Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Дмитрий Якушев
Игра в поддавки или сдача позиций под трескучую патриотическую риторику

Разгром грузинской армии, вторгшейся в Южную Осетию, и последующее признание независимости двух кавказских республик подняли очередную волну разговоров о варварском российском империализме, который якобы угрожает всему миру и спасти от которого может только НАТО, если ему не помешает трусость «старой Европы», занимающейся умиротворением агрессивного российского режима. С другой стороны, российские буржуазные патриоты радостно замахали шашками, мол, теперь «точка невозврата во взаимоотношениях с Западом пройдена» и дальше Россия будет руководствоваться только собственными интересами, а не тем, что ей скажут в Брюсселе или Вашингтоне.

Увы, на самом деле ни то ни другое не соответствует действительности. Россия остается слабой, зависимой от мировых финансовых центров страной с антинациональной компрадорской элитой. Никому она не угрожает, а сама является мишенью и объектом для экспансии. Чтобы убедиться в этом нужно просто внимательно взглянуть на то, что представляет из себя российская экономика и ее правящий слой.

Один из видных идеологов российской неолиберальной буржуазии, бывший министр финансов, занимающий сегодня высокий пост в компании «Русал» Александр Лившиц в статье «Эдуард был прав» на страницах «Известий» с очевидной издевкой над планами российских властей пишет:

«Власти хотят превратить Москву в мировой финансовый центр. Рубль - в международную резервную валюту (МРВ). В списке финансовых столиц наша пока на 51-м месте. Так что первая задача - трудная. Но, уверен, вполне решаемая. Своевременно. Или несколько позже. А вот вторая... Сама по себе затея замечательная. Мечта. Обязательно сбудется. Вот только когда? Наш лидер (Сбербанк) лишь 33-й по капиталу в списке крупнейших банков мира. Остальные далеко позади. Страховые фирмы, пенсионные фонды, инвесткомпании еще дальше. На мировом рынке просто неразличимы. Пока на МРВ никак не тянем. Но каждый шаг к мечте накачивает экономику. Придавая силы».

Максим Легуенко на сайте Утро.ру в статье «Россия не перенесет новой холодной войны» совершенно справедливо указывает на несопоставимость сил Запада и России:

«Речь даже не идет о возможности новой холодной войны. Этот термин подразумевает противостояние более или менее равнозначных субъектов. Между тем доля РФ в мировом ВВП составляет на сегодняшний день 2% - 3,2%, тогда как для США и ЕС этот показатель равняется 17% - 18% и 23% - 25% соответственно».

А вот, что говорит в интервью «Независимой газете» генеральный директор государственной компании «Ростехнологии» Сергей Чемезов, пытаясь оправдать создание госкомпаний, над которыми с избранием Дмитрия Медведева стали собираться тучи:

«Посмотрите на только что обнародованный список двух тысяч крупнейших мировых корпораций. Больше четверти списка приходится на компании Соединенных Штатов Америки. Их в этом рейтинге 598. Россия не дотягивает даже до уровня Китая, Индии, Бразилии. Индия представлена 48 компаниями, а Россия только 28. Нет российских компаний и в десятке лидеров. Самым продвинутым является наш поставщик энергоносителей на мировой рынок РАО «Газпром». Он занимает 19-ю строчку с капитализацией более 300 миллиардов долларов. Не «жалует» экспертное сообщество и отечественный банковский сектор: Сбербанк – 165-е место, Внешторгбанк – 506-е! Но больше всего беспокоит то, что среди попавших в рейтинг отечественных компаний нет ни одной, подчеркиваю, ни одной, которая бы представляла обрабатывающую промышленность, сектор высоких технологий. Когда анализируешь такого рода рейтинги, реальную, а не придуманную экономическую статистику, понимаешь, что альтернативы на сегодняшний день крупным государственным корпорациям нет и быть не может. Все остальное от лукавого, демагогия и желание завести реальное дело в тупик».

Кстати, кто же эти демагоги, желающие завести реальное дело в тупик? Уж не сам ли это президент Дмитрий Медведев и его ближайшие соратники Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович, не устающие критиковать создание государственных корпораций.

