Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Лоуренс Месопотамский
Достойный отдых для радикала, или Туризм в аду

В Ираке появились туристы, речь идёт не об американцах, а о туристах настоящих.

С 1 июля 2004 в Ираке введены визы на 15 дней, стоимостью 81 доллар, которые так и называются: туристские. Впрочем, получить их рядовому гражданину в иракском консульстве почти невозможно. Однако тем, кто въезжает в Ирак через пограничный переход Хабур иракского Курдистана, курдские пограничники бесплатно и без всяких лишних вопросов и формальностей ставят штамп в паспорт и пускают в страну. С этим штампов можно, если необходимо, и проехать в арабскую часть страны. Столь элегантным методом курдские власти ограничили возможность Багдада вставлять палки в колёса турецким коммерсантам, активно торгующим через этот приграничный переход - за день там проходит товаров на 5 миллионов долларов!

- Для турков в Багдаде опасности нет, - авторитетно заверили меня в Анкаре, намекая на отрицательное отношение турецкого руководства к оккупации Ирака. - И вы, русский, тоже можете спокойно поехать в Багдад, никто вас там не тронет.   

Достаточно многочисленны в Ираке и иранские туристы, посещающие священные для шиитов города Наджаф и Кербела.

- Это сейчас вполне безопасно, - рассказывал мне бывавший там иранский паломник.

Карты Ирака и Багдада, которые я покупал в иракских магазинах, тоже носят наименование туристских, и оформлены они со смешными рисунками, как это и положено для этого жанра.

Соответствующие структуры курдской автономии Ирака создали сайт на английском языке, где рекламируются туристские достопримечательности этой части страны. На нём можно найти ссылку на англоязычный форум, где западные туристы, впрочем, не слишком многочисленные, делятся впечатлениями и советами. Некоторые из них даже рискнули проехать на такси из Эрбиля в Сулейманию (большие города иракского Курдистана) по кратчайшей трассе, которая проходит через окраины Киркука (арабская часть Ирака), и они красочно расписывают «адреналин». В арабскую часть страны, однако, ни один из них проехать не осмелился.

Неутолённая жажда авантюр заставляет одних парней играть в пентбол, других «резаться» в компьютерные игры, третьих - смотреть фильмы в стиле «экшн». Но для мужчины есть нечто очень притягательное в поездке в Ирак, и на собственном опыте могу засвидетельствовать, что ничто не идёт в сравнение с ощущением окунуться в атмосферу настоящей войны, где всё всерьёз, всё по-настоящему. И я снова в Ираке...

На пограничном переходе турецкие пограничники упорно допытываются, что я там буду делать.

- Турист, еду в Эрбиль (столица курдской автономии).

- Может быть вы журналист?

- Нет, я просто турист.

У турецких пограничников я вызываю недоумение и подозрение, они вызывают начальство, и их можно понять. К западным туристам, как те писали на форуме, на турецкой стороне границы не возникает никаких вопросов. Но что делать русскому в Ираке? Но я хочу на этот раз представиться просто туристом потому, что знаю, что они не могут не пропустить меня, так как я могу оказаться контрактником, который хочет завербоваться на «деликатную» работу. Если они «затормозят» такого туриста, то завтра у них могут быть неприятности с американцами:

- К нам ехал наниматься нужный человек, с опытом войны в Чечне, а вы его не пропустили. Ну и что, что он представился вам туристом? А кем ему представляться, специалистом по забиванию чеченцам иголок под ногти, что ли? Если ещё раз это повторится, в ваших маслинах, экспортируемых в США, могут случайно обнаружить или гербициды, или пестициды...

Из курдской автономии я еду в Багдад обычным рейсовым автобусом. Как это ни странно звучит, это более безопасный вид транспорта, чем такси - здесь всё на виду, есть множество свидетелей.

Я впервые был в Ираке осенью 2003 года, через полгода после оккупации страны. Тогда езда по иракским дорогам не представляла проблем, автобус быстро и без остановки мчался по шоссе. Утром можно было пересечь границу, а вечером быть уже в Багдаде, и наоборот. Сегодня транспорт движется медленно - везде блокпосты и проверки документов, и на ту же дорогу требуется уже два дня, с ночёвкой в Эрбиле.

