Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Асад Абу-Халил
«Мюнхен» по Спилбергу – очеловечивание израильских убийц и расчеловечивание палестинцев

И кто мстит кому в арабо-израильском конфликте? ВОТ В ЧЕМ вопрос.

Это напоминает мне слова Джорджа Карлина – того самого знаменитого комика– которые он обычно использовал в своих сатирических выступлениях, приблительно так: «почему «мы» называем израильских террористов спецназовцами, а палестинских спецназовцев – террористами?» Я слышал эти слова на его выступлениях перед публикой дважды, и ни разу никто не засмеялся. Суть фильма Спилберга, несмотря на всю шумиху, проста: израильские убийцы – совестливые и гуманные, а палестинцы всегда – не важно, что и как – убийцы. Но фильм Спилберга о современных событиях – все равно, что газетная колонка Томаса Фридмена в Нью-Йорк Таймс об... Иммануиле Канте. Но знаете что?

Заметили ли вы, что единственное критическое мнение о фильме одного израильского дипломата, который критиковал фильм очень мягко, получило такое широкое освещение в прессе США? Оно было необходимо; оно даже помогло обьявить фильм «сбалансированным», звание, которое фильм вовсе не заслужил...Этот фильм вполне мог бы быть рекламным обьявлением израильских государственных убийц. На самом деле, этот фильм можно было бы использовать для вербовки новых убийц в израильские эскадроны смерти. Проще говоря, это – прославление израильских убийств палестинцев. Израильские убийства всегда высокоморальны, и всегда осторожны, и всегда только в цель.

Сегодня очередной критик в «Нью-Йорк Таймс» написал, что Спилберг недостаточно симпатизирует израильским убийцам, и даже набрался наглости и назвал их убийства «прицельными убийствами», хотя даже Израиль еще не изобрел это пропагандистское выражение в то время. Он, вероятно, забыл это припомнить. И всего-то. С чего я начал, да, я был весьма разгневан, когда смотрел это; и гнев мой рос, когда я видел, как либеральные зрители в Беркли (университетский город в Калифорнии, славный своими прогрессивными традициями –пер.) отзывались с симпатией на фильм, не сводили глаз с главного израильского убийцы, когда тот распространялся насчет своего «цивилизованного» убийства. Я видел, как зрители болели за израильскую команду убийц, в ведь ЭТО был фильм про реальные события, палестинские жертвы были живыми, реальными людьми, из плоти и крови. Самый чувствительный момент для Спилберга и, предположительно, для его американской аудитории был когда главный убийца говорил со своей крошкой дочкой в Нью-Йорке, о которой он так соскучился. Да, конечно. В это время от нас ожидали пару-другую слезинок; музыка в этом эпизоде особенно сентиментальна. Так полагается.

Но с чего начать; фильм основан на книге, которая принимает на веру израильскую версию. Но книга была честнее и точнее хотя бы в одном: в книге Джорджа Джонаса «Возмездие» (только израильтяне имеют право мстить, как вам известно, и чем больше насилия, тем лучше, что касается определенной части американских зрителей), убийцы не выражали никаких сожалений или сомнений. Никаких. В книге, но не в фильме, убийцы, согласно Джонсу «не испытывали абсолютно никаких колебаний относительно всего, что они сделали». Как мог Спилберг пропустить это. Ну, как-то ухитрился. Черт побери, ведь в этом весь фильм, и вся политика, на которой он основан. Конечно, мне было не просто смотреть этот фильм, и я имею в виду не только с политической или интеллектуальной точки зрения, но и по личным причинам. Я ощущаю связь с этими событиями, с подробностями и людьми. Первая жертва в фильме – Ваил Зуайтир, и я был знаком с его племянницей. Я ходил в одну школу с сыном Абу Хасан Салама – тот был младше меня; и я знаю улицу и здания, где были убиты три руководителя ООП в Бейруте. И позвольте мне сообщить вам, что НИКТО из пяти упомянутых здесь не имел ничего общего с событиями в Мюнхене – об этом подробнее позже. НИКТО.

