Список форумов Left.Ru Left.Ru
Форум "Левой России"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

мой мысля

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Left.Ru -> Общие темы
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
бубука



Зарегистрирован: 11.08.2005
Сообщения: 113
Откуда: Вятка

СообщениеДобавлено: 08.03.09 12:36    Заголовок сообщения: мой мысля Ответить с цитатой

Написал на этом форуме уже достаточно всякой чуши, вот теперь попытался свести всю ее воедино. Может быть кому-нибудь она и окажется полезной.
Не отвлекаясь на личности и не углубляясь в подробности все основные идеи, которые на настоящий момент по моим понятиям предлагает самая прогрессивная левая мыль широким массам населения можно выразить через национализацию экономики и еще большую чем ныне общественную демократизацию: допуск бедных до возможности принимать общественно значимые решения, ну или что-то в этом духе, не суть важно. Я не могу сказать, что идеи эти абсолютно абсурдны или нереальны, но тот факт, что под них в общем случае не закладывается ни какой сколько-нибудь оригинальной и жизнеспособной социально-экономической моторики делают их совершенно формальными и умозрительными. Они на столько идеологически стерильны, что их в своих корыстных целях не стесняются использовать не только буржуазная пресса, но и буржуазные правительства.
Формальность подобных представлений о социалистическом будущем легко увидеть, если сравнить их с представлениями левых (или, кому угодно, моих представлений о представлениях левых) о любом другом общественном строе, особенно о капитализме. Что мы знаем о буржуазной демократии? То, что в ней через институт частной собственности реализована власть класса буржуазии над всеми остальными классами и прослойками общества. Механизм реализации властных полномочий можно раскрыть следующим образом: буржуа, по отдельности и группами, концентрирует в своих руках капиталы и ресурсы в размерах, критических для возможности существования независимой экономической жизни общества. Добиваются они этого постепенно и планомерно посредством присвоения части прибавочной стоимости произведенной на общественных предприятиях продукции, финансовых спекуляций и просто через грабеж людей, народов, континентов и их природных ресурсов. Реализовав экономический паритет над другими классами, буржуазия в лице крупного капитала уже приобретает возможность непосредственного навязывания своей воли всему остальному обществу через посредство политических общественных институтов, в основном – репрессивную государственную машину.
В приведенной схеме точно определена роль экономического доминирования класса, как центрального фактора, позволяющего данному классу узурпировать власть над всем обществом в целом. Ту же закономерность можно заметить и при рассмотрении других классовых обществ: и феодального, и рабовладельческого, и восточной деспотии. По аналогии можно предположить, что и для социалистического общества, которое так же является классовым, данная закономерность имеет право на существование. То есть пролетариат, как ведущая по определению сила социалистического строительства, должен как-либо захватить и удерживать экономическое доминирование над общественной структурой по крайней мере до тех пор, пока окончательно не исчезнут классы как таковые. Как с этим согласуются демократизация и национализация? Да никак. Национализация сама по себе суть передача всей экономической жизни в распоряжение бюрократии, а демократизация – абстрактный механизм контроля народными массами бюрократии через процесс выборов её глав. Может еще направление в нее своих представителей, возможны варианты. В любом случае, если брать эти идеи как таковые, и попробовать выстроить модель нового общества, не предлагая обновления понятия собственности, то несостоятельность такой конструкции легко показать как чисто теоретически, так и примерами из недавней нашей истории.
Если взглянуть на взаимоотношения любого класса эксплуататоров с бюрократической системой государства в любом классовом обществе, то не трудно заметить тот факт, что они всегда находятся в более чем тесном взаимодействии. Уровни государственной власти чиновника зачастую имеет прямую корреляцию с размерами собственности представителя класса эксплуататоров, причем закономерность эта взаимообратная. Ротация кадров в таких условиях вполне закономерна, она фактически создает дуальную, самоподдерживающую систему властвования, для которой в том числе потеря или замена любого количества звеньев в любой части конструкции не является критической. Это, в условиях не слишком быстрого и кардинального изменения основы экономической жизни данного классового общества, делает его практически непоколебимым. Если же бюрократию просто взять и лишить сопутствующего экономически активного класса эксплуататоров, то жизнестойкость такой системы резко понижается. Не имея внешней к себе опоры, она остается один на один с эксплуатируемым классом, это первый минус. Во-вторых, как всякая иерархичная система, все полномочия по своему управлению она концентрирует в своей верхушке, что в итоге делает ее крайне критичной к смене верхушечного звена. А ведь именно это надо понимать является целью «демократизации», передачи власти народу. Налицо явное противоречие: с одной стороны объективные интересы загнанных в угол вполне властных структур, с другой – некий достаточно условный интерес социально и экономически разрозненных масс. В данном контексте возникновение личной диктатуры выглядит процессом вполне закономерным. Ладно, если диктатор будет достаточно талантлив и дальновиден, но где на то можно найти хоть какие-то гарантии, во-первых, а во-вторых, может ли один человек отвечать за все общество в целом, за всё многообразие его уже существующих, а тем более еще не рожденных проявлений?