Между тем, российская экономика остается сырьевой, что, как известно, характерно для зависимых, де факто полуколониальных стран. Углеводороды и металлы занимают 80% в структуре российского экспорта. В то же время по данным компании «Экспресс-Обзор», специализирующейся на маркетинговых исследованиях, в 2007 году российские производители удовлетворили только 10% потребности в обуви, и 3,4% в одежде. Остальное импорт. Похожая ситуация практически везде: лекарства, продукты, кинопрокат, бытовая техника.

То, что еще производится в стране все больше попадает под контроль иностранного (европейского, американского и японского) капитала. Иностранный капитал полностью контролирует производство пива и сигарет. В кондитерской промышленности в 2007 году на долю четырех основных производителей - ОАО «Объединенные кондитеры», «Nestle», «Mars» и «Kraft Foods» – пришлось порядка 60% всего рынка. Три из четырех — известные западные компании. Крупнейший производитель сока в России Лебедянский завод, контролирующий 30% рынка, куплен в 2008 году американской PepsiCo. А чуть ранее в 2005 году Coca-Cola купила компанию «Мултон», контролирующую еще 25% рынка сока. Таким образом, иностранными компаниями контролируется практически все производство сока в нашей стране. Такие известные марки как «Добрый», «Фруктовый сад», «Тонус», «Я», «Rich», «Diva» - это все производится Pepsi или Coca-Cola.

Для российских капиталистов считается большим успехом развить свой бизнес до такого уровня, когда его можно будет выгодно продать на Запад. Об этом говорит и статистика слияний и поглощений на российском рынке.

В исследовании аналитической группы ReDeal «Слияния и поглощения в России» за первое полугодие 2008 года читаем:

«Стоимостной объём российского рынка слияний и поглощений вырос на 25% и составил $72,1 млрд., что превышает объемом всего рынка M&A в 2006 году ($60,7 млрд.). При этом 74% объема приходится на 2-й квартал... Несмотря на финансовые катаклизмы на Западе, объем сделок по приобретению иностранными компаниями российских предприятий увеличился в 2 раза с $5,4 млрд. до $11,5 млрд.».

То есть 17% всех слияний и поглощений — это скупка российских компаний западными. Думается, что на самом деле эта цифра еще больше, так как значительная часть слияний и поглощений происходит между российскими компаниями, за которыми стоит западный капитал. Таким образом, можно говорить о массированной скупке западным капиталом российского бизнеса.

Права собственности на крупнейшие российские предприятия также в большинстве своем выведены за рубеж. Крупные российские бизнесмены предпочитают владеть своими российскими активами через зарегистрированные на Западе фирмы. Это тоже ни для кого не секрет. Не случайно Владимир Путин еще будучи президентом в 2005 году в ежегодном Послании Федеральному Собранию говорил:

«И, кстати, считал бы правильным отменить налог на имущество, переходящее в порядке наследования. Потому что миллиардные состояния все равно где-то запрятаны в оффшорах, они здесь не передаются по наследству».

Доля иностранного капитала в российской банковской системе по данным Центрального банка составляет уже 30%. А вероятно и значительно больше, учитывая активное кредитование российских банков на Западе.

Лондонская "The Financial Times" в статье "Цена Путина" (The Price of Putin) пишет:

"В действительности экономика восстановлена с опорой на одну-единственную основу – энергоносители. Российские банки и рынки капитала неуклюжи и неэффективны. Внутренний рынок не смог занять освободившуюся нишу, когда источники зарубежных кредитов иссякли. Это усугубляется действиями правительства, экономическая компетентность которого довольно ограничена".

Итак, российская буржуазия в основном занята продажей сырья и завозом импорта. Естественно она здесь выступает в роли младшего партнера значительно более сильных и богатых зарубежных коллег. Буржуазия, занятая производством на внутренний рынок крайне слаба и обречена на поглощение или уничтожение. Таким образом, значительная и наиболее влиятельная часть российской буржуазии подпадает под классическое определение компрадорской буржуазии данное в Большой советской энциклопедии:

«Часть буржуазии экономически отсталых стран (как колоний, так и независимых) осуществляющая торговое посредничество с иностранными компаниями на внутреннем и внешнем рынках и тесно связанная с колонизаторами. Формировалась в первую очередь из той части национальных эксплуататорских групп и классов (купцов, ростовщиков, феодалов и племенной знати), которая безоговорочно подчинялась иностранному капиталу, как в политических, так и в экономических отношениях и использовалась последним в своих интересах».

