Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Жильвинас Буткус
Угроза выйти из РСМД или Эзопов язык?

США дождались ответа России на свои действия. Не считая того, что Путин в Мюнхене жестко раскритиковал политику Вашингтона, 15 февраля с.г. начальник Генштаба России генерал Юрий Балуевский заявил, что Россия может выйти из Договора о ликвидации РСМД, которое подписали США и СССР в 1988 г.

Как сообщается, Балуевский подчеркнул, что принятие такого решения будет зависеть от дальнейших шагов Вашингтона в области ПРО. В первую очередь здесь говорится о планах США разместить системы ПРО и Чехии и Польше 1 .

Конечно, это показывает, что США и явно возрождающиеся Россия потихонечку приближается к серьезной конфронтации. Но стоит обратить внимание, что такое заявление Балуевского могли вызвать и некоторые процессы, происходящие во внутренней политике России.

В тот же самый день стало известно, что по приказу Путина теперь уже бывший министр обороны Сергей Иванов стал первым вице премьером, а его место в Минобороне назначен Анатолий Сердюков до этого занимавший должность руководителя Федеральной налоговой службы 2 .

Иванов и Путин

С одной стороны это может быть естественная ротация кадров между государственными органами управления, которая всегда происходила и всегда будет происходить. Но если хорошо вдуматься, за этим может таиться раскол в политических вершинах России. Во-первых, Иванов прекрасно справлялся со своими обязанностями министра обороны возродив российскую армию и военную промышленность фактически из небытия. Зачем надо было его отстранять от должности министра обороны и таким образом отдалить его от военных и назначить на его место человека, который мало что общего имел с армией (Иванов как-никак служил в разведке)?

Во-вторых, в ряде случаев за последние годы как будто проскальзывали разные позиции Иванова и Путина. Например, в 2002 г. можно было думать, что Иванов не склонен поддерживать США в конфронтации с Ираком. 3 февраля того года он заявил, что Россия не поддержит атак США. Вместе с тем он сделал такое заявление: «Что касается терминологии "империя зла" или "страны-изгои", то у нас есть свой список государств, из которых исходят угрозы, и американская сторона знает нашу озабоченность» 3 . Когда в ноябре 2002 г. была принята резолюция ОНН по Ираку, в которой был подтвержден суверенитет Ирака, и в которой было заявлено, что Багдад будет иметь серьезные последствия только в том случае, если не будет придерживаться условий инспекции, Иванов среагировал на это более или менее позитивно, заявив, что теперь опасность войны как минимум отодвинута 4 . Ясно видно, что Иванов не хотел этой войны. Но в апреле 2003 г., когда война уже происходила, Путин, до этого тоже не очень подержавший США, заявил, что в поражение США в Ираке противоречило бы интересам России. Кстати, это заявление было сделано вскоре после того, когда МИД России выразил протест США в связи с тем, что воздушные удары по Багдаду поставили под угрозу безопасность сотрудников посольства России в Ираке 5 . Такое выступление Путина довольно ярко контрастировало с настроениями в политических кругах. Контрастировало и с прежними заявлениями Иванова.

А этих заявлениях было немало. Например, во время расширения военной инфраструктуры НАТО и США в 2005 г. Иванов заявил: «Расширение военной инфраструктуры НАТО вызывает вопросы относительно цели Договора об ограничении обычных вооружений в Европе. Россия выступила с предупреждением, что может пересмотреть свое участие в Договоре об ограничении вооружений в Европе, если США будут продвигать свое военное присутствие к российским границам» 6 . После таких заявлений ничего не следовало. Путин опять всем разъяснял, что Буш его «друг», и что Россия не вернется к конфронтации с США.

Такая соглашательская позиция Путина и тушение любого недовольства Западом не может не вызывать раздражения в военных (и не только) кругах, которые выступают за сильное и самостоятельное государство. Тем временем Иванов, насколько можно судить, занимал иные позиции, нежели Путин. По сравнению более жесткие. Это могло привлечь на его сторону военных (министр обороны, как ни как, реальная власть). Тем более, что он для армии и военной промышленности он сделал очень много.

Недовольство военных 1: жесткое крыло

О недовольстве военных надо говорить отдельно. Во-первых, когда Путин пришел к власти, он стал очищать армию от военных, придерживавшихся жесткой линии. Например, генерал-полковник Леонид Ивашов в 2001 г. был отстранен от должности в Минобороне РФ. А он явно придерживался более жестких позиции, чем Путин. В своем интервью, данном в том году, он, например, ликвидацию российских военных баз за рубежом назвал стратегической ошибкой. Он говорил: «…Генштаб не был последовательным в… определении внешнеполитических приоритетов и военного сотрудничества. Скажем, ликвидируется наше военное присутствие на Кубе. Но ведь еще год назад НАШИ объекты там считались приоритетными для нас. Мы планируем активное присутствие России в Мировом океане, но почему-то военно-морскую базу в Камрани также ликвидируем». Когда журналист его спросил, теряет ли Москва свое влияние в урегулировании ситуации в Афганистане, он сказал: «К сожалению, в России отсутствует геополитическая доктрина, нет четкой модели ее геополитического поведения. И это делает нашу внешнюю политику непоследовательной, что, хотим мы того или нет, способствует подчинению другой политике - американской, западнической и так далее. Мы как бы следуем в фарватере этой политики. Хотя у России сегодня потенциал просто огромен. И тем более если бы мы вместе действовали с нашей братской Украиной, с другими нашими странами СНГ. Китаем, Ираном, исламским миром. Действовали бы на стратегическом центральноазиатском направлении совместно, мы бы имели совсем другие результаты. Но имеем, что имеем. Вот сегодня наши самолеты идут на Баграм с гуманитарными грузами, но разрешение спрашивают у американцев уже». В том же самом интервью он ясно показал, что он куда более реально смотрит на поведение США, чем Путин: «Вы знаете, если бы не было этих трагических событий 11 сентября, все равно американцы нашли бы какой-то повод, чтобы влезть в Афганистан. …Для них главное - закрепиться в Афганистане, установить свой контроль над этим ключевым районом Центральной Азии. Это не обязательно будет сделано только военными методами... Это лишь прелюдия к большой схватке по установлению контроля над Центральной Азией. …Не надо забывать, что буквально 2,5 года назад США объявили Центральную Азию, не спрашивая ни у кого, зоной ответственности центрального объединенного командования США. Они к Центральной Азии проявляли давно интерес, и не случайный интерес. Сегодня у них появился повод, они туда вошли. И вошли надолго, если не навсегда. …Я приведу фразу, которую в 99- м году произнес министр энергетики США Ричардсон: "Направление политики Соединенных Штатов должно совпадать с направлениями нефтяных маршрутов". Комментарии, как говорится, излишни» 7 . И такой генерал был отстранен от должности в Минобороне, когда к власти пришел Путин.

О настроениях жесткого крыла военных говорит статья того же самого Ивашова „Welcome, NATO!“, написана в 2004 г., в которой он обратил внимание на сенсационное заявление Иванова в США. Иванов тогда заявил, что после 11 сентября Путин лично связался с руководителями государств Центральной Азии и рекомендовал им впустить базы НАТО, чтоб можно было бы проводить «антитеррористические» операции. Ивашов писал: «Таким образом, получается, что российская общественность оказалась обманутой в своих лучших патриотических чувствах. Мы-то все считали, что войска США и стран НАТО самовольничают и исподтишка берут Россию в окружение своих военных баз. Ан нет, оказывается – это инициатива самого Верховного главнокомандующего» 8 .

Недовольство военных 2: «мягкое» крыло

Идем дальше. В той же самой статье Ивашов пишет: «Одновременно одной этой фразой министр обороны РФ дает понять, что все его политические новации согласованы с президентом страны». С этого можно сделать вывод, что и сам Иванов не принадлежат жесткому крылу военных. Но, несмотря на то, что теперь господствует более «мягкие» военные, они все равно остается военными. Армия возрождается, а у возрождающиеся армии возрождается и патриотические чувства и нежелание не перед кем склонять голову. И вот, мы уже можем видеть несовпадение позиций Путина и военных, которые остались на своих постах. Например, ещё 17 января 2004 г. заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-лейтенант Евгений Бужинский выразил свою озабоченность в отношении планов США разместить в Европе объекты ПРО. В своей статье он писал, что «размещение вблизи российских границ объекта ПРО способно создать реальную угрозу отечественным силам сдерживания. Это будет расцениваться как недружественный шаг со стороны США, отдельных восточноевропейских стран и НАТО в целом. Такие действия требуют принятия адекватных отдельных мер как военного, так и политического характера» 9 . Но меры не принимаются. Или, например, когда в сентябре 2006 г. в Грузии были арестованы российские военные, командующий войсками Северокавказкого военного округа генерал Александр Баранов остановил вывод войск из Грузии и перевел их на казарменное положение. Но уже в следующий день Путин отдал приказ продолжать вывод войск. Такая беспозвоночная политика Путина не может не вызывать недовольства в военных кругах и они начинают смотреть с позиций того же самого жесткого крыла.

