Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Антон Баумгартен
Третья Барбаросса

(первая редакция)

Деду Александру и его товарищам из Московского ополчения, погибшим в брянском котле осенью Сорок первого.

Содержание

* * *

Эта работа не была бы написана без щедрой помощи и самоотверженных усилий со стороны Международной и Московской редакций бурцев.ру, чьими советами и справками я пользовался от начала до конца. Я горжусь своей дружбой с этими молодыми людьми.

«Фашизм нельзя смирить, успокоить и укротить.
Его можно только уничтожить, вырвав с корнем».

Эрнст Генри, 1966.

Необходимое предисловие

Работа, которую я предлагаю нашим читателям, непроста для понимания, и довольно хаотичная форма презентации материала еще больше затрудняет его. Объясняется это тем, что мне приходилось писать о незаконченном деле и на основе текущего журналистского расследования, в котором то и дело появляются новые факты и гипотезы и устаревают или опровергаются старые. Не всегда понятна и логична связь между главами. Но каждая из них может читаться как отдельная статья.

Основная тема - заговор против России, который может реализоваться в самое ближайшее время, скажем, в течение года, и, в конечном счете, закончиться ее расчленением. Но доказать, что такой заговор существует – я не могу. Можно лишь попытаться убедить в высокой вероятности его существования и указать вероятных авторов, исполнителей и сценарии этого заговора. Но и для такой более скромной задачи приходится использовать косвенные свидетельства и до многого догадываться. Легко запутаться самому, не говоря уже о читателе. И ведь надо заставить его следовать за собой на протяжении двухсот страниц, на которых никто ни в кого не стреляет и не взрывает, а в основном пишут статьи, и когда остается много непонятного мне самому.

Я не специалист в этой области. Моя сфера – это политическая журналистика. В своей жизни я прочитал десяток книг «о шпионах», пару из них очень хороших. Но это все. Здесь же помимо политики пойдет речь о людях, которые не просто «шпионы», а такие, о которых не пишут ни в каких книжках. Разве что в каких-нибудь ведомственных. А к ним у меня доступа нет. Вторая причина затрудненности для понимания это то, что я поставил себе задачу понять социально-исторические условия, сделавшие такой заговор мыслимым. Для этого пришлось вводить в текст длинные отступления исторического и теоретического характера – о Троцком, перестройке, одном обеде в вашингтонском ресторане 20 лет назад и некоторые другие. Такие отступления часто раздражают читателей, трудно упрекать их за это.

И, наконец, третья проблема с изложением состоит в том, что эту работу я писал не только для постоянных читателей нашей небольшой интернет-газеты, но и для глаз гипотетического «начальства» в Москве. Потому что, сказать по правде, наш журналистский опыт доказывает, что общественное мнение в нашей стране ровным счетом ничего не значит. А значит только мнение «начальства». Попросту говоря, моей задачей было написать такую работу, которая убедила бы его в неотложной необходимости положить конец деятельности Фарвеста.

Почему такой санкции не дали до сих пор? На это может быть только одна причина. Фарвест оказывает немало услуг руководству России, действительных и мнимых, на которые покровители Фарвеста в Кремле, Генштабе и ФСБ могут ссылаться, чтобы защитить его. Без этого камуфляжа Фарвеста давно бы уже не было. Я же хочу убедить «начальство», что оно играет в опасные игры, рассчитывая, что пользы от Фарвеста пока больше, чем вреда.

Второй План Барбаросса

Сорок лет назад статью под таким названием написал Эрнст Генри (Семен Николаевич Ростовский, 1904 – 1993), советский журналист и разведчик, работавший в Западной Европе в 1920 – 40-х гг. Я познакомился с его работами недавно. И сделал для себя открытие, хотя немало из того, что он писал в 60-70-х годах прошлого века о проблемах международной политики сейчас нуждается в пересмотре и даже кажется опровергнутым новейшей историей. Такова впрочем участь любой политической журналистики, даже самой лучшей. О главном, на мой взгляд, концептуальном изъяне его мышления по международным вопросам я скажу позднее. Но нисколько не устарели главная мысль и чувство, одушевлявшие его творчество – непоколебимая уверенность в том, что фашизм готовит реванш за свое поражение в 45-ом; что рано или поздно он нанесет новый удар по СССР. Эта уверенность отличает Э. Генри от всей остальной политической публицистики и общего благодушного настроения советского общества того времени. Наверное, это объясняется его трагическим опытом антифашистской борьбы, интимным знанием западноевропейской жизни, личным знакомством с представителями реакционных политических и деловых клик Запада.

В статье, о которой идет речь, главная мысль Генри сводится к тому, что в условиях, когда Советский Союз обладает термоядерным оружием и общим военным преимуществом над Западной Германией, план нового блицкрига будет основываться на принципиально иной стратегии. «Наследники кайзера и Гитлера» не пойдут на Восток проторенной дорогой. Это было бы самоубийством с их стороны. Они готовят «сюрприз». Новая концепция первого удара основывается на принципе «слияния военной стратегии с политикой контрреволюции». Ракетно-ядерный удар следует за «фашистским путчем», организованным пятой колонной и диверсионным подпольем, который на какое-то время парализует противника и препятствует нанесению ответного удара. Таким образом, военная машина позднего империализма заимствует у фашизма политическую тактику путчизма. Теоретическая новизна Эрнста Генри состоит в ревизии ортодоксального понимания фашизма как крайней формы внутренней классовой войны со стороны буржуазии. Теперь, пишет он, «фашизм становится неотъемлемой частью чисто военных планов империализма на широкой международной арене. Ему поручается выполнение важнейших оперативно-стратегических задач... Новая мировая война мыслится [империалистами] как сочетание ядерных битв и гражданских войн». 1 

В чистом виде такое сочетание пока не было реализовано: ядерное оружие не применялось ни в разгроме Сербии, ни в нападении на Ирак. Хотя в отношении Ирана такие планы наверняка существуют. Но глядя назад с высоты нашего знания, надо признать, что Генри верно предсказал решающую роль внутриполитического фактора в Холодной войне. Через два года после его статьи началась «Пражская весна» и стало ясно, что можно обойтись без ядерной и даже обычной войны, но только если «весна», или как мы теперь ее называем – «оранжевая революция», сначала начнется в СССР. Его гибель доказала, что для поражения противника, имеющего ядерное оружие, бывает достаточно сочетания военно-экономического прессинга, информационно-психологической войны и пятой колонны на командных высотах государства-противника. Второй «План Барбаросса», сформулированный в начале Холодной войны как стратегия «сдерживания», достиг своих целей. С 1946 по 1991 он включал оба главных элемента, о которых писал Генри: чудовищную военную машину для прямой агрессии и тактику фашистских путчей и гражданских войн, которые империализм организовывал по всему миру: от Латинской Америки до Афганистана. Эскадроны смерти, черные хунты, аль-каиды, серые волки, реваншистские землячества, антикоммунистические лиги и интернационалы были и остаются непременной частью боевой организации современного империализма. 2 К ним теперь добавились «цветные революции» (Сербия, Грузия, Украина) и такие новые инструменты как неправительственные или негосударственные организации (НПО/НГО). И это не все.

К концу Холодной войны и с началом т.н. «глобализации» на вооружении Запада появились организмы нового типа. Тайная политика ведущих империалистических держав начала приватизироваться, отдаваться на откуп частным военным и разведывательным компаниям под руководством высокопоставленных ветеранов западных спецслужб и армии, сидящих также в советах директоров крупнейших корпораций. И дело здесь не только в стремлении наиболее реакционных антидемократических клик атлантизма избежать контроля над своими авантюрами со стороны парламентов и других институтов демократии. В более общем плане исторического развития западного капитализма мы видим, как центры финансового капитал, поставив под свой контроль все остальные формы капитала, стремятся получить в свое непосредственное управление и силовые инструменты международной политики.

В России, после капиталистического переворота, этот процесс проявился в наиболее уродливых и опасных для страны формах. Финансовый капитал у нас сразу принял олигархическую форму и присвоил себе ряд государственных функций. Российские капиталисты создали для себя частные вооруженные формирования, равных которым нет нигде в мире. Они создали также свои спецслужбы, скупив на корню высшую и среднюю силовую бюрократию бывшего СССР. Этот частный силовой блок капиталистов и является теми «иррегулярными силами», о которых писал Эрнст Генри, потенциальной силой фашистского переворота. Точнее – фашистско-компрадорского, похожего на латиноамериканские. Могут возразить, что боевые возможности этих личных армий и ЧОПов не идут в сравнение с государственными. Но во-первых, кадры тех и других нередко совпадают, а во-вторых – путчисты позаботятся, чтобы боевые подразделения МВД и спецслужб были парализованы или сохраняли нейтралитет, когда настанет Час Х. Если если они гнездятся в самом силовом блоке, сделать это будет совсем нетрудно. Видимо это имел ввиду генерал армии Варенников, когда недавно заявил об опасно высокой концентрации в Москве военизированных отрядов охраны крупной буржуазии и высшего чиновничества и указал на возможность их задействования в путче.

Эти общие размышления по поводу статьи Эрнста Генри мне были нужны как историко-теоретическое вступление к предмету данной работы – Плану Барбаросса-3. По одному из самых странных совпадений в моей жизни мысль о существовании такого плана и его главных действующих лицах мне подсказала статья сына Эрнста Генри – Михаила Ростовского, политического обозревателя «Московского комсомольца».

Вот что он писал в статье 2004 года «Уйти нельзя остаться. Почему Россия теряет СНГ»:

[Сейчас] западные госконторы и частные компании наловчились использовать против интересов России даже самих россиян. Взять, например, фирму “Фар вест”, созданную бывшими сотрудниками ГРУ Филиным, Лихвинцевым и Суриковым. Началось все сравнительно безобидно. В конце 90-х годов одна из южноафриканских фирм попыталась было заняться алмазным бизнесом в Анголе. Но из-за отсутствия навыков работы с привыкшими к социалистическим порядкам местными чиновниками дела у южноафриканцев шли неважно. Но тут кому-то из фирмачей пришла мысль пригласить на помощь бывшего советского советника в Анголе Лихвинцева. Опыт сотрудничества с недавними врагамиоказался для бывших советских спецслужбистов столь прибыльным, что вскоре они начали работать в Колумбии, Афганистане, Косове и Ираке.

А сегодня по контракту с фирмой “KBR” (подразделение знаменитой американской супермонополии “Халибертон”, которой некогда рулил будущий американский вице-президент Чейни) бывшие сотрудники наших спецслужб активно работают на западников и в бывшем Союзе: в Таджикистане и на Кавказе. Например, “фарвестовцы” помогали готовить почву для свержения пророссийского лидера Аджарии Абашидзе.

К тому времени, когда я прочитал эту статью М. Ростовского, о Фарвесте было известно много больше этого. В течение двух лет я внимательно наблюдал за работой группы бурцев.ру. С тех пор как о них писал Ростовский появилось много новых данных. Но меня насторожило одно обстоятельство. За три года с тех пор, как его статья была опубликована, Ростовский больше ни разу не упомянул о Фарвесте. И это в то время, когда скандалы вокруг этой организации следовали один за другим, и антироссийский характер ее деятельности становился все очевиднее. Мне было ясно, что в случае с Ростовским молчание нельзя было объяснить продажностью и страхом, как в случае других журналистов центральных изданий. Подобно гробовому молчанию Олега Греченевского, наступившему после серии его громких публикаций о Фарвесте, молчание Ростовского видимо имело политический характер. Пусть не сразу, но оба угадали в нем своего союзника. Такой вывод казался парадоксальным. Как либералы, в специфически российском смысле этого слова, оба публициста чуют запах серы за километр от любого российского спецслужбиста. Но Фарвест вышел не из внутренней госбезопасности Филиппа Бобкова и даже не из внешней разведки КГБ Владимира Крючкова, а из недр совсем другой службы – военной разведки ГРУ, которая готовит свои кадры к операциям военного типа против страны-противника. Таким противником для Фарвеста, как и для старых советских диссидентов и либералов, является Россия Путина. А другом – США. Поэтому, для либералов, закадычная дружба Фарвеста с американским «политологом» Фрицем Эрмартом, тоже говорит в его пользу. Словом, совсем не обязательно быть агентом влияния США вроде А. Пионтковского, чтобы подружиться с Фарвестом. Честный российский либерал, отчаявшийся «вывести Россию из тьмы», как выражается Эрмарт, не может не желать разгрома России Западом. Он естественный союзник Плана Барбаросса – 3.

Но эти и подобные обрывки мыслей, недоумений, полу-предчувствий и полу-догадок, из которых и состоят сумеречные процессы нашего мышления, начали сгущаться вокруг одного слова, которое стояло в заглавии моей статьи, писавшейся с перерывами последние два года. Это слово – БАРБАРОССА. Статью Эрнста Генри я прочитал уже к концу своей работы, когда передо мной стоял вопрос о судьбе этого слова после октября Сорок первого. В учебниках истории пишут, что в этом месяце план гитлеровского блицкрига потерпел поражение. И формально наверное это так. Но Генри смотрел дальше формы; он знал, что в истории точек нет, и что фашизм нельзя выкинуть в ее пресловутую корзину. «Фашизм можно уничтожить только вырвав с корнем». Но этот корень был не в Западной Германии, как он думал. Неужели старый агент Коминтерна забыл, что корни фашизма зарыты глубже и шире? Они росли из сердца западного капитализма, и это сердце билось теперь в США. И тогда я предложил Международной редакции бурцев.ру сконцентрировать все свои усилия только на одной теме – политические связи и замыслы Фарвеста.

Приближался 2008 год. План Барбаросса – 2, который предсказывал Эрнст Генри, был реализован 17 лет назад. У нас уже не было Красной Армии, в Москве сидело правительство капиталистов, и ветераны дивизии СС «Галичина» собирались маршировать в Киеве, недалеко от Бабьего Яра. Но еще продолжала существовать Россия – когда-то сердце и крепчайшая мышца СССР. Даже две Барбароссы не достигли конечной цели - «окончательного решения русского вопроса». Значит, думал я, готовилась Барбаросса – 3.

МПС ФАРВЕСТ. Справка Международной редакции бурцев.ру

Дорогой Антон Бернгардтович!

Предоставляем Вам справку по мафиозно-политическому сообществу Фарвест. Как Вы просили, она освещает в основном политические аспекты ее деятельности, а уголовные только поскольку они имеют отношение к политике. Примерно на 90% справка состоит из информации, опубликованной авторами Фарвеста: А. Суриковым, А. Барановым, Р. Саидовым, В. Филиным и Н. Роевой. 9% основаны на наших собственных аналитических наработках, а также следующих внешних источниках: ряд исследователей и журналистов из Северной Америки, Западной Европы, Израиля, Эстонии, Литвы и России; информация, полученная В. Штольцем во время недавней поездки в Латинскую Америку, а также ряд анонимных сообщений 2006 – 7 гг., опубликованных в Интернете, в основном на форуме интернет-газеты Фарвеста Форум.мск.ру. Мы полагаем, что эти сообщения исходят от хорошо осведомленных элементов российских и украинских спецслужб, а также конкурентов Фарвеста по торговле оружием.

Наконец, последний и, пожалуй, наиболее ценный один процент наших данных получен совсем недавно благодаря украинскому источнику Московской редакции. Это так называемая Оперативная группа «Ярослав Галан».

Всю нашу информацию можно разделить на три группы в зависимости от степени ее достоверности. К первой относится та, в которой мы уверены, она основана на как минимум двух внешних источниках. Вторая группа - это предположения, которые в той или иной степени подтверждаются одним источником. Третья – это неподтвержденные предположения или информация, в которой мы не уверены. В таких случаях в справке стоит (?).

В справке мы используем следующие ссылки на мафиозно-политическое сообщество Фарвест: сокращение «МПСФ» или просто «Фарвест» и «фарвестовцы». Эти названия не имеют никакого отношения к российской фирме стройматериалов «Фарвест», но обозначают группу бывших и действующих сотрудников спецслужб СССР, РФ, Украины и Белоруссии, которые в своей публичной жизни выступают владельцами, редакторами и авторами интернет-ресурса Форум.мск.ру и/или совладельцами фирмы Фар Вест, ЛЛЦ (Far West, LLC), бывшая ФарВест, ЛТД (Far West, Ltd). В отличие от устоявшегося определения этой группы как организованного преступного сообщества (ОПС), мы считаем более точным определением «мафиозно-политическое сообщество», потому что коммерческие интересы Фарвеста подчинены политическим и геополитическим задачам.

Общие данные о структуре, главарях, и политических отношениях МПС Фарвест

Предварительные замечания

Наши представления о Фарвесте значительно эволюционировали с 2005 года, когда они впервые сформировались под влиянием информации полученной от подразделения ВКР Армена Саркисяна, включая опубликованный компромат 2003 – 4 гг. Эта информация была дозированной и включала искажение подлинных имен и некоторых биографических данных членов группы (за исключением Антона Сурикова). Саркисян вел публичную переписку с нами с санкции и под контролем своего непосредственного начальства. Публичность переписки была гарантией того, что не произойдет утечки грифованной информации, например, подлинные имена главарей Фарвеста, живущих под документами прикрытия. Мы уверены в подлинности всей остальной информации, полученной от Саркисяна и его товарищей. Она была подтверждена внешними источниками, нередко двумя. Например, информацию о появлении А. Буткявичюса в окружении Л. Кабилы в Конго (1996) подтвердили источники во Франции и Литве.

Из информации Саркисяна напрашивался вывод, что речь шла о группе индивидуумов, на свой страх и риск продолжавших преступную коммерческую деятельность на основе ОПС, сложившегося в начале 1990-х в их бытность офицерами и агентами ГРУ ГШ МО СССР, входящими в личную агентуру генерал-полковника Ю. А. Гусева, первого заместителя начальника ГРУ. Размах и живучесть этой ОПС объяснялся ее защитой («крышей») со стороны высшего руководства ГРУ, а также коррумпированных членов окружения Президента. Основные доходы ОПС шли от оптовой наркоторговли афганским героином и кокаином из Колумбии. Наконец, ее предполагаемый переход «под крышу» ЦРУ в 2003 объяснялся либо попыткой ВКР пресечь героиновый бизнес ОПС, угрожавший безопасности России, либо попыткой какой-то клики бюрократов и капиталистов отобрать этот бизнес у ОПС.

Представление о том, что группа частных лиц, пусть даже имеющих коррупционные и политические связи со спецслужбами и госбюрократией, может проводить коммерческие и политические операции такого масштаба, как Фарвест – например, публичный шантаж высшего руководства России – привело даже к теоретическому представлению о существовании «мета-группы» в работе известного американского исследователя, профессора Питера Дейла Скотта. 3 У него Фарвест наделялся чудодейственной силой, способной вести свою игру в геополитике. Но профессор Скотт также провел продуктивную параллель между Фарвестом и банком BCCI, хотя и не сделал из этой параллели логического вывода, что «мета-группа» не может быть основана на частных лицах, что за ними должны стоять государственные органы.

Что же такое Фарвест, и каковы его цели?

Теперь можно с достаточной уверенностью сказать, что

Фарвест – это система «ширм», за которой скрывается антироссийский альянс спецслужб США, Британии, Саудовской Аравии, Турции, Украины, Чечни, Литвы и отчасти Белоруссии. Этот альянс служит инструментом геополитических устремлений наиболее агрессивных клик атлантизма, пантюркизма, панисламизма и украинского национализма. Одни имеют цель поставить под свой контроль природные богатства и ракетно-ядерный потенциал Российской Федерации. Другие – выкроить из территории России «Великий Туран» или «Халифат». Третьи – «Великую Украйну».

Все эти спецслужбы выступают под прикрытием частных военных и разведывательных компаний (ЧВК и ЧРК) или сотрудников, легендированных как бизнесмены-руководители компании ФарВест, ЛЛЦ (Far West, LLC).

«Коммерческая» структура Фарвеста - Far West, LLC

Это основной фасад разведывательного альянса против России. Предположительно состоит из 15-20 оффшоров, зарегистрированных в Бахрейне и Дубае. Реальные собственники и партнеры:

  1. Саудовская Аравия – члены семей Турки Аль-Фейсала и Аднана Хашогги (предположительно – принц Рашид и Джамал Хашогги) от Общей разведки СА.
  2. США – частные военные и разведывательные компании: Дилидженс, ЛЛЦ (Diligence, LLC), Нью Бридж Стрэтеджиз (New Bridge Strategies) и КБР (бывш. KBR Halliburton) – от ЦРУ и РУМО.
  3. Британия – ЧВК «Метеорик Тактикал Солюшен» (Meteoric Tactical Solution), ЧРК «Эринис» (Erinys) и (?) «Эгис Дефенс Сервисес» (Aegis Defence Services – руководит Тим Спайсер) – от МИ-6, военной разведки и МИ-5 (контрразведка)
  4. Украина – Филин и Лихвинцев – от ГУРа (Спецотдел «Р»).
  5. Чечня – Стамбульское Бюро Нухаева и Саидова от Внешней разведки Чечни, спецслужб Турции и кадыровских силовых подразделений Демильханова.
  6. Белоруссия – Лунев от Шеймана и КГБ РБ.
  7. Литва – Паксас, Буткявичюс по поручению литовской военной разведки.

Со стороны бывших граждан и республик СССР в этот альянс входят четыре взаимосвязанные группы и два бюро:

1. Украинско - колумбийская группа:

Филин - Лихвинцев - Ковальчук - Косяков - Давидович - Косман - Смешко - Галака.

Имеют поддержку в Партии Регионов и администрации Ющенко, дружат с Ахметовым, Порошенко, Третьяковым. Находятся в конфликте с Тимошенко и ее силовым блоком Турчинова – Кожемякина.