Тогда встает вопрос: на кого может опираться независимая антизападная политика, если в ней не заинтересованы наиболее влиятельные силы общества, так называемые элиты? На средние слои и трудящихся? Но они на сегодня пассивны и не организованы, а потому какой-либо силы не представляют. Зато активно противодействовать такой политике есть кому. Представляется, что газета «Ведомости» в редакционной статье «Военный капитализм» от 27 августа хорошо выражает настроения российской буржуазии:

«Попробуйте угадать, какая из целей станет теперь приоритетной — превращение Москвы в один из глобальных финансовых центров или оснащение российской армии современным оружием? Улучшение инвестиционного климата, помогающее трансферту передовых технологий, или создание высочайших барьеров для потенциально опасных инвестиций? Модернизация или мобилизация?... Во внешнеполитической системе координат вчерашнее решение ставит Россию в положение игрока, который готов нарушать правила игры...Конфронтация с Западом не скажется на торговле нефтью и газом, но способна окончательно погубить модернизационную идею. Конфронтация потребует мобилизации ресурсов, оправдываемой существованием внешнего врага. Вялые и непоследовательные реформы остановятся совсем».

Бывший министр российского правительства, президент банка «Российская Финансовая Корпорация» Андрей Нечаев так описывает реакцию бизнеса на признание Южной Осетии и Абхазии:

«Я всегда внимательно слежу за ходом торгов. Когда в 15-00 мск. президент Дмитрий Медведев объявил о признании независимости Южной Осетии и Абхазии уже к 15-05 мск. рынок рухнул на 7 пунктов. 4% падения – это запредельно много. Финансовые и политические власти должны нормализовать ситуацию. Состояние российского фондового рынка неизбежно отражается на кредитных рынках за рубежом. И сейчас нас не очень охотно кредитуют, а эта ситуация будет  только усугубляться.  У наших компаний возникают трудности с заемными средствами и внутри страны. Несколько крупных компаний объявили о техническом дефолте. Они не могут расплатиться по своим обязательствам. Необходимо более осмотрительно вести себя на международной арене, исключить ситуации, при которых Россия могла бы оказаться в международной изоляции».

Оттого и не верится в антизападный поворот, в то, что «пройдена какая-то точка невозврата». В отношениях с Западом у современных российских элит просто нет и не может быть такой точки. Чтобы Запад не предпринимал в отношении России наша политико-экономическая верхушка не может себе позволить отвернуться от него.

Как верить в радикализм Медведева, в его готовность до конца отстаивать интересы и независимость России, когда еще совсем недавно его избранию рукоплескал Запад и наш внутренний компрадорский капитал. Так рукоплескал, что даже снял с довольствия «марши несогласных», отчего так загрустили Лимонов с Каспаровым. Неужели эти господа не знали кому рукоплескали? Сомневаюсь.

Будучи слабой и зависимой экономически Россия слаба и политически. Однозначной поддержки своим действиям на Кавказе Россия не получила ни от ШОС, ни даже от ОДКБ, что показывает принципиальную неспособность буржуазии периферии оказывать серьезное сопротивление империалистическим центрам.

Зато по версии некоторых близких к власти комментаторов нас почти поддержал Евросоюз, отказавшийся вводить санкции против России. Правда, тут же европейские «доброжелатели» стали навязчиво предлагать разместить в регионе своих военных. Чего без особого труда добился президент Франции Саркози 8 сентября в ходе переговоров с Дмитрием Медведевым. По сути на этих переговорах Россия сдала только что признанные республики. Ведь выясняется, что согласно подписанным документам европейские военные должны войти в том числе на территорию "независимых" Абхазии и Южной Осетии.