Давление на Путина

Анализ настроений военных показывает, что свою критику Вашингтона в Мюнхене Путин мог произнести под давлением военных. То, что он сказал в Мюнхене, военные говорили уже давно.

Именно Иванов первый заявил, что Запад не держит своих обещаний, а не Путин, который только 10 февраля с.г. припомнил Западу данное обещание не расширять военной инфраструктуры НАТО. Об этом Иванов говорил ещё в ноябре 2006 г., заявив, что НАТО «просто обманули» Россию, когда обещали не расширять военной инфраструктуры на территории новых членов 10 .

Довольно жестко высказался в мае 2006 г. тот самый Балуевский. Тогда он сказал: «Монополизм одной супердержавы - США, основанный на огромной военной силе и огромных материальных ресурсах, может привести мир в тупик… Первые «результаты» мы с вами уже видим сегодня как в Ираке, так и на пространствах бывшего СССР, особенно в Центральной Азии и Закавказье. Руководство США, не скрывая своего стремления к мировому лидерству, уже само, не спросив остальных, «назначило» себя и капитаном, и рулевым в процессах преобразования мира» 11 . А ведь это тот же самый тон, каким отличался и отстраненный Ивашов.

Путин не мог не чувствовать этих настроений, возрастающего недовольства и давления. Так что его речь в Мюнхене могла быть результатом всех этих факторов. Правда, неясно, этот более жесткий тон носит кратковременный или долговременный характер. Но, судя по его заявлениям в арабских странах, сделанным незадолго после конференции в Мюнхене, можно думать, что верный первый вариант. Путин говорил, что надеется, что его высказывания «услышат на Западе и начнут выстраивать отношения на равноправной основе», а это значит, что дальнейшего ужесточения политики не будет.

Эзопов язык

Итак, как я говорил, соглашательская политика Путина не может не вызывать недовольства у военных. Вместе с тем это может создать почву для симпатии военных к Иванову, который, хоть и не принадлежит жесткому крылу, но толкаемый обстоятельствами вместе с остальными «мягкими» военными вынужден ужесточать свои позиции и высказывания. Эти высказывания и их контраст с высказываниями Путина я уже упомянул выше.

И вот, после всего этого Иванов так неожиданно отстраняется от должности министра обороны и его место назначается человек, мало что общего имевший с армией. Значит, им можно будет управлять. Судя по мимике Иванова, он был не очень доволен этим. Не очень довольные могли быть и военные, с которыми Иванов надо полагать за последние годы сблизился. И именно в тот же самый день Балуевский выступает с жестким и чисто политическим заявлением, что Россия может выйти из Договора о ликвидации РСМД. Это может быть Эзопов язык. Другими словами, это может быть прямой ответ на отстранение Иванова, показывающий, чего военные хотят, что они Путиным не довольны, и что он не вечен – год спустя он уйдет, а они останутся. Если это правда, то раскол в политических вершинах России уже произошел.

Конечно, всё это не значит, что нынешние военные круги России едины в своем противостоянии Западу, а Иванов был противовесом путинскому попустительству тому самому Западу. Иванов и сам говорил о дружбе с США и т.п., а Балуевский заявлял, что в случае войны между США и Ираном Россия не подержит ни одной из сторон. Всё это показывает только то, что военные круги в этот момент находится в стадии дрейфа к более жестким позициям (похоже, что в той же стадии находился и Иванов), но тем самым они отдаляется от Путина, который не имеет конкретных позиций и целей, старается дружить со всеми и напоминает метающегося политика. И это дополнительный аргумент, что раскол в России происходит. Чем это может закончиться – отдельная тема.

Примечания

1  Москва может в одностороннем порядке выйти из Договора о ликвидации РСМД. Первый канал

2  Важные перестановки в правительстве. Сергей Иванов стал первым вице-премьером. Первый канал.

3  Министр обороны России: Россия не поддержит возможные удары США по Ираку. Жэньминь Жибао

4  Министр обороны России: после принятия резолюции ООН по Ираку опасность войны отодвинута. Жэньминь Жибао

5  Путин: Россия не хочет поражения США. ВВС

6  Обзор прессы. Ольвия-Пресс.

7  «Ликвидация баз за рубежом - стратегическая ошибка». Интервью с генерал-полковником, вице-президентом Академии геополитических проблем Леонидом Ивашовым. Независимая газета, 18.12.2001

8  Расширение НАТО. Оборона и международная безопасность.

9  Сергей Иванов: НАТО нарушило свое обещание, данное России. NEWSru.com

10  Там же.

11  Балуевский: стремление США к монополизму заведёт мир в тупик. YTPO.ru



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100