Важно уяснить политическую логику этого конфликта, и почему Фарвест хочет привести Украину в НАТО через Януковича. Казалось бы, оранжевая коалиция Ющенко - Тимошенко быстрее и с бОльшим желанием повела бы Украину в НАТО. Но это было бы против воли населения востока. Кроме того, Тимошенко за передел собственности, а это ударит по элитам востока. То есть и население и элиты востока были бы объединены против оранжевой коалиции, а это путь к расколу Украины. Но Филин не хочет раскола, а хочет, чтобы вся Украина вошла в НАТО. Для этого нужно подкупить и/или запугать элиты востока и вызвать политическую апатию у населения востока. Для элит востока участие во власти в коалиции Ющенко - Янукович без Тимошенко (о чем всегда говорил Филин) это гарантия от передела собственности и допуск к кормушке, которую дает власть. Это пряник. Но есть и кнут - Ахметов и другие олигархи востока экономически ориентированы на западные рынки, и хранят на Западе деньги – известная схема. Используя кнут и пряник, элитам востока говорится: пусть Донецк своими руками проводит антироссийскую, прозападную внешнюю политику, которую сочинил Львов, и тогда у восточной элиты будет все в порядке. В этом суть позиции Филина на Украине.

У Филина и Лихвинцева давние коррупционные связи в верхушке и отдельных подразделениях ГРУ ГШ МО (?). Эта группа контролирует разветвленную систему оффшоров в зоне Кариб и Персидского залива. Имеет связи в Минобороне Венесуэлы (Давидович – муж родственницы генерала Альберто Рохаса Мюллера, влиятельного советника Чавеса), спецслужбах Колумбии и, предположительно, Бразилии. Поддерживает давние коррупционные связи с силовыми элементами в ближайшем окружении Президента Путина, которые обеспечивают им защиту в их антироссийской деятельности коммерческого и политического характера. Предположительно, эта поддержка оказывается 1) в обмен на помощь Филина и Давидовича нескольким питерским фирмам в закупке и вывозе кокаина из Картахены (Колумбия) и Бразилии под видом экспорта продовольствия в Россию 2) за выполнение Фарвестом функций конспиративного канала по сношению с авантюристическими элементами в спецслужбах и властных кликах США, Британии, Саудовской Аравии и некоторых других стран, имеющими агрессивные геополитические замыслы против России.

Присутствие в этой группировке Якова Космана может свидетельствовать об участии Франции. Новейшее расследование активки Саидова-Сурикова о «сговоре в Ницце», предпринятое Московской группой бурцев.ру, позволяет предположить, что Косман является не только агентом ГУРа, но и прямым агентом французской ДГСЕ (не позже 1999 г.), а не просто находится под ее наблюдением, как предполагалось раньше. 4 

Эта группировка опирается на Спецотдел «Р» Главного управления разведки Украины (ГУР). Литера «Р» означает «Россия». На территории СНГ это крупнейший и наиболее опасный тайный военно-разведывательный организм, ведущий активные операции против России. Ниже следует информация, полученная от украинских товарищей из оперативной группы «Ярослав Галан». Имена и должности некоторых сотрудников этого спецотдела были переданы нами в контрразведку ФСБ и в ФБР Большого Нью-Йорка.

Спецотдел «Р» ГУР ГШ МОУ: история создания, состав и задачи

Официально Спецотдел «Р» в утвержденной структуре ГУР не значится, его как бы нет. Это объясняется тем, что по межгосударственным соглашениям СНГ его члены не могут вести разведку друг против друга. Созданием Спецотдела «Р» Украина грубо нарушает это соглашение. История создания этого подразделения такова. В апреле 2005 Ющенко издал секретный указ о создании в ГУРе Спецотдела «Р», поручив Л. Косякову (имя по документам прикрытия) приступить к его созданию. Он был отозван из запаса (жил в Дубае, где владеет крупной туристической фирмой) и секретным указом ему дали генерал-майора. К сентябрю 2005 Спецотдел «Р» был создан. В составе его сейчас около 150 сотрудников плюс неизвестное число агентов плюс возможность привлекать спецназ ГУР. В сентябре 2005 Ющенко секретным указом отозвал из запаса Филина и Лихвинцева, присвоил им генерал-майоров и назначил их и Косякова заместителями начальника Спецотдела «Р». Лихвинцева - по оперативной работе, Косякова - по аналитической работе, Филина – первым заместителем. Руководство Спецотделом «Р» было возложено непосредственно на начальника ГУР Галаку, но фактически спецотделом руководят Филин и Лихвинцев. Тимошенко была за создание Спецотдела «Р», но против назначения Филина и Лихвинцева. Янукович – за Спецотдел «Р» и его нынешнее руководство, он помогал увеличить его финансирование из бюджета Украины – главного источника денег для Спецотдела «Р», второй источник – самофинансирование.

В ФарВест, ЛЛЦ, Спецотдел «Р» легендирован как Бюро по Западу СНГ. Сильная сторона Спецотдела «Р» – кадровый состав почти целиком из советского ГРУ, т. е. фактически советское ГРУ ведет разведку против России.

Цели Спецотдела «Р» :

- сбор компромата о коррупции и других преступлениях российских высших чиновников и крупных бизнесменов для передачи в США и Англию;

- сбор информации по планам России по нефти и газу;

- сбор информации по российской армии, ВПК и торговле оружием за рубеж;

- сбор информации о внешней и внутренней политике России;

- силовые акции в России, в т. ч. ликвидация людей.

Часть сотрудников Спецотдела «Р» действует под дипломатическим прикрытием в посольствах Украины в России, Беларуси, Литве, Латвии, Эстонии, Грузии, Узбекистане, Польше, Австрии, Англии, и США. А также за ширмой коммерческих организаций в Женеве и Вене. Во всех странах кроме России, дипломаты-сотрудники Спецотдела «Р» известны местным спецслужбам и координируют с ними работу против России. В Москве украинский дипломат – сотрудник Спецотдела «Р» в этом качестве официально не назван и используется другими сотрудниками Спецотдела, действующими в России, в основном для защищенной передачи информации, в том числе диппочтой. Работа Спецотдела в России ведется бывшими грушниками, имеющими старые связи по прежней службе. За плату они получают информацию от знакомых по службе в ГРУ и от их знакомых в правоохранительных органах, крупных компаниях и государственных учреждениях. Все только за деньги. Особый интерес к компромату на высших чиновников и бизнесменов. Добытой информацией они делятся со спецслужбами США, Англии, Австрии и Швейцарии. Вена и Женева – важные центры работы в этом направлении. Дело банка «Дисконт» – один из примеров их разработок.

2. Группа Турки Аль-Фейсала и семейства Хашогги:

Саидов - Нухаев - братья Демильхановы (родственники жены Саидова) - братья Сулейменовы – Ф. Гатауллин – Н. Роева. Российские члены этой группы имеют также тайную связь с турецкой Партией национального действия и подпольной террористической организацией «Серые волки», контролируемой Генштабом и спецслужбой МИТ. Наружно, Саидов и Нухаев представляют себя панисламистами, но на самом деле, идеологически и политически они ближе к фашистскому крылу пантюркизма. Взаимодействуют с подпольем запрещенной исламистской организации Хизб ут-Тахрир на территории бывшего СССР.

Саидов и Нухаев руководят «Стамбульским бюро Внешней разведки Чеченской республики Ичкерия», которое легендируется как Бюро ФарВест, ЛЛЦ по Востоку СНГ. Во главе его стоит бригадный генерал Руслан Саидов. По информации украинских товарищей история этой организации такова.

В 1994 Дудаев по рапорту шефа Внешней разведки Нухаева издал накануне 1 - ой чеченской войны секретный указ о создании Бюро в Стамбуле как резервной (!) разведки против России. Начальником Бюро тем же секретным указом Дудаев назначил Саидова, заодно присвоив ему звание полковник. В конце 1996 после окончания 1 - й чеченской войны секретным указом Яндарбиева Бюро было расформировано, т. к. исчезла потребность в резервировании разведдеятельности Ичкерии.

Весной 1999 Масхадов по рапорту Атгериева секретным указом воссоздал Бюро в структуре МГБ Ичкерии и снова назначил начальником Саидова. Масхадов расширил функции Бюро - кроме России на Ближний Восток и Центральную Азию. После ареста Атгериева Бюро подчинялось лично Масхадову, и параллельно работало с Ахматом Кадыровым.

В марте 2005 Саидов формально присягнул Садулаеву, за что тот секретным указом сделал его бригадным генералом.

В 2006 Саидов отказался признавать Докку Умарова и выступил с публичным призывом последовать его примеру.

В начале 2006 сразу после отставки Алханова Саидов издал секретный приказ по Бюро, в котором признал Рамзана Кадырова главой чеченского государства и заявил о подчинении ему Бюро.

Говорят, что в рабочем кабинете Саидова в Стамбуле висят портреты Дудаева, Яндарбиева, Масхадова, Садулаева, Ахмата и Рамзана Кадыровых.

Бюро - это сейчас примерно 100 сотрудников и неизвестное число агентов. Его сильная сторона – связь с чеченскими диаспорами на Ближнем Востоке. Источники финансирования – Саудовская Аравия (главный источник), чеченские диаспоры на Ближнем Востоке и в Турции, самофинансирование. Бюро привлекает для своих задач кадыровских бойцов, подчиненных Демильханову.

Стамбульское Бюро Саидова работает в основном через чеченские диаспоры (как Моссад через еврейские диаспоры), большая часть сотрудников бюро находится непосредственно в диаспорах в России, странах СНГ, Европе и Ближнем Востоке. Бюро использует два старых представительства ФарВест, Лтд в Тегеране и Кабуле. Там работают не чеченцы, а иранцы и афганцы с ведома местных спецслужб. Их основной профиль – оружейные поставки из России (в Иран) и Болгарии (в Афганистан). Кроме этого, Бюро имеет оперативную связь с татарами Поволжья, Тюмени, Астрахани и Крыма, входящими в подпольную организацию Хизб ут-Тахрир. Канал связи – офис Гатауллина в Катаре. И те, и другие финансируются саудовцами.

3. Американо - английская группа:

Эрмарт - Гейтс - Брейтвейт - Суриков (у него на подхвате Баранов, Делягин, Нагорный). Эта группа определяет политические задачи Фарвеста – его место в геополитических планах постфашистского крыла атлантизма. Их цель - передача под контроль США нефти, газа и экспортных трубопроводов России, Закавказья, Казахстана и Средней Азии, блокирование транзита энергоресурсов в Германию и Китай. В число российских союзников (по разным причинам) этой группы входят: Батчиков, Буклемишев, В. Бут, Волков, В. Дубов, Кондауров, Ю.Латынина, Кургинян, Маслюков, Мерзликин, А. Пионтковский, Подберезкин, Проханов, Сечин, Сурков, Устинов, Хлопонин, Чемезов. В Израиле – Конторер, Невзлин, Шавит.

4. Белорусско-литовская группа:

Шейман/Лунев (КГБ РБ) – Паксас/Буткявичюс – военная разведка Литвы (МОК). Лоббирует переход Лукашенко на сторону Запада и создание нефтегазового транзитного картеля между Украиной, Белоруссией и Литвой.

Таким образом, Фарвест имеет «крыши»: в США (Гейтс, Эрмарт), в Саудовской Аравии и Эмиратах (Турки аль-Фейсал), в Англии (Брейтвейт), во Франции (ДГСЕ), в Турции (МИТ и армейские службы – родственники Сурикова), в России (кремлевские силовики и ГРУ, коррумпированные элементы в ФСБ и СВР), на Украине (ГУР, СБУ, Партия Регионов, администрация Президента), в Белоруссии (Шейман, КГБ), в Литве (МОК) в Чечне (силовой блок Демильханова).

* * *

Предположительный состав директоров ФарВест, ЛЛЦ: принц Рашид, Джамал Хашогги, Филин, Саидов, Лихвинцев, Суриков, Лунев, Буткявичюс и Руслан Беренис (финансовый директор).

Берениса хорошо знают в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лондоне, Дубае, Сингапуре и Гонконге. Предположительно, старший офицер английской военной разведки. Служил в спецназе (САС) в Северной Ирландии, на Фолклендах и в Омане. Владеет черкесским, русским, немецким, китайским и арабским. Человек Брейтвейта. В Фарвесте представляет коммерческие интересы ЧВК «Эриниса».

Лунев, после недавнего выхода в резерв, назначен вице-президентом и директором центрального офиса ФарВест, ЛЦЦ в Дубае. Причем, назначен по личной договоренности с Лукашенко. Центральный офис координирует работу Восточного и Западного бюро (разведок кадыровцев и Украины) между собой и с разведками США, стран НАТО, Саудовской Аравии и блока ГУАМ. Это включает КГБ Беларуси как возможного будущего члена ГУАМ.

Суриков – не акционер, а прямой представитель Эрмарта и Брейтвейта. Официально числится старшим аналитиком ФарВест, ЛЛЦ (Дубай – Россия). Занят исключительно идеологическими диверсиями против России и политико-идеологическим диалогом с правыми элитами США, Израиля (вместе с Кургиняном) и Турцией.

Суриков, Баранов и Роева в силовой и разведывательной деятельности Фарвеста никогда не участвуют, чтобы не попасться на этом – это сознательная линия.

Филин и Саидов – вице-президенты Фарвеста.

Филин отвечает за Украину, Белоруссию, Прибалтику и Питер (Западная дирекция Фарвеста – Спецотдел «Р» ГУР). Саидов – за Кавказ, Центральную Азию, Поволжье, Урал, Сибирь и Дальний Восток (Восточная дирекция Фарвеста – Стамбульское Бюро Внешней разведки Ичкерии). За Москву отвечают оба.

Президент Far West, LLC - саудовский принц Рашид (Rasheed), родственник и ставленник принца Турки Аль-Фейсала. Ему 35 – 40 лет, до конца нами не идентифицирован поскольку Рашидов в семье Саудов много. Предположительно, кадровый офицер Общей разведки, был в Чечне у Хаттаба, знает русский язык.

Проекты (заказы) Фарвеста за исключением оружейных :

  1. Всемерно саботировать проекты российского ТЭКа: Североевропейский газопровод (Россия – Балтийское море – Германия), Прикаспийский газопровод (Туркмения – Казахстан – Россия), газопровод Туркмения – запад Китая, ответвления Тихоокеанского нефтепровода на Дацин (КНР), нефтепровод Бургас – Александрополис, расширение Каспийского трубопроводного консорциума (нефтепровод запад Казахстана – порт Новороссийск).
  2. Оказывать поддержку проектам Запада: Транскаспийский газопровод (из Туркмении по дну Каспийского моря в Азербайджан), газопровод НАБУККО (прокачка туркменского и иранского газа через Турцию в Европу), нефтепровод Одесса – Гданьск (каспийская нефть через Черное море и Украину в Польшу).
  3. 3. Сбор информации об инфраструктуре, режимах и объемах транзита нефти и газа из Западной Сибири через Удмуртию, Татарию и Башкирию, включая организацию охраны трубопроводов (с помощью агентуры Хизб ут-Тахрир).
  4. 4. Способствовать созданию картеля Украины, Белоруссии и Литвы по согласованию условий транзита нефти и газа из РФ в Европу.
  5. Лоббировать передачу Грознефтегаза и Грознефти Кадырову (сейчас у Роснефти).
  6. (?) Способствовать восстановлению и достройке шоссе из Чечни в Грузию (остался только десятикилометровый горный участок через пограничный перевал Дайвис Тжаури).
  7. Не допустить олимпиаду в Сочи.
ФарВест, ЛТД и ФарВест, ЛЛЦ

Для понимания замыслов фарвестовцев важно уяснить разницу между их предыдущей коммерческой структурой и новой.

Компания ФарВест, Лтд с Каймановых островов, документы которой якобы потерял Косман, несла реальную нагрузку по трем направлениям работы:

  1. Так называемое консультирование по вопросам военно-технического сотрудничества - с фирмами или даже частными лицами из стран, желающих купить оружие или технологии из РФ, Украины или других стран бывшего СССР или Восточной Европы. При этом заключался договор консалтинга самого общего характера. Например: «Исследование путей совершенствования ВВС Йемена» или что - то в этом духе. Сумма договора была, как правило, небольшой. Договор легализовывал интерес Фарвеста к конкретной тематике, его встречи, контакты и поездки. В ходе этого согласовывались условия серых и черных поставок оружия или технологий, или условия взяток и откатов при легальных сделках.
  2. Консультирование иностранных ЧОПов, ЧВК и ЧРК при вербовке ими персонала из РФ и бывшего СССР.
  3. Учредительство финансовых компаний для биржевых спекуляций на развивающихся рынках.

Нынешняя ФарВест, ЛЛЦ от первой функции отказалась - она перешла в БИВИС - РУ. Вторая функция исчезла вообще. Третья функция выведена из Фарвеста и поделена между Косманом - Давидовичем, Саидовым и Беренисом.

У ФарВест, ЛЛЦ появилась новая функция - заказы саудовских и западных частных фондов и компаний на исследования транзита нефти и газа на территории бывшего СССР.

Кроме этого – был заказ из Зальцбурга против Олимпиады в Сочи. После недавнего визита Путина в Австрию австрийцы этот заказ сняли. Но Суриков продолжает разрабатывать связку «обеспечение безопасности Олимпиады – адыгейский национализм» как элемент общей стратегии напряженности в операции Россия-2008.

Но это видимая сторона, служащая прикрытием для сходок фарвестовцев с их старшими партнерами. Внешне все нормально, любая проверка за рубежом скажет, что формальных нарушений нет, владельцы солидные и влиятельные люди, доходы и расходы легальны и обоснованы, а от прессы все закрыто под предлогом коммерческой тайны.

Проблема идентификации главарей Фарвеста

Мы полагаем, что опубликованная на форуме Форум.мск.ру анонимная информация об именах некоторых главарей Фарвеста и их документах прикрытия является подлинной. Приводим два сообщения в оригинале.

Р.Ш. Саидов "родился" в 1998 году, когда в Ингушетии "пропали" незаполненные бланки. Одновременно с этим, если внимательно присмотреться к старой фотографии на этом сайте, куда-то "исчез" Руслан С-ич С-ев. В.И. Филин "родился" раньше - в начале 1990-х гг., когда начальник ГУР пан Скипальский широко торговал украинскими документами прикрытия. Тогда же бесследно "исчез" Владимир В-ич Л-ко - по фотографии на сайте, сделанной в глубокой молодости, - вылитый В.И. Филин.

У меня вопрос: "пострадавшими" на суде будут В.И. Филин и Р.Ш. Саидов или Владимир В-ич Л-ко и Руслан С-ич С-ев? Или, возможно, Р.Ш. Саидов захочет предстать под позывным Магас? А почему нет, если можно превратить отчество в фамилию? Или, того пуще, превратить в фамилию колумбийскую кличку "El Buho"?

http://www.forum.msk.ru/dialog/thread.html?id=3770&p=1&mid=173418

С форума Компромат.ру

Суд в Литве против газеты Экстра

Отправитель: Валдас 11:37:08 26/05/2006:

Истцы – бывший министр обороны Буткявичюс и четыре его приятеля из России и прочих стран, каждый из которых имеет по несколько имен и гражданств.

1) Текст и комментарии к нему http://forum.msk.ru/material/kompromat/10682.html

2) Комментарии к тексту

http://forum.msk.ru/material/news/10745.html

Самый интересный комментарий ко второму тексту втихую был удален. По нему получалось, что один из истцов-приятелей Буткявичюса помимо 5 (!) российских имеет два турецких паспорта на имена (почему-то были даны сокращенно) U.M-d и M.A-d. Другой истец помимо двух украинских и английского имеет бразильский на имя F.P. Ca-llo. Третий истец помимо российского имеет украинский паспорт на имя А.Ю. Ва-ко. Четвертый истец имеет паспорта на разные имена России, Турции, США, Белоруссии и литовский паспорт на имя V.A-s.

Они вместе с американо-болгарским СП «Арсенал» владеют какой-то дубайской фирмешкой F-s C-g, Ltd.

Как Антон Суриков будет объяснять суду, почему он приезжал несколько раз в Литву в 2003-2005 гг. по паспорту на имя гражданина Республики Беларусь Сеткевича Сергея Михайловича, 1959 г.р., Гомель?

http://forum.msk.ru/material/news/10745.html?pf=2

Наши комментарии:

Генерал-лейтенант Александр Скипальский, возглавлял ГУР в 1992 – 1997 гг. Полагаем, что Владимир В-ич Л-ко, доверенное лицо генерала ГРУ Юрия Гусева, стал Владимиром Ильичем Филиным перейдя в Службу Скипальского в 93 году, после гибели Гусева и ряда коррупционных скандалов в ЗГВ, где Л-ко и Алексей Лихвинцев (фамилия по документам прикрытия) продавали военное имущество. Есть сведения, что они переправляли часть выручки от этих операций через ГУР на финансирование бандеровского движения на Украине. К этому времени Л-ко был хорошо известен в среде колумбийских наркобаронов как оператор кокаиновой линии Гусева через агентуру в ФАРКе и меделинском картеле. Кличкой "El Buho" в уголовных кругах Колумбии Л-ко видимо обязан некоторым внешним сходством с этой птицей.

Первый заместитель начальника Спецотдела «Р» ГУР генерал-майор Владимир В-ич Л-ко. В бывшем СССР больше известен как бизнесмен и политолог «Владимир Ильич Филин». В уголовных кругах Колумбии как «El Buho». В Бразилии как коммерсант F. P. Ca-llo. Фото сделано после пластической операции.
Первый заместитель начальника Спецотдела «Р» ГУР генерал-майор Владимир В-ич Л-ко. В бывшем СССР больше известен как бизнесмен и политолог «Владимир Ильич Филин». В уголовных кругах Колумбии как «El Buho». В Бразилии как коммерсант F. P. Ca-llo. Фото сделано после пластической операции.

Л-ко имеет бразильский паспорт на имя F. P. Ca-llo, два украинских и один английский. Гражданин Сербии.

Наряду с Лихвинцевым и Смешко, Филин входит в теневое руководство ГУРа и является «смотрящим» за его «общаком». Конфликт Филина, Лихвинцева и Галаки с Тимошенко может быть отчасти вызван борьбой за контроль над секретными фондами ГУРа и криминальными источниками их наполнения. Видимо, с некоторыми особенностями такая схема реализована и в отношениях Фарвеста с руководством ГРУ ГШ МО.

После ликвидации российской базы в Косово (2003) и «наезда» военной контрразведки на их героиновый бизнес, главари Фарвеста занимаются в основном легальным бизнесом. В Фарвесте два финансовых центра: латиноамериканский – Филин (отчасти в партнерстве с Давидовичем и Косманом) и ближневосточный – Саидов с родственниками. Легальные бизнесы Филина: биржевые спекуляции (вместе с Косманом и Давидовичем); банановые плантации в Колумбии (вместе с Давидовичем); производство и экспорт в Евросоюз бразильской говядины; научно - техническая разведка в интересах бразильского авиаконцерна «Эмбраер»; решение вопросов по газу на востоке Боливии в интересах бразильской корпорации «Петробраз»; неформальный контроль над несколькими предприятиями ВПК Сербии вместе с остатками банд Аркана и Легии.

Сейчас главный бизнес Филина – это производство этанола в Бразилии из сахарного тростника в штатах Мато Гроссо до Сул и Минас-Жерайс, где он владеет несколькими фабриками. Партнером его фирм в Бразилии недавно стал Джордж Сорос, вложивший крупные средства в бразильский этанол для спекуляции. Филин принимал участие в недавнем этаноловом саммите в Сан-Паоло, где выступал Сорос. Есть сведения о том, что Сорос пересекался с Фарвестом на Украине по «цветным делам».

Вместе с Давидовичем, Филин контролирует или имеет значительную долю в управляющей компании морского порта Картахена (La Sociedad Portuaria Regional de Cartagena). Предполагаем, что часть кокаина переправляется в Питер через этот порт.

У Саидова два турецких паспорта на имена Угур Мехмед и M. A-d. Его фотография, сделанная до черепного ранения в 1999 г., схожа с внешностью «исчезнувшего» в 1998 году человека по имени Руслан Саидович С-ев.

Интересна идентификация Руслана Саидовича С-ева («Саидова») с позывным «Магас» или «амир Магас». Установлено, что это позывной боевика Магамеда Евлоева (его фото висит в списке т. н. кавказских эмиров на сайте Кавказцентр). Но иногда позывным Магас пользуются и другие, чтобы запутать следы. Среди них (предположительно) – Саидов. Когда матери Али Тазиева (одного из подозреваемых в использовании позывного) показали фотографию «Магаса», стоящего рядом с Басаевым, она описала этого человека, как «сорокалетнего, с бородой, на Али совершенно не похож, даже если предположить, что он сильно постарел. Другой тип лица». Не подходит этот человек по описанию и под Евлоева, который значительно моложе 40 лет. Зато это возраст Руслана Саидовича С-ева, тоже нередко отпускающего бороду.

В. Филин, А. Лихвинцев, Л. Косяков и В. Лунев (по документам прикрытия) никогда не покидали систему военной разведки. После разгрома СССР они перешли в ГУР Украины (Филин, Лихвинцев, Косяков) и КГБ Белоруссии (Лунев). В разные периоды внедрялись в коммерческие, общественные и государственные структуры по поручению (или под предлогом такового) своих служб. При этом шел процесс сращивания руководства и отдельных подразделений этих служб с коммерческой активностью фарвестовцев, легальной и криминальной – происходила их «коммерческая перевербовка».

Коллаж: Басаев и Руслан Саидович С-ев
Коллаж: Басаев и Руслан Саидович С-ев

Саидов занимается биржевыми спекуляциями, строительными подрядами в Саудовской Аравии, импортом в Дубай ковров из Тебриза (Иран) и кашемира из Пакистана. Имеет неформальный контроль над болгарской оружейной фирмой Арсенал (контрафакт). Главный бизнес фирм Саидова - строительные подряды и участие в управлении коммерческой недвижимостью в Дубае: Джумейра Бич Резиденс и торговый центр Молл оф зе Эмиратс с самой большой в мире искусственной горнолыжной трассой под крышей (Ски Дубай).

Можно предположить, что управление своими легальными бизнесами Филин и Саидов ведут через наемный менеджмент и родственников (Саидов) и владеют этими бизнесами через цепочку оффшорных компаний, залоговых расписок и даже неформальных договоренностей, особенно в случае Саидова. Это позволяет им находится в тени. Но в то же время это облегчает саудовским и американским спецслужбам возможность отрезать фарвестовцев от легальных кормушек при попытке выйти из под контроля.

В целом, можно сказать, что Филин и Саидов успешно легализировали капиталы, полученные от нелегальной торговли оружием, секретными технологиями и наркотиками. Размеры их легального бизнеса делают коммерчески ненужным нелегальный бизнес. Но они продолжают им заниматься в политических целях, так как нелегальный бизнес дает им крючок, чтобы держать на нем партнеров в РФ, СНГ, Венесуэле, Сирии и др. странах. Их нелегальный бизнес в последние годы - не способ заработать, а возможность для политического шантажа партнеров и строительства фиктивных схем, которые можно использовать для пропаганды против РФ или, к примеру, Ирана и КНДР (последний пример – статьи Саидова о якобы поставках северокорейских ракет в Иран).

Характеристики главарей Фарвеста

Психологические и идеологические черты этой группы имеют важное значение для оценки их планов, приемов и вероятности их достижения. Отличительной чертой лидеров Фарвеста является глубокая идеологическая мотивированность их антироссийской активности, основанная на этнической самоидентификации, национальной истории и семейной традиции.

Владимир В-ич Л-ко (по документам прикрытия – Владимир Филин)

По сообщениям с Украины и США – законченный и убежденный украинский националист-бандеровец, хотя украинец лишь наполовину: его покойная мать – еврейка по отцу и молдаванка по матери. Дед Филина сделал партийную карьеру в 1950 – 60-е на насильственной украинизации и насаждении украинского языка на востоке Украины. На русофобские настроения Филина большое влияние оказала его жена, чей дед был командиром крупной бандеровской банды УПА. Непублично выступает за ускоренную украинизацию всей Украины и отрыв украинской церкви от Московского патриархата. Поддерживает стремление татарских экстремистов к гегемонии над Крымом при формальной автономии в составе Украины. Выступает за форсированное вступление Украины в НАТО и ЕС с помощью политиков типа Януковича и за унию Украины с Белоруссией и Литвой против России. При этом Филин хотел бы видеть Украину на острие борьбы Запада с Россией. В этом сказывается не просто его ненависть к России (черта общая для всех главарей Фарвеста), но и расчет, что в таком случае Украина окажется в центре мировой политики и тем самым возрастет его личная роль как одной из главных теневых фигур украинского силового блока и контролера его конспиративного канала связи со спецслужбами и элитами США, Англии и Саудовской Аравии.

Психологически, в Филине соединяются повадки вора в законе с незаурядным умом и способностями, развитыми спецобразованием в системе ГРУ и огромным опытом криминальной деятельности под прикрытием и часто по заданию спецслужб. По психотипу Филин – крайний индивидуалист, атаман разбойничьей шайки. Его исторический идеал – запорожская вольница, а не бывшая австрийская Галиция с элементами ордунга. Это тип мальчика из хорошей вышесредней советской семьи с культурными запросами, прошедший школу блатного мира и зоны. Его отличает быстрота реакции, смелость, умение перестроиться. В 1991 Гусев, посылая Филина и Лихвинцева в Югославию, учел это. Бандеровец от рождения, но мало политизированный Лихвинцев был направлен к хорватам - католикам. А абрек Филин - к сербам в Боснию - к своему близнецу по психотипу Аркану, к Легии и т. п.

Антон Викторович Суриков – Мансур Натхоев

Из адыгейской семьи с длинной традицией борьбы против российского господства на Кавказе. Предки Сурикова сражались на стороне турок и англичан еще в первой половине 19 века. Большой поклонник Уркарта, одного из первых британских резидентов на Северном Кавказе, вдохновителя и организатора вооруженной борьбы его племен против России и дизайнера адыгейского флага. Мечты адыгейских националистов о независимости традиционно связаны с Англией. Суриков и его отец, крупный инженер-ракетчик, в конце жизни совершивший хадж, яркий пример исторического регресса в архаику этноцентризма, национализма и религиозного фундаментализма в результате гибели социализма и СССР. Оба принадлежали к сливкам советской научно-технической интеллигенции, внесли немалый вклад в обороноспособность СССР. Эти выходцы из малого народа, сохранившего пережитки общинно-родового строя, казалось, были примером интернациональной сущности Советского государства и общества, огромных возможностей, которые они открывали для десятков, если не сотен, этнических групп, никогда не имевших своей государственности, а нередко и письменности.

Главный идеолог Фарвеста. Интересуется только политикой. Мастер информационной провокации. Глубоко вписан в элиту научно-технической ветви ВПК, а также российских и турецких спецслужб. Суриков – адыгейский националист и пантюркист. Его идея – это светский Великий Туран на обломках южной России милостью турецкого Генштаба. Искренне презирает русских и любит «показать язык» – сказать двусмысленность, намекающую на его тайную антироссийскую активность.

Возможно обладает гипнотическими способностями (магнетизм, сила внушения). При публичных выступлениях избегает смотреть на своих слушателей. Мы недооценивали способности Сурикова в искусстве вербовки и влияния на людей в целом. Большое впечатление на нас произвела его перевербовка правозащитника Олега Греченевского, выступавшего с острыми разоблачениями Фарвеста. Причем Суриков сумел нейтрализовать Греченевского через публичную переписку, не вступая в физический контакт. Другой известной нам «жертвой» психологического манипулирования со стороны Сурикова еще раньше стала правозащитница Людмила Евстифеева, корректор «Новой газеты». Евстифеева выступает в прессе и Сети под псевдонимом Марк Уленш. Ей принадлежат два сайта: http://somnenie.narod.ru/ и http://sur99.narod.ru/. В наше поле зрения Евстифеева попала в январе 2006, когда она сделала очень странную, мягко говоря, вещь. На сайте компромат.ру она пыталась выдать себя за подполковника российской контрразведки Армена Саркисяна и войти в контакт с членом Международной редакции Вадимом Штольцем, который переписывался с Саркисяном на форуме компромат.ру весной-летом 2005 года. За эту переписку Саркисян поплатился жизнью. Евстифеева была немедленно разоблачена нами на форуме и в последовавшей статье.

На фото Людмила Евстифеева (Марк Уленш) раздает правозащитные материалы. Антон Суриков–прямой представитель Эрмарта и Брейтвейта в ФарВест, ЛЛЦ. Опытный агент влияния, Суриков владеет психологической техникой внушения и искусством вербовки.
На фото Людмила Евстифеева (Марк Уленш) раздает правозащитные материалы. Антон Суриков–прямой представитель Эрмарта и Брейтвейта в ФарВест, ЛЛЦ. Опытный агент влияния, Суриков владеет психологической техникой внушения и искусством вербовки.

Мы предполагаем, что на эту провокацию она пошла под влиянием Сурикова (не обязательно по его прямой просьбе). Внешне, Суриков и Евстифеева принадлежат к противоположным концам идеологического спектра. Суриков – «патриот» и идеолог «Пятой империи», Евстифеева – активистка самого отмороженного крыла либералов, близкая к Радикальной партии и печальной памяти группе Стомахина. Но по существу, оба являются врагами России и делают одно дело под разными флагами. Сама по себе Евстифеева незначительна, но это яркий пример успехов Сурикова в идеологической и даже оперативной вербовке либеральной интеллигенции. В своей последней статье, опубликованной в ряде либеральных изданий и в газете Фарвеста, Евстифеева – Уленш пытается отвлечь внимание от подозрений в причастности Фарвеста к гибели журналиста Ивана Сафронова (газета «Коммерсант») и его знакомства с сотрудником ЦРУ Фрицем Эрмартом.

Руслан Саидович С-ев (Руслан Саидов)

Чечен-акинец по отцу, испанец по матери.  Родился в Хасавюрте. Сын крупного партийного функционера областного масштаба из Дагестана, прошедшего через депортацию в Киргизию. С юных лет близок к уголовной среде, знает и любит ее. Это помогло впоследствии. Еще подростком знал Рыспека (Акматбаев) – известного киргизского криминального авторитета, «хозяина Иссык-Куля». Рыспек помог Фарвесту украсть торпеды «Шквал» с иссык-кульского полигона ВМС.  Учился искусству двойной жизни и мимикрии у отца – крупной фигуры в «хлопковом бизнесе» Ферганской долины, который умер во время ареста.  В партийных кругах отец Саидова был известен «непримиримостью к религиозным предрассудкам»,  в первую очередь к «параллельной религии» – суфизму.  Но есть основания полагать, что он был тайным членом суфийского тариката и ввел в него своего сына. 

Валерий Лунев (фамилия по документам прикрытия) и его жена Фатима

Ненавидят «кафиров» и все русское. Предполагаем, что после женитьбы на этой родственнице Джохара Дудаева (работала снайпером у Басаева в Абхазии), Лунев принял ислам. Агитирует за возвращение государственной символики, которую использовали белорусские нацисты: бело – красно – белый флаг и всадник.

Все главари Фарвеста имеют очень высокое мнение о своем «профессионализме» и очень низкое о новых кадрах российских спецслужб, глубоко презирают российские «элиты» и ненавидят Россию. Питают личную ненависть к Путину как почти ровеснику, сделавшему головокружительную государственную карьеру, да еще из «конкурирующей организации».  Это в первую очередь – идейные борцы и социопаты, постоянно нуждающиеся в адреналине, риске, игре. Деньги их интересуют только во вторую очередь (это не относится к просто уголовникам – Сулейменовым, Давидовичу, Косману, Лихвинцеву с женой, Косякову, Ковальчуку и Роевой). Их цель – это разрушение России и создание из ее трупа «Великой Украйны» и «Великого Турана». Вот почему Фарвест имеет такую ценность в глазах Эрмарта, Гейтса, Брейтвейта и Турки. Они продолжают использовать эту группу даже после ее частичного дезавуирования в маргинальной российской и западной прессе.

Приложение 1: Организационно-политическая траектория Фарвеста: от краха «геополитической концепции Кургиняна» в 2003 г. до отставки Принца Турки и конспиративной встречи в Вашингтоне в декабре 2006

Наша версия. В 2003 – 2004 после Ирака, Юкоса, изгнания Волошина и Касьянова – США вновь взяли курс на холодную войну и разгром России. Окончательно лопнула т.н. «геополитическая концепция Кургиняна», которая – через его израильский канал межэлитных коммуникаций – в 1999 г. легла в основу договоренностей между республиканцами США, «Семьей» и российскими военными. Суть договоренностей: РФ становится младшим партнером США и его сырьевым придатком в обмен на «стабилизацию» России, возрастание роли армии и уход Семьи. Модель – проамериканская диктатура Пиночета. Но Путин перехитрил американцев, отказался поддержать их нападение на Ирак и стал гибко балансировать между Бушем и Шредером – Шираком. Во внутренней политике президент начал атаку на Юкос, подготовил удаление Волошина – Касьянова, сделал окончательную ставку на компромисс в Чечне – на Кадырова-отца и чеченизацию конфликта.

Следом за поворотом Путина к курсу на независимость, в 2003 году у Фарвеста начались проблемы – атака со стороны ВКР, их выгнали из Косово, их людей - из РСК МиГ, они ничего не получили от российской власти за услуги американцам в Ираке (хотя, наверняка, рассчитывали получить). Вдобавок, при попытке приватизировать КПРФ фарвестовцев вместе с Кондауровым (Юкос) по указанию Кремля «кинул» Зюганов.

В ответ, американцы с лета 2003 взяли курс на смену власти в РФ. В июле Эрмарт сообщил об этом Сурикову в Мадриде. Кроме того, с началом строительства трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан стратегия напряженности по южному периметру бывшего СССР приобрела для США и их союзников исключительное значение. Американцы настояли на постепенном уходе войск и пограничников РФ из Таджикистана, устроили оранжевые путчи в Грузии, Аджарии, на Украинe, фактически в Абхазии, а также в Киргизии. Устроили кровавые провокации в Андижане и Беслане. Был убит Ахмат Кадыров. Почти во всех этих операциях «возмездия» и дестабилизации участвовал Фарвест. В Грузии и Аджарии – Буткявичюс, на Украине – Филин и Лихвинцев, в Абхазии – Саидов и (до того, как его убили летом 2004) Айба – главный человек Фарвеста в Абхазии; Саидов – в Киргизии и Андижане (у него в обоих местах была двойственная провокационная функция). В Беслане мы тоже подозреваем какое-то участие Саидова, но не можем его точно оценить. К убийству Кадырова Саидов, видимо, отношения не имел. Саидов (вместе с Ямадаевым) также выполнил заказ ЦРУ на ликвидацию Абу Валида, который по договоренности между Кадыровым и саудовцами должен был перебазироваться в Ирак.

К концу 2004 – началу 2005 в США и Англии, видимо, сложился консенсус, что ни силовые операции вроде захвата школы в Беслане, ни «оранжевая революция», ни партизанская борьба на Северном Кавказе не смогут обеспечить устранение Путина или его подчинение требованиям США. Для России требовалось найти какое-то новое решение. И новые инструменты для его реализации. Стамбульское бюро Саидова могло решать только ограниченные задачи, и его возможности продолжали сужаться с усилением оперативного проникновения ФСБ в чеченские диаспоры, без которых саидовская разведка беспомощна. Мы полагаем, что в принятии новой стратегии значительную роль сыграл центральный офис в Дубае, через который, с помощью Эрмарта и Берениса, шел диалог между Фарвестом и элементами во внешнеполитических элитах США и Англии, которые были и остаются настроенными на решение проблемы Путина любой ценой. Хорошо разбираясь в российской ситуации, в психологии и поведенческих стереотипах властных и деловых элит путинской России, фарвестовцы разработали стратегию их шантажа («крючка») для провоцирования контролируемого госпереворота. Такое решение соответствовало также представлениям и наклонностям их западных партнеров. Благоприятствовали этому плану второй срок Буша и победа Ющенко в Киеве. В начале февраля Гейтс отклоняет предложение Буша стать председателем Национальной разведки. Вести операцию Россия -2008, находясь на этой должности было бы невозможно в силу ряда межведомственных причин. Не исключено, что от инсайдеров, вроде Конди Райс и Буша-отца, Гейтс получил сигнал ждать отставки Рамсфельда. Тогда в его руках была бы военная разведка РУМО, огромный бюджет и кадровые решения по Генштабу, необходимые для организации военной компоненты плана. В любом случае, когда в начале апреля 2005 Ющенко прибыл в Вашингтон и встретился с Райс, все было готово для начала новой игры. Полагаем, что «Соглашение о стратегическом партнерстве», подписанное Бушем и Ющенко во время этого визита, включало и секретные приложения, в частности – о сотрудничестве украинских и американских спецслужб против России. Первым делом по возвращении в Киев Ющенко издает секретный указ о создании Спецотдела «Р». На первом месте в списке его задач – сбор компромата на высших российских бюрократов и близких к ним бизнесменов. К лету 2005 выдвижение Касьянова и создание под него лево – правой коалиции (оранжево – красно – зеленой) стало больше отвлекающим маневром, чем магистральным направлением заговора. Его цель – убедить Кремль, что сценарий в России пойдет по обкатанному в Грузии и Украине образцу, И в целом такое впечатление создать удалось. Этому помог и шум поднятый нашими разоблачениями деятельности ИПРОГа. Но ИПРОГ был и остается ширмой. Настоящая работа шла на глубоком втором дне.

В июне-августе произошел ряд встреч между главарями Фарвеста и их американскими и английскими сообщниками: обсуждались и планировались акции в рамках проекта Россия-2008. В Швейцарии встретились Филин, Лихвинцев, Косман, Суриков, Беренис и Эрмарт. Потом была встреча в Стамбуле у Саидова и Нухаева с участием Лунева от белорусско-литовской группировки. После этого в прессе Фарвеста начинается переориентация с Касьянова на Сечина. Касьянов еще пытался наладить отношения с Фарвестом через Кантора и встречался у него на даче в Швейцарии с Лихвинцевым и Косманом, но у него ничего не получилось. Фарвестовцы не доверяли Касьянову и еще меньше чем американцы верили в его шансы победить на электоральном поле.

В июле в Москву по документам прикрытия приезжают Лихвинцев и Косман для конспиративных встреч с Игорем Сечиным и его политическим союзником генералом Александром Бортниковым. Между ними «решаются вопросы», достигается стратегическая рамочная договоренность по 2008 году. Среди прочего, вероятно «решается вопрос» по Саркисяну и его группе. После этих переговоров, в конце июля в Вашингтон летят Филин (из Швейцарии), Лихвинцев и Суриков, а также глава Совета безопасности Беларуси Виктор Шейман. Все по документам прикрытия. Остальная банда остается ждать в Стамбуле. В США они встречаются с цэрэушниками Эрмартом, Гейтсом и (?) Вулси (Woolsey). Оттуда все кроме Шеймана летят в Стамбул и проводят «общее собрание», на котором обсуждается новая ориентация на сечинцев. Этот курс закрепляется приездом Филина и Саидова в Москву в конце августа. Развертывается работа с Сечиным и силовиками – агитация их за ГКЧП-2 параллельно с публичным запугиванием и шантажом в прессе, контролируемой фарвестовцами. В сентябре 2006 для легендирования нового ГКЧП Суриков выдвигает идею «партии третьего срока» и подключает к ней Проханова, Нагорного и нек. др.

