью к Монреалю, в связи с его приверженностью к католической религии, и, в отличие от секулярных общественных школ, не жалуют ни своей благотворительнсотью, ни своим вниманием христианские учебные заведения, и целые кварталы домов в самом центре Монреаля, принадлежащие им, приведены в запустении в связи с этим отсутствием пылкой любви.

Эдгар Бронфман-младший, мой ровесник, с которым доводилось мне сталкиваться в Монреале лицом к лицу, производит впечатление "прогрессивного еврея", не похожего по своим привычкам и стилю на типичных хищных представителей финансовых династий. Он гораздо культурней, обаятельней, образованней, элегантней и вежливее всех прочих бронфманов (см. выше реплику об этимологии слова), больших и маленьких. Режиссер, композитор, сочинитель песен. Его жена не имеет отношения к династиям потомственных мультимиллионеров и финансистов, она - простая латиноамериканка. "Отщепенец" в мире еврейского бизнеса, он напоминает "отщепенца" шоу-бизнеса Леонарда Коэна, а также "псевдо-отщепенца" Эдмонда де Ротшильда, основателя принципа концентрационных лагерей 20-го века, отца феодального Апотропуса и зачинателя кровавой истории еврейской оккупации Палестины.

Многие сионисткие "либералы", "правозащитники", "филантропы" - они часто оказываются не менее кусачими и кровавыми, чем самые хищные консерваторы. И те, и те - друг друга стоят. Конечно, в каждом случае надо судить по действиям (намерениям) и обстоятельствам (и, может быть, Эдгар - пример самой человечной индивидуальности в мире еврейского бизнеса). Большие убытки, которые понес Эдгар Бронфман, конечно, о чем-то говорят, но сами по себе вовсе не означают, что он человечней или честнее другие финансовых баронов.

Бронфман - владелец Вивенди, Сиграм, Варнер Брос, UMG, Полиграм, и прочих медиа гигантов - контролирует входящую в четверку крупнейших в мире индустрию звукозаписи и развлечений. Это место - "крупнейшей" медийной империи - разделяет с ним корпорация EMI, управляющаяся директорским советом.

Медийная империя Бронфмана и медийная империя EMI - конкуренты и, одновременно, союзники и совладельцы, так как и та, и другая контролируют часть акций друг друга, а также имеют общую стратегию и эксклюзивные взаимоотношения. Хотя EMI лидирует в области нарушения прав человека и продвижения драконовских, тоталитарных законов об авторских правах, Эдгар Бронфман занимает двусмысленную позицию, на деле поддерживая ту же копирайтовскую политику. Обе империи: хищные неофеодальные монополии, с той лишь разницей, что одну контролирует в основном семейный клан, а другую - совет "клановых" директоров.

Уже примерно полгода, как поговаривают о скором слиянии империи Бронфмана с ЭМИ. Похоже, что такой симбиоз не за горами. Сионисты-националисты станут единолично решать, кого пускать, и кого не пускать в шоу-бизнес, чью карьеру поощрять, и чью - нет, кого записывать, а кому дать пинка под зад. "Антисемитов", критиков Израиля, людей, с отличной от "избранных" ментальностью, консервативных христиан, и прочих несионистов никуда не пропустят. Уже давно вся мировая пресса, телевидения и прочие рычаги масс-медии контролируются ими, а сегодня за прессой последовала индустрия развлечений.

Давид Гольдберг, Вице-Президент и Главный Менеджер "LAUNCH" (эта компания нагло шантажирует своих потенциальных клиентов), Гарик Коэн, со-основатель и Президент MusicNow, Лаура Гольдберг (Напстер), Тед Коэн (D3), Аманда Маркс (eLabs и Universal Music Group), Кристофер Аллен (Musicmatch): вот те люди, что контролируют ЭМИ и все другие ветви развлекательной индустрии. "Главным действующим лицом" в компании ЭМИ является Тед Коэн. Иногда Гарика Коэна и Теда Коэна величают "братья", хотя я не помню, чтобы они действительно являлись близкими родственниками. В любом случае, термин "братья" тут очень кстати.