Курдистан и некоторые прилегающие к нему районы, например Киркука, контролируют курдские вооружённые формирования. Они проверяют у всех документы, роются в моём багаже. После Киркука контроль осуществляют иракские военные которые, скорее, создают видимость работы.

Очередной иракский блокпост, входит молодой парень в красном берете.

- Ой, - стали возмущаться женщины на первых креслах автобума, - ну сколько можно? Нас уже в Киркуке так проверяли, так трясли!

Парень смущённо заулыбался и вышел, автобус едет дальше. Проверить весь транспорт, который идёт в столицу и обратно, просто невозможно.

Багдад. Район отелей среднего класса, где я жил пять лет назад, расположен в престижном квартале рядом с главной улицей столицы - Саадун. Переулок, по которому тогда вёз меня таксист, сегодня непроезжий из-за рытвин и ям. Часть отелей закрыто, и чёрные оконные провалы зияют вместо давно выбитых окон, рядом - мусорные свалки.

Я поселился в трёхзвездочном отеле, где обветшалые мраморные лестницы и блеск потолков свидетельствуют о былой роскоши. Генератор тока всегда по вечерам работает, и спутниковое телевидение можно смотреть прямо в номере. С холодильником хуже, он размораживается в отсутствие тока и вода подтекает на ковёр, судя по всему, не первый год.  В моём номере дня через три дня пропал свет - случилась какая-то неисправность с локальной проводкой. Как-то захлопнулась дверь в туалетной кабинке, где не было внутренней ручки, и я полчаса пытался достучаться или докричаться, чтобы меня открыли снаружи. А вот вода была всегда, даже горячая - три звёздочки багдадского отеля в фешенебельном районе города ко многому обязывают. По иракскому телевидению крутят дублированные любовные турецкие сериалы и бесконечные песни. Впрочем, смотреть спутниковое телевидение (обычного в стране просто нет) могут лишь те, кто имеет собственный генератор.

За пять лет здесь изменилось всё. Сегодня специфика Багдада заключается в следующем:

Большая часть населения иракской столицы бежала за границу и

Багдад стал мёртвым городом.

В центре столицы, по моим приблизительным оценкам, брошено от 80 до 90% квартир. Возможно в трущобных окраинах, где люди не в состоянии оплатить переезд своей семьи в соседние арабские страны, процент оставшихся выше.

Рядом с моим отелем ресторан, в зале на стене нарисована огромная картина, где художник запечатлел Саадун, главную улицу Багдада (аналог Тверской или Невского проспекта), в старые добрые времена. Это ностальгическое изображение райского времени притягивает сегодня в ресторан посетителей.

Сегодня на Саадун, где расположены знаменитые отели Палестина и Шератон, закрыта большая часть магазинов. Прилегающие переулки, где ещё пять лет назад бурлила жизнь, превратились в жуткие трущобы.

В оставленном без присмотра жилье разбиты окна, а там, где ещё живут люди, нет ни света, ни водопровода. Мусор не убирается, в центре города огромные свалки мусора, кое-где видны зеленовато-синие подтёки из прорванных канализационных труб.

Очень заметна маргинализация населения. Стало мало элегантно одетых мужчин и тех, кто хорошо говорит на английском. Прямо на тротуаре Саадун на мангалах жарят кебабы, а негры, выходцы из арабского Судана, продают с лотков дешёвое тряпьё. Закрыты все интернет-кафе, где я бывал пять лет назад. Тем, кто ещё остался в городе, Интернет не нужен, они плохо понимают, что это такое.  

В первый мой приезд Ирак показался мне похожим на послевоенный Советский Союз, каким он предстаёт нам в старых фильмах или рассказах стариков. В своё время экономические санкции ООН привели к почти полному отсутствию импортных товаров в стране. Огромная рать багдадских портных и сапожников одевала и обувала народ, а старые веши, например холодильники, автомашины или телевизоры, бережно ремонтировались в мастерских. Я присматривался тогда, не купить ли мне новый кожаный пиджак иракского пошива в респектабельном магазине (просили 50 долларов). В многочисленных фотомагазинах на Саадун в изобилии перепродавались старые фотоаппараты Зоркий и Зенит.

Сегодня лавина китайского и турецкого импорта, а также мешки с «гуманитарной помощью» - second hand задушили местное производство. Ассортимент товаров стал похож на таковой на любом дешевом российском рынке, а кожаные куртки продаются на лотках, но только second hand, мятые и сильно ношенные.