Но почему этот фильм, фильм Спилберга, черт возьми, должен беспокоиться о фактах, особенно, если они мешают гладкому произраильскому повествованию? Но этот фильм предназначен для широкой публики, которая не знает ничего о фактах в этом конфликте. Именно поэтому все и пойдет как по маслу, и поэтому цель (пропагандистская) будет достигнута. Начнем вот с чего: все это, то есть события в Мюнхене, не были запланированы как операция, что часто утверждается. Это не было запланировано за месяцы вперед, как Абу Ийяд утверждает в своем рассказе Эрику Руло (перевод на английский «Мой дом, моя земля» Линды Батлер). Абу Ийяд годами преувеличивал насчет «тщательно спланированной» операции, и СМИ ООП в то время лгали, что вооруженные члены ООП кидали гранаты в вертолеты, чтобы финальная перестрелка выглядела более боевой, чем она была на самом деле.

Разгневанные палестинцы в лагерях беженцев под бомбами израильских самолетов мечтали о героях и подвигах, и ООП должна была дать им что-то, даже если это были неправильные герои. Немецкие солдаты собирались свести с ними счеты, любой ценой, и не важно, что они (немцы в данном случае) ставили под угрозу жизнь заложников, на что они, предположительно, получили согласие израильтян (они получили разрешение убивать заложников от Голды Меир, как признал в интервью бывший советник Рабина Итан Хабер –пер.). Дипломат из Лиги Арабских Государств рассказал об этом недавно, когда он прервал свое молчание в интервью с Зияра Хассан по «Аль-Джазира». А он-то знал: он вел переговоры с палестинцами в Мюнхене. Да, я знаю. Можно сказать, что палестинцы рисковали жизнями заложников, когда взяли их в заложники, даже если они не собирались их убивать. Это правда. Это как угон самолета – угонщики – любые угонщики, ответственны и их следует считать ответственными за любую опасность, которой подвергается жизнь и здоровье их жертв.

Все это правда. Но также правда, что государство Израиль взяло целый народ в заложники и подвергало риску жизнь палестинцев с самого начала сущестовования Израиля. Именно поэтому вопрос в том, кто мстит кому? Одна из множества лживых предпосылок фильма в том, что будто бы Израиль начал массовые убийтсва – и только палестинских «убийц» - после Мюнхена. Что после Мюнхена все изменилось. Ничего на самом деле не изменилось, разве что если верить израильской пропаганде. Израиль совершал массовые убийства палестинцев, в основном мирных жителей, еще до основания государства Израиль. И как можно вообще говорить о Голде Меир и пропустить ее самые знаменитые слова «не существует никакого палестинского народа». Спилберг пропустил это, потому, что должен быть показать ее доброй бабушкой, которую вынудила к мести палестинская жестокость. Вот еще очеловечивание. Именно поэтому мы должны видеть главу израильских убийц с его ребенком- так он выглядит человечнее. А заметили ли вы, что ни один палестинец в фильме не показан безоружным? Они все террористы, и их убийство должно быть оправдано, и Спилберг оказал в этом огромную услугу Израилю. В Израиле должны назвать в его честь что-нибудь украденное у палестинцев, я предлагаю им это. Улицу, разрушенную арабскую деревню, или украденное оливковое дерево. Все что угодно. Он заслужил.

А теперь посмотрим что Израиль делал до Мюнхена. До Мюнхена, НЕ ПОСЛЕ – надеюсь, понятно, Израиль подложил бомбу под машину палестинского писателя и художника Гассана Канафани и убил его вместе с его четырнадцатилетней племянницей. Племянница не планировала Мюнхен когда ее убили израильтяне, и ее дядя тоже. Это было ДО Мюнхена. Канафани был близким другом моего дяди; они оба печтатались в журнале «Аль-Хурийя» в эпоху «движения арабских националистов». Израиль также –ДО Мюнхена – послал письмо-бомбу Бассаму Абу Шарифу (писателю и журналисту, стороннику Народного Фронта Освобождения Палестины), и искалечили его на всю жизнь, и они также послали письмо-бомбу Анису Сайиху – ученому и исследователю, который не принадлежал ни к какой организации. Но он был очень усердный исследователь, и я полагаю, что это не нравилось Израилю. Все это не просто для меня – я пожимал руки – то, что осталось от рук – обеих этих жертв, и Абу Шариф никогда не имел ничего общего с оружием – я говорю это, хотя мне никогда не нравился Абу Шариф и я не уважал его (смотри мой обзор его воспоминаний в «Журнале Палестинских Исследований» несколько лет назад). Но все это – невинные жертвы израильских убийц. Они никогда не держали в руках оружия, эти двое, эти трое, эти четверо.

