Письмо из Удмуртии

Здравствуйте!

Прочитал Вашу статью о Давидовиче. Что там у них Колумбии делается, судить не могу. Но в отношении нашего ВПК (теперь ОПК) у Вас много ошибок и вообще неверных представлений. Я уже 35 лет работаю в этой системе. Из них - 20 в Удмуртии. Хорошо знаком с ситуацией на производстве и с внешнеторговым аспектом.

Неправильно говорить, что Фарвест захватил торговлю оружием с Венесуэлой и рядом других стран. У нас оружейным экспортом эксклюзивно занимается государственная монополия Рособоронэкспорт. Правильнее будет сказать, что Фарвест монополизировал коррупционное посредничество по оружейным сделкам. Под этим подразумевается система взяток и откатов. При этом видимая часть сделок и расчетов идет, как правило, через Бэнк оф Нью-Йорк, а вся невидимая через Фарвест.

Еще одна грубая ошибка. В Венесуэлу мы продаем не МиГи (правда, в прессе были такие слухи), а тяжелые истребители Су-30. Все старые зенитно-ракетные комплексы Тор-М1, которые оставались от греческого заказа, уже отправили в Иран, так что Чавесу поставят новые.

Перед Маслюковым Вам надо извиниться. Объясню почему. В 80 годы Юрий Дмитриевич руководил ВПК СССР, был крупнейшим организатором военного производства и пользовался большим авторитетом среди директоров. Они сих пор отзываются о нем с большим уважением.

После развала СССР Маслюков отошел от дел, но в 96 вернулся в Думу от КПРФ, а после дефолта в 98 вместе с Примаковым возглавил правительство, которое проработало девять месяцев. Потом их Ельцин уволил. Сейчас Маслюков никакой активности не проявляет. Ему скоро 70 лет, здоровье у него неважное, одышка, ходит с палочкой. Он по-прежнему депутат ГосДумы от КПРФ, но в Думе бывает редко. Числится президентом Ассоциации операторов российского рынка мяса птицы, Союза производителей нефтегазового оборудования и Российской оружейной ассоциации. Но это чисто общественные должности, он ничего не делает, играет роль свадебного генерала.

Антон Викторович Суриков числится депутатским помощником Маслюкова. На самом деле он вертит им, как хочет, использует его имя, прикрывается авторитетом Юрия Дмитриевича, а сам делает то, что ему говорят его хояева Филин с Саидовым. Поэтому никакой группировки Маслюкова в нашем ВПК не существует. Почти все знакомые Маслюкову директора уже сменились, и сам он давно от всего устранился. Его уважают, но реального влияния у него мало. Все что Маслюков мог сделать для Фарвеста, он сделал еще в 90 годы. Сейчас он для них только ширма и брэнд.

В Удмуртии и не только, Фарвест насаждает миф о том, как он поддерживает оборонку. Непосвященные верят. На самом деле Фарвест паразитирует на нашем ВПК и разлагает его. Сначала, в 90-е, они нелегально продавали за рубеж оружие СА из России, Белоруссии, Украины, а также военные и космические технологии, научные разработки, техдокументацию, научное и производственное оборудование, станки, материалы. Покупатели: США, Китай, КНДР, Бразилия, Иран... все, кто мог заплатить. Торпеды Шквал и документацию к ним фарвестовцы просто украли с полигона на озере Иссык-Куль в Киргизии и загнали для копирования в Китай и Иран.

Мало кто знает об их участии в деле Цниимаш - экспорт (Центральный научно-исследовательский институт машиностроения – ред.), и что там в действительности произошло в прессе исказили и преуменьшили. Вот Вы много пишете о контрабанде крылатых ракет Х-55. Но это ерундовое дело, если сравнивать. Кстати, отец Сурикова, Виктор Михайлович, был первым заместителем директора Цниимаш, правда, тогда его дочки Цниимаш - экспорт не было. Так вот, через эту компанию Фарвест продал в Китай наши самые высокие технологии. Благодаря этому Китай смог создать твердотопливные МБР типа наших Тополь – М, противоспутниковое оружие, лазерные установки для ослепления оптики спутников наблюдения и разведки, баллистические ракеты средней дальности на твердом топливе, несколько типов военных и гражданских

спутников. А еще Цниимаш - экспорт помог Китаю подготовить запуск первого

китайского космонавта. Поэтому без преувеличения Фарвест можно назвать отцом китайской пилотируемой космонавтики за советский, российский счет. А наша продажная пресса пишет о шпиономании и жалеет преступников. Да никакие шпионы не сделали столько вред, как фарвестовцы!