Пять лет назад я видел, американцы, проезжавшие по Саадун, остановили свой Хаммер (лёгкая бронемашина) и направились в магазин, где продавались охотничьи ружья и холодное оружие ручной работы.

«Салям Алейкум!» - радостно выбежал им навстречу хозяин. По его реакции было видно, что американцы являлись его регулярными покупателями. На улицах часто можно было увидеть пешие американские патрули. Сегодня я за всё время пребывания так и не увидел на улицах Багдада ни одного пешего американца – снайперы отучили их передвигаться пешком.

Раньше американцы разъезжали исключительно на Хаммерах первых выпусков без башни, которые сегодня передали иракской армии. Они обязательно носят иракскую символику, которая означает: мы свои, иракцы, не взрывайте нас!

Американцы разъезжают на тяжёлых бронемашинах со специальной защитой от кумулятивных зарядов, а новые, «навороченные» Хаммеры без всяких опознавательных знаков имеют усиленную броневую защиту. Приходилось видеть и специальные машины с манипуляторами для обезвреживания обнаруженных фугасов.

Ещё одна американская новинка - впереди бронемашин на полутораметровом штыре укреплён большой металлический прямоугольник, предназначенный для того, чтобы «обмануть» инфракрасный датчик мины направленного действия относительно точного расположения машины.

В Ираке наступило относительное затишье. Официальная статистика общих потерь оккупационных сил за последние месяцы выглядит следующим образом:

04-2009    19 чел.

03-2009    9 чел.

02-2009    18 чел.

01-2009    16 чел.

12-2008    16 чел.           

11-2008    17 чел.           

10-2008    14 чел.           

9-2008             25 чел.           

8-2008             23 чел.           

7-2008             13 чел.           

6-2008             31 чел.           

5-2008             21 чел.           

4-2008             52 чел.           

3-2008             40 чел.           

2-2008             30 чел.           

1-2008             40 чел.           

12-2007    25 чел.           

11-2007    40 чел.           

10-2007    40 чел.           

9-2007             70 чел.           

8-2007             88 чел.           

7-2007             89 чел.           

6-2007             108 чел.    

5-2007             131 чел.

Некоторые аналитики полагают, что имела место определённая манипуляция с цифрами в преддверие президентских выборов в США, например, смертельно раненых отправляли самолётом умирать в больницах США, чтобы они «не портили» статистику потерь в Ираке. Также необходимо иметь в виду, что в преддверие выборов и смены президента, американцы, по возможности,  воздерживались не только от проведения наступательных операций, но и вообще от появления на улицах городов, что я могу лично засвидетельствовать. Однако, тем не менее, спад повстанческой активности, начиная с мая 2007 года, налицо.

Прекращены миномётные обстрелы «зелёной зоны» в Багдаде, которые, как мне рассказывали, раньше велись почти каждую ночь. Давно не слышно о похищениях журналистов и дипломатов. Взрывы заминированных автомобилей стали крайне редкими. Работники российского посольства в Багдаде снова стали разъезжать по всему Ираку.

В интервью, которое я брал у одного высокопоставленного иракского политика, он объяснил это пресечением поступления в Ирак оружия, денег и иностранных бойцов для террористических организаций. Однако я скептически оцениваю это заявление, и есть все основания говорить о том, что тайные переговоры в Иордании с американцев с повстанческими организациями Ирака, о которых ранее сообщали западные СМИ, увенчались полным успехом. Можно даже с высокой вероятностью угадать, какие именно обязательства взяли на себя обе стороны в рамках этих секретных соглашений. 

Американцы обязались:

1. Передать контроль повстанческим организациям над контролируемыми ими территориями и грубо не вмешиваться во внутренние проблемы управления.

2. Каждому зарегистрированному члену «племенного ополчения», «местной милиции» или движения «пробудившихся» выплачивается жалованье в размере 300 долларов в месяц (это очень большая сумма в условиях Ирака). Впрочем, сейчас, в связи с падением цен на нефть, деньги выплачиваются с задержками, которые, на сегодняшний день, достигли уже двух месяцев. Однако оружием и боеприпасами их американцы не снабжают – «пробудившиеся» должны достать сами. Каждый, кому выплачивают жалованье, должен сдать отпечатки пальцев и образцы ДНК, однако это условие огибаемо - если кто-то оставил за собой слишком много «следов», то числиться в «пробудившихся» может, например, его брат, который и будет приносить деньги в семью. Число «ополченцев» и «пробудившихся» составляет приблизительно девяносто тысяч, что сравнимо с численностью армии.