У кого как, а у меня вывод из данного положения вещей такой: для левого движения важнее воздуха необходима внятная и жизнеспособная теория коллективной собственности, как основы будущего прямого экономического доминирования пролетариата в классовом обществе. Почему именно «коллективная собственность»? Потому, что собственность – суть камень преткновения, отношение к которому определяет как положение отдельной личности в классовой структуре общества, так и положение классов друг к другу в качествах либо эксплуататоров, либо эксплуатируемых. Предикат понятия указывает на тех лиц, которые имеют возможность присваивать себе большую часть аккумулированных обществом богатств. Именно поэтому в нашем случае мы говорим о коллективности – это есть отражение нашего скромного желания перераспределить названные богатства среди наиболее широких слоев населения.
Любое понятие, в том числе и «коллективная собственность», останется всего лишь мертвой идеологемой, пока не будет раскрыта суть определяемых им процессов. Чтобы представить себе процессуальность некоей абстрактной теоретической формы, для пущей наглядности не плохо бы разобраться с её уже существующей в природе предшественницей. В нашем случае это, очевидно, собственность частная. В настоящий момент максимальное экономическое значение частная собственность обретает, когда применяется к таким областям как финансы, производство, недра и информация, хотя ими не ограничивается. Из них самым социально ответственным без сомнения является производство. По этому для разбора возьмем некое абстрактное производство некого абстрактного общественно полезного продукта, плюсом предположим, что частный владелец достаточно добросовестно относится к своей работе и является высшим звеном непосредственного управления.
Проследим за его действиями с нуля. Так, первым делом происходит поиск (накопление) средств на такие вещи как оборудование, площади, сырье, административные издержки. Далее набирается персонал, т.е. люди готовые за определенную мзду продавать свои трудовые навыки данному буржуа. Далее следует непосредственно процесс производства, заключающийся в распределении буржуа и ИТР между рабочей силой обязанностей взаимодействовать с материальной производственной базой с целью получения общественно полезного продукта. Далее этот продукт реализуется обществу, а извлеченный доход распределяется владельцем по своему усмотрению между работниками, поддержкой материально-технической базы и собой.
Попробуем теперь выделить в этих процессах взаимоотношения индивидуального и коллективного, чтобы по возможности точнее определить точки их соприкосновения. Эти точки, скорее всего, и станут общими местами для развития новой формы собственности поверх либо взамен существующей.
В момент организации производства буржуа, очевидно, выступает как равноправный по отношению к остальному обществу индивид. Объясняется это тем, что, упуская даже то предположение, что выпускаемая продукция будет общественно полезна (что на самом деле далеко не всегда очевидно), твердых гарантий того, что она будет реализована, в общем случае, обществом не предоставляется. Это притом, что и уровень технологического развития, и уровень технической грамотности населения – проблемы вполне себе общественные. И они непосредственнейшим образом сказываются на таких существенных свойствах любого продукта, как цена и качество. Они, в свою очередь, возвращают нас к проблеме возможности реализации продукта обществу. Здесь мы имеем ситуацию, когда даже при прямой заинтересованности всего общества в выпуске данного продукта вопрос надо – не надо подменяется вопросом, хочу – не хочу. Фактически общество самоустраняется, а индивид становится носителем определенных рисков, что, в конечном счете, и делает его изначально самостоятельным, обладающим правами и возможностями и в дальнейшем противопоставлять свои частные интересы общественным, лицом.
Если в процессе создания предприятия индивид выступает как демиург и яркий самодостаточный объект, то непосредственно в процессе производства его роль несколько тускнеет. И вольнонаемный персонал, и сам владелец в данном случае выступают для общества как его отдельная, определенным образом социально организованная, экономически активная единая часть. В идеальном случае мы можем говорить здесь о существовании высшего из ныне возможных типов организации человеческого общества – о коллективе. Основным отличаем коллектива от регулярно собирающихся для решения своих индивидуальных социально-экономических проблем группы людей, является существование рабочих механизмов перераспределения общей трудовой нагрузки внутри группы, как на временной, так и на постоянной основе. Способность к равномерному распределению нагрузки через координированность действий позволяет планомерно и постоянно повышать производительность труда, что в свою очередь можно назвать решающим фактором при определении общественной полезности любой социально-экономически самостоятельной структуры.