Организация, которая (в основном, от имени ЭМИ, но и - косвенно - других гигантов) лоббирует тиранию копирайта и контролирует техническое осуществление (порча компьютеров, ДВД, вирусы и прочие террористические приемы давно используются такими "защитными" технологиями) "защиты" авторских прав, представлена в Северной Америке Тони Перецом (в корпоративных кругах поговаривают, что он родственник экс-премьера Израиля Переца). В России региональный директор, одновременно отвечающий и за "анти-пиратские" технологии (в том числе и правовые, социальные, и т.п.) - это А. Каспаров, родственник небезызвестного Гарри Каспарова, зловещего человечка, сторонника оранжевых революций, сионизма и тоталитарного натовского диктата. (Среди прочих книг о Бронфманах советуем прочитать книгу Nicholas Faith, "The Bronfmans", а также израильский сборник "Ми ата, адони Эдгар Бронфман", на иврите).

Купит ли ("сделает ли") компания ЭМИ империю Бронфмана, или наоборот (с той лишь разницей, что в первом случае Эдгар Бронфман потеряет работу и вылетит из игры) - как бы там ни было - симбиоз двух империй ожидается "с минуты на минуту". И потому любой судебный иск одной из компаний к кому бы то ни было следует считать их общим иском.

Выдвинутый "ими" иск против российского писателя Сергея Минаева и цели этого иска: лучшая иллюстрация ко всему, о чем говорилось выше. Манипуляции этих и прочих подобных им корпораций с законами об авторских правах: прямое превращение нас всех в плебеев, у которых отнимут последние куцые остатки прав на интеллектуальную собственность, на информацию, образование и знания. Ведь не зря коммунисты писали, что знание - сила. Эту силу хотят оставить только для потомственных сионистов и их богатых подпевал. Покушение на наше право читать, слушать, смотреть, понимать и учиться: это больше, чем покушение на нашу свободу. Это покушение на саму нашу человеческую природу, которой еще ничто так не угрожало, как сегодня. Манипуляция с авторскими правами: это возможность дозировать, урезать, и, наоборот, подавать по своему усмотрению любую информацию, чтобы промывать нам мозги и программировать наше сознание в соответствии с детально разработанной программой для "плебеев-дебилов".

Приведем некоторые детали заявления Минаева по поводу преследования, которому он подвергается со стороны "братьев". В своей статье "Рабы копирайта" Сергей Минаев пишет:

"...в начале была книга. Потом был ее успех. А потом появилось письмо:.

"Как нам стало известно, Вашим издательством осуществляется воспроизведение и распространение книги Минаева Сергея - "Духless. Повесть о ненастоящем человеке" (далее - Книга). Составной частью Книги являются тексты музыкальных произведений (далее - Произведения):

Lou Reed - "Perfect Day";

The Smiths - "How soon is now?";

The Smiths - "There is a Light that never goes out".

В соответствии с Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах" данные действия являются воспроизведением и распространением Произведений..."

"Вот такое письмецо пришло в адрес издательства "АСТ" от компании "С.Б.А. Мьюзик Паблишинг", официального представителя мультинационального рекорд-лейбла EMI, которому принадлежат права на музыкальные произведения, строчки из которых я использовал в качестве эпиграфов к своей книге. Письмо уведомляло о том, что поскольку EMI не предоставила никаких разрешений на воспроизведение (какое воспроизведение, я что, их напел, что ли?) и распространение произведений в составе книги, то использование их незаконно".

О чем идет речь? О том, что широко известный в России музыкант и писатель Сергей Минаев - даже не в своем романе, а в качестве эпиграфа - привел крошечные выдержки из текстов песен 2-х рок групп, с чисто-художественной целью, не покушаясь ни на какое заимствование или плагиат. В случае отказа издательства уступить домогательствам еврейских международных рэкетиров и заплатить требуемую сумму, С.Б.А. (EMI) грозит всяческими карами автору, издательству и магазинам, а также обещает добиться конфискации экземпляров книги.

"Надо полагать, - пишет Минаев, - что из конфискованных книг, августовской ночью, эсбэашники сложат огромный костер во славу Корпоративного Бога, покровителя EMI, и менеджеры обеих компаний, одетые штурмовиками, совершат факельное шествие колоннами по сто человек. Хорошо бы еще пригласить на просмотр данного действа Больших Братьев [Коэнов или Бронфманов? - прим. наше] из Лондона, чтобы подобострастно отчитаться перед ними: "Ура! Мы поймали главного пирата и сожгли все его гадкие пиратские книги". Таким образом, с пиратством в России будет покончено. Хотя бы на словах".

"Наезд" на Минаева: это планируемый новой аристократией показательный процесс, который призван "поставить на место" Россию, заставив ее подчиняться правилам игры, разработанным в Тель-Авиве и Вашингтоне. Пока есть такие громадные и мощные державы, как Россия и Китай, не включившиеся еще в неофеодальную политику оболванивания граждан и лишения их доступа к информации, власть новой мировой олигархии над человечеством кажется ей ущербной. Вовлечь Россию в орбиту копирайтовской политики Белого Дома, Кнессета и их мультинациональных корпораций: агрессивное устремление Коэнов, Бронфманов, Асперов, Блэков, Ротшильдов, Рокфеллеров, Березовских, Коэнов, и прочих. Не говоря уже о том, что эти политико-идеологические цели сопровождаются стремлением к мировому экономическому диктату.

Вот как это подает сам Минаев:

"А уж заставить рынок играть по своим законам - это просто мегабонус. Им нужно создать прецедент. Возвести абсурд в ранг закона. И тут они просто костьми лягут. Это вам не Баян Ширянов с порнографией. За порнуху и наркотики еще пожурят, а вот если ты задел интересы КОРПОРАЦИЙ, пощады не будет! В погоне за гиперприбылью мейджоры готовы поставить значок копирайта на всем. И это принимая во внимание факт того, сколько они уже высосали из своих авторов. Но аппетит приходит во время еды. Их цель - заставить заплатить каждого".

Чтобы не получилось на деле, что политика ужесточения копитайта насаждается в глобальных масштабах из столиц Израиля и Соединенных Штатов, Вашингтон и Тель-Авив организовали мировой центр по распространению копирайтовского терроризма в Турине, Италия. Как это часто практикуется в последнее время, центр этот был создан на базе и вокруг академических институтов: Туринского Университета и ВОИС, при косвенном участии ООН (в основном - под эгидой Всемирной Организации Труда). Тут собраны ведущие юристы из таких, "пока еще не охваченных" вашингтонско-тель-авивской политикой, стран, как Казахстан, Южная Корея, Китай, Молдова, Россия, Украина, Литва, Латвия, Эстония, и т.д., на курс, сдобренный хорошей стипендией, бесплатным проживанием и питанием, под руководством профессора Рикольфи. Цель: пропаганда американских законов о копирайте и обучение с помощью инструментария местных законодательств насаждению этих американских стандартов повсюду.

Сам Израиль не подписал или на деле не соблюдает основных международных соглашений по авторским правам, что отражено в тысячах статей в "Га-Аретц", русской израильской прессе, в европейских периодических изданиях, в отчетах международных организаций. Но от других стран Израиль требует ужесточения копирайтовской политики до полного абсурда. Под влиянием корпоративного "сверхкланового" лобби, Соединенные Штаты систематически продлевают период, по прошествии которого творчество автора становится народным достоянием. Американские законодатели расширили этот срок с десятилетия или двух до полувека, потом до 70-ти лет, а сегодня различными ухищрениями растягивают его на столетие. Но это далеко не предел. Наступит роковой день, когда из общественных библиотек и легитимного бесплатного распространения будут изъяты труды и учения Коперника, Спинозы, Эразма Ротердамского, Фомы Аквинского, Платона, Аристотеля, Сократа, Иисуса Христа. Цель ставится простая и ясная: изъять из обращения принципиальное Знание, прервать нить передачи интеллектуального достояния от предыдущих поколений к последующим, не допустить интеллектуальной эволюции Человечества, а, значит, его угрозы верховодству богов (в переносном и прямом смысле), ибо - даже своим черепашьим шагом - мы слишком далеко зашли.