3. Прекратить казни ближайших сотрудников Саддама, в том числе и тех, кого уже присудили к смерти.

4. На контролируемых повстанцами территориях финансировать разумные социальные и экономические проекты.

Повстанцы обязались:

1. Прекратить нападения на американцев, в частности,  в их зоне ответственности.

2. Ликвидировать на своей территории межконфессиональную вражду, слепую месть, бессмысленные расправы над шиитами и суннитами. Избавить население от уголовников и «отморозков».

3. Организовать эффективную охрану экспортных нефтепроводов от диверсий собственными «охранными структурами». Вероятно, за это идут немалые «откаты».

В преддверие президентских выборов в США, американцы проявили максимальную уступчивость и эти соглашения очень выгодны для повстанцев. Но в спешке в них забыли очертить роль формальных багдадских властей, из-за чего в преддверии близкого ухода оккупационных войск уже начались конфликты.

Логика сторон предельно ясна.

Повстанцы. До ухода американцев осталось немногим больше года, поэтому сегодня нет смысла нести жертвы и тратить силы. Можно брать реальную власть на местах, а после ухода оккупантов развернуть схватку за власть в стране в политическом и, возможно, в военном отношении.

Американцы. Они надеются, что центральная власть в Багдаде к моменту их ухода укрепиться настолько, что она сможет удержаться самостоятельно, поделившись властью с некоторыми повстанческими организациями.

Можно говорить о том, что соглашения, в целом, работают. Всё ещё продолжающиеся нападения можно объяснить как происками пресловутой Аль-Кайды, так и изолированными акциями отдельных лиц и небольших организаций. Возможно, некоторые лидеры повстанцев не могут или не хотят удержать от активности часть своей молодёжи, которая действует вне их зоны ответственности на свой страх и риск.

Западные аналитики так характеризуют повстанческие организации Ирака, которые обязательно проявят себя после ухода американцев.

 

Основные политические организации Ирака

Исламская армия Ирака. Это крупнейшая повстанческая организация Ирака, её целью является изгнание американских войск из Ирака. Она состоит в основном из иракских суннитов, включает в себя многих иракцев, лояльных к просаддамовской партии БААС и является скорее националистической, чем религиозной. Она применяла самодельные фугасы, организовывала похищения, но не практиковала акции камикадзе. Приблизительно три четверти атак были направлены против американских вооружённых сил и неиракских подрядчиков. Она часто проводила видеосъёмки проведения своих операций и издает ежемесячный журнал Аль Фурсан (al-Fursan).

Совет муджахединов шуры  (Mujahedeen Shura Council).  Формирование этой организации, объявленное 21 января 2006 г., явилось признаком объединения ранее распылённых повстанческих групп в крупные и мощные объединения - сеть Аль-Кайды в Ираке объединилась с несколькими меньшими и чисто иракскими группами.

Эта организация проводила атаки с использованием фугасов, стрелкового оружия и минометов против иракских и американских солдат. Нападениям повергались и мирные иракские жители, в основном шииты. Две бригады этой организации (Бин-Малик и Аль-Ансар) специализировались исключительно на атаках камикадзе. Другая, называемая Бригадой Омара, ставила своей целью только борьбу с членами организации Бадр, шиитских боевиков, поддерживающих нынешнее руководство Ирака.

Исламский Фронт иракского Сопротивления. Организация представляет собой повстанческую организацию, имеющую очень хорошие контакты со средствами массовой информации. Нет единой точки зрения  относительно того, представляет ли она собой единую организацию или является чем-то вроде органа для связи с общественностью для ряда мелких групп. Она имеет часто обновляемый сайт Интернет и издает журнал, называемый Жами (Jami). Это акроним, составленный из арабских инициалов организации, но само слово также означает мечеть или собрание. Организация брала на себя ответственность за множество нападений вокруг  Мосула, третьего по величине города Ирака на севере страны.