Здесь необходимо отдельно отметить, что коллективы при капитализме – структуры довольно-таки хрупкие и несбалансированные. Дело в том, что взаимодействия внутри них основываются на таких факторах, как единое отношение к неким совместно пережитым событиям, либо индивидуальная приязнь, основанная на некоем жизненном опыте, либо иных личных общечеловеческих чувствах. В общем и целом все эти факторы можно охарактеризовать как имеющие довольно посредственное отношение к непосредственно выполняемым обязанностям, поэтому при любой достаточно сильной, резкой, грубой перемене социально-экономической структуры коллектива, данные связи могут быть легко нарушены. Сокращения, рост штатов, текучка – факторы для любого коллектива почти фатальные, хотя еще и не самые серьезные из возможных. Резкая внутренняя экономическая дифференциация в большинстве случаев не позволит ему даже сложиться, не то, что существовать.
Кроме спонтанно формирующихся внутри производственных объединений коллективов, на рост производительности труда в процессе производства оказывает влияние и сам буржуа. Время от времени он модернизирует производство, что в общем случае сопровождается опять же сокращением штата сотрудников. В такой ситуации владелец оказывается один на один уже не только с внешней структурой общества, но и по другую сторону баррикад относительно своего коллектива. В моменте взаимоположения буржуа и общества ситуация в точности копирует ситуацию с организацией производства. Для коллектива же владелец в данном случае выступает не столько как рядовой ИТР (чем он в нашем примере фактически является в остальное время непосредственного производства), сколько берущий на себя ответственность за частичное либо полное его разрушение человек, т.е. лицо, опять же, коллективу равнозначное и, даже более того, им владеющее. Для объективности картины стоит заметить, что любые другие мотивы изменения численного состава следует списать на уровень компетентности руководства, т.е. чисто качественный фактор, в то время как для нас существенными на данный момент являются только качественно-количественные переходы.
В принципе, в момент реализации продукции выделять индивида из коллектива тоже большого смысла не имеет. Общество, приобретая выпущенную данным предприятием продукцию, оценивает вовсе не деятельность отдельных индивидов, имеющих отношение к данному производству, а эффективность всей структуры в целом. Этим актом оно фактически легитимирует существование внутри себя подобной структуры, признавая в общем случае, таким образом, разумность его существования в своей структуре и прогрессивное его влияние на прогресс в целом. Кроме того, этим фактом с буржуа снимаются все возложенные на него риски, по коей причине его обособление в данном контексте тем более теряет смысл.
На процесс распределения дохода от реализованной продукции внутри предприятия общество непосредственного влияния не оказывает, поэтому мы здесь выделяем условный трудовой коллектив и буржуа. Приходится говорить о коллективе условно потому, что хотя и для общества, и для частника работающие на предприятии люди имеют значение только в качестве цельной организованной самодостаточной структуры (т.к. именно она и есть реальный производитель и носитель прогресса), в реальности такого не существует. В общем случае буржуа имеет здесь дело со сборищем случайных личностей, решающих некие личные проблемы, имеющих довольно слабое представление о тех рисках, которыми наградило частника общество. При этом их регулярно необходимо стимулировать к трудовой активности через запугивания и подкуп, и которые всегда рады сбежать, чтобы вытравить из сознания издержки радостей трудовых будней килограммами и килотоннами разной тяжести наркоты, как физической, так и информационной. Короче, против буржуа здесь выступает инертная, социально дезориентированная, экономически ничтожная и морально подавленная отдельная личность. Естественно, что лицо, неоднократно признанное в своей индивидуальности равным всему обществу, имеет все возможности единолично распоряжаться, по сути, коллективным доходом. Фактически он просто реализует право, выданное ему неорганизованностью подчиненных.
Итак, даже самое социально ориентированное проявление применения принципа частного владения просто пестрит противопоставлениями интересов индивида и общества. Остальные примеры могли бы носить еще менее гуманный характер, например при его применении к работе с распределением финансов можно говорить о уничтожении целых народов, и даже более того, о прямой угрозе существования всего человечества в целом. Тем не менее, очевиден и один по настоящему полезный, не способный возникнуть в любой другой предшествующей или сопутствующей социально-экономической системе момент, позволяющий до сих пор говорить о капитализме, как о передовом строе. Это - постоянство темпов наращивания производительности труда. Гарантией этому служат постоянное открытие новых производств, их регулярная модернизация и организация трудовых масс в трудовые коллективы. Тут конечно сразу следует оговориться, что данные действия, абсолютно необходимые обществу для его успешного существования, для частного капитала вовсе не являются главенствующими. На самом деле они в связи со своей экономической и энергетической затратностью, вкупе с непредсказуемостью эффекта стоят едва ли не последними в списке способов извлечения прибыли. Собственно, ни что не мешает как отдельным капиталистам, так и их группам по своему усмотрению задерживать технический прогресс человечества с целью максимизировать прибыли от технологий прошедшей эпохи.