Одновременно с этими событиями, Шейман начинает хлопотать перед Лукашенко, чтобы он вновь допустил к себе Лунева. Лоббирование Шеймана подкреплялось публичным шантажом Лукашенко со стороны Фарвеста (май-сентябрь 2005).

После конспиративной поездки Виктора Шеймана (слева) и фарвестовцев в Вашингтон, на Лукашенко началось давление с целью вернуть Лунева (справа) в свое силовое окружение. В 1995 – 2004 Лунев проводил серые сделки по продаже белорусского оружия на Балканы, палестинцам и т. п. места, одновременно пытаясь склонить Лукашенко к переходу на сторону Запада. В начале 2005 Лукашенко порвал с Луневым как с агентом влияния НАТО. Но уже осенью 2005 они помирились...
После конспиративной поездки Виктора Шеймана (слева) и фарвестовцев в Вашингтон, на Лукашенко началось давление с целью вернуть Лунева (справа) в свое силовое окружение. В 1995 – 2004 Лунев проводил серые сделки по продаже белорусского оружия на Балканы, палестинцам и т. п. места, одновременно пытаясь склонить Лукашенко к переходу на сторону Запада. В начале 2005 Лукашенко порвал с Луневым как с агентом влияния НАТО. Но уже осенью 2005 они помирились...

Новейшая конфигурация и боевое развертывание Фарвеста концептуально завершилось в конце 2006 года, когда принц Турки аль-Фейсал неожиданно подал в отставку с поста Посла Хранителя Двух Святых Мечетей в США. Легенда, запущенная в СМИ для объяснения этого решения, сводилась к тому, что у Турки якобы были серьезные разногласия с другими принцами по Ираку (шииты против сунитов). Но это не так. По авторитетному мнению Сеймура Херша, и Турки, и Бандар хотят усиления суннитов. Сам Турки объяснял отставку семейными обстоятельствами. Это решение вызвало неприятные ассоциации с его уходом с поста главы Общей разведки за 11 дней до атаки на ВТЦ и Пентагон в октябре 2001 года. Мы же предполагаем (это лишь наша версия), что, по соглашению со своими старыми друзьями Брейтвейтом, Эрмартом и Гейтсом, Турки принял решение «тряхнуть стариной» в эндшпиле под названием Россия – 2008.

Есть основания полагать, что в первой декаде декабря 2006 года, за несколько дней до отставки Турки и официального вступления Р. Гейтса в должность министра обороны США, в Вашингтон прилетели Филин, Саидов, Суриков, Лихвинцев, Лунев, Косман и Давидович. С ними прилетел старший генерал ФСБ. Помимо Эрмарта и Гейтса в это время в Вашингтоне находились Беренис и (?) Брейтвейт, а также принц Рашид. Полагаем, что в «пузыре» саудовского посольства они провели ряд секретных переговоров с Турки и его советником Джамалом Хашогги (кузен Аднана Хашогги), на которых принца Рашида представили и утвердили в качестве президента Far West, LLC. Другие предполагаемые темы обсуждений: предстоящий визит Путина в Саудовскую Аравию и вопросы, связанные с операциями Фарвеста в наступающем году, начиная с новогоднего нефте-газового конфликта между Россией и Белоруссией, а также взаимодействие на Украине.

В те же дни были составлены тезисы «интервью» Турки для газеты Завтра, опубликованные через две недели. (Завтра находится под сильным влиянием Сурикова). Время публикации было выбрано не случайно; она предназначалась для глаз коррупционных элементов в руководстве силовых структур РФ и т.н. «новых олигархов». Если коротко, ее мессидж был: за нашей спиной стоит Турки, а за вашей – “секретные” счета в оффшорах Персидского Залива... После встреч в Вашингтоне, для оружейного бизнеса Фарвеста была создана фирма БИВИС – РУ. Таким образом, собственно Фарвест (Far West, LLC) теперь занимается исключительно стратегическими задачами: Россия-2008 > трубопроводы. Параллельно был переформатирован суриковский центр по открытым политическим проектам ИПРОГ с внешне легитимными источниками финансирования вроде Фонда Эберта (правительство Германии). Кагарлицкий и Пономарев переведены Кондауровым и Суриковым в режим стэнд-бай из-за их бесполезности в текущей ситуации. Кагарлицкий внедрен к Костину, Пономарев – к Абрамовичу

Наша версия основывается на нескольких взаимодополняющих источниках. По информации, полученной от как правило хорошо осведомленного американского журналиста, в указанный период времени в Вашингтоне наблюдались контакты между Турки, Эрмартом и Беренисом, а также «одним саудовским принцем, родственником Турки». Этот принц (по нашим данным – Рашид) прилетел рейсом из Джедды в сопровождении нескольких людей (по физическому описанию, предполагаем – Саидова, Нухаева и Сурикова). В аэропорту их встречал человек похожий на Джамала Хашогги и другие сотрудники саудовского посольства.

В тот же день рейсом из Рима прибыли четверо. Среди них – «высокопоставленный генерал ФСБ, представляющий интересы Игоря Сечина». По физическому описанию этого человека (информация от журналиста была дозированной) мы думаем, что смогли опознать его. Но чтобы не давать пищу для необоснованных спекуляций против высшего руководства России, мы не называем его имя, должность и место работы (хотя для ФБР это, видимо, не является секретом). Его сопровождали три человека. По описанию одного из них («лысый, лет 60-ти») это был Яков Косман. Два других, как мы полагаем, Алексей Лихвинцев и Валерий Лунев. В аэропорту их встречали люди из посольства Украины (? сотрудники Спецотдела «Р») и (предположительно) Эрмарт с людьми от Гейтса.

Колумбийские источники В. Штольца сообщили, что Филин и Давидович вылетели из Боготы в Вашингтон 7 декабря 2006 г. и вернулись 12 декабря, в день, когда Турки объявил о своей отставке. Это единственная точная дата прилета и вылета, которой мы располагаем. Мы экстраполируем ее на рейсы из Джедды и Рима. Таким образом, 7 декабря 2006 года тремя рейсами в Вашингтон прилетели: принц Рашид, Нухаев, Саидов, Суриков – Филин, Давидович – Косман, Лихвинцев, Лунев и старший генерал ФСБ. Их встречали: представители посольства Украины (предположительно, военный атташе и сотрудники Спецотдела «Р»), сотрудники саудовского посольства (Джамал Хашогги) и Эрмарт с людьми Гейтса. Полагаем, что все они путешествовали по документам прикрытия. Причем, по информации американского журналиста, у генерала ФСБ был израильский паспорт. Это наводит на мысль, что израильтяне могут быть в курсе вопросов, которые обсуждались в посольстве у Турки.

Мы уверены, что Хранитель Двух Святых Мечетей находится в неведении о деятельности принцев Турки и Рашида, связанной с Фарвестом, потому что ее откровенно антироссийская направленность идет вразрез с Его курсом на развитие дружеских отношений с Российской Федерацией.

Джедда является одним из старых центров террористического подполья, принц Рашид и Джамал Хашогги хорошо знакомы с Осамой (Рашид был в Чечне у Хаттаба видимо по его поручению), а присутствие генерала ФСБ в такой компании может указывать на наличие опасного международного заговора. Поэтому мы передали всю имеющуюся у нас информацию о пассажирах рейсов из Джедды, Боготы и Рима в Управление ФБР по Большому Нью-Йорку как потенциально имеющую отношение к профилактике международного терроризма.

Наконец, последние данные о коммерческой активности Филина и Саидова подтверждают наш тезис, что Фарвест выстраивается в наступательные порядки.

По данным источников В. Штольца, Филин минимизировал работу с концерном «Эмбраер» и работу с «Петробразом» по разруливанию газовых схем в Боливии. Он также полностью ушел из производства и экспорта мяса птицы и говядины в Бразилии, продав все акции. Видимо, Филин и Давидович решили почти целиком сосредоточиться на этаноле, пристроившись в кильватер к Соросу и бразильской отраслевой ассоциации по этанолу. Расчет на то, что Сорос пробьет снижение импортных тарифов, и они продадут свои этаноловые активы с многократной выгодой. Но этим будут заниматься их манагеры. Филину достаточно время от времени прилетать в Бразилию на несколько дней для контроля. С Украины товарищи сообщают, что по всей вероятности Лихвинцев прокручивает в этаноловой спекуляции с Филиным и Давидовичем и секретные фонды ГУРа, т. е. государственные средства Украины. Бандеровцы в своем репертуаре!

Саидов еще меньше чем Филин связан с коммерцией. Его задача политическая - сохранить за своими фирмами подряды на строительство и нынешние условия их участия в управлении коммерческой недвижимостью. Остальное – дело партнеров и манагеров.

Суриков недавно ушел с поста заместителя председателя Российской ассоциации операторов мяса птицы и много времени проводит в центральном офисе в Дубае. Произошло резкое снижение числа оригинальных материалов в Форум.мск.ру. Баранову приходится отдуваться за всех: «Фарвест ушел на фронт!» Против России, против всех нас.

Наконец, после последних контрактов с Венесуэлой, Сирией, Ливией и Алжиром (год назад) большой бизнес с откатами от сделок с оружием подходит к концу, ничего нового не ожидается. Создается впечатление, что теперь БИВИС – РУ может сосредоточиться на легальных поставках контрафакта советского образца из Болгарии правительству Афганистана и с Украины, из Польши и Сербии – в Грузию, в наиболее продвинутую базу для организации и управления вооруженными провокациями против России.

Таким образом, анализ коммерческой активности Фарвеста подтверждает, что идет концентрация на центральном политическом проекте - Россия-2008.

Подводя итоги, можно констатировать, что с 2003 по 2007 по команде из США Фарвест был преобразован из мафиозной в государственно-частную разведывательно-подрывную организацию. Сейчас Фарвест чем-то напоминает частную тайную организацию гитлеровского генерала Гелена в 1946-1948 годах, особенно в саидовской ее части. Правда саидовское Бюро – все-таки больше госструктура, хотя формально юридически независимой Чечни не существует, но на самом деле кадыровская Чечня – это государство в государстве со своими порядками и своими силовыми структурами из легализованных боевиков. Тем не менее, учитывая тайну, постоянное легендирование и камуфляж вокруг Фарвеста и его чеченской и украинской частей, многое напоминает организацию Гелена, соавтором создания которой был один из основателей ЦРУ Аллен Даллес.

Приложение 2: «Активки» Фарвеста после встречи в Вашингтоне

Похоже, что по согласованию с Турки, Эрмартом и Брейтвейтом фарвестовцы приступили к дозированному сливу информации по делу Литвиненко-Лугового и банка Дисконт через газету New Times и с этой целью выкупили или безвозмездно получили грифованную информацию от недовольных сотрудников Департамента экономической безопасности МВД. Эти сливы координируются (через людей Брейтвейта) с утечками и заявлениями британской прессы и госорганов. Цель этих утечек – манипуляция коррумпированной верхушкой российских силовиков, информационно-психологический террор против Путина и создание атмосферы страха и неуверенности в России с приближением выборов.

Особо следует отметить крупнейшую информационную провокацию Сурикова и Баранова в связи с операцией по сносу памятника Советским воинам в Таллине. Мы полагаем, что эту операцию лоббировал в Эстонии Буткявичюс по поручению Эрмарта. (Треугольник Эрмарт – Буткявичюс – Суриков, который сложился к началу 1990-х – это тема для особого разговора). По сообщению из Эстонии, во время сноса памятника в Таллин прилетал из Киева Филин.

Баранов и ряд продажных журналистов, связанных с Фарвестом, умело использовали головотяпство и коррупцию местных властей по отношению к отдельным памятникам советским воинам (Химки, Апрелевка), чтобы отвлечь внимание нашего общества от нового витка ревизии роли СССР в борьбе с фашизмом, за которым стоят постнацистские клики Запада. Информационный террор Фарвеста на костях наших предков – это завуалированное оправдание приспешников фашистов, сознательный удар по нашей исторической памяти и духовным ценностям с целью деморализовать наше общество.

Разворачивается и совместная кампания Невзлина (через Каспарова - Литвинович) и Фарвеста (через Делягина) по выдвижению Геращенко (вместо слабого Касьянова) кандидатом в президенты от Другой России. Цель этой операции – создать определенный задел для шантажа властей и подготовить аргументационную базу для Запада, которая при необходимости дала бы предлог объявить нелегитимными результаты президентских выборов в России. Добавим, что по данным из Европы руководство Роснефти поддерживает самые дружеские отношения с Невзлиным и его ближайшим окружением. Даже дни рождения справляют вместе в Куршавеле.

Общее наблюдение. За последние два года активные мероприятия Фарвеста в контролируемой ими прессой отличаются возрастающей координацией с компрадорскими СМИ, к примеру, Новая газета, Эхо Москвы, Ежедневный журнал, и со старой агентурой влияния на общественное мнение – Латыниной, Пионтковским, Кургиняном и др. Причем идет подстраивание под линию Фарвеста как негласного чревовещателя западных элит. Фарвест задает общий трэнд, и в его рамках идет гибкое взаимодействие между пропагандистами работающими на разные целевые аудитории. Скажем, Латынина читает барановский сайт, извлекает оттуда идеи и все время меняющуюся «генеральную линию» и адаптирует ее для либеральной аудитории. В свою очередь Баранов в порядке обратной связи берет ее тексты и стенограммы, выкидывает из них лишнее или вредное, и оставляет правильное с позиций Фарвеста. Таким образом они рихтуют позиции.

Приложение 3: Руслан Саидов и Чечня

Одной из самых трудных задач для нас было понять место и роль агента ГРУ Руслана Саидовича С-ева («Руслана Саидова») в истории Чечни за последние 15 – 17 лет. Нас ставил в тупик его быстрый переход от сепаратистов к кадыровцам, который, видимо, включал помощь в ликвидации Садулаева и Басаева. С другой стороны, три года назад он сильно скомпрометировал Ахмеда Кадырова перед саудовцами подставив Абу аль-Валида под удар батальона «Восток». И все это открыто, на глазах у Турки, Эрмарта и Брейтвейта! Были и другие странности. Напрашивался вывод, что в тупик нас ставил неправильный угол зрения. Нужна была новая парадигма понимания – максимально простая («бритва Оккама») и устраняющая наибольшее число противоречий. К такой парадигме мы пришли, когда, подумав над новейшей политической историей Чечни, решили отказаться от легенды о «пророссийских» и «антироссийских» чеченцах и предположили существование секретного плана между ними. И сразу все увиделось намного яснее.

Как и другие основатели Фарвеста, к началу 90-х гг. Саидов входил в личную агентуру генерала ГРУ Юрия Гусева, принимавшего активное участие в разгроме СССР и социалистического содружества. Полагаем, что Гусев направил Саидова к Дудаеву вскоре после переезда последнего из Эстонии в Чечню. Официально, Саидов мог был внедрен в окружение Дудаева руководством ГРУ для оперативной работы или как офицер связи. Неофициально же, он был агентом влияния Гусева и должен был направлять Дудаева в соответствии с планами Гусева и его сообщников в руководстве страны по развязыванию гражданской войны вдоль южного периметра СССР. В обоих качествах, на протяжении 90-х годов Саидов оставался теневой фигурой во Внешней разведке ЧРИ, созданной Нухаевым в начале декады. Через него осуществлялась конспиративная связь между сепаратистским руководством Чечни и спецслужбами США, Англии, Турции, Саудовской Аравии, Пакистана, а также ГРУ. Это была роль, которая позволяла Саидову оставаться в стороне от междоусобной борьбы между Масхадовым и полевыми командирами, салафитами (ваххабитами) и традиционными суфиями вроде муфтия Кадырова.

Здесь нужно пояснить политический расклад в Чечне 90х гг. Там было два враждебных лагеря. Один – Дудаев, Масхадов, Атгериев, Ахмат Кадыров, Саидов – представлял идеологический вектор Гусева и турецкого Генштаба. Это ориентация на создание светского государства кемалистского типа на основе Большой Чечни, которая включала бы Ингушетию, район Моздока, ногайские районы Ставрополья, Хасавюрт и часть Дагестана севернее Терека для выхода к Каспию. Остальной Дагестан был бы частью протекторатов Чеченской мини-империи на Северном Кавказе. Дудаев, Масхадов, Кадыров придавали большое значение религиозному фактору, но видели исламизацию как возвращение к традиционной для Чечни формы ислама адаптированного к древним национальным обычаям (адаты).

Другой вектор – это арабы (Хаттаб). К ним примкнули Яндарбиев, Удугов, Багаутдин, Садулаев и Басаев (хотя и не сразу). Они предпочитали ислам салафитского толка, джихад и шариат на всем восточном Кавказе. Одно время мечтали даже дойти до Москвы. Их цель – халифат под управлением арабов. Чеченцы бы в нем растворились.

К началу 1999 года руководство Чечни пришло к выводу о неизбежности новой войны с Россией. В марте Масхадов подписывает приказ о создании МГБ ЧРИ и назначает его главой бригадного генерала Турпалали Атгериева, одного из своих наиболее доверенных людей. В приказе перечислялись структурные подразделения Министерства. Но не все. Саидов (по предварительной договоренности с Нухаевым, который в это время жил в Турции) убедил Масхадова и Атгериева воссоздать в новом МГБ глубоко засекреченное автономное Бюро в Стамбуле, своего рода мини-разведку с базой в Турции под крылом военных. Предполагалось, что это подразделение будет активизировано в том случае, если Россия победит в надвигающейся войне, и чеченцам придется перейти к тактике инфильтрации в новые органы власти и временной реинтеграции в РФ. Тогда им понадобится собственная разведслужба с каналом связи с Западом и коррумпированными элементами в российских спецслужбах и центрах политической власти. 5 

Это была тактика «зикризма», так иногда называется учение Ахмета Кунты-Хаджи Нишиева (г.р. около 1830). В 1848 – 9, Кунта совершил хадж, во время которого стал членом древнего суфийского тариката (братства) Кадирия (11 век). Кадирийцы отвергали учение накшбандийского тариката Шамиля, осуждали насилие, войну и взамен джихада проповедовали внутреннее самоочищение и духовное совершенствование. Проповедь Кунты привлекла к нему вайнахские массы, уставшие от войны Шамиля против России, угрожавшей выживанию чеченцев как народа. В 1999, в предверии новой войны с Россией, возникала сходная историческая ситуация. Ахмед Кадыров был прямым потомком Ильяса – Хаджи, ближайшего сподвижника Кунты (в 1860 годы они вместе сидели в российской тюрьме). Поэтому вполне логично, что ему и предназначалась роль миротворца и пророссийского лидера в случае поражения сепаратистов. Итак, о секретном приложении к указу о МГБ знали не только Масхадов и Атгериев, но и муфтий Кадыров.

Видимо не случайно, что все носители этого секрета (кроме его авторов – Саидова и Нухаева) погибли. (Как и Радуев, который мог вспомнить, что его телохранителя звали Адам Демильханов.) Атгериев, официальный начальник Саидова, скоропостижно скончался в российской тюрьме через два года после посадки. Возможно потому, что он слишком много знал. А Устинов не был пожизненным генпрокурором. На его место мог прийти другой и начать задавать неудобные вопросы. Таким образом, боевой путь бригадного генерала Руслана С-ва («Руслана Саидова ») в Чечне указывает на существование боевого кадирийского подполья в сердце кадыровского режима, которое активизируется в момент нового международного или внутреннего кризиса. Поэтому мы предполагаем, что одной из задач группировки Аль-Турки – Нухаева –Саидова является завершение автошоссе между Чечней и Грузией, где Фарвест заблаговременно складирует часть контрафактного оружия, которое они продают в Грузию со своих заводов в Восточной Европе.

Одновременно, Саидов, Нухаев и Демильхановы проводят масштабные операции по дезинформации российского руководства о положении в Чечне, используя для этого центральные СМИ в России и за рубежом. Поскольку на сегодняшний день практически все боеспособные банды чеченских боевиков «сдались» и были интегрированы в госструктуру Кадырова, возникает необходимость доказывать федеральной власти незаменимость Рамзана. Для этого Фарвест использует такой элемент «стратегии напряженности», как создание виртуальных банд, «арабских эмиссаров» и «каналов финансирования». По нашим наблюдениям, одним из таких виртуальных персонажей является «араб Ясир из Алжира», который материализовался на Северном Кавказе весной 2006. Этот персонаж, что-то вроде поручика Киже, служит посредником между фиктивным вооруженным подпольем Демильхановых и фиктивным каналом внешнего финансирования этого фиктивного подполья. В то же время реальные каналы Стамбульского Бюро Саидова-Нухаева, остаются глубоко законспирированы.

Надо сказать, что кадыровцы своих планов особенно не скрывают. Многие официальные деятели кадыровского режима открыто говорят о независимости Чечни как о решенном деле. Возьмем депутата чеченского парламента Магомеда Хамбиева. Еще три с половиной года назад он воевал с Россией в качестве министра обороны Ичкерии, затем легализовался, и Кадыров на выборах ввел его в Парламент Чечни. Саидов ездил за него агитировать избирателей. К Хамбиеву кадыровские милиционеры (все они – легализовавшиеся боевики, воевавшие с Россией) и сейчас обращаются к нему перед строем, называя министром обороны. А он в присутствии Кадырова с трибуны Парламента говорит о том, что через 10 – 15 лет Чечня добьется независимости. Весь парламент аплодирует. Кадыров молчит и улыбается.

Сам Кадыров два года назад в приемной Козака в Ростове громко говорил журналистам, что первого русского убил, когда ему было 14 лет. А против независимости он только тогда, когда ему что-то надо от Путина, чаще всего денег.

С теми же чеченцами (а их немало!), кто реально за Россию, поступают как с Байсаровым или, в лучшем случае, как с Алхановым.