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов рассказал информагентству "k2kapital.com", как проходили переговоры Саркози и Медведева:

"Запад получил от нас заявление о выводе войск на линию по состоянию на 7 августа, т.е. российским войскам придется уйти не только из т.н. “буферных зон”, но и оставить занятые ими позиции грузинских миротворцев в регионе. Саркози действительно хотел прервать переговоры, поскольку никак не мог получить от России согласия вернуть войска на линию 7 августа. И тогда Медведев самостоятельно принял решение “сдать позиции” без советов с кем бы то ни было. Взамен Россия получила то, что никаких санкций и никакой международной изоляции для нее не будет".

Как и положено, фактической сдаче Россией своих позиций на Кавказе предшествовала наиболее резкая патриотическая риторика Дмитрия Медведева. Под прикрытием этой риторики президент России 8 сентября подписывал договора, открывающие путь войскам Евросоюза на Кавказ и ставящим судьбу Южной Осетии и Абхазии в зависимость от каких-то международных дискуссий в Женеве. Заранее понятно, что России от этих дискуссий ждать нечего. Внимательный наблюдатель легко заметит игру в поддавки со стороны Кремля, что вполне естественно, учитывая компрадорский характер российских элит.

Нынешняя российская «жесткость» на Кавказе, как и резкая патриотическая риторика кремлевских либералов имеет вероятно внутриполитическое значение. Ведь очевидно, что Медведев, вдруг ставший ястребом, пытается «перепутинить» самого Путина. Зачем? Может быть для того, чтобы общество легче перенесло грядущую отставку воинственного премьера?

Что касается европейского "послабления" для России, то оно вызвано конкуренцией с США в вопросе контроля за постсоветским пространством. Европейцы хотят застолбить за собой место, поэтому и выступают чуть ли не "защитниками" Москвы. Примерно также вели себя «великие державы» в 19 веке при решении «восточного вопроса», заключавшегося в предстоящем разделе Османской империи. Тогда Франция, а особенно Англия не раз выступали в роли защитников турок, имея ввиду самим оторвать лучшие кусочки гибнущей Османской империи и помешать это сделать своим конкурентам.

Если старая Европа и готова «прикрывать» Россию от США, то она это делает ровно с той же целью — обеспечить себе лучшие условия при грядущем разделе России. Евросоюз, в том числе страны «старой Европы», по отношению к России такой же хищник, как и США. Относительную «лояльность» Москве «старая Европа» демонстрирует лишь для того, чтобы раньше США оказаться на Кавказе. Идет борьба за то, под чьим командованием будут находится войска Запада на Кавказе Евросоюза или США и НАТО — вот на самом деле в чем корень вопроса. Выталкивать Россию с Кавказа будут и те и другие. Тут не должно быть никаких иллюзий.

И надо сказать, что европейцы в вопросе вхождения на Кавказ действительно преуспели. Победителем из столкновения ставленника США Саакашвили с Россией вышел Евросоюз, который в ближайшее время имеет возможность стать основной силой на Кавказе. России это не сулит ничего хорошего. Целостность нашей страны войска Евросоюза защищать точно не будут.

Не стоит надеяться и на антиамериканский союз Европы и России. У такого союза просто нет предмета. Зачем он Европе? Неужели чтобы защищать наше право на "суверенную демократию"? А вот на союз с США, несмотря на все имеющиеся острые противоречия, Европа пойдет. И у такого союза предмет действительно есть — это Россия. ЕС и США - эти два мощнейших империалистических хищника просто обречены действовать вместе, так как не смогут делить постсоветское пространство не договорившись друг с другом. Не стоит надеяться, что прогнувшись под ЕС Россия гарантирует себя от дальнейших претензий. Наоборот, их будет становиться все больше и больше, в том числе со стороны наших европейских "партнеров".

Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать. Вот, чем объясняется отношение Запада к России. И ведь сожрут и уже очень скоро. Хотите верьте, хотите нет, но Россию может спасти только социалистическая революция, которая выкинет вон продажные элиты и отдаст власть людям труда - единственной подлинно национальной силе, заинтересованной в свободе, независимости и процветании нашей Родины!



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100