Это что касается положительной стороны. Отрицательную же можно охарактеризовать следующим образом: не смотря на то, что жизнь и деятельность отдельных капиталистов может быть социально положительной и даже местами героической, весь класс в целом является паразитирующим на недостатках человеческой общественной и внутриколлективной организации. Он оставляет обществу случайный минимум благ, в то время как стабильно контролирует их абсолютный максимум, при этом на уровне личности выделяясь из общей массы в лучшем случае большей нахрапистостью, изредка, талантливостью, в большинстве же случаев – абсолютно ничем.
Будем считать, что с частной собственностью мы более-менее разобрались. С решением каких проблем следовало бы теперь связать установление собственности коллективной? Очевидно, это создание социально-экономических механизмов организации новых и модернизации старых общественно ответственных производств в сочетании с формированием устойчивых ко всякого рода изменениям и переменам работоспособных коллективов внутри них. Существуют ли возможности для решения поставленных задач? Если начать с самого простого, т.е. с формирования коллектива, то, я думаю, ответ будет положительным. Достаточно поставить перед каждым членом коллектива одну и ту же задачу: целенаправленная интенсификация трудового процесса в направлении постоянного повышения производительности труда (понижение затрат физического труда на производство как можно большего количества продукта такого же либо лучшего по качеству за тот же период времени). Конечно, само по себе добровольное увеличение интенсивности труда не даст ничего, кроме дополнительной прибыли владельцу, но тут не следует забывать о том, что таким образом подрывается его коренная положительная социальная роль. Т.о. он постоянно теряет свой авторитет и моральные права и как представителя коллектива перед лицом общества, и как полномочного распорядителя заработанной коллективом прибылью. Как уже отмечалось, внутриколлективное повышение производительности труда характеризуется не только и не столько ростом личного мастерства отдельных составляющих его людей, сколько более разумным и взаимосвязанным распределением трудовой нагрузки. Т. о. последовательное и планомерное повышение индивидуальной производительности труда через неминуемое внутриколлективное взаимодействие непременно ведет к сплочению и повышению способности к восприятию трудовой нагрузки всего коллектива. Уничижение роли владельца в совокупности с приобретением коллективом самоопределения через способность самостоятельно решать любые задачи делает теоретически возможным переход уже на другой уровень организации – коллективный захват власти. Суть его сводится к прямому доступу всего коллектива к распределению доходов предприятия. Поскольку до прихода реально коммунистической партии к власти демократически либо через революцию у коллективов врятли появятся действенные легальные механизмы воздействия на капиталиста, то предполагаемое положение вещей невозможно назвать иначе, как диктатурой пролетариата в чистом виде. Не факт, что процесс установления равноправия всегда будет требовать применения насильственных действий, но отрицать возможность возникновения необходимости спорадического проявления физического превосходства не имеет ни какого смысла. Смысл пролетарской диктатуры конечно вовсе не в этом, а в том, что пролетариат своей активной, единой и целенаправленной социально-экономической позицией подчиняет себе волю и направленность действий представителей прослойки интеллигенции и класса капиталистов на своем предприятии и принимает прямое участие в распределении доходов от реализованного обществу продукта.