Власть в Чечне на 90% сознательно отдана суфийским боевикам, чтобы закончить войну. Но боевики, долгие годы воевавшие против России, не стали ее вдруг любить, они ждут своего часа и особенно этого не скрывают. А в горах остались либо маргиналы-ваххабиты, либо подставные от Демильханова.

Приложение 4: Фарвест и суфийские тарикаты

В связи с глубокой вписанностью фарвестовской группировки Турки – Саидова в исламские и исламистские круги, надо затронуть тему суфийских братств (тарикатов). Вспомним, что банк BCCI, наиболее близка параллель Фарвесту, был создан пакистанским суфием (Агха Хасан Абеди), и в его отделениях работало не малое число членов суфийских тарикатов. Можно сказать, что Фарвест включает две структуры тайной политики, соответствующие аналогичным структурам двух элитных баз, на которые он опирается: постфашистское крыло атлантизма и традиционный ислам.

В первую входит система спецслужб и закрытых элитных клубов типа Билдерберга, которые определяют стратегические векторы развития «демократических обществ» и западного империализма. Эта структура персонифицируется, например, в Брейтвейте. Сэр Родрик – мэтр англо-американской разведывательной элиты и координатор их взаимодействия. Он также член Билдерберга еще с 80х годов. Во вторую – внешне вестернизированные феодально-родовые структуры исламского мира. От Запада они переняли генштабы и спецслужбы, но глубинный уровень тайной политики остается традиционным, исламским. Его сердцевина – это внутренний, или мистический Ислам суфизма, исторически организованный в тайные братства. Чтобы иметь влияние на самые глубинные процессы в исламском мире, надо быть членом тариката, и не просто братом, а суфией, его духовным шейхом.

Ряд деталей и обстоятельств позволяют предположить, что не только Нухаев (это точно), но также Саидов и даже Суриков являются не просто шейхами в общеупотребительном на Востоке значении особо уважаемых людей, а скрытыми суфийскими. В частности, на это указывает значительное влияние Саидова в исламских кругах стран Ближнего Востока, его близость к Нухаеву, а также некоторые обстоятельства карьеры Саидова в ГРУ.

По свидетельству Саркисяна, Гусев настоял на приеме в ГРУ Филина, Саидова, Сурикова и Лихвинцева против категорических возражений кадровиков. Преодолеть их сопротивление Гусев мог только с помощью главы ГРУ генерала Ивашутина. Чтобы получить санкцию Ивашутина ему надо было как-то объяснить, почему ГРУ нуждалось в агентах, чьи предки были бандеровцами, абреками и, в случае Филина, «инвалидами пятой группы».

Аргументы Гусева, видимо, сводились к тому, что такие биографии облегчат глубокое агентурное проникновение, например, в ближневосточные элиты или в военно-политические и спецслужбистские круги, так или иначе связанные с северокавказскими и украинскими землячествами на Ближнем Востоке и в Северной Америке. У Гусева был еще один аргумент – он лично знал семьи, отцов своих кандидатов и мог поручиться за них.

Если Гусев готовил кадры глубокого проникновения в исламские элиты Ближнего Востока, то должен был начать внедрять Саидова в одно из братств уже в начале 80х. Но скорее всего, Саидов был посвящен в тарикат еще до того, как Гусев решил забрать его в ГРУ, и это было в его глазах большим плюсом. Если наша догадка верна, то агентурная ценность, может даже незаменимость Саидова и Сурикова как для Гусева, так и американо-английских, саудовских и турецких партнеров Фарвеста в немалой мере определялась их положением в суфийских тарикатах.

Отметим, что в поведении и методах работы Сурикова, в том числе в специфике его мимикрии, провокаций и интеллектуальной перевербовки, поставленной на поток, вплоть до дара внушения, можно заметить элементы психологического тренинга суфизма. Мы не исключаем, что с его стороны имеет место сознательная симуляция поведения суфийского шейха Мансура (18 век), известного своим даром внушения в обращении неверных. В условиях, когда общественное сознание оказалось отброшенным в мракобесие и религиозную архаику, в таких приемах манипуляции нет ничего неожиданного, и, увы, в отношении определенной аудитории они могут быть весьма эффективны.

Можно предположить, что, подобно отцу и сыну Кадыровым и большинству чеченцев, Саидов принадлежит к кадирийскому вирду Кунты (хажи-вирд, кунтахаджиевцы, зикр «Уллилах»), у которого в свою очередь есть ряд местных изводов (Дал Муклях, Хьяаж мурд, Батал хаджи, и нек. др.). Они нередко враждуют с вирдами накшбандийского тариката (Арсановых, солсахаджийцами и др.). Ошибочно считать, как это часто встречается, что накшабандийцы - «за войну», а кадирийцы «за мир». Это своего рода «религиозная активка», которую издавна распространяет агентура кадирийского муфтиата. Значимые для нас различия между двумя вирдами имеют психологически-политическую основу, которую можно понять только в контексте 200 лет русского и советского владычества на Кавказе. Поэтому мы ограничимся тезисной формулировкой: накшбандийцы – открытые, честные воины «в чистом поле», кадирийцы – скауты, подпольщики, люди двойного дна. Руслан Саидович С-ев – бывший личный агент генерала Гусева, а ныне младший партнер британских, турецких и саудовских спецслужб – нашел в кадирийстве идеальное легендирование для своей карьеры Азефа Кавказа.

Наконец, видимо неслучайно, Саркисян несколько раз указывал нам на близость Саидова к шейху Абу Хамза аль-Масри (египтянин Мустафа Камель Мустафа) – одному из самых известных представителей радикального ислама на Британских островах. В начале 1990-х годов Абу Хамза отправился в Афганистан, где, по его словам, принимал участие в "священной войне против неверных" в качестве инструктора-подрывника. Потерял там обе руки и глаз. Вернувшись в Лондон, стал активно поддерживать чеченских сепаратистов. Его организация аль Мухаджирун (Al-Muhajiroun) вербовала добровольцев для Чечни прямо в стенах Лондонской школы экономики – элитном учебном и научно-разведывательном центре атлантизма. Кстати, Абу Хамза приветствовал сентябрьские взрывы в Москве. На вид – типичный представитель первого поколения джихадистов-халифатчиков, подготовленных разведкой принца Турки и пакистанцами. Но надо иметь в виду, что тарикаты активно внедряют свою агентуру в салафитский фундаментализм. Поэтому не исключено, что Абу Хамза – тайный кадирист, и что Саидов внедрен также в какой-то ближневосточный тарикат помимо вайнахско-ингушского. Не исключено, что первые поездки Саидова в Англию в начале 90-х шли по этим каналам (что не исключает и других, менее экзотических). В Англии среди индо – пакистанских и, в меньшей степени, египетско–сирийских (из города Хама) иммигрантов действуют сильные скрытые братства, внедрившиеся в британскую элиту, и связанные с чечено-дагестанскими братствами.

Суфизм Саидова, Нухаева и (?) Сурикова предполагает их враждебность панисламизму (об этом много писал Нухаев) и подтверждает наш тезис об их политической ориентации на пантюркизм.

Приложение 5: Фарвест и Великий Туран

Турция занимает особое место в деятельности Саидова и Сурикова. Здесь их наиболее надежное убежище и операционная база. Если бы Саидов был действительно панисламистом, на что, казалось бы, намекал факт его работы советником у Эрбакана, такой базы в Турции у них быть не могло. Дозированные «утечки» оперативной информации 2003 – 05 годов создавали искаженную картину. По всей вероятности в 1995 Саидов был внедрен в окружение исламиста Эрбакана по заданию турецкого Генштаба. Только прямые связи с турецкими военными на самом высоком уровне могли обеспечить Саидову и его Стамбульскому бюро стабильные легальные условия существования, документы прикрытия и «крышу» для подрывной деятельности против России. Выходы на такую связь существовали изначально благодаря многочисленным черкесским родственникам Сурикова, к началу 90-х занимавшим высокие посты в армии, полиции и спецслужбах Турции.

Их быстрый карьерный рост пришелся на 80-е годы в период правления военной хунты генерала Кенана Эврена. Эврен принадлежал к постфашистскому крылу силовой элиты Турции и был командиром СТК – Seferberlik Taktik Kurulu – антипартизанских сил, входивших в тайную сеть НАТО «Гладио», контролируемую ЦРУ. Цэрэушники называли проамерикански настроенного Эврена и его людей - «наши ребята». А Фитц Маклин (МИ-6) помогал организовать первые ячейки СТК. Эврен был также мастером «стратегии напряженности», некоторые приемы которой используются сейчас Фарвестом в России.

Мы предполагаем, что в 1980-х родственников Сурикова-Натхоева опекали и помогали им в продвижении по службе президент Кенан Эврен, американцы (Эрмарт, Гейтс) и англичане (Брейтвейт, в те годы обеспечивавший координацию между британскими и американскими спецслужбами в Вашингтоне). Кстати, Стамбул, где постоянно проживают Нухаев и Саидов, это традиционный центр британских разведывательных операций против СССР и России. Но в блестящей карьере родственников Сурикова мог быть заинтересован еще один человек – генерал Гусев.

В подборе и воспитании своей агентуры Гусев руководствовался какими-то не до конца понятными нам принципами. Но помимо требования личной преданности, с уверенностью можно говорить об одной закономерности. Его агенты глубокого элитного проникновения не были этническими русскими и имели в своей родословной «компрометирующие связи» с антисоветским и антироссийским подпольем и зарубежными землячествами. К наиболее ценным из них относились адыгеец-натухаец Суриков (Натхоев) и дагестанец-акинец Руслан Саидович С-ев. Оба принадлежали к этносам, сохранившим пережитки родового строя. Тем самым «родственников» у них было, как минимум, на порядок больше, чем у этнических русских. Причем эта родня процветала в очень интересных для Гусева местах: Ближний Восток, Средняя Азия и Запад. На Западе существовали этнические землячества из горцев, воевавших на стороне гитлеровцев и даже еще более ранние, с Гражданской войны. Из их числа западные спецслужбы набирали кадры для подрывной работы против СССР и России. То же самое в Иордании и Турции, где селились мусульмане с Северного Кавказа еще со времен его покорения Российской Империей. В глазах Гусева агентурная ценность Сурикова в немалой степени зависела от карьерных успехов его этнической родни за границей. В первую очередь в Турции (род Натхоэ) и Англии (Беренис). А если гипотеза военной контрразведки верна, и Фриц Эрмарт – наполовину натухаец, значит у Сурикова была «родня» и в США. Поэтому можно предположить, что, когда в 1980 г. генерал Кенан Эврен встал во главе успешного военного переворота, Гусев через него стал помогать карьере родственников Сурикова – Натхоева в армии и спецслужбах (например, делясь информацией по курдам – Сурикова замечали на курдистанском театре военных действий). Можно предположить, что то же самое делали американцы и англичане. Ведь по сути дела, на основе выходцев из родового аула Натухай создавался конспиративный канал связи между высшим руководством Генштаба МО СССР и спецслужбами НАТО! И этот канал был в руках Гусева, потому что самая важная информация из личных дел его агентуры, местонахождение секретных фондов, электронные счета, явочные адреса – хранились только в его голове.

Важно подчеркнуть, что ориентация Фарвеста на пантюркизм, а не панисламизм основана не на этнической принадлежности его лидеров (адыгейцы и чеченцы - не тюрки), а скорее наоборот – вопреки декларируемой ими идее сохранения своей национальной самобытности! Ведь в отличие от Советского и российского руководства, кемалисты проводили политику безжалостного отуречивания нацменьшинств, в т. ч. выходцев с Северного Кавказа. Никакая Республика Адыгея или Чечня в Турции немыслимы! Такой агрессивной политикой ассимиляции Турция отличается не только от России, но, к примеру, и от Иордании. Лишь недавно под влиянием Европы исламистское правительство признало за нацменьшинствами некоторые культурные и языковые права. А военные не соглашались даже с этим долгое время. В результате – большинство черкесов в Турции ассимилированы, почти не говорят на родном языке. Но несмотря на разрушительные последствия тюркского шовинизма на свои этносы, Суриков и Саидов ориентируются на Турцию. Почему? Потому что с Генштабом Турции и «Серыми волками» их связывает общность цели – разгром России и раздел ее территории. Это нечто сродни мотивам тех граждан СССР, кто в войну шел на службу гитлеровцам по политическим мотивам, веря, что Третий Рейх это единственная сила, способная победить большевиков. В войну многие нацменьшинства и даже русские ступали в СС, хотя не были нацистами и немцами, а просто ненавидели СССР и советскую власть. Здесь исторический генезис Фарвеста. Вчера вместе с нацистами, сегодня – с «Серыми волками».

За пантюркизмом стоит сильное государство - член НАТО, в первую очередь – его силовые институты и тайные организации. Кроме того, пантюркизм в России и СССР имеет давние традиции борьбы на стороне врагов России. Что же касается панисламизма, то это течение не имеет за собой государственного центра, мощных спецслужб и сильной традиции на территории бывшего СССР. Поэтому по логике Саидова и Сурикова для достижения главной цели Фарвеста –расчленения России – сотрудничество с пантюркизмом имеет неоспоримое преимущество над панисламизмом.

Агентурные, политические и идеологические связи Нухаева, Саидова и Сурикова с турецким Генштабом подсказывают особую важность для них северокавказских джамаатов. С ними Фарвест работает с учетом стратегической перспективы Генштаба Турции.

Эта стратегия, сформулированная в узких кругах Эвреном и руководством «Серых Волков», основана на убеждении, что в 1990 – 2000-е годы Турция еще не будет готова экономически и политически строить пантюркистскую империю из частей бывшего СССР и РФ. Сперва надо укрепить экономику и максимально войти в Европу, а уже затем, в 2010 - 2020, приступить к созданию Великого Турана. Эта светская протофашистская империя тюрков будет представлять собой конфедерацию из Турции, Северного Кавказа, Поволжья, Урала, Западной Сибири, тюркских государств СНГ, населенных тюрками территорий Ирана, Афганистана и Китая. В такой конфедерации расширенная Чечня была бы главным партнером Турции на Северном Кавказе, а Черкесия между Черным морем, реками Лаба и Кубань, была бы чем-то вроде Северного Кипра после того, как оттуда выгонят 2 миллиона русских. Строительство пантюркистской конфедерации начнется с отделения Чечни и всего Северного Кавказа, а также создания «Великой Черкесии» от Сочи до Анапы. До 2025 года предполагается сделать Крым татарским и отделить от РФ Поволжье. К 2030 – отделить от Китая Синьцзян и провозгласить империю.

Таким образом, геополитический проект турецкого Генштаба схож с планами Третьего Рейха, задачами Плана Барбаросса и его принципами этнической борьбы. Суриковско-саидовский, а также филинский (постбандеровский), проекты взаимно дополняют друг друга, предусматривая уничтожение России и создание на ее трупе совершенно новой геополитической реальности. Фарвестовцы видят Великий Туран как аналог гитлеровской Германии, а независимые Чечню - Ичкерию, Великую Черкесию и т. д. как аналоги усташеской Хорватии, Словакии Тисо или салашистской Венгрии последних месяцев войны.

В контексте этого плана становится понятной подсобная роль салафитов (ваххабитов) и остальных религиозных халифатчиков. Это временные союзники и агентура светских неофашистов Генштаба и «Серых Волков», которую они нередко используют втемную. Они нужны, когда требуются саудовские деньги или надо создать «зоны управляемого хаоса». Например, бардак в Фергане и Киргизии – нужен, чтобы отсечь от туркменского газа и казахской нефти Китай, и как давление на Россию через миллионы беженцев из Средней Азии. Ваххабизм в Поволжье (Хизб ут-Тахрир – это контроль за потоком нефти и газа в ЕС, отчленение от России Урала, Сибири и Дальнего Востока. Отсюда, кстати, и постоянные выезды Сурикова (с людьми Гатауллина?) на рекогносцировку в Удмуртию, Татарию, Башкирию, Марий – Эл – в места, где находятся стратегические узлы нефте- и газопроводов. Это театр будущих спецопераций и возможно даже боевых действий. В свое время Суриков получил подготовку по организации диверсий и партизанской войны и несколько раз применял свои знания на практике в зонах локальных конфликтов и горячих точках в 80 – 90-е годы.

Но главная ценность ваххабизма для фарвестовцев – это притягательность религиозного фундаментализма, его «пассионарность», которая оказывает особенно сильное воздействие на мусульманскую молодежь. Ни турецкий Генштаб, ни Кремль не способны дать ей ни духовной, ни материальной пищи. А Ислам, как показала практика, может. Поэтому Фарвест использует ваххабизм, чтобы подготовить российские джамааты к вооруженной борьбе под видимым флагом Халифата за невидимое дело турецких пантюркистов. Его основной задачей на данном этапе является расширение их мобилизационной базы. Такую цель преследовала провокация Саидова в Нальчике. Мы полагаем, что Саидов сыграл в этом эпизоде роль двойного агента. А именно, с помощью агентуры Стамбульского бюро в спецслужбах Кабардино-Балкарии, ему удалось заблокировать превентивные действия по упреждающей информации о готовящемся террористическом рейде. Причем эту информацию он же и помог получить. Власти могли арестовать несколько десятков зачинщиков, и на этом все было бы кончено. Но по указке Саидова его местные друзья сознательно довели дело до обреченного и максимально кровавого мятежа. Сотни молодых ребят стали пушечным мясом для тайных целей пантюркистских фашистов. Тысячи их родственников и земляков теперь настроены на мщение России. На порядок увеличилась мобилизационная база для будущих ваххабитских мятежей куда большего масштаба, которые вспыхнут в момент острого внутреннего или внешнего кризиса. Подобная операция, по полученным нами данным, была проведена Саидовым и в Андижане. Там была еще и цель убрать Рустама Расуловича Иноятова, Председателя СНБ Узбекистана, старого чекиста советской школы и врага Фарвеста, который регулярно зачищает их агентуру в Ферганской долине и силовых подразделениях республики. Но из этого ничего не вышло. Поэтому сейчас Фарвест перешел к тактике разжигания вражды между узбекским ГРУ и СНБ.

Приложение 6: Руслан Беренис

В историко-политическом плане большой интерес представляет участие в Фарвесте Руслана Берениса. Можно считать установленным фактом (подтверждено надежным источником в Англии и как правило хорошо информированным американским журналистом), что семья Берениса попала в Англию в начале 1950-х гг. в числе военнослужащих и членов их семей из Северокавказской дивизии Вермахта, которой командовал генерал-майор Султан-Гирей Клыч (Султан-Келеч-Гирей). Дивизия была укомплектована из представителей мусульманских народов Северного Кавказа. В начале мая дивизия Клыча вместе с казачьим корпусом Краснова перешла из Северной Италии в Австрию и сдалась в плен англичанам в надежде избежать заслуженной кары от советского правосудия. Казаков Краснова англичане передали советским властям почти всех (27 тыс. из 30), а из дивизии Клыча, только его самого и 125 других офицеров. Клыча повесили в Москве в 1947 году вместе с Красновым, Шкуро и другими матерыми врагами Советского народа. А вот куда делись пять тысяч гитлеровских горцев с членами своих семей, и почему англичане оказали им такое предпочтение перед белоказаками, своими союзниками в интервенции 1918-20 гг., на эти вопросы мы не смогли найти внятного ответа в западной литературе. Но нетрудно догадаться, что в отличие от православного казачества, жившего в глубине СССР, мусульманские народы Северного Кавказа имели для англичан и американцев стратегическое значение в силу своего расселения вдоль нашего южного подбрюшья и исторических традиций военной борьбы с Россией при поддержке англичан. Горцы из дивизии Клыча были кладом для атлантических спецслужб в плане создания агентурной сети на советском Кавказе, налаживания разведывательной и диверсионной работы, информационно-психологической войны и прочих видов подрывной деятельности против СССР. Формировались также антикоммунистические и антирусские землячества на Западе. Семья Берениса была среди тех, кого получили англичане, большинство попало в США. Среди последних могла быть и семья Фрица Эрмарта. Это лишь предположение. Но оно согласуется с информацией полученной от Саркисяна о родственниках Сурикова из Адыгейской АО, которые после 1942 года очутились в Германии, а затем переехали в США. Интересно, что в 1951-2 гг. Брейтвейт служил в военной разведке в Вене и, по его словам, проводил собеседования с беженцами из Восточной Европы, желавшими получить британскую визу. В принципе, он уже тогда мог пересекаться с семьей Беренисов. Впрочем, полагаем, что эту фамилию они взяли уже в Англии. У английских разведчиков, которые как Брейтвейт, вели собеседования с беженцами из СССР были определенные инструкции для решения вопроса о визе. В них входил список наиболее ценных для англичан этносов. Адыги (черкесы) ценились особенно, благодаря их давней традиции сотрудничества с англичанами против русских. Мы полагаем, что Беренисы были адыгеями-натухайцами, как Натхоевы (этническая фамилия Сурикова) и возможно Фриц Эрмарт (наполовину). Судя по поездке Саидова и Филина в Англию в 91 г. для покупки героиновой лаборатории, Гусев должен был иметь сношения с английской разведкой и подбор агентуры для связи между ними шел уже давно, может быть еще со времен его спецгруппы “Н” в Шинданде и Саланге. Эту агентуру могли набирать по этническому признаку, так надежнее, – Беренис от англичан, Суриков и Саидов от Гусева. Что касается Брейтвейта, то помимо предполагаемых нами контактов с нацистскими горцами в Австрии в 51-2 гг., на возможность его участия в подборе такой агентуры из натухайцев указывает активность Брейтвейта в т. н. «обществе Оркарта» (Дэвида Уркарта, David Urquhart), где также активен Суриков. Уркарт, резидент английской разведки в Стамбуле (1830-е гг.), создал первую британскую агентуру среди адыгейцев и даже стал автором их национального флага. Как истинный английский джентльмен, Сэр Родрик гордится славными традициями своей страны и считает своим долгом продолжать их...