Все это для меня очень личное, разумеется. Для меня они – люди, а не вооруженные и мстительные типы, какими их изображает Спилберг. И, что характерно для американских фильмов, где появляются арабы, когда они говорят по-арабски, нет субтитров. Субтитры нужны, когда люди говорят по-французски или по-немецки, но арабский язык не важен. Не важно, что говорят эти неважные туземцы, нам достаточно знать, что говорят дорогостоящие люди: европейцы и израильтяне. Заметили ли вы также, что в Голливуде все еще изображают израильтян европейцами: они все еще не согласны признать, что около половины израильтян – эмигранты из Азии и Африки. Так белым легче почувствовать, что они – свои. И еще одно не упомянуто относительно палестинских действий – а это касается и прошлого, и настоящего. Не в том дело, что палестинские руководители призывают или заставляют палестинцев нападать на израильтян. Все наоборот. Палестинцы, рядовые, иногда просто мирные жители, заставляют палестинских руководителей и командиров послать их на военное задание или на самоубийственный взрыв против израильских целей. Мюнхен произошел именно так. Палестинцы в лагерях беженцев в Ливане, которые прошли подготовку в Фатх и других группах, требовали «дела». Почему? – вы спросите. Ну, не только из-за потерянной Палестины, но и потому, что Израиль все время УБИВАЛ палестинцев.

В феврале того самого года, ДО Мюнхена, израильские самолеты бомбили палестинские лагеря беженцев и убили десятки невинных. Этого в фильме нет, не считая многого другого. Большинство палестинцев, убитых израильтянами, были безоружны и убиты не совестливыми и чувствительными убийцами – каковыми их возмутительно изображают в фильме – а летчиками, которые бомбили лагеря беженцев, наполненные безоружными. Палестинцы, убитые до Мюнхена были старики и дети, убитые в своих постелях. Этих жертв вы не увидите в фильме Спилберга. Так что Израиль убивал палестинцев, и таковы были обстоятельства до Мюнхена. И маленькая группа решила сделать что-нибудь, но они сами не знали толком, что, и это было всего за три месяца до Мюнхена. Один из кучки людей, которые знали об этом, и никогда не расскажет об этом прессе был Абу Мазен – да, тот самый Абу Мазен, глава марионеточного палестинского «правительства». Но заметлили ли вы, что США всегда прощают прошлое тем, кто подчинился израильскому диктату? Посмотрите, как США и Израиль простили Саддата за его прошлое – антисемитско-нацистское. У Абу Мазена были деньги, и он снабдил деньгами Абу Дауда, который спланировал эту операцию.

И американская публика в американских СМИ и массовой культуре так обожает Моссад, что образ Моссада совершенно не соответствует реальности. Лучший пример тому – тот же фильм: посмотрите на помешательство на Абу Хасане Салама, как «руководителе» Мюнхена, когда он не имел ничего, абсолютно ничего общего с Мюнхеном. Конечно, Абу Хасан был хвастун, и болтун, и мог принять на себя то, чего он не делал, и отказываться от проваленных «операций», которые он планировал, как неудавшийся угон самолета авиакомпании Сабена в 1972 году. Таков уж был Абу Хасан – он жил как плейбой, и Абу Аммар (партийная кличка Ясира Арафата –пер.) баловал его и обращался с ним как с сыном. Абу Аммар никогда не мог ни в чем ему отказать. Но Абу Хасан не имел никакого отношения к Мюнхену, этот всезнающий Моссад не знал об этом, и может быть, до сих пор этого не знает. Бывший директор ЦРУ Стэнсфилд Тернер однажды сказал, что Моссад – я перевожу его слова из интервью Аль-Джазире: «Позвольте сказать вам кое-что, в чем люди особенно часто ошибаются насчет Ближнего Востока, и я готов отвечать за свои слова перед кем угодно, это касательно израильской разведки. Конечно, они могут убить кого-нибудь в Париже или Риме или убить не того человека в Финляндии ли где там они это сделали (он имел в виду Норвегию).