Армия Ансар-аль Сунна (Партизаны закона). Это ответвление партии Ансар-аль-Ислам. Организация была сформирована в курдском регионе, но не давала знать о себе на протяжении многих месяцев. Её лидеры и бойцы в большинстве своём являются иракскими суннитами, которые придерживаются строгой фундаменталистской формы ислама, называемой салафизмом, который призывает к возвращению к методам ранних мусульман. Тактика организации включала в себя и атаки камикадзе. Её религиозная доктрина близка к Аль-Кайде, но две эти группы ожесточенно конкурируют между собой за влияние среди повстанцев. Среди самых известных операций этой организации был взрыв фугаса, который в августе 2005 г. унёс жизни 14 морских пехотинцев и их переводчика. Эта операция считается самой смертоносной разовой акцией повстанцев в иракской войне.

Небольшие организации

Армия муджахединов. Эта группа выпустила множество видеосъёмок взрывов фугасов, ракет и нападений снайперов, большинство из них были направлены против американских сил. Она была одной из нескольких небольших повстанческих групп, которые вслед за публикацией осенью 2005 г. датской газетой карикатур на пророка Мухаммеда, призвали к атакам против датских подразделений.

Армия Мухаммеда. Группа составлена главным образом из бывших членов партии БААС, а также иностранных бойцов. Она взяла на себя взрыв штаба ООН в 2003 г., где погибло 23 человека, включая главу дипломатической миссии ООН.

 Бригады революции 1920 года. Эта группа взяла на себя ответственность за множество нашумевших похищений граждан Запада и иракцев, сотрудничающих с американскими силами. Она названа в честь иракского восстания против британцев после Первой мировой войны и называет себя военным крылом Исламского движения Сопротивления, другой повстанческой организации.

Атакующаяармия(Conquering Army). Эта группа стала известна в начале 2006 г. через ряд видеоматериалов, помещённых в Интернете и транслируемых в региональных телевизионных сетях. Она похищает коллаборационистов, которые сознаются в различных преступлениях, например в сотрудничестве с американскими силами.

Мечи справедливости. Эта ранее неизвестная группа получила известность, взяв на себя ответственность на видео в похищения четырех членов западной христианской группы Christian Peacemaker workers, один из членов которой, Том Фокс, был найден мёртвым 10 марта 2006 г.

Иракские бригады мести. Эта малоизвестная группа выпустила видео, где был показан американский журналист Джилл Карролл, похищенный в Багдаде в начале января 2006 г.

Видеоматериалы по проведению боевых операций в Ираке, включающие в себя пропагандистские, информационные и учебные видеоматериалы, многие из которых на английском языке, можно посмотреть на сайтах иракского Сопротивления, например: 1, 2, 3.

Как иллюстрацию жизни простых иракцев, расскажу о сцене, непосредственным участником которой я являлся 25 декабря 2008 г. В Багдаде.

В самом центре города, возле мемориала Свободы (возведён задолго до оккупации страны), что на углу улицы Саадун, должно состояться торжественное открытие обустроенного бульвара. Это место в какой-то степени похоже на Бульварное кольцо в Москве, багдадский бульвар приблизительно той же ширины, но длина реконструированного участка составляет всего метров двести. Однако тут другая климатическая зона и здесь растут другие деревья - пальмы. По обе стороны бульвара, опять же, подобно его аналогу в Москве, в противоположных направлениях проходят напряжённые автомобильные трассы. С одной стороны они выходят на мост через реку Тигр и на том берегу есть один из въездов в так называемую «зелёную зону» Багдада.

Таким образом, иракским официальным лицам, рискнувшим приехать из своей охраняемой обители на торжественное открытие, не придётся долго колесить по «подконтрольной» им столице, но им надо проехать лишь километра полтора, это удобно и не так страшно.

В связи с заключением секретного перемирия с повстанческими организациями, прошедшие полтора года были отмечены прекращением диверсий на экспортных нефтепроводах Ирака. Цен на нефть в этот период были максимальны, и Ирак вроде должен был получить астрономические доходы от её продажи. Однако единственное зримое воплощение так называемых «успехов в восстановлении страны» я заметил здесь, на реконструированном бульваре, весь остальной центр иракской столицы представляет собой одну страшную трущобу не только без электричества и воды, но и почти без жителей, почти все они «проголосовали ногами» и уехали за границу.

Задолго до процесса явления иракских властей собственному народу, весь район начали прочёсывать вооружённые до зубов спецподразделения иракских сил безопасности. Были ли тут американцы, будь то ли в форме отдельных подразделений, или в составе совместных американо-иракских патрулей, сказать не берусь - они стараются «не светиться» с опознавательными знаками и флагами. Проезд для транспорта перекрыли, он пошёл по другим артериям города.