Конец справки

* * *

Элитная база Фарвеста в исторической перспективе

«Нет худа без добра – сказал я себе прочитав этот поразительный документ – зато в составе Фарвеста нет поляков!» Наверно за это мы должны благодарить польское правительство, которое, решив что черного кобеля не отмоешь добела, недавно разогнало свою военную разведку, начисто упразднило ее! Но полякам хорошо, у них есть НАТО. А наше ГРУ так просто не разгонишь...

Но и без поляков список собственников компании Far West, LLC и портфель ее долгосрочных заказов не оставляют сомнений, что в ближайшей перспективе против России готовится что-то очень серьезное. Турки, Брейтвейт, Гейтс, Эрмарт были на самом острие Барбароссы – 2. Это люди, которые организовали разгром СССР по линии тайных операций. Они представляют наиболее агрессивные клики атлантизма. В СССР было такое пропагандистское клише «зоологический антикоммунизм». Прибавьте к этому зоологическую русофобию и по отношению к этой кампании лучшего определения не придумаешь. Но давайте присмотримся к этим людям и стоящим за ними силам.

Задача этой главы – определить и описать элитную базу партнеров Фарвеста методом максимального информационного насыщения при минимуме анализа. Для этого я использую информацию об управленческом звене и особенно советах директоров компаний, перечисленных в Справке в качестве совладельцев Фар Вест, ЛЛЦ. При этом меня интересует весь диапазон их связей, от финансовых до политических, идеологических, личных (семейных) и конспиративных (уровень «глубокой политики»). Под последними я понимаю членство в закрытых негосударственных организациях и близость к спецслужбам. Мое описание включает ряд исторических отступлений, так как элиты – это исторические организмы, опирающиеся на традицию.

Слово «элита» и все его производные, на которые так богат наш язык, занимает почетное место в кратком разговорном словарике советской реакции и режима капиталистической реставрации. Оно как-то сразу прижилось уже во время «перестройки», выражая дух времени, когда бюрократическая система власти сбросила мешавшую ей идеологию равенства и ее марксистский язык и провозгласила «естественное неравенство» людей. Основное идеологическое значение этого слова заключается именно в этом. Но есть и другое. Вместе с основами социалистических отношений капиталистический переворот должен был выбросить в «мусорную корзину» и марксизм как способ понимания истории и социальной действительности. Помимо пресловутого «идеологического вакуума» образовался и гносеологический. И здесь тоже словечко «элита» пришлось к месту как каузальный принцип социальной истории. Идейные наперсточники реставрации объяснили обществу, что не классы, а «элиты» делают историю, а значит «слесарю слесарево.», что и требовалось доказать. Словечко понравилось всем: самим «элитам», их литературной прислуге, а больше всего мещанской массе с «культурными запросами». Чтобы отмежеваться от первых, вторых и третьих, и рискуя показаться педантом, поясняю, что использую это слово только в одном значении, которое встречается и в марксистской традиции. Под элитой я понимаю в первую очередь неформальные круги или фракции правящего класса, которые 1) влияют на выработку его политики во внутренних и внешних отношениях и 2) обладают, в пределах исторически значимых периодов, устойчивым набором политических характеристик. «Элиты» делают историю в том смысле, что активно влияют на сознание правящего класса, предлагают ему идеи, идеалы и решения проблем его господства, и, наконец, получив вотум классового доверия, руководят его государством. В этом смысле можно говорить о консервативных или либеральных «элитах» стран Запада и даже о значимой внутри-элитной дифференциации, потому что за этими доминирующими, руководящими, авангардными фракциями правящего класса стоит значимая историческая протяженность и устойчивый набор признаков, отличающих их от других фракций. По отношению к советским и российским властным или влиятельным группам, слово «элита» в таком значении употреблять ошибочно, потому что за ними не стоял и до сих пор не стоит правящий класс. Подробнее об этом – в главе об СССР как легендированной организации. Поэтому выражения типа партийная, военная, московская, интеллектуальная, артистическая и любые другие возможные «элиты» – не имеют никакого иного смыслового значения кроме банального, это лишь модный способ сказать «верхушка», «сливки», «начальство», «влиятельные круги» и т.п.

Начну с описания силового блока Фарвеста, представленного частными разведывательными, военными и охранными компаниями – сокращенно ЧРК, ЧВК и ЧОП. Все эти организации основаны и управляются бывшими сотрудниками американских, английских и юаровских спецслужб: ЦРУ, СИС, военной разведки и спецназа. Насколько они «бывшие» можно только гадать.

Метеорик тактикал солюшнс (Meteoric Tactical Solutions)

ЧВК-ЧОП, основана сотрудниками спецслужб Британии и южно-африканского апартеида. Имеет британские контракты в Ираке (телохранители, водители, обучение полицейских сил и спецслужб). В 2004 два руководителя Метеорика были отданы под суд за участие в попытке переворота в Экваториальной Гвинее, признали свою вину и получили смягченный приговор в обмен за дачу показаний против Марка Тэтчера, сына Маргарет. После этого статус компании не совсем ясен, но она продолжает действовать в Ираке. Кадровое ядро состоит из головорезов и разведчиков спецслужб апартеида. Это ликвидаторы. Политического значения не имеют. Вероятно помогают фарвестовцам в силовых операциях против конкурентов. Можно предположить, что бывший партнер Филина, Сергей Петров, был взорван в Кейптауне не без помощи кадров Метеорика.

КБР, до недавнего времени КБР Халлибертон (KBR Halliburton)

ЧВК-ЧОП. Несмотря на громкую и сомнительную славу этой компании, для анализа элитной базы Фарвеста КБР не представляет большого интереса. Ее присутствие в числе пайщиков Фар Вест, ЛЛЦ скорее отвлекает внимание от мелких, но куда более значимых для моего анализа организмов. КБР - гигант по сравнению с «Эгисом» и другими ЧВК в Фарвесте. Исторически, эта инженерно-строительная фирма зависела от контрактов ВПК США. Во время войны во Вьетнаме она входила в консорциум четырех компаний, получивших 85% всех подрядов Пентагона на создание и поддержку инфраструктуры для оккупационных войск. В 1996 Клинтон дал КБР контракты на поддержку войск США и НАТО в операциях на Балканах, включая Косово с 1999. К этому времени, в 1998, КБР была одним из учредителей «Фар Вест Лтд» (теперь Фар Вест, ЛЛЦ). КБР сотрудничала с Фарвестом в Косово и в Грузии, в частности, в перевороте Саакашвили (Буткявичюс). В Грузии КБР занимается обучением армии. Это стоит иметь в виду, учитывая сведения бурцев.ру о складировании в Грузии части оружия, проходящего по экспортным сделкам Фарвеста. Имеет самые крупные контракты в Ираке и Афганистане. С 1995 по 2000 председателем и директором КБР был Дик Чейни. В последние годы КБР была объектом ряда скандалов и обвинений в прессе в коррумпированном получении контрактов Пентагона. Это слишком «засвеченное» место для негромкой деятельности спецслужб. После «развода» КБР и «Халлибертона» состав менеджмента и совета директоров не представляет интереса. Это профессиональные манагеры с опытом работы в ряде отраслей.

«Эринис интернейшнл, Лтд» (Erinys International Ltd)

Компания основана в 2001 или 2002 году бывшим крупным чиновником южноафриканского апартеида Шоном Клеари (Sean Cleary) и офицером британской военной разведки Джонатаном Гарратом. Клеари был советником Джонаса Савимби, вождя ангольского движения УНИТА. Виктор Бут, старый партнер Фарвеста, должен был хорошо знать обоих (через Лихвинцева?). В 2003 Клеари уходит, его заменяет английский спецслужбист Алистер Моррисон. В 90х он руководил одной из первых частных военных компаний Defense System Limited, где его партнером был Гаррат. Через год Моррисон переходит в Кролл, Инк – крупнейшую в мире компанию финансовой разведки, вовлеченную с российские дела еще заказом Гайдара на поиск «золота партии»–крупную операцию по сбору компромата на российскую верхушку. Со слов Фрица Эрмарта известно, что в Кролле работают его друзья.

В настоящее время помимо Гаррата и ряда бывших офицеров английского спецназа, руководство «Эринис» включает генерал-майора Джона Холмса, бывшего начальника британских сил особого назначения и SAS. У Холмса должны быть хорошие связи с американскими коллегами, он служил офицером связи по спецоперациям в британском посольстве в Вашингтоне, по всей видимости, в то же время (1980-е), когда Родрик Брейтвейт работал в Вашингтоне в качестве «министра коммерции» (1982 – 85).

После отставки в 2002 Холмс работал в крупной разведывательной компании «Инкерман Групп». Вскоре основал свою – «Титон» интернейшнл» (Titon International). В обе компании Холмса, «Эринис» и «Титон», Литвиненко приводил Лугового, и там были обнаружены следы полония. Обе находятся в Лондоне по одному адресу – 25 Grosvenor Street. По сведениям «Файненшл таймс», «Титон» платил Литвиненко как консультанту за «информацию о российских бизнесах». Интересно, что английские газеты не называют имени Холмса в связи с делом Литвиненко. «Эринис» широко пользуется услугами головорезов из бывших спецслужб Южной Африки.

Формальной связи компаний Холмса с «третьей компанией» – «RISC Management» (РМ)–куда Литвиненко тоже водил Лугового, нет. Но можно предположить, что Холмс, который в 2000-х возглавлял большой контракт «Инкермана» со Скотланд-ярдом, хорошо знает хозяев компании – Кита Хантера и Найгеля Брауна бывших сотрудников Скотланд-ярда. До 2004 РМ называлась «ISC Global» и принадлежала Стиву Куртису. Куртис был также директором Менатепа, структуры Ходорковского, стоявшей за Юкосом. Он был специалистом по созданию византийских схем оффшоров для укрытия миллиардов, награбленных олигархами в России. Думаю, что одновременно он был и агентом МИ-6, скорее всего отдела экономической разведки. Ниже, на примере «Хэклита», мы увидим, что к 2000-м годам практика создания таких ЧРКа стала обычной для английской разведки. Невзлин и его друзья поставили перед Куртисом три задачи: укрыть 16 миллиардов фунтов, обеспечить их личную безопасность и собрать компромат на Путина, Сергея Иванова и других силовиков, которых они считали виновными в наезде на Юкос. Журналисты «Сандей таймс», опубликовали эти сенсационные данные после загадочной гибели Куртиса в авиационной катастрофе в марте 2004. Мое внимание в статье привлекли две детали. Первая –это то, что вопросами внутренней безопасности в компании Куртиса занимались два бывших сотрудника Скотланд-ярда, их имена не назывались. И второе – официальное расследование установило, что Куртис «много раз заявлял в полицию о незаконных денежных операциях своих клиентов», т. е. Невзлина и Ко. Так вот, логично предположить, что Хантер и Браун и были теми самыми анонимными сотрудниками «ISC Global», отвечавшими за внутреннюю безопасность, в том числе за состояние вертолета, на котором разбился Куртис, и за конфиденциальность внутренней информации о финансовых операциях клиентов компании... После гибели Куртиса, Хантер и Браун «приобрели» «ISC Global» и переименовали ее в «RISC Management». Но специфика ее интересов от перемены названия не изменилась. По показаниям Лугового, с декабря 2005 в офисе «RISC Management» его начали «вербовать» сотрудники спецслужб – Гэрим Эванс (Garym Evans) и Дэниел Кверк (Daniel Quirke). Эванс работал еще при Куртисе в «RISC Management», пришел в компанию с 2001, после 18 лет службы в Скотланд-ярде.

Наконец, в Лондоне находится еще одна ЧВК, по данным бурцев.ру ассоциированная с Фарвестом.

«Эгис Дефенс Сервисес» (Aegis Defence Services; АДС)

Компанией руководит подполковник Тим Спайсер (Тim Spicer) – известный британский наемник-бизнесмен, героизированный СМИ. В начале 90-х Спайсер основал одну из первых ЧВК –«Sandline International» (СИ), которая участвовала в вооруженных конфликтах в Папуа, Сьерра-Леоне и Либерии (против Тэйлора). Служил пресс-секретарем командующего силами ООН в Боснии британского генерала Майкла Роуза.

В отличие от «Метеорика» и «Эриниса», АДС имеет совет директоров. Как правило, состав исполнительных и особенно наблюдательных или совещательных советов ЧВК и ЧРК дает больше информации для определения элитных связей компании, чем ее непосредственное руководство. Начиная с совещательного совета АДС, мы вступаем в мир большой политики и элитных связей.

Среди директоров АДС – внук У. Черчилля Николас Уинстон Сомес (Nicholas Soames), видный консерватор (ЧП с 1983), близкий друг принца Чарльза, в прошлом враг Дианы. Занимал высокий пост в МО при Джоне Мэйджоре. Близок к правому консерватору лорду Чарльзу Поулу (Powell, Дилидженс, ЛЛЦ). Сомес – друг США, специалист по англо-американским военным отношениям, выступает против европейской интеграции, т.е. представляет традиционный вектор британского империализма тори от Черчилля до Мейджора. Директор сэр Джон Берч – в прошлом постоянный представитель Великобритании в ООН и посол в Венгрии. Берч – член Чэтхем-хауза, или Королевского института международных дел (The Royal Institute of International Affairs – RIIA). Это важнейший неформальный политический центр англосаксонского империализма. Основан в 1920, на год раньше, чем его американский двойник – Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations). По мнению ряда историков тайной политики англосаксов, обе организации (как и ряд других) были созданы небольшими закулисными группами «Круглого стола»–ордена «англофилов», чей целью было создание мирового правительства на основе господства англосаксонской расы (проект Сесиля Родса и Альфреда Милнера).

Еще один директор – генерал Роджер Уилер (Roger Wheeler), бывший глава Генштаба. Кроме Эгиса, Уилер сидит в совещательном совете Талеса (Thales UK), второй по величине корпорации британского ВПК.

Еще одно интересное имя в списке директоров АДС - Роберт Макфарлейн – советник по национальной безопасности у Рейгана (1983-85) и одна из центральных фигур в деле Иран-контрас и банка BCCI. Как мы увидим, круг высокопоставленных сообщников, входивших в конспиративную сеть BCCI, составляет один из центров элитной базы Фарвеста. Кто мог свести авантюриста-наемника Спайсера с Макфарлейном? Только Эрмарт и Брейтвейт.

Председатель совета директоров «Эгиса» – фельдмаршал лорд Инге, еще один бывший начальник Генштаба Великобритании. В 1970-х Инге командовал элитным полком спецназа «Грин Говардс» (Green Howards) в Северной Ирландии, где позже служил Руслан Беренис, ныне финансовый директор Фар Вест, ЛЛЦ. Маршал Инге является также президентом англо-американского клуба под названием Обществo пилигримов (Pilgrims Society), старейшего закрытого центра влияния англосаксонского империализма, основанного в 1902 в Лондоне (отделение в Нью-Йорке в 1903). Главная цель клуба – укрепление элитных связей между США и Британией, конкретнее—между банкирами Уолл-стрит и Сити.

Фельдмаршал лорд Инге, бывший начальник Генштаба (1992-97). Председатель совета директоров «Эгис Дефенс Сервисес» и директор частной разведывательной компании «Хэклит» (Hakluyit), президент Общества пилигримов.
Фельдмаршал лорд Инге, бывший начальник Генштаба (1992-97). Председатель совета директоров «Эгис Дефенс Сервисес» и директор частной разведывательной компании «Хэклит» (Hakluyit), президент Общества пилигримов.

Двойное директорство лорда Инге позволяет нащупать связи между силовой группировкой Фарвеста и финансово-индустриальными и политическими группами его элитной базы. В состав совещательного совета директоров «Хэклит и Ко. » входят бывшие главы ряда стратегических монополий атлантизма: Питер Холмс (Peter Holmes) – Royal Dutch Shell Group, Питер Газалет (Peter Cazalet) – Бритиш петролеум, лорд Тротман (Lord Trotman) – Форд и New York Stock Exchange, Род Эддингтон (Rod Eddington)– Бритиш Эрвейс (British Airways), Ральф Робинс (Ralph Robins) –Роллс-ройс, Крис Гент (Chris Gent)–Vodafone. «Хэклит и Ко». – единственная компания, чей вебсайт содержит только информацию об адресе и телефоне компании. Это, пожалуй, самая засекреченная из всех ЧРК, так или иначе связанных с партнерами Фравеста.

В совет директоров этой организации первоначально входила Элизабет Смит, баронесса Гилморхилл, вдова бывшего лидера лейбористов Джона Смита. Что делала в компании шпионов и манагеров одна из попечительниц Мариинского театра? Элизабет Смит – близкая подруга Меты Рамсей (Meta Ramsey), сейчас баронесса Рамсей (г.р. 1937)–ветеран МИ-6. Обе учились в Университете Глазго, обе прекрасно говорят по-русски, по образованию – русисты. Потом Элизабет вышла замуж за Джона и растила детей, а Мета выбрала карьеру разведчика и работала в Северном отделе Форин офиса, который занимается преимущественно Россией. В 1980-85 базировалась в Хельсинки. Как и Брейтвейт, Мета Рамсей – дипломат-разведчик, но принадлежит к лейбористской элите. 6 В начале 1990х была одним из кандидатов на пост главы МИ-6. После отставки стала советником Джона Смита по международным вопросам. Смит был лидером не только группы «новых лейбористов», которая позже выдвинула премьер министров Блэра и Брауна, но также «Европейского движения» (European Movement, ЕМ) – структуры, созданной ЦРУ в начале Холодной войны в целях федерализации Западной, Центральной и Восточной Европы под эгидой США. Смит входил в Оргсовет Бильдербергской группы, одного из главных неформальных форумов атлантических элит, выступающих за транснациональный «новый мировой порядок» при гегемонии США.

«Европейское движение» представляло один из послевоенных векторов «Лиги Прометея» и «Интермариума»– двух крупнейших антикоммунистических и антисоветских организаций Европы в период между двумя мировыми войнами. Они объединяли активистов Белого движения и националистических течений в бывшей Российской Империи. Например, крупным представителем «Прометея» (от Грузии) был Гирей Клыч, впоследствии командовавший Северокавказской дивизией Вермахта (см. Справку). «Интермариум» – букв. «между морями» – «секретная международная организация» протофашистских клик из Восточной Европы, включавшая эмигрантские группы из СССР, рекрутировала выходцев стран между Балтийским, Черным, Эгейским и Адриатическим морями. Официальной целью организации было создать «санитарный кордон» против большевизма в Центральной Европе, «освободить» западные территории, входившие в состав СССР, и создать Пан-Дунайскую конфедерацию. В организационно-финансовом плане «Интермариум» был детищем 2 отдела польского Генштаба, который руководствовался геополитической концепцией Пилсудского «междуморья» – создания конфедеративного государства от Балтийского до Черного моря, замаскированная форма возрождения «Великой Польши». «Интермариум» пользовался поддержкой спецслужб Франции и Англии, заинтересованных в создании «санитарного кордона» против Советской России и агентурных возможностях этой многонациональной организации. Один из ее проектов была «Пан-Дунайская конфедерация». Элитную основу «Интермариума» составляли клерикальные, традиционно антироссийские круги аристократии и крупной буржуазии в Австро-венгерской империи, особенно венгры, чехи и словаки. «Интермариум» был особенно активен в Румынии, Хорватии, Словении, Сербии, Польше, Эстонии, Латвии, Литве и на Западной Украине. В МИ-6 – связь с этой организацией поддерживал лично Стюарт Мензис, впоследствии глава этой службы (1939 – 52). Идеологически это была протофашистская организация, с сильным элементом клерикального фашизма, большое влияние в ней имели право-католические круги.

Советское руководство понимало, что движение европейского федерализма 1920 – 30х гг. было направлено против СССР, и когда весной 1942 Форин офис начал зондировать почву насчет создания после войны восточно-европейской федерации, Молотов решительно отверг эту идею. В конце 1930х «Интермариум» переходит под контроль Абвера, но не теряет и связей с МИ-6, поэтому вскоре после поражения нацистов, уже к концу 1945, англичане снова прибирают его к рукам. К середине 1946 организация активно действует в пропагандистских компаниях против СССР, в первую очередь в лагерях для интернированных лиц, где западные спецслужбы ведут работу по набору кадров для Холодной войны. В конце концов, «Интермариум» переходит под контроль богатых американцев, и его руководство находит работу в подставных организациях ЦРУ вроде Ассамблеи порабощенных наций, Национального комитета за свободную Европу, а также на Радио Свободная Европа и Радио Освобождение. Агентура влияния «Интермариума» сыграла роль в антикоммунистическом восстании в Венгрии в 1956.

Надо подчеркнуть одну особенность в работе англичан с антикоммунистическими антироссийскими организациями. Это важно для понимания связей и генезиса Фарвеста. Потому что Фарвест – это в первую очередь не уголовная, а антикоммунистическая и антироссийская организация, сложившаяся в процессе разгрома социализма и СССР. Центральная и совсем пока неоцененная роль в этом разгроме принадлежала советским спецслужбам. В их числе ГРУ, генералу Гусеву и его личной агентуре.

Так вот. Со времен Дэвида Уркарта и его «групп по изучению внешней политики», в Англии складывается идеология «просвещенного» империализма. И складывается она в процессе борьбы с Российской Империей, которая изображается как тюрьма народов в отличие от гуманной, просветительской и цивилизаторской миссии Британской Империи. Медведь против Европейского Просветителя и Благодетеля Человечества. Это ключевая идеологема британского, а затем и всего западного империализма, она и сейчас обеспечивает его легенду прикрытия. Убежденность в культурном превосходстве британского, шире англосаксонского, империализма проникла во все социальные слои этой расы уже к началу 20 века и продолжает служить опорой для проекта «нового мирового порядка» на основе господства западных элит при гегемонии англосаксонского ядра. Из идеологии «просвещенного» империализма следует, что каждый истый брит должен «изучать» историю великой миссии своей империи и помогать тем несчастным народам, которые оказались «пленниками» «варварской» Империи на востоке, ставшей после 1917 еще и большевистской!

Поэтому неудивительно, что, например, в 1920 – 30-е стержневой структурой для взаимодействия МИ-6 с «Интермариумом» были «клубы по изучению Центрально-европейского федерализма» (Central European Federal Study Clubs) в Лондоне, Риме и Париже. Еще до конца войны (в 1944) англичане с помощью поляков реанимируют лондонский клуб. Он включал представителей Словакии, Латвии, Эстонии, Украины, Румынии и Балкан. Одной из первых акций этого клуба было создание организации для беженцев и пропаганды под названием «Шотландская лига за европейскую свободу» (Scottish League for European Freedom). Главной задачей Лиги (как и ее близнеца – Британской лиги за европейскую свободу) была антисоветская и антирусская пропаганда среди беженцев и военнопленных из стран Восточной и Центральной Европы, а также отбор среди них перспективных кадров для подрывной работы против СССР и помощь в их переезде в Англию. Это была важнейшая операция тайной войны против нас. Отбор не был чрезмерно строгим, не проверяли даже татуировок, и поэтому сотни и тысячи эсэсовцев из Прибалтики, Югославии, Албании, Украины получали британские визы. В последствие кое-кого из них забрасывали обратно. Советское руководство понимало, какую опасность представляли нацистские коллаборационисты и их семьи, ушедшие с немцами на Запад, в перспективе их мобилизации против СССР «союзниками» и поэтому в Ялтинских соглашениях настаивало на их репатриации в СССР.

Особенно большое число беженцев и военнопленных у англичан было на Балканах и в Италии. Там операцией по их сортировке и отбору руководил дипломат-разведчик Фицрой Маклин (т.н. «Комиссия Маклина») – тот самый, который 50 лет спустя основал «частную» разведывательную компанию «Хэклит» и ввел в состав ее директоров Элизабет Смит. В Италии, британские спецслужбисты под началом Маклина отдавали предпочтение тем, кто сражался на стороне нацистов с оружием в руках. Им не задавали лишних вопросов. Надо было спешить, приближался день, когда контроль над лагерями переходил к итальянским властям, где преобладали коммунисты. И тогда украинских эсэсовцев ждала верная виселица. От нее их спасали Шотландская лига и Интермариум, работавшие в тесном контакте с МИ-6.

Кстати, совсем неслучайно, что организация, которая вполне могла перевезти в Англию семейство Беренисов, называлась Шотландской лигой. Шотландцы – тоже горцы, тоже «маленький гордый народ», которому посчастливилось войти в свободную семью народов Британской Империи, и который хочет помочь «плененным народам» освободиться из «тюрьмы народов»–СССР. Это еще один интересный аспект идеологии британского империализма. Идеальное место и роль в ней уже «цивилизованных» ею народов мифологически изобрел еще Киплинг в фигуре британского скаута Кима – героя одноименного романа. Ким – наполовину ирландец, наполовину индус, беззаветно преданный либеральной Империи Света в ее борьбе с самодержавной Империей Тьмы за умы и души варварских народов. Ким олицетворяет не только то, кем могут стать жители Индии под благотвотворной опекой Британии, но и показывает ирландским бунтовщикам, какую почетную международную миссию могут выполнять ирландцы под руководством англосаксов. Конечно, ни те, ни другие британцами (англичанами и шотландцами) стать не могут – британцем надо родиться. Но зато могут стать Кимом – максимально возможным для колониальных народов приближением к высшей расе. Как и Уркарт, Фицрой Маклин был шотландцем из старой аристократии, как Уркарт – дипломатом-разведчиком с особым интересом к Кавказу. И неслучайно, что, помимо директорства в разведывательной компании, созданной Маклином по поручению МИ-6, шотландка Элизабет Смит, баронесса Гилморхилл (район Глазго) была и остается также президентом Англо-язычного союза Шотландии (The English-Speaking Union of Scottland).

«Англо-язычный союз» был основан в 1918 году английским журналистом по имени Эвелин Ренч (Evelyn Wrench, 1882 – 1966) с декларируемой целью «способствовать глобальному взаимопониманию на основе английского языка». Иными словами, это проект культурно-политической гегемонии англосаксов, в первую очередь Британской Империи, на основе завоевания английским языком статуса «лингва франка»–универсального языка общения, вместо денационализированного эсперанто. Ренч – владелец старейшего английского журнала «Спектейтор» (The Spectator) –был империалистом, членом Круглого стола и написал биографию его основателя Альфреда Милнера. Будущая глобальная империя вечного мира, или «новый мировой порядок», «однополярный мир», «мировое правительство», как это сейчас называется, мыслится как союз англосаксонских народов в центре этого мира, с англизированными туземными элитами (вроде наших лондонских русских) вокруг этого ядра.

В том же 1995, когда Фицрой Маклин основал «Хэклит», шотландцы организовали культурное «мероприятие», в котором сфокусировались исторические токи, которые я обсуждал в связи с «Интермариумом». В Москве состоялся круглый стол на тему «Черкесия и выдающиеся европейцы». Бурцев.ру так описывает это событие.

Одна пикантная деталь, известная видимо только Сурикову и Брейтвейту за этим круглым столом, заключалась в том, что Суриков в это время был старшим офицером ГРУ Генштаба МО РФ. Судя по пересказу их выступлений, Брейтвейт также дипломатически умолчал, что «великий гуманист» и не менее великий русофоб Уркарт служил фактически резидентом британской разведки в Стамбуле. Оттуда он разъезжал по Западному Кавказу, призывая шапсугов к восстанию против России, слал им корабли с первоклассным оружием, пытаясь спровоцировать войну между Британией и Россией, и сулил поддержку английского короля. И черкесы поддавались на эти провокации и умирали за дело мирового господства англосаксонской расы. И ничего с тех пор не изменилось. Те же самые лорды и пэры, баронессы и бароны, журналисты, манагеры, дипломаты-разведчики и их агентура влияния, вроде Фарвеста – пытаются раззудить старые этнические раны, напомнить древние обиды и раздуть новые, чтобы спровоцировать мусульманские народы России и поджечь наш общий дом. 7 Потому что Россия, как раньше Советский Союз, стоит на их дороге к мировому господству.

Теперь я хочу вернуться к Маклину (Sir Fitzroy Maclean, 1911 – 96). Это был не только дипломат-разведчик, но и своего рода идеолог и стратег тайной войны против Советского Союза. Говорят, он послужил Яну Флемингу прототипом Джеймса Бонда – массовой иконы умеренно расистского, патерналистского империализма англосаксов. Привилегированный отпрыск старого шотландского рода, Маклин был классовый и расовый борец, пропитанный антикоммунизмом и древней ненавистью британской аристократии к России. В Северном департаменте Форин офиса 30х годов, который, в целом, не отличался сентиментальным отношением к коммунизму и СССР, Маклина считали «самым ястребиным из всех ястребов». 8 Но он не принадлежал к открыто пронацистским элитам Британии. Идеальным он считал столкновение и взаимное уничтожение Третьего Рейха и СССР с их последующей интеграцией в англосаксонский миропорядок. МИ-6 – была в первую очередь анти-большевистской организацией и с большой неохотой вела разведку против Германии. Вплоть до конца 1938 они верили, что Гитлер готовится к нападению на СССР и поэтому поддерживали политику его «умиротворения»

Тем сильнее был шок Маклина и его коллег, когда в августе 1939 Советское руководство заключило с Германией пакт о ненападении, и Люфтваффе полетело бомбить Лондон вместо Москвы. Прожив несколько лет в СССР Маклин мог бы вспомнить по этому случаю русскую пословицу «Не рой другому яму.».., вместо этого в октябре он составляет «Меморандум относительно Советской угрозы интересам Британии на Ближнем Востоке». Основная мысль «Меморандума Маклина» сводится к тому, что британская военная разведка должна извлечь выгоду из враждебного отношения мусульман к русским для того, чтобы дестабилизировать Закавказье и Среднюю Азию: «оккупированные русскими» Армению, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. (Маклин видимо не догадывался, что Армения – христианская страна). Как это сделать? Маклин предлагает «взывать к еще сохранившимся религиозным чувствам и искать опору в горькой ненависти, которую нынешний режим неизбежно должен вызывать во многих слоях населения». Он также рекомендует «использовать аборигенов пограничных районов Афганистана и Ирана, которые практически не отличаются от соответствующих племен по советскую сторону границы». Это поможет «установить контакты с недовольными элементами в глубинных районах СССР и поднять знамя восстания везде, где только можно». Еще Маклин предлагал создать «продвинутые» базы для подрывных операций рядом с границами СССР – в Афганистане, Иране и Турции. Но в центре его плана находились нефтяные вышки Баку. Вместе с нефтью Грозного они давали 95 % процентов всей нефтедобычи СССР. Если разбомбить Баку и Грозный, убеждал Маклин, Советы не продержатся и месяц. Так меморандум Маклина лег в основу «Операции Пайк». По плану, совместно разработанному генштабами Англии и Франции, эскадрильи тяжелых бомбардировщиков, базировавшиеся в Египте, должны были в течение 7-10 дней уничтожить практически всю нефтяную промышленность СССР и испепелить Баку зажигательными бомбами. Одновременно, Маклин планировал задействовать на территории СССР диверсионные отряды на основе кадров «Лиги Прометея», агентуры польской разведки и даже советских военнопленных, захваченных финнами. Правда, с последними у англичан получился конфуз. Офицеры британской военной разведки, посланные в Финляндию для вербовки советских солдат, с нескрываемым раздражением сообщали в Лондон, что «пропаганда НКВД и террор сделали этих людей полными невеждами относительно внешнего мира», и что шансы использовать их как вооруженную контрреволюционную силу были нулевые.

Зато «Лига Прометея», казалось, обещала стать серьезной базой кадров для плана Маклина. Полное название этой организации – «Прометеева лига покоренных Москвой народов». Лига воплощала вторую задумку Пилсудского – идею «прометеизма» (польск. Prometeizm), восходящую к русско-японской войне начала века. В меморандуме японскому правительству от 1904 года он так формулирует ее цели.

Сила и место Польши среди частей русского государства позволяют поставить перед нами политическую цель разделения русского государства на его главные составные части и освобождения стран, которые были насильно включены в эту империю. Для нас это означает не только реализацию наших культурных чаяний на независимое существование, но также гарантию такого существования, потому что Россия, лишенная своих завоеваний, будет достаточно ослаблена и перестанет быть сильным и опасным соседом.  9 

Как многие националисты в Российской Империи, в молодости Пилсудский был социалистом. Сочетание национализма с социализмом было более политически эффективным в ту эпоху, чем традиционный национализм, возродившийся в наше время с удесятеренной силой. Поэтому он удачно подобрал название для своей концепции. Стоящий за ним миф о Прометее импонировал не только революционерам, но и европейским либералам – традиционным союзникам в борьбе с Империей. Легенда о прикованном борце за счастье человечества удачно сочеталась с преданием, что человеколюбивый титан был распят на Кавказе, где борьба с русским владычеством шла наиболее интенсивно. Таким образом, от Варшавы, где находилась штаб-квартира Лиги, до вершин Кавказа устанавливалась своего рода анти-российская дуга от Балтийского до Черного моря. Историческую преемственность Лиги как продолжателя борьбы с Империей подчеркивало членство в Лиге Саид Бека – внука имама Шамиля. Но за псевдо-освободительной риторикой идеологов Прометея стояли реакционные цели и силы.

Прометеизм был идеологическим инструментом 2-го Отдела польского Генштаба для создания из Польши «единого национального государства автаркического типа, способного вести независимую от великих держав самостоятельную внешнюю политику». Согласно плану генштаба от декабря 1920 года

Разграничительная линия между "цивилизованной" Европой и "варварским" Востоком должна пройти, по мысли разработчиков этого программного документа, по рекам Двина и Днепр на протяжении от Балтики (от Финляндии) до Кавказа. Новые государства, образовавшиеся вдоль этой линии, будут вовлечены в союз в виде федерации. Польше в этом союзе была отведена роль лидера.

Таким образом, геополитические последствия реализации концепции прометеизма выглядели бы так:

Прометеизм возродился с новой силой в наши дни. Бандеровские батальоны в Чечне; «Иглы», которые украинские генералы Филин и Лихвинцев переправляли Масхадову; роль поляков и Фарвеста в оранжевом путче в Киеве; подрывная работа польской агентуры, бандеровцев и военной разведки Литвы в Беларуси; пронатовский шантаж Лукашенко со стороны Лунева – вице-президента ФарВест, ЛЛЦ; ГУАМ; фарвестовец Буткявичюс в роли манагера цэрэушной «революции роз»; вечная дружба украинского и грузинского народов и Евро-Азиатский нефтяной коридора в обход России; конференция в Вильнусе 2006 с русофобской речью бесноватого Чейни; провокация в Таллине, пропиаренная фарвестовцами на костях советских воинов, и тому подобные примеры – это реинкарнация геополитики Прометейской Лиги и ее западных спонсоров. Маркс называл такие исторические повторы – «возвращением всего старого хлама». Фарвест – боевая организация нового прометеизма.

Лига претендовала на представление «всех национальных меньшинств бывшей Российской Империи», но в основном была организацией украинских и грузинских националистов (Гирей представлял в ней Грузию). Главными центрами Лиги были Варшава и Париж. Она была создана в 1924 при поддержке польского Генштаба и финансировалась англичанами и французами. Отделения Лиги существовали также в Бухаресте, Стамбуле, Хельсинки и Праге. В Париже руководство Лиги (Смаль-Стоцкий, Кедиа и др.) имело постоянные контакты с ведущими сотрудниками МИ-6. Опираясь на парижское отделение Лиги, англичане приступили к формированию украинского легиона для отправки в Финляндию. Но их ждало разочарование. Уже с конца 1920-х Лига вступила в сношения с Вермахтом, абвером и нацистской партией, и к началу Второй мировой, особенно после успехов Вермахта в Европе, протофашистское большинство в руководстве Лиги сделало естественный выбор в пользу Третьего Рейха. Фактически, немцы перехватили управление этой организацией у англичан и французов. С тех пор, вплоть до конца войны, делами Лиги занималось ведомство Альфреда Розенберга – Министерство по делам оккупированных восточных территорий. Через это министерство и с одобрения Гиммлера представители Лиги вербовали свои «национальные» батальоны и дивизии для Вермахта, в частности – дивизию СС «Галичина», украинские полки полицейских войск и батальон «Нахтигаль», казацкие части, туркестанские, грузинские, армянские и кавказско-магометанские легионы. Однако, после 1943 года часть руководства Лиги начинает искать сближения с западными союзниками СССР. Например, князь Туркул пытается установить контакт с Алленом Даллесом. Принц Ираклий Багратион (неудавшийся проект Розенберга «царь Ираклий») – вождь грузинских коллаборационистов – бежит в Швейцарию, где тоже предлагает себя союзникам.

Наконец, «прометеевское подполье» в Польше добивается успеха и устанавливает связь со «старыми английскими друзьями», т.е. с руководством МИ-6. С этого времени начинается обратный перевод этой сетевой структуры под контроль англичан. Причем, отступая, немцы прилагают все усилия для создания конспиративных сетей националистов на территории СССР. Поэтому, к концу 1945 англичане получают в свои руки богатое наследство, особенно это касалось грузинской, украинской и белорусской секций. Пересаженные на Запад через каналы «Шотландской лиги за европейскую свободу» и других организаций, эти идеологизированные нацистами кадры образуют этнические общины с ультраправой политикой, которые будут поставлять спецслужбам хорошо мотивированных бойцов против СССР. К концу 1940-х «Интермариум» и «Лига Прометея» официально прекращают свою деятельность. Часть их кадров перегруппировалась и всплыла в европейских организациях новых по названиям, старых по сути в своем патологическом антикоммунизме и русофобии. Причем, нередко смущая даже своих «демократических» хозяев. Например, украинские фашисты, спасенные Маклином от петли в Сербии и Италии, быстро захватили в свои руки этнические общины в Англии, особенно в Йоркшире, где они получили политическое влияние наподобие кубинских гусанос в Майями. Дело доходило до того, что на публичные сборища Антибольшевистского блока наций приходили подразделения ветеранов в парадных формах Ваффен-СС. А один из лидеров английских бандеровцев прямо заявил своему «контролеру» из МИ-6, что «наша организация никогда не была “группой изучения” чего бы то ни было и никогда не будет ею». В этой среде формируются новые, еще более вирулентные этнические антикоммунистические и антирусские организации, особенно среди второго поколения западноукраинских, белорусских и кавказских ультра-националистов, оставшихся на Западе в результате деятельности Комиссии Маклина, Шотландской лиги и подобных организмов. В этих кругах становится популярной идеология «интеграционизма». Раса, кровь обладают мистической силой, позволяющей членам одной нации воспроизводить свою национальную культуру, даже находясь в рассеянии по всему миру. Примером такой идеологической организации стала Антибольшевистская лига (АБН), основанная в 1946 ветеранами бандеровского ОУН/Б, Польско-балтийского легиона, представителями казацких, кавказских и туркестанских подразделений. Многие из них были членами СС. АБН быстро подавила и частично вобрала в себя членов своих сравнительно либеральных предшественников «Интермариум» и «Прометейскую лигу» и завоевала восхищение американской разведки своей жестокостью, непримиримостью к «советскому империализму» и зоологическим антикоммунизмом. Несмотря на программный антисемитизм и эсэсовские биографии своих вождей, АНБ стала любимцем Белого дома при Рейгане. Координировала работу с АНБ и подобными организациями сотрудник Белого дома Катерина Чумаченко, будущая жена Ющенко.

В 2003 в речи по случаю открытия Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Бжезинский высоко отозвался о роли «Лиги Прометея» в победе над СССР. В частности, он обратил внимание на ее военное крыло. Известно, что поляки обеспечивали военное образование для грузинских и украинских националистов, а также брали на службу офицеров-прометейцев. Бжезинский отметил, что одним из них был Димитрий Шаликашвили – отец бывшего начальника Объединенных штабов Джона Шаликашвили. Димитрий имел чин полковника польской армии и командовал одной из элитных кавалерийских частей. 11 После оккупации Польши немцами Димитрий Шаликашвили стал офицером Абвера как и многие другие из его «прометейских» коллег. Закончил войну майором Грузинского легиона Ваффен СС и в 1952 комфортно устроился в США как «политический беженец». Так всего лишь два поколения одной семьи грузинских националистов наглядно демонстрируют органичную историческую и классовую связь между антироссийским национализмом, нацизмом и западным либеральным империализмом.

Но вернемся к Маклину.

Потеряв на время войны связь с Лигой, Маклин продолжал набирать уникальный опыт этнической политики на Балканах, куда его отправил Черчилль для выяснения ситуации. Маклин парашютировал в расположение партизан Тито и вскоре решил, что это наиболее боеспособная антигитлеровская сила на Балканах. Черчилля убедили доводы Маклина, и англичане стали помогать Тито. После войны Маклин первым разглядел начинающийся раскол между югославами и Сталиным и убедил правительство Бевина поддержать Тито. Это был его крупный, но последний успех. В 1949 Маклин зондировал почву в Югославии для своего друга Мензиса, главы МИ-6, на предмет помощи в свержении режима Энвера Ходжи в Албании. Полученная им информация не внушала оптимизма. Отчасти благодаря Киму Филби, албанская операция ЦРУ и МИ-6 под кодовым название «Вельюбл» (VALUABLE) закончилась уничтожением большей части их албанской агентуры, включая и старые кадры «Интермариума», сотрудничавшие с нацистами. К началу 1950-х Маклин стал чем-то наподобие сенатора Маккарти в британском парламенте, обвиняя лейбористов в заговорах со Сталиным против американцев в Китае и Корее. В ядерных дебатах всегда выступал за полный американский контроль на ядерными силами Англии. В 1952, решив, что Третья мировая война стоит на пороге, Маклин предлагает своему другу Мензису отправить его в Югославию для создания партизанских баз перед тем, как Балканы захватит Советский Союз. Вместо этого, Мензис направляет его в Турцию для организации сетевых структур «Гладио» – подпольных партизанских баз на случай захвата стран НАТО советскими войсками, которые стали основой ультраправого террора. Там он знакомится с будущими лидерами Серых волков и командиром СТК Эвреном.

Но вскоре политическое поведение Маклина резко меняется. В 1939 – 41 и потом в 1949 – 52 он казался маниакальным антисоветчиком. Но с 1958, когда начались его бесчисленные поездки в СССР, и до конца его жизни, Маклин поражал многих наблюдателей лояльным отношением к советскому режиму и заслужил дурную славу среди советологов как чуть ли не «попутчик» Кремля. Основное качество разведчика – реализм, и Маклин был большим реалистом в традиции великих шотландских эмпириков 18 столетия. После того как Советский Союз стал обладать ядерным оружием, Маклин понял, что «горячей» войны не будет. В советском руководстве он видел таких же реальных политиков, как и на Западе. Поэтому Маклин внутренне перестроился. Он будет продолжать войну, но другими средствами и доживет, чтобы увидеть правильность своей тактики. В 1958 он становится председателем Общества Великобритания – СССР, финансируемого Форин офисом в качестве неформального канала связи с советской номенклатурой, и после двадцатилетнего перерыва совершает первую послевоенную поездку в Союз, включая Среднюю Азию. С тех пор он буквально днюет и ночует в Союзе как писатель, фотограф, исследователь, но главное как связной Форин офиса.