Конечно, они знают Европу и палестинцев, и они знают много о палестинцах, но когда речь идет об остальном Ближнем Востоке, я не видел ничего с их стороны, что бы показывало их знание об «этих странах». Но об этом приходится помалкивать в стране, которая желает преувеличить мощь и знания разведки, не только в помощь израильской пропаганде, но также, чтобы подготовить американскую публику к более жестоким временам и методам. Итак, очень немногие знали об операции, и, конечно, среди них был Абу Ийяд. И Абу Ийяд был самым важным среди них, и однако его имени НЕ БЫЛО в списке, просто чтобы дать вам понять, как много – или как мало – знал Израиль. Абу Ийяд говорил больше чем следует, и не только потому, что хотел, чтобы враги боялись, но и из-за фракционной борьбы внутри Фатха, которая приводила к желанию превзойти соперника, и иногда – к крайним преувеличениям. И хотя «Черный Сентябрь» был только именем без содержания, без самостоятельного сущестовования и организационной структуры, несколько фракций пользовались им в своих целях. Никто не советовался с Абу Ийядом насчет использования Абу Хасаном этого имени в попытке угона Сабены, упомянутой выше.

Абу Дауд был в этом самым важным. И, хотя его имя упомянуто мимоходом, оно было добавлено уже после в израильской пропаганде. Абу Дауда арестовали во Франции по другой причине в 1977 году, и его отпустили, потому, что ни Израиль ни Германия не потребовали официально его выдачи в связи с Мюнхеном. Вот вам иллюстрация. Но лично я верю утверждениям Абу Дауда больше, чем Спилбергу, т.е. израильской пропаганде, или даже германской полиции. (Абу Дауд написал об этом в книге, изданной в Бейруте в 1999 году). Германская полиция лгала об этом деле, они давали в СМИ «утечки» о несуществующем проникновении палестинцев в число рабочих Олимпийской деревни, хотя на самом деле ничего такого не было. Им было слишком стыдно признать правду. Израильтяне, со своей стороны, хотели поддержать германскую версию, особенно как пропагандистское оружие, каким мюнхенское насилие стало для Израиля на Западе, точно так же как Мюнхен – о чем неизвестно на Западе – стал пропагандистским оружием Фатх на Ближнем Востоке, каким бы ужасным не был результат для всех. В этом смысле ФРГ, израильтяне, Абу Ийяд (и, конечно, Абу Хасан) врали о Мюнхене, но не Абу Дауд, по моему мнению.

Абу Дауд был одним из руководителей ООП второго эшелона, который не был развращен в грязной политической обстановке Ливана, и который не дал нефтяным деньгам Персидского Залива, которые привели к коррупции многих вождей ООП, повлиять на него. Этот человек отвечал за Бейрут во время гражданской войны в Ливане, и однако, его имя не появляется в хрониках этой войны, потому, что он был слишком сдержан, потому, что он никогда не хвастал. (Черт побери, он даже никогда не рассказывал, как жестокая тайная полиция в Иордании пытала его, сутками подвешивая за ноги. Люди, видевшие его тогда в тюрьме, не узнавали его. Но вы же знаете, эти ваши надежные «неэкстремистские» друзья в Иордании умеют пытать на «отлично». Они, возможно, самые большие мастера, и помогают вам в данный момент тоже) (Ассад пишет тут о широко распространенной практике американских спецслужб посылать «подозреваемых террористов» на пытки в другие страны, чтобы замести следы –пер.). Большая часть ливанцев даже не знала его имени. Но это также обьясняет, почему он выжил, в отличие, скажем, от Абу Хасана Салама, который женился на бывшей ливанской Мисс Вселенная, которая ввела его в буржуазное общество Ливана. Он жил в роскошной квартире на улице Мадам Кюри в Бейруте, и его привычки (он посещал тренажерный зал каждый день в одно и тоже время) сделали его легкой мишенью.

Абу Хасан мог получить все необходимые деньги для своей группы от Арафата, и весьма успешно поддерживал хорошие отношения не только с ЦРУ, но и ливанскими крайне правыми (то есть, про-империалистическими и анти-палестинскими, даже про-сионистскими –пер.). Он подружился с некотрыми руководителями вооруженных правых формирований. Прочтите роман Давида Игнатиуса «Агенты невинности». Это об Абу Хасане, хотя автор не признает этого. Интересно, что в фильме, главный израильский убийца (который играл в фильме «Троя») показан так, чтобы больше всего нравится зрителям – красивый и харизматичный. Говорите что хотите об Абу Хасане (и многие из палестинских бойцов, как Абу Дауд, не любили его), но он был красивый и харизматичный в реальной жизни, в отличие от актера, который играет его в фильме Спилберга. Но Спилберг не хотел, чтобы зритель отождествлял себя с любым палестинцем в фильме: это было против его планов и его политических целей. Он хотел только отождествления зрителей с дорогостоящими людьми – израильтянами. Арабы выглят здесь даже хуже чем на картине Ренуара «Мечеть» - где они не больше, чем расплывчивые пятна. В фильме они просто вооруженные нелюди. Они не должны вызывать чувства, если только они не истекают кровью, а когда это происходит, вы должны аплодировать их убийцам. Единственные, кого надо жалеть – убитых израильтян, даже убийц, убитых во время убийства.