Поставленный вопрос о моторике организации новых и модернизации старых общественно ответственных производств, очевидно, сможет получить развитие только после возникновения столь большого количества предприятий нового типа, что будет иметь смысл говорить о необходимости координации работы между ними. Ясно, что для решения этих задач, ни какие из институтов буржуазной демократии подойти не смогут в силу своей порочной природы. Дело в том, что они формировались на протяжении тысяч лет с одной целью обеспечения управляющей и систематизирующей роли активного и привилегированного меньшинства над инертным и бесправным большинством. Теперь же перед нами встает вопрос о необходимости координации усилий довольно больших масс сознательного экономически активного населения над их фактическими организаторами. Т.е., от прямого подавления слабых сильными, мы переходим в стадию противостояния равнозначных по социально-экономическому значению сил. По этому и структура социалистической власти должна не вырастать из существующей в процессе ее существования либо после ее гибели, а формироваться параллельно, интегрировано, подменяя и дублируя существующие буржуазные институты, опять же, с дальним прицелом на их полное уничтожение. Предполагаемый орган самоуправления де-факто должен подменять собой функционал и класса буржуазии, и служащего ему государственного бюрократического аппарата, а противопоставлять им он будет иметь право только свою большую гибкость, компетентность и морально-материальную массовую поддержку. Всего этого можно теоретически добиться, если этот условный аппарат профессиональных бюрократов будет формироваться, например, на спорадических съездах советов разных уровней. Уровни эти могут носить как региональный характер, от отдельных поселений - до всей планеты, так и профессиональный – поотраслевой и взаимоувязывающий. Думаю, что разумно добавить сюда еще общую организующую роль партии, как гаранта идеологической целостности всей системы в целом, и каждого отдельного звена в частности. Партия здесь суть не более чем группа профессиональных бюрократов, нанятых как для представления интересов трудящихся в органах власти буржуазной демократии, так и для общей координации самоорганизации масс. Идеология – отражение процесса выявления и оформления наиболее общих интересов и контроль над удержанием общего направления движения в сторону их защиты. В рамках данной модели идеология должна быть урезана на функцию обязательности верования во что бы то ни было из тех соображений, что в рамках все еще классового общества данный фактор будет оказывать связывающее, ограничивающее для массовости значение, внося раскол на уровне не имеющих прямого отношения к выполнению трудовых обязанностей межчеловеческих отношений и излишнюю предвзятость при оценке степени компетентности представителей управленческих структур.
Вопрос верования при рассмотрении структуры общественной модели возник, конечно, не случайно. Вера является основной внутренней мотивирующей силой, направляющей человека на исполнение религиозного культа. Всякий религиозный культ требует от адепта регулярного затрачивания определенных моральных и физических усилий на свое отправление. Как для личности, так и для общества результаты данного приложения усилий могут и не иметь особого материального значения, но сам факт более чем важен. Он показывает всем окружающим лояльность данного члена общества всей структуре в целом, его способность направлять свою волю в направлении исполнения тех представлений об общественном благе, которые господствуют в данной общественной структуре в данный период времени. Поскольку интенсификация трудовой деятельности в большинстве случаев ведет к пренебрежению исполнением культа, то, теоретически, в процессе социалистического строительства всякое верование теряет свой практический смысл, становится формальным и в определенной мере безопасным штампом мыслительной работы. По этому его, с одной стороны, не стоит бояться, с другой - следует избегать при процессе моделирования и строительства новой общественной структуры как бесперспективный. Тот же общественный функционал, которому служила основанием система верования, должен быть реализован через проявление человеком сознательности. Т.е., вступая на путь реализации принципов коллективной собственности, человек должен отдавать себе полный отчет в том, что общество (коллектив) имеет непреходящую необходимость иметь возможность независимо оценить степень его себе лояльности. Это значит, что кроме проявления определенного трудового рвения в рабочее время, человек еще имеет обязанность проявить свою волю и в некоей иной, отстраненной от непосредственного трудового процесса, социально ответственной и не слишком личной форме. В чем это может выражаться – поддержании и развитии культурного наследия, работой с необеспеченными слоями населения, научная работа, что-либо еще – не имеет большого значения, единственное, что в данном случае при оценке решающую роль играют систематичность и результативность данной добровольной работы, как факторы, являющиеся главенствующими при оценке ее социального значения.
Собственно, это все, о чем бы я хотел сказать: социализм может быть построен только работой сознательных, активных масс, а всякие умозрительные построения с перетасовкой институтов буржуазной демократии для решения данной задачи просто глупы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Игорь



Зарегистрирован: 15.05.2005
Сообщения: 53

СообщениеДобавлено: 11.01.10 15:16    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ежели не цепляться к разным всяким моментам, по поводу производительности труда (не растет сегодня в общем и целом), выбора модели подвергнутой анализу (Привычный нам классический капитализм, с его производством товаров и господством промышленного капитала, сегодня, уступил место капитализму финансовому, а производство товаров уступило место производству денег из денег. И т.п.), то в целом - неплохо. И логика, и здравые мысли присутствуют. Особо - по поводу коллективной собственности. Тем более непонятно, почему логика Ваших рассуждений ограничена рамками собственных же умозрительных заключений?
Цитирую: "То есть пролетариат, как ведущая по определению сила социалистического строительства, должен как-либо захватить и удерживать экономическое доминирование над общественной структурой по крайней мере до тех пор, пока не исчезнут классы как таковые."
Попробуйте заменить в этом предложении только одно слово - "экономическое", на другое - "политическое". А затем повторите алгоритм анализа. Сравните результат. Вполне возможно, что в результате синтеза, родится нечто качественно иное.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Left.Ru -> Общие темы Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group