Биограф Маклина описывает его как «передаточное колесо между советской элитой и британским истеблишментом». В 1985 Маклин возвращается из Москвы и встречается с Маргарет Тэтчер для очередной передачи информации. Он советует ей «поставить весь свой политический капитал на Горбачева». Вскоре после этой встречи с Маклином Тэтчер заявляет, что с Горбачевым «можно иметь дело».

Чисто интуитивно я предполагал, что, как минимум, два человека из Фарвеста должны были установить связь с Маклином во время своих поездок в Англию в первой половине 90-х. Имею ввиду Сурикова и Саидова (возможно вместе с Нухаевым). Маклин обладал большим опытом по использованию этнических конфликтов, нацменьшинств в борьбе против СССР и, как я отмечал, был своего рода теоретиком и стратегом этого дела. Хорошо знал антисоветский актив этнических общин в Англии, из которых выходили люди вроде Руслана Берениса. Факт его участия в организации подставной компании МИ-6 в возрасте, когда люди обычно думают о менее земных вещах, тоже заставлял думать, что все эти годы он не забывал ремесло разведчика. Какие задачи ставила МИ-6 перед ЧРК «Хэклит» ? 12 Почему Маклин ввел в первоначальный состав директоров Элизабет Смит? С другой стороны, я знал, что Гусев готовил своих питомцев к работе на Ближнем Востоке, Кавказе и в Средней Азии. В 1991 -92 он направляет Саидова в Чечню к Дудаеву, Сурикова и Лунева тоже на Кавказ, в Грузию. Работа личной агентуры Гусева на южном периметре СССР и в Афганистане соответствовала идеям «Меморандума Маклина». Маклин – был идейным дедушкой фарвестовцев. Неужели внучата упустили возможность встретиться с ним?

«Дедушка» фарвестовцев – Фицрой Маклин в Москве, 1938. «Самый ястребиный из всех ястребов» Северного отдела Форин офиса. Через год он составит меморандум о необходимости использовать мусульманские народы СССР для его разгрома. Созданная им разведывательная компания косвенно связана с Фарвестом. На этот раз речь идет о разгроме России.
«Дедушка» фарвестовцев – Фицрой Маклин в Москве, 1938. «Самый ястребиный из всех ястребов» Северного отдела Форин офиса. Через год он составит меморандум о необходимости использовать мусульманские народы СССР для его разгрома. Созданная им разведывательная компания косвенно связана с Фарвестом. На этот раз речь идет о разгроме России.

Я убедился, что интуиция не подвела меня, когда прочитал книгу Джона Робертса «Говорите прямо в канделябр» (Москва, 2001). Если эту книгу правильно читать, то она может кое-что приоткрыть из невидимой части последних двадцати лет жизни старого агента МИ-6. И не только его.

Нужно сказать несколько слов об авторе и действующем лице этой книги. В течение 20 лет (1973-93) Джон Робертс был директором Ассоциации Великобритания – СССР. Это общество деликатно называют «полу-правительственным», потому что оно существовало на деньги Форин офиса. По образованию, Джон Робертс – западный русист. Причем довольно типичный представитель этого странного племени. Как продукт культурного аппарата Холодной войны и университетского сита, через которое должен пройти любой кандидат на «профессионального русиста» (так он зовет себя) Робертс – дюжинный антикоммунист, свято верящий в «кровавую гебню» и «тоталитаризм», как его предки верили в деревенских «ведьм» и хвосты в бриджах у «папистов». Так как культурная жизнь современных англосаксов невыразимо скучна и полностью стандартизирована, «русская культура» имеет для некоторых из них своеобразное очарование. Не вся, конечно, а только та ее часть, которая так или иначе стала «жертвой» большевиков. Таким образом, русистика дает возможность совместить приятное с полезным – экзотическую «культуру» с комфортным университетским существованием и традиционным британским хобби освобождения угнетенных Русским Медведем народов. Предмет гордости и самоутверждения западных русистов – это близость к нашей «творческой интеллигенции». Но, чтобы было понятнее, кто такой Робертс, я лучше процитирую что-нибудь из него, так будет короче: «Окуджава, имевший почитателей во всем мире, занимал в сердцах русских людей особое место. Он давал им редкую возможность бежать от мрачных реалий советской жизни»...

Типично для западных русистов и то, что на первый взгляд может показаться наивностью Робертса, но в действительности – результат подавления в психике всего того, что может заставить осознать действительную роль свою и своей профессии в Холодной войне и в подготовке новой Барбароссы. Когда журналист Независимой газеты спросил у Робертса, как он чувствовал себя на посту директора такой организации– «Трудно ли было работать не шпиону среди шпионов?» –Робертс ответил

Это может показаться невероятным, но, думаю, что Робертс действительно не давал себе знать, что Форин офис оплачивал расходы Ассоциации совсем не ради его «анти-тоталитарных» тусовок с нашей «творческой интеллигенцией». Даже когда в середине книги он пишет, что в представителе Британского совета на презентации первого Букера в Москве (декабрь 92) он «узнал человека, с которым встречался 25 лет назад на воскресных занятиях по русскому языку в Эшфорде, штаб-квартире Разведывательного корпуса», его голова отказывается работать в направлении нужном, чтобы разгадать странности и неприятности, сопровождавшие его на посту директора Ассоциации и в конце концов стоившие ему инфаркта. Благодаря этой «наивности», Робертс написал совершенно уникальную книгу, особенно для патологически скрытной Англии. Вернее две книги. Одна, от обложки до обложки, скучноватый рассказ дюжиного британского антисоветчика, «специалиста по русской культуре» о том, как он боролся с попытками советских аппаратчиков использовать Ассоциацию в целях «мировой революции» и дружил с Искандером и Олегом Табаковым. Другая – это постоянные жалобы автора на интриги против него внутри Ассоциации и со стороны Форин офиса. В них-то и скрывается самое интересное.

Оказывается, в течение всех двадцати лет злым гением Робертса в Ассоциации был не кто иной, как Фицрой Маклин! Ассоциация была основана в 1958, номинально как противовес про-советскому Обществу британско-советской дружбы и для того, чтобы способствовать «неформальным» контактам между гражданами обеих стран с общими интересами–«музыкантами, писателями, историками, журналистами, режиссерами или другими специалистами, влияющими на общественное мнение». И никаких «докеров»! как выражается Робертс. Возможно, такая установка, как и время создания ассоциации были связаны с «делом Пастернака» и стратегией на поддержку интеллигентской фронды в СССР. Хрущевская оттепель была в самом разгаре, но «диссидентов» еще предстояло создать. К этой теме я подойду позже. У власти тогда были консерваторы, и первым председателем ассоциации стал Маклин, а директором, Том Черчилль, генерал-майор спецназа, с которым Маклин служил на Балканах. Если принять за чистую монету объявленные цели ассоциации, то такой выбор руководства может показаться странным. Ни Маклин, ни тем более Черчилль, истинные силовики-тори без страха и упрека, не имели и не хотели иметь ничего общего с любой интеллигенцией, не говоря уже о таком ее специфическом подвиде, как советская времен оттепели. Но если ассоциация задумывалась как канал неформальных коммуникаций между консервативной элитой в традиции Черчилля и ее партнерами в советской бюрократии, то кавалер ордена Кутузова Фицрой Маклин и крутой спецназовец Том Черчилль (однофамилец, не родственник Уинстона) были прекрасным выбором. В самый разгар Холодной войны на коне были «ястребы» обеих стран: генералитет, ВПК, спецслужбы, тори и «сталинисты». У Фицроя было «много друзей в высших советских эшелонах», сообщил Робертс в интервью биографу Маклина. Среди них – и армейские чины. В Генштабе наверняка служили старшие офицеры с опытом боевой службы на Балканах. Когда Робертс спросил Маклина, за что он получил советский орден, тот «туманно» ответил, что за «обеспечение связи с Красной Армией в Югославии в конце войны». Можно предположить, что Маклина хорошо знали в советской военной разведке, и у него были знакомые в Главном разведывательном управлении ГШ МО.

Пост председателя ассоциации дружбы был идеальным и возможно единственным в те времена постоянным каналом для неформальных легитимных контактов с представителями высшей советской бюрократии, включая силовую. Все шло хорошо. Маклин только что не жил в СССР. В 1973 – когда начинается «детант» и «права человека» (пресловутая «третья корзина»)– на пост директора назначают Робертса. Маклин становится президентом, это был пост свадебного генерала. А после 1975, когда президентом стал ушедший в отставку премьер министр Гарольд Вильсон, Маклин переходит в «почетные президенты». Но он продолжает оставаться в центре деятельности Ассоциации благодаря поддержке Форин офиса. С первой страницы книги Робертс копит на него компромат. Основное обвинение: Маклин превратил Ассоциацию в послушный инструмент советской пропаганды. В глазах Робертса, поведение Майлина и его поддержка со стороны Форин офиса, который платит за всю эту музыку, необъяснимо. Вернее, объяснимо только проникновением советских агентов во все святыни британского государства. Робертс старается пиарить «творческую интеллигенцию» диссидентского посола, а у Маклина она не вызывает ни малейшего интереса. Маклин был аристократом и воспитанником Итона, т.е. человеком с хорошим вкусом помимо всего прочего. Но не это главное. «Его интересовали только те, у кого была власть» – жалуется Робертс. И это правда, потому что Маклин был представителем властных элит своего правящего класса. На то они элиты и правящий класс, чтобы понимать, что важно, а что нет. Для Робертса, советская бюрократия была сборищем бездушных гоголевских персонажей, а «диссиденты» и «творческая интеллигенция» – единственной надеждой на освобождение «русской души» от «тоталитаризма». А Маклин еще в 1938, наблюдая за процессом бухаринского блока, знал, что номенклатура – совсем не то, за что она себя выдает. Во-вторых, он не хотел давать ни малейшего повода советским властям для негативной оценки деятельности ассоциации. Его главной задачей было сохранять этот канал связи. И в этом он пользовался полной поддержкой МИ-6 и Форин офиса. Его противниками как в СССР, так в Англии были как раз те силы, которые создавали «диссидентов» и ставили на них.

Трудно не заметить комизма ситуации, хотя Робертс так и не замечает его. В отличие от мелкого буржуа Робертса, Маклин и его шотландские соратники по ассоциации, вроде маркизы «Тони» Лотиан и Элизабет Смит, были частью правящего класса и одной из его политических элит. Но Робертс даже подозревает их в предательстве, потому что из своих родовых замков они всеми силами стараются сохранить дружеские отношения с советскими бюрократами, которых Робертс искренне презирает, и постоянно ездят на все эти подставные советские «мероприятия», которыми СССР пускало пыль в глаза западной общественности. Да еще на добротные фунты английских налогоплательщиков. Неудивительно, что Робертс заработал инфаркт. Но он, кажется, так и не понял, что СССР сломали не Тарковские, Любимовы и Ростроповичи, а презираемые им советские чиновники с помощью людей типа Маклина и стоявших за ними элит Запада.

Верхушка Ассоциации всегда ездила в СССР только делегациями. Форин офис боялся вербовки со стороны КГБ. Но к Маклину это не относилось, он сам мог завербовать кого угодно. В 1976 он даже совершил индивидуальную поездку в Дагестан. До этого в разговорах с советскими представителями Маклин неоднократно замечал, что Дагестан это та часть Северного Кавказа, где он еще не был. Те, кому нужно, намек поняли, и вскоре Общество СССР – Великобритании получило для него «разрешение и продление визы» для этой поездки, – вспоминает Робертс.

Разрешение Маклину могло прийти только со Старой площади, из ЦК КПСС. Робертс рассказывает, что незадолго до того, как Маклину разрешили поехать в Дагестан, председатель Общества А. Сурков познакомил британскую делегацию с «журналистом» Евгением Степановичем Лагутиным. На самом деле, Лагутин возглавлял английскую секцию Международного отдела ЦК. Вслед за появлением Лагутина последовала настоятельная просьба Суркова к англичанам организовать конференцию в Великобритании. Перед поездкой в Москву Робертс и Маклин согласились, что бюджет Общества не позволяет им приглашать советских визитеров. Поэтому можно понять удивление Робертса, когда Маклин сразу же согласился с Сурковым и тут же договорился с ним о времени и месте проведения конференции. Она состоялась в марте 1977 в Эдинбурге. Но не раньше, чем Маклин побывал в Дагестане... На ней присутствовал и «журналист» Лагутин.

Эдинбург, март 1977. Слева направо в кружках: «журналист» Лагутин, Маклин и Андрей Парастаев, культурный атташе посольства СССР в Великобритании.
Эдинбург, март 1977. Слева направо в кружках: «журналист» Лагутин, Маклин и Андрей Парастаев, культурный атташе посольства СССР в Великобритании.

Видимо, Маклин служил каналом связи между британскими консерваторами и представителями советской номенклатуры, заинтересованной в политическом диалоге с противниками детанта, то есть в первую очередь с консерваторами вокруг Маргарет Тэтчер. Через два года она станет премьером и начнет «консервативную революцию» на Западе, похоронившую разрядку. Эта номенклатура включала группы в ВПК, армии и спецслужбах, которые прекрасно чувствовали себя в атмосфере Холодной войны, извлекая из нее карьерный рост, привилегии и престиж. Всему этому угрожала разрядка. Они не забыли армейских реформ Хрущева, не хотели их повторения и поэтому с беспокойством наблюдали за игрой Пятого ГУ КГБ под названием «советские диссиденты», у которой были свои заказчики в партийно-государственной верхушке. От этой игры ГРУ и внешняя разведка КГБ (ПГУ) могли только потерять. Во всяком случае так это им казалось тогда.

Маклин встречался и с Геннадием Янаевым, будущим главой ГКЧП-91. Причем, назначение Янаева на пост заместителя председателя президиума Союза Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами совпало с переводом Горбачева из кандидатов в члены Политбюро в 1980. Так у Горбачева (и Андропова?) появился свой первый неформальный канал связи с Западом. Первая официальная встреча Маклина с Янаевым состоялась весной 1983, ровно за два года до начала «перестройка» и... карьерного взлета Янаева.

Москва, апрель 1983. Слева направо – Гарольд Вильсон, бывший премьер-министр, и Маклин. Геннадий Янаев – крайний справа.. В центре – Джон Робертс с женой.
Москва, апрель 1983. Слева направо – Гарольд Вильсон, бывший премьер-министр, и Маклин. Геннадий Янаев – крайний справа.. В центре – Джон Робертс с женой.

Эмблематична фотография, на которой Янаев сопровождает президента Ассоциации Гарольда Вильсона и почетного президента Маклина. Вильсон и Маклин – олицетворяют две основные политические элиты, с которыми Горбачев установил связь через Янаева: «старые» лейбористы и упертые тори вектора Круглого Стола – Черчилля – Тэтчер. Робертс цитирует слова Янаева в Лондоне на приеме Ассоциации, что еще во время его работы в Комсомоле, он бывал в доме лорда Кагана, ближайшего советника Вильсона и хорошего знакомого консула Ричарда Вайгаускаса, по совместительству –полковника КГБ. (Можно предположить, что связь между Янаевым и Владимиром Крючковым существовала уже тогда). Скандал и расследование, последовавшие за открытием этого факта, привели к отставке Вильсона и его «парковке» в Ассоциации Робертса.

Теперь, если к Вильсону и Маклину добавить Элизабет Смит, секретаря Шотландского отделения Ассоциации, то в руках у Янаева оказывается и третий канал для Горбачева, на этот раз с перспективным течением «новых лейбористов». Их партийный лидер – Джон Смит – муж Элизабет и влиятельный деятель проамериканского «Европейского движения».

От Робертса мы узнаем еще об одной индивидуальной поездке Маклина в СССР. В 1988 он каким-то образом «оказался (!) –с раздражением пишет Робертс – в Тбилиси» и даже успел подписать там от имени но без ведома Ассоциации соглашение о приезде в Шотландию грузинской делегации, чтобы обсудить с местными горцами животрепещущие проблемы «отношений между региональными и центральными властями». Это ценное и неоспоримое свидетельство того, что Маклин (упорный старик!) добрался таки до советского Кавказа и начал применять идеи своего Меморандума 39-го года на деле. Именно в 1988 Звиад Гамсахурдия, которого Бобков, шеф Пятого управления, готовил и холил почти 15 лет, стал проводить антисоветские националистические митинги по всей Грузии. Вряд ли Маклин ограничился тогда одной Грузией, скорее всего прокатился по всему Кавказу. Но кроме книги Робертса у меня нет никакой информации о его приключениях в СССР в самые интересные годы.

В 1994 председателем Ассоциации становится Родрик Брейтвейт, один из генералов Барбароссы - 2. 14 Тогда же в Лондон приезжает Суриков под прикрытием научного сотрудника ИСКАН. С ним, другой личный агент Гусева – Аудрюс Буткявичюс, а также Игорь Сутягин, коллега Сурикова по ИСКАНу, впоследствии осужденный за шпионаж. Через год, по поручению МИ-6 Маклин основывает ЧРК :«Хеклит» и вводит в совет директоров Элизабет Смит, баронессу Гилморхилла, вдову Джона Смита и секретаря шотландского отделения Ассоциации. Я убежден, что Суриков просто не мог не встретиться с Маклином, и вполне возможно, что он уже встречался с ним в СССР, возможно с помощью Гусева, который, конечно же, хорошо знал Маклина, если не лично, то через посредников. Полагаю, что в 1994, после встречи Сурикова с Маклином в Лондоне, Филин и Лихвинцев получают по его ходатайству вид на жительство, а в 2000 – британские паспорта. Ведь уже к 94 они – старшие офицеры военной разведки Украины, сделавшие большой вклад в разрушение «империи»–дело всей жизни Маклина. Еще в начале 90-х с Маклином мог познакомиться Саидов, когда приезжал в Лондон по поручению Дудаева.

География и профиль подрывной работы Фарвеста в первой половине 90-х, да и сейчас, четко соответствовал букве и духу «Меморандума Маклина». В 1990-2 Филин и Лихвинцев, имея на руках большие суммы черного нала от продажи собственности Генштаба в ЗГВ, финансируют возрождение бандеровского движения на Украине – когда-то костяка Лиги Прометея. Оружие из ЗГВ идет в Югославию. Потом Гусев направляет их к хорватам и сербам как раз в период подготовки полномасштабной гражданской войны. Параллельно, Суриков и Саидов ведут работу на Кавказе, готовят братьев Басаевых. Они же с Нухаевым закрепляются и в Турции – «продвинутой операционной базе» меморандума Маклина. То же самое в Афганистане. Суриков участвует в контрабанде тяжелого вооружения армянам (Армянгейт). Луневы действуют в Таджикистане. И т. д. Это чистый Маклин! Наконец, все они едут в Англию. А Филин с Лихвинцевым даже получают вид на жительство как когда-то его получали нацисты из дивизии Гирея или «Галичины» милостью Комиссии Маклина и Шотландской лиги. Через кого как не старика Маклина, стратега этнической борьбы против СССР, могли получить их украинские спецслужбисты-необандеровцы? В это же время там «стажируется» и Суриков с Буткявичюсом. Как интеллектуал, Суриков просто не мог упустить такого случая и не встретиться с Маклином. Да еще шотландцем как его герой Уркарт!

Перед тем, как закончить с «Хэклитом», отмечу его «партнерские» отношения с «консультативной» фирмой Генри Киссинджера «Киссинджер Ассосиейтс». Через фирму Киссинджера, «Хэклит» имеет канал связи с Дилидженс, ЛЛЦ – важнейшим совладельцем ФарВест, ЛЛЦ.

Элитный цветник –Дилидженс, ЛЛЦ (Diligence, LCC)

Основатели и руководители Дилидженс, Инк/ЛЛЦ – бывшие агенты ЦРУ и британских спецслужб. Основатель – Майк Бейкер (Mike Baker) – 14 лет стажа на оперативной работе в ЦРУ. Директор и основатель – Ник Дей (Nick Day) из МИ5. В списке руководителей компании на декабрь 2004 были имена Джо Олбау (Allbaugh) и Эда Роджерса (Ed Rogers). За исключением Ника Дея – это та же команда, которая основала и управляет ЧРК «Нью Бридж Стратеджиз ЛЛЦ» (New Bridge Strategies, LLC). Они известны своими связями с Бушем и Чейни. Олбау был министром по чрезвычайным ситуациям (ФЕМА) при Буше до марта 2003, когда после урагана «Катрина» ему пришлось уйти в отставку в связи с профнепригодностью. До этого он был главой администрации у Буша во время его губернаторства в Техасе и манагером президентской кампании Буша и Чейни в 2000. Таким образом, Олбау должен иметь друзей в больших нефтяных компаниях и почти наверняка хорошо знаком с Эрмартом, игравшем важную роль в анти-Горовской стратегии республиканцев в 2000. Не исключено, что Олбау лично знаком и с Суриковым, который тесно сотрудничал с Эрмартом в этой кампании, поставляя ему компромат на Семью. 15 

Теперь огласим список членов совещательного совета. Здесь нас ждет праздник для ума и воображения.

Уильям Вебстер (William H. Webster)– бывший директор ФБР (1978-1987) и ЦРУ (1987 - 31 августа 1991).

Майкл Говард (Michael Howard)– министр внутренних дел Великобритании (1993–1997), лидер английских консерваторов, (2001-2003), лидер парламентской оппозиции (2003-2005). Говард – владелец и директор «Дилидженс Европа» – европейской дочки Дилидженс, ЛЛЦ.

Арно де Боршгрейв (Arnaud de Borchgrave) – ведущий журналист-международник журнала «Ньюсуик» (1953–?), редактор «Вашингтон таймс» (1985–) и «Юнайтед пресс интернейшнл». В 1978 заявил о своих «тесных контактах со спецслужбами в Вашингтоне, Лондоне, Тель Авиве и