Музыкальное сопровождение во время смерти израильтян отличается от музыки, под которую умирают палестинцы. И для палестинцев не нужно было ролей «с речами». Зачем беспокоиться? Дай одному сказать что-то, и долг «объективности» исполнен. И список заключенных, которые палестинцы дали германским властям не включал «200 арабских заключенных», как сказано в фильме. Там было около 234 арабских и НЕ-арабских заключенных, включая японцев и немцев (очевидно, членов левых вооруженных групп, вроде «Фракция Красной Армии» -пер.), но этого нет в фильме. И их заявление включает название их «операции» - Бирим и Икрит – две (в основном христианские) деревни в северной Палестине, чьи жители были изгнаны израильскими оккупационными войсками в 1948 году «по соображениям безопасности». В 1972 году жители этих деревень подали жалобу в суд (израильский –пер.), прося о возвращении в свои деревни, и суд, разумеется, им отказал. Но если использовать название «операции», пришлось бы сообщить зрителям эти докучливые подробности, что могло бы отвлечь от прославления израильских убийц. Но хочется спросить: почему Мюнхен более знаменит, чем варварские бомбежки палестинских лагерей беженцев в феврале того же года до Мюнхена? И почему письма-бомбы, посланные трем палестинским писателям не привлекли мирового мнимания? Почему американские либералы и Пен-клуб не заметили их? Можете вообразить, что бы случилось, если бы палестинец бросил в израильского писателя хотя бы розой? Можете вообразить, что бы случилось с американскими левыми, если бы палестинцы сказали бы даже и грубое слово, например, Амосу Озу? А Гассан Канафани значил для палестинцев и арабов столько же, сколько Амос Оз для израильтян.

Я не буду разбирать, кто из израильских заложников служил в армии, а кто – в спецслужбах, как это делает Абу Дауд в своих воспоминаниях, потому, что нападавшие не знали об этой информации до «операции». Абу Дауд сообщает много подробностей о военной службе некоторых заложников, но я не думаю, что это этоит делать, потому, что даже Абу Дауд не знал этого заранее. Я также не буду обсуждать, что на самом деле произошло в аэропорту, когда захваченных заложников переводили в другое место, потому, что захватившие заложников несут ответственность за них, но все-таки возникают вопросы, кто на самом деле полностью отвечает за убийство заложников. Абу Дауд цитирует израильские газеты 90-х годов, в которых поднимается вопрос об ответственности германской стороны, и о том, что власти ФРГ так и не опубликовали результаты вскрытия тел заложников, и т.д. Израильское правительство также не захотело проверить, чьими пулями были убиты заложники, а это, несомненно, решило бы вопрос.

Абу Дауд подчеркивает, что палестинцы получили строгие приказы не стрелять в заложников, и, вы можете заметить даже в фильме, когда они захватывали помещение с заложниками, они с трудом открыли дверь, но не стреляли, хотя это ускорило бы им вход. Абу Дауд пишет, что также были даны приказы избегать применения гранат. Абу Дауд предполагает, что вертолет мог взорваться потому, что пуля попала в бензобак, но я этого не знаю, и никогда не полагался на Спилберга, или на дурацкую книгу, по которой он снял фильм, в вопросах исторической точности. Вот что еще приходит на ум: палестинцам также удавалось убивать израильских военных и разведчиков высокого ранга, но к этому никогда не привлекалось внимания, потому, что в американских СМИ и массовой культуре паелстинцев надо показыать только как убийц мирных жителей. И это неправда, что изральский ответ состоял только в убийстве 11 палестинцев, как показано в фильме. Израиль также убил других палестинцев. Израильский «ответ» или наоборот, вызов, как его правильней было бы назвать, был более обширным и жестоким, чем действия секретной группы убийц.

