Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Илан Паппе
Профессиональный риск оккупанта
Рецензия на книгу Нормана Финкельштейна Beyond Chutzpah: On the Misuse of Anti-Semitism and the Abuse of History

Откуда столько споров о новой истории Палестины? Почему она до сих пор считается сложной, точнее неясной, главой новой истории, которую непросто расшифровать? Любой новичок, без предубеждений взявшийся за это, тут же распознает, что на самом деле все очень просто. Потому, что эта история не слишком отличатеся от других колониальных завоеваний и сказаний о борьбе за национальное освобождение. Разумеется, ей присущи особые черты, но общая схема: история группы людей, которые оставили родину потому, что их там преследовали; и отправились на новую землю, которую обьявили своей; и сделали все, что смогли, чтобы выгнать коренное население, которое жило там. Как любое историческое повествование, эта основа может, и была, рассказана многими разными способами. Однако истина о том, как пришельцы желали захватить чужую землю, совершенно не оригинальна, и способы, которыми они получили новоткрытую территорию, применялись во многих других случаях колонизации и изгнания.

Поколения израильских и произраильских историков, в духе дипломатов этого государства, прятались за дымовой завесой «сложности» для того, чтобы избавиться от любой критики вполне очевидного жестокого обращения с палестинцами в 1948 году и позднее. Им в этом помогали и помогают множество народу, особенно в США. Нобелевские лауреаты, знаменитые писатели, прославленные юристы – не говоря уж практически о всем Голливуде, от режиссеров до актеров – повторяли израильские прописи: это сложная проблема, решение которой лучше оставить израильтянам. Ориенталистский подход проходил красной нитью через это утверждение: сложные проблемы должны решаться цивилизованным (то есть западным и прогрессивным) обществом, каковым Израиль, очевидно, является; и их нельзя доверять нецивилизованной (т.е. арабской и реакционной) группе вроде палестинцев. Передовое государство, разумеется, найдет верное решение для себя и для своего примитивного врага.

Когда официальная Америка приняла сторону Израиля, возник так называемый ближневосточный мирный процесс, слишком изощренный, чтобы поручить его палестинцам; поэтому им должны заниматься США и Израиль, а потом приказать палестинцам, что делать. Последний раз, когда этот метод применялся, летом 2000 года в Кэмп-Дэвиде, результаты были неутешительными. Началась вторая интифада, которая продолжается до сих пор.
Сионистская точка зрения так же проста, как и сам конфликт. Евреи вернули себе свою потерянную и древнюю родину после тысяч лет в изгнании, а «вернувшись», нашли ее запущенной, бесплодной и практически необитаемой. На земле жили еще кое-кто, но в основном это были кочевники, тот сорт людей, которых можно, как писал в 1895 году Теодор Герцль, «выкурить» за пределы Земли Обетованной. Однако, пустая земля каким-то образом все-таки осталась населенной, мало этого, неуловимое население взбунтовалось и пыталось повредить возратившимся евреям. Как любую историю, ее можно изложить изящно и наукообразно, или передать просто и грубо. Она может появться на американском телевидинии в «пояснении» к взрыву-самоубийству, или составить содержание книги, опубликованной одним из престижнейших западных университетов. Но многоречиво ли, кратко ли вещают защитники Израиля, история, на которой они настаивают – ложь о прошлом и настоящем Палестины.

В научных кругах израильское утверждение о «сложности» и сионистская хронология в целом были разоблачены как в лучшем случае пропаганда. Также многие части палестинской точки зрения начинают признаваться, в отличие от прошлого, когда их считали не более чем восточными сказками. Появление критического и пост-сионисткого научного подхода в самом Израиле (автор – один из таких историков – пер.) помогло делу, предоставив пример разрушения изнутри сионисткого повествования и принятия многих исторических утверждений палестинской стороны, особенно в отношении событий 1948 года. Группа «новых израильских историков», сосредоточивших свое внимание на 1948 годе, поддержала основное утверждение палестинцев: что коренные жители были насильно изгнаны в процессе операции, которую сегодня назвали бы «этнической чисткой».

Норман Финкельштейн – непримиримый боец с сионистскими фальсификациями истории
Норман Финкельштейн – непримиримый боец с сионистскими фальсификациями истории

Но вне университетов, особенно в США, общественные деятели остаются про-изральскими без малейшего смущения. Немногие осмелились бросить вызов этим самозванным послам, потому, что обычно эти типы – влиятельные журналисты, высокопоставленные юристы, или бывшие политики, заложники Комитета Американско-Израильских Отношений (одно из самых влиятельных сионистских лобби в США –пер.). Норман Г. Финкельштейн – один из этих немногих смельчаков. В 1984 году он решительно взялся за книгу Джоан Петерс From Time Immemorial: The Origins of the Arab-Jewish Conflict Over Palestine, в которой утверждалось, что большая часть палестинцев прибыла на эту землю только в 20-30 годы – утверждение настолько нелепое, что разоблачить его было нетрудно. Финкельштейн не оставил от ее аргументов камня на камне.

Теперь, в книге Beyond Chutzpah: On the Misuse of Anti-Semitism and the Abuse of History Финкельштейн нацеливается на более трудную задачу и покушается на некоторых из самых священных коров в Америке, связанных с сионизмом и Израилем. Одно из разоблачений касается злоупотребелния, точнее преступного употребления, памяти о Холокосте в защиту сионизма. Любая основательная критика Израиля немедленно клеймится апологетами этого государства как новая волна антисемитизма. Нелепые искажения Анти-Диффамационной Лигой (еще одно влиятельное сионистское лобби – пер.) сути фильма Мэла Гибсона «Страсти Христовы» и его предполагаемой связи с палестинской борьбой против оккупации вызывает оторопь – как могут разумные люди – и даже в основном честные – сочинять такие идиотские басни и закатывать безосновательные истерики, дабы замазать вполне реальные преступления Израиля. Удивление только возрастает при чтении книги Финкельштейна, автора усердного и подчас язвительного. Из книги видно, как легко отличить то, что происходит на самом деле, от того, что утверждают израильские источники (и их американские защитники). Данные историков, с которыми Финкельштейн по сути враждует на почве политики (как Бенни Морриса) или само-цензурованных израильских правозащитников вроде организации Бецелем показывают, что даже в рамках этих апологетических и осторожных повествований, мало сомнений остается касательно двух тем: что Израиль силой изгнал палестинцев в 1948 году и подавлял, угнетал и унижал тех, кто остался.

Я опущу многие имена, потому, что это всего лишь рецензия, все они названы в книге. Один за другими звезды американского сионизма и некоторые их попутчики, как нынешний ректор университета Гарвард, появляются с одним и тем же утверждением: критика Израиля ведет к новой волне антисемитизма в США. Читая их завления все разом, легко видеть безумие такого подхода, и Финкельштейн использовал их как следует.

К его вящей чести, он не отвергает возможности усиления юдофобии как результата израильских зверств на оккупированных территориях. Но боевой клич «антисемитизм!» - не ответ на это. Скорее, как он пишет, это «идеологическое оружие для защиты от критики Израиля, и, заодно, могущественных еврейских кругов».

И никто так ловок в защите басен как Алан Дершовиц. Финкельштейн замечает, что, в отличие от Эли Визеля, озабоченного еврея, который не в силах применить свои высокие моральные требования к Израилю и тем самым автоматически выдает ему индульгенцию на любые преступления; Дершовиц – адвокат по уголовным делам, и, как он сам заявлял : «работа адвоката, по большей части, защищать виновных, и – если возможно – отмазать их». Израиль может быть виновен с точки зрения Дершовица, как ясно из его книги The Case for Israel , которая защищает клиента в его самом очевидном преступлении – нарушении прав человека. Дело было бы более «сложным», реши он защищать право Израиля на существование или его претензии на представительство всех евреев мира. Но нет, он выбрал для отмывания добела одного из самых черных кобелей еврейского государства с момента его основания – его обращение с палестинцами. Поступая так, Дершовиц нападает на любого, от Международной Амнистии и ООН до израильских правозащитников и еврейских мирных активистов, разумеется, прежде всего проклиная любого палестинца или защитника палестинцев. Все они – часть нового антисемитизма.

Самая оргинальная черта книги Финкельштейна – разоблачение восхвалений Дершовицем израильского Верховного Суда и его собственный анализ действий этого органа. Книга Финкельштейна полна доказательств израильского угнетения, что само по себе превращает ее в обязательное чтение для любого, кто желает оценить пропаганду Дершовица. Ведь этот суд – один из краеугольных камней в целом весьма шаткого фундамента, на котором Дершовиц строит свою защиту Израиля. В конце концов, во всем мире этот орган признают в высшей степени профессиональным и непредвзятым. Финкельштейн систематически показывает, как самые жестокие черты оккупации – пыточные тюрьмы, разрушения домов, убийства без суда и отказ в медицинской помощи –на самом деле заранее одобрены и признаны законными Верховным Судом Израиля. Этот суд, и вся юридическая система в целом, как и израильские СМИ и вузы (о которых в этой книге не говорится) – необходимое условие государственных репрессий и оккупации. Эта тема еще ждет своей подробной разработки, будем надеяться, что и Финкельштейн будет среди тех, кто проанализирует эту жестокую реальность.

Заключительная часть книги посвящениа историографическим аспектам сочинения Дершовица. Нельзя не согласиться с Финкельштейном, что «по сравнению с вопиющими искажениями положения с нарушением Израилем прав человека и страданий, которые такая фальсификация причиняет, нарушения Дершовицем правил научной добросовестности выглядит незначительным». На самом деле заключение выглядит слабовато для такой замечательной книги, но в конце концов, это – только приложение. Главным источником опровержения Дершовица служат труды Морриса; было бы лучше использовать также палестинских историков и устную историю. Но все это не умалаяет услуги, оказанной Финкельштейном в разоблачении важного «научного» жульничества, которое долгие годы отражало все попытки представить участь палестинцев на рассмотрение американской публике без искажений. Палестинцы залуживают, но никогда не получили, ту же симпатию и поддержку, которую добрые американцы обычно предоставляют оккупированным, угнетенным и преследуемым народам во всем мире – даже жертвам их собственного правительства (последнее утверждение ученого историка мне кажется не совсем «научным» - пер.). Хитрые адвокаты оккупанта и угнетателя – злоупотребяляя памятью о Холокосте и годах антисемитизма – долгое время сумели подавлять солидарность с палестинцами. Эта книга пробивает брешь в стене лжи и лицемерия, которые позволяют происходить ежедневным нарушениям человеческих и гражданских прав в Палестине. В таком качестве она может послужить разрушению реальной стены, заключающей в гетто палестинцев на оккупированных территориях.

Оригинал опубликован на http://www.bookforum.com/pappe.html

Перевод с английского Аллы Никоновой



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100