"Вы смеетесь? Зря. Просто поверьте мне на слово, не пройдет и десяти лет, как они начнут хорошо спланированное наступление на сокровища мировой музыки и литературы с целью прибрать к рукам и их. Сначала все будет мило. Какой-нибудь из телеканалов, принадлежащих мультинациональному холдингу, покажет слезливую передачку про то, как все кому не лень ссылаются, цитируют или просто нагло используют целыми главами ВЕЛИКОЕ НАСЛЕДИЕ, например Оруэлла. В то время как могила классика ветшает из-за недостатка средств. В студию подтянут наивных стареньких деятелей культуры, которые, безусловно, согласятся с тем, что если бы всемирные права на Оруэлла принадлежали, например, компании EMI, то мировая корпорация ежегодно выделяла бы ассигнования на поддержку всего, связанного с жизнью и деятельностью этого великого автора".

"Потом подтянутся прочие подконтрольные им СМИ: "Бедненькие, бедненькие. Несчастные мертвенькие классики. Никто не защищает ваши права. Никто не отстаивает ваши интересы в судах…" По мере того как медиамаховик раскачается (...) они протащат закон "О защите сокровищ мировой культуры" (именно так лицемерно он и будет называться). Первыми, понятно, закон примут в США. (...) И вот уж настал тот счастливый час, когда мертвый Байрон начал пахать на живого акционера. Сотня тысяч копий "Чайльд Гарольда" - и вот вам новый личный самолет. Также носящий имя поэта". (...)

"Таким образом, мир вступит в новую эпоху. Время тотального копирайта. Мировые духовные ценности станут всего лишь "Произведениями". На основании принятых повсеместно новых законов любое упоминание, ссылка или цитата целого или частей "Произведений" будут преследоваться по закону. Рассказал на уроке стишок - скажи родителям, чтобы прислали нам два доллара. (...) Спел во дворе песенку - пришли десятку. Сделал это в компании друзей? Сто долларов. Повторно? Условный срок. Снова? Пять лет тюрьмы. Что значит "я не пел"? Ты думаешь, в твоем душе не стоит наш жучок? Не знал, что в душе петь нельзя? Конечно, нельзя. В душе можно только слушать. Купи наш компакт-диск и слушай сколько угодно. Только не подпевай. Брат… Просто мы очень не любим пиратов, брат… Мы защищаем права авторов, брат. Мы плевали на интересы авторов представляем интересы авторов. Наша единственная цель - построить новые виллы в Майами чтобы авторы получали достойные деньги за свой труд."

P.S. Наше "бессовестное" копирование текста минаевского заявления может - на первый взгляд - показаться опровержением нашей же собственной позиции. Можно было "аккуратней", "поосторожнее" нарвать букетик из высказываний писателя. Однако (да, парадокс, но вся наша земная жизнь парадоксальна), это было бы большим нарушением авторского права, поскольку сократило бы права авторов подобных заявлений быть услышанными и верно понятыми. Ведь тема-то щекотливая. Вот Вам еще одна дилемма: чем выше интеллектуальный уровень, тем ярче амбивалентность, которую не уместить в двух строках. Что же тогда важнее с точки зрения цитируемого автора: быть правильно понятым - или заставить всех трепетать от ужаса перед его властью, выраженной через полицейские копирайт-меры? Первое важнее для тех, кто способен распространить власть своего интеллекта, второе - для тех, кто замахнулся нагайкой.... Всем не угодишь....

Монреаль. Статья написана 10 июля 2006 года.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100