Три дня спустя после Мюнхена Израиль приказал около 75 боевым самолетам (крупейшая воздушное нападение Израиля с 1967 года) бомбить палестинские лагеря беженцев в Сирии и Ираке, погибло более 200 человек, большая часть – мирные жители. И это было не потому, что Израиль знал, что в лагере к северу от Сидона прошли подготовку участники Мюнхена. Этот лагерь даже не бомбили (еще одно свидетельство, что Израиль не знал ничего о тех, кто организовал операцию), просто бомбили другие лагеря беженцев. И пока команда убийц делала свое дело, бомбежки продолжались все время. Самое вопиющее умолчание в фильме, которое показывает, что израильтяне не только были извергами, но и не знали ничего о том, кого убивают, было то, что произошло 21 июля 1973 года, когда Али Бушики, мароканский официант, сидевший рядом с беременной женой у плавательного бассена в Норвегии, погиб от рук команды убийц только потому, что Али походил, как его убийцы думали, на Абу Хасана Салама (норвежская полиция выследила и арестовала убийц, но их отпустили в результате секретного сговора с израильским правительством – ну разве это не очаровательно?).

Разве не стоило включить это в фильм? Но это показало бы их более жестокими и неуклюжими, чем хотелось Спилбергу. И Ваил Зуйатир, представитель ООП в Риме. Он не знал ничего о Мюнхене, он был ученый, тесно связанный с социалистическими кругами в Италии. В Зуйатира выстрелили 14 раз. Он в жизни не держал в руках оружия. Израильская команда состояла из убийц, наслаждающихся убийствами, и не похоже, чтобы их волновали потом сомнения, как постоянно подчеркивается в фильме. Зуйатир больше интересовался литературой, чем военными вопросами, в которых он не смыслил ничего. И представитель ООП во Франции Махмуд Хамшари также ничего общего не имел с Мюнхеном; израильская пропаганда позднее вынуждена была это оспаривать и утверждала после его убийства, что по пути в Мюнхен те, что захватили заложников, проехали через Францию. На самом деле, они никогда не ступали на французскую землю по дороге в Германию. И фильм, очевидно, с наслаждением показывает бойню 1973 года в Бейруте. Я могу сказать, что Спилбер просто наслаждался , узнавая о бойне, устроенной израильской террористической командой, и показывая ее. Но кто были три деятеля ООП, убитые в ходе этой «операции»? Да кому же важны подробности? Камаль Удван был руководитель ООП/Фатх, отвечающий за Западный Берег и Газу. Не только он не имел отношения к Европе, он был против операций в Европе, и даже тех, что проводил Черный Сентябрь. Более того, Удван был одним из самых умеренных руковдителей Фатх, согласившийся на два государства (т.е. на существование Израиля и Палестины как двух государств -пер.) еще в 1970 году, раньше всех остальных в ФАТХ.

И Абу Юсуф Ан-Найджар отвечал за разведку в Ливане – Ливане, не Европе. Хотя Удван не знал ничего о Мюнхене, Абу Юсуф мог слышать об этом, но все равно не играл в этом никакой роли. Третий убитый был поэт, и вы знаете, как изральтянам нравится убивать палестинских поэтов, художников и писателей. Камаль Насир был поэт, и его убили в его постели. В фильме вам не покажут, что, к тому времени, как израильские террористы завершили свою «миссию» около 100 палестинцев и ливанцев были убиты к аперлю 1973 года. Я был также поражен – ну, не слишком, как Спилберг показывает квартал, где руководители ООП И ДРУГИЕ были убиты: просто образчик ориенталистского воображения. Все такое традиционное, дома в старинном стиле, с арками, и все укреплено как военная база. На самом деле руковдители ООП жили в многоэтажном доме в самом современном и шикарном районе Бейрута – Вердун. Но опять-таки, к чему скучные детали. И представитель ООП на Кипре также не имел ничего общего с Мюнхеном, он был посланником по делам разведки для Абу Юсуфа Ан-Найджара. И некоторые палестинцы в списке израильтян не только не относились к Черному Сентябрю, некоторые даже не были членами организации Фатх. Басил Аль-Кубайси был ученый, как раз получивший степень доктора политических наук; я недавно обедал с его лучшим другом в одном из колледжей в Канаде. Кубайси был членом Народного Фронта Освобождения Палестины, а не Фатх. То же касается Мухаммада Будия – он не был в Черном Сентября. Но опять-таки, Спилберг дал сценарий на просмотр Деннису Россу и Биллу Клинтону, чтобы проверить «точность» политических и исторических фактов о Ближнем Востоке. Эти двое – эксперты по Ближнему Вотсоку, если вы об этом раньше не слышали.

Более того, фильм не расскажет вам, что 16 сентября, и 17, Израиль совершил зверское нападение на Южный Ливан, уничтожив лагерь беженцев Набатийя, и ливанские газеты в то время (я помню, хотя мне было 12 лет) на первой полосе печтали это знаменитое фото раздавленного ливанского автомобиля с семью раздавленными мирными ливанцами внутри, через который проехал израильский танк около Джвайя в Южном Ливане. Это даже для Спилберга изобразить было бы чересчур. Да и зачем? Их автомобиль остановился на израильском блокпосту, устроенном у входа в деревню. Были ли пассажиры в машине тоже виновны в Мюнхене? Когда фильм кончился, на экране появилась надпись, что Абу Хасан Салама бы позднее «убит». Спилберг забыл добавить, что он был «убит» огромным взрывом автомобиля на забитой народом улице в Бейруте, который убил и ранил десятки человек – о, и эти люди тоже не были виновны в том, что произошло в Мюнхене. Американские рецензии на фильм почти что негодовали, что Спилберг выразил недостаточно симпатии израильским убийцам. Только Мишель Голдберг из «Салона» к своей чести (отличная рецензия, Мишель) указывает, что, в противоположность паршивой рецензии Леона Вейселтьера в «Нью Рипаблик» «многие из этих (израильтян) в Мюнхене выглядят, как-то, слегда невероятными в их непрестанном самодопрашивании и хорошо охраняемом гуманизме». Я думал, после фильма, что невежество американцев относительно Ближнего Востока крайне полезно для израильской пропаганды, что объясняет, почему сионистские организации открыто презирают и ненавидят специалистов по Ближнему Востоку (например, из MESA), потому, что те, кто знает о Ближнем Востоке в большинстве своем с трудом, если вообще, готовы переваривать колоссальные дозы израильской пропаганды в американских СМИ, массовой культуре и политике.

Трое из палестинцев – участников Мюнхена – выжили. Один умер от сердечного приступа, остальные двое - где-то на Ближнем Востоке...

Перевод Аллы Никоновой

Оригинал опубликован на http://angryarab.blogspot.com/2005/12/spielberg-on-munich-humanization-of.html

Примечание переводчика. Статью эту следовало бы перевести в любом случае, но особенно ясно это стало для меня после прочтения двух (!) статей моего любимого кинокритика Дэвида Уолша – американского троцкиста – о «Мюнхене». Он воспринял этот фильм в точности, как предсказывал автор – он хвалит Спилберга за показ сионистов-убийц как людей, сомневающихся и колеблющихся, и считает, что это один из 12 лучших фильмов, показанных в США в 2005 году! Он защищает фильм от критики справа, при этом не замечая, что показ несущетсвующих в реальности сомнений сионистких убийц на самом деле только облегчает зрителям сочуствие им и их «правому делу», при этом не ставя в сущности под сомнение саму правоту сионизма, наооборт, придавая ей большую силу. И отвечая критикам слева (среди которых, возможно, он имеет в виду и Асада Абу-Халила) он ни словом не упоминает, что фильм не только очеловечивает сионистов, но и расчеловечивает палестинцев! Этого он тоже не замечает! И ведь трудно сказать, будто Уолш относится к большинству «невежественных» американцев, о котрых пишет автор в конце статьи. В тот же список 12 фильмов он включил и палестинский фильм! Уолш – не сионист, боже упаси. Он левый, он антиимпериалист, и все такое. Но что касается этого фильма, он не на стороне анархиста из Ливана Абу Халила, а на стороне антикоммуниста (и еврея, то есть «белого») из США Спилбберга. Потому, что, несмотря на весь свой троцкизм, он смотрит на мир глазами белого, и в этом он далеко не одинок. К сожалению, это даже нельзя назвать его личной виной, хотя от этого его позиция не становится менее отвратительной. Той же «белой болезнью» империализма больны и многие левые в России. Они так рьяны в своем желании потверждать свою белизну в глазах Запада (и западных имперских левых), что могут перещеголять в этом самих своих кумиров. Вот почему именно фильмы, подобные «Мюнхену» служат своего рода лакмусовой бумажкой – с кем вы, «левые»? Вот почему так важен перевод этой рецензии.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100