Иракские силовики чрезвычайно гламурны. Некоторые вооружены Калашниковыми, другие американским оружием, тут есть различные ОМОНы, Особназы, или Спецазы различного подчинения, все друг друга круче. Мужчины физически тренированы, подтянуты и, в отличие от московской милиции, они без всяких намёков на отвислое брюшко. Одни спецподразделения носят красные береты, другие синие или зелёные, кто-то в касках, кто-то вообще без головного убора. Камуфляжные униформы всех цветов и видов, с кармашками, ремешками, наколенниками.

Если бы впечатлительные московские барышни попали сюда, они бы пришли в радостное возбуждение при виде столь большого числа «настоящих мужчин», сконцентрированных на этом крошечном пятачке. Однако мне лез в голову ехидный вопрос: остались ли ещё в рядах иракских силовиков рядовые пехотинцы, умеющие не только красоваться в униформе, но просто воевать?

Недалеко отсюда, на центральном багдадском базаре, есть целый квартал швейников, которые специализируются на пошиве разнообразной военной униформы. Сегодня в Багдаде даже правительственные эксперты не знают, к каким частям относятся силовики, носящие ту или иную форму. В разгар боевых операций повстанцы, переодетые в купленную на базаре униформу, иногда ставили на дорогах ложные блокпосты, где они останавливали проходящие мимо транспортные средства и допрашивали водителей. Через некоторое время фальшивые спецподразделения и их ложные блокпосты бесследно исчезали, а вместе с ними и те водители и пассажиры, кого партизаны посчитали пособниками оккупантов.

Бейрутское издание Аль-Мустакбаль так описывает состояние иракских силовых структур:

В случае внезапного ухода американцев ни национальная армия, ни полиция, ни служба госбезопасности не смогут контролировать территорию. Они коррумпированы и их командование разделено на кланы, фракции, политические линии, регионы и конфессии, и каждая группа имеет своих полковников и свои батальоны. Тоже относится и полиции. Каждая провинция также располагает собственной службой госбезопасности и полицией.

Хайдар, мой личный гид и переводчик в Багдаде, дополнил картину:

Люди вербуются исключительно ради денег. Многие из них, возможно, в душе сочувствуют повстанцам. Вполне возможен и следующий вариант - если в ходе рутинной проверке автомашины на трассе они найдут что-то явно относящееся к «террористической деятельности», то подозреваемого с его грузом могут отпустить, пожелав ему на прощанье счастливой дороги. 

Прилегающий к бульвару район не был блокирован для пешеходов и перейти улицу сквозь эти группы спецназа можно, но таких смельчаков немного. Автоматчики мрачно всматриваются по сторонам, а Хаммеры (лёгкие бронемашины), лихо проносятся по пустой трассе взад-вперёд.

Зеваки, в числе которых и я, с интересом смотрят на разворачивающееся действо на тротуаре по другую сторону трассы, но предусмотрительно жмутся поближе к домам.  При Саддаме в этом районе было сосредоточено множество престижных фотоателье и респектабельных фотомагазинов, некоторые из которых, сильно обветшавшие и обедневшие, всё ещё работают. В них и можно будет юркнуть, если на улице начнут кого-то хватать или в кого-то стрелять.

Возле меня пустующий многоэтажный дом. Как мне рассказывали, два с половиной года назад именно отсюда атаковали проходящий по трассе американский танк, и он ответил огнём из танкового орудия прямо в это здание в самом центре города. Жили ли тогда там люди, мне неизвестно, но с тех пор ничего не было отремонтировано и сегодня там больше никто не живёт, как впрочем, и во множестве соседних строений. Пролом от снаряда так и остался.

К этому дому подходят два мрачных военнослужащих в светлом камуфляже. Порядка ради, они стучат в закрытую на хилый замок железную дверь, хотя очевидно, что дом пуст. Затем один поддевает стволом своего Калашникова дверь, которая легко открывается. Силовики идут наверх занимать снайперскую позицию, чтобы не допустить появления «террористов» как на улице, так и в этом, уже опробованном ими когда-то месте.

В район подтягиваются всё новые военнослужащие, они становятся ещё более нервными. Хоровод Хаммеров вокруг сквера всё учащается, установленные на них турели с крупнокалиберными пулемётами вращаются по сторонам в поисках потенциальных целей. Зрелище начинает напоминать сцену шабаша нечистой силы, беснующейся вокруг меловой черты в гоголевской повести Вий. Зеваки, осторожно наблюдающие со стороны за столь грозным действом, начинают чувствовать себя неуютно и, на всякий случай, уходят.

Однако скамейки перед открытой трибуной, где должны выступать ответственные лица, постепенно наполняются людьми. Рядовые сотрудники администрации, которых обязали присутствовать, или статисты, нанятые за деньги?

Иракские журналисты с большими профессиональными кинокамерами на моих глазах бесстрашно проходят туда, в самое пекло, чтобы освещать процесс общения властей и народа. У меня тоже есть при себе и камера, и паспорт, и удостоверение журналиста, но я не настолько смел, чтобы пытаться перейти на бульвар и начать снимать всё это действо под прицелом иракских спецслужб. Я продолжаю опасливо наблюдать за зрелищем через дорогу и жмусь поближе к ближайшему фотомагазину.

... Торжественное явление иракских официальных лиц статистам, призванным изображать благодарный иракский народ, окончилось, и они уехали вместе с большей частью силовиков, атмосфера разрядилась. Однако люди в сквере ещё не полностью разошлись, и я, воспользовавшись моментом, решил в спокойной обстановке посмотреть вблизи на этот торжественно открытый объект, из-за которого и состоялся весь сыр-бор.

Бульвар сделали красиво и добротно, приблизительно в том же ключе, как в советские времёна в богатом колхозе обустраивали территорию рядом с правлением и домом культуры, или как благоустраивали главную прогулочную аллею в хорошем провинциальном доме отдыха тех же времён.

Все знают, как это выглядело у нас. Кустики, бордюрчики, цветочки, мощённые плиткой прогулочные дорожки, бассейн с фонтанчиками, скульптура типа «девушка с веслом». Открытая сцена-трибуна для массовика-затейника с баяном или председателя колхоза, но там же можно также установить экран, если приедет кинопередвижка с фильмом «Чапаев». Напротив симпатичные скамеечки, где собравшиеся колхозники или курортники в пригожий летний вечер могут присесть, послушать кого-то на сцене и, заодно, пощёлкать семечки на свежем воздухе. Что-то в этом роде сделали и здесь, в Багдаде.

Пока я изучал это достижение иракских властей по восстановлению Ирака, местные журналисты доснимали на кинокамеры последние сцены, которые будут вечером показаны по местным и западным телевизионным каналам, наглядно демонстрируя: титанические усилия иракского правительства приносят свои первые плоды.

Транспорту, наконец, разрешили движение, и на трассу хлынули старые, проржавевшие насквозь автомобили, выпущенных с конвейера лет четверть века назад, образовалась огромная пробка.

Можно год изучать ситуацию в Ираке по англоязычным публикациям Интернета (русская Сеть в этом отношении ниже всякой критики, о ней  просто промолчу), каждый день следить за выпусками новостей английской версии телеканала Аль-Джазира, собирать внутри охраняемого российского посольства слухи от местных иракских переводчиков. Однако действительно понять ситуацию можно только на улице, где быстро становится совершенно очевидным то, что для российской дипломатии и разведки является запутанной шарадой.

Позже, мой переводчик, по совершенно другому поводу, поделился своими мыслями:

- Ирак очень богатая страна, мы должны были бы быть гораздо богаче соседней Турции. Но все наши деньги просто уходят в песок.

Никаких вопросов к нему у меня не возникло.

После заключения перемирия с повстанцами, для туриста в Багдаде сегодня смертельной опасности нет, но необходимо соблюдать ряд предосторожностей. Не селитесь в самых дешёвых отелях, куда приезжает всякий сброд, и не выходите из отеля ночью. Найдите за приемлемую цену личного гида и переводчика, говорящего на английском языке. Не разговаривайте громко по-английски без особой необходимости, особенно на базаре.

Как турист, вы почувствуете на себе, что такое военное положение, пройдёте через множество проверок документов и обысков, и могу вас заверить, что туризм в Ираке - это достойный отдых для радикала. Эту турпоездку вы не забудете никогда.

Лоуренс Месопотамский



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100