Решетину, Визиру придется за это немного посидеть. Но они – зиц-председатели.

А Фарвест в деле даже не фигурирует. Единственный свидетель, кто мог дать показания против них, очень странно умер от сердечного приступа, а было ему всего 47 лет.

К концу 90-х они и другие торговцы оружием продали все, что можно было продать и занялись коррупционным посредничеством по маркетингу российского оружия на новых зарубежных рынках, например, в Латинской Америке, или в странах, где наши позиции были потеряны после развала СССР – арабский Ближний Восток, Иран, Северная Африка. Теневое посредничество состоит в даче взяток и откатов чиновникам и политикам. Обычно это 10% от стоимости сделки.

Внутри страны то же самое. Фарвест оседлал госзаказ твердотопливных стратегических баллистических ракет для нашей армии. Чем больше финансирование, тем крупнее откаты. При этом сознательно загубили направление жидкостных межконтинентальных ракет, лучше разработанное нашей наукой. Так меньше конкуренции. В производство оружия в России эти кровососы и рубля не вложили. Зато инвестируют свои капиталы в оружейную промышленность Бразилии, Турции, Болгарии, Сербии, Польши, Украины.

А положение в нашей оборонке продолжает оставаться очень тяжелым. Гайдар сократил закупки вооружений в 100 раз. Оборонный заказ был сведен практически до нуля. В 90-е годы экспорт оружия был лишь 2 – 3 миллиарда долларов в год ( в СССР – 20 миллиардов долларов в год ). По экспорту - 80 % шло в Индию и Китай.

Результаты политики развала ВПК такие. Ушли квалифицированные кадры. На многих предприятиях нет нормальных условий для работы. Остаются те, кому на все наплевать, средний возраст – 60 лет. Устарели или были утрачены технологии, устарело оборудование: в 1991 - 40 % станков были моложе 5 лет, сейчас – лишь 3 %. Развалилась кооперация, а это основа высокотехнологичного производства. Мелкие партии оружия мы еще кое-как можем выпускать, но производство крупных серий невозможно, или надо хитрить как Фарвест для Ирана с Тором-М1 и для Венесуэлы с АК-103.

Правда, с 2003 г. Сергей Иванов увеличил гособоронзаказ в 4 с половиной раза. Но примерно настолько же выросли и цены на продукцию ВПК! Многие предприятия уже не могут выпускать заказанное количество военной продукции, даже если дать им денег.

В 2006 году закупки оружия для российской армии и экспорт оружия вместе

составили 13 миллиардов долларов. Это втрое больше, чем в 2000 году. Но в

масштабах экономики страны вес ВПК незначительный. Нефти и газа продается

на сумму в 20 раз больше, чем оружия, водки – в полтора раза больше.

Нефть, газ, металлургия, даже водка – консолидированы. В этих отраслях считанное количество крупных компаний и важнейшие из них находятся под контролем государства или близких к власти олигархов. А ВПК остается организационно раздробленным. У нас есть сотни предприятий в форме ФГУП (федеральноегосударственное унитарное предприятие) или ОАО. Попытки консолидации вроде холдинга ПВО пока ничего не дают. Недавно создали авиастроительную и судостроительную корпорации, но это пока лишь на бумаге, в действительности каждое предприятие продолжает жить само по себе.

На сегодняшний день единственный крупный игрок в оборонке – это госпосредник по торговле оружием за рубеж, Рособоронэкспорт. Да и тот держит свои счета в Альфа-банке (как и Росатом), где они просвечиваются американцами. Все остальные игроки слишком мелкие и не имеют политического влияния.

Тревожными остаются и перспективы ВПК. Сейчас у нас экспортных заказов – больше 30 миллиардов долларов. Но что будет лет через 5 – 10, никто не знает. Индия и Китай быстро переходят к производству оружия у себя по лицензиям, хотят все разработки делать совместно, требуют устанавливать на нашу технику западную и израильскую электронику. Скоро они сами будут делать почти все, что им требуется. Остальное будут покупать на Западе, потому что наши технологии отстали. Индия уже сейчас это может делать, а Китай – как только европейцы снимут эмбарго. Так что лет через 10 рынки Индии и Китая мы скорее всего потеряем.

Такие вот дела.

М. К.

По теме

Пейзаж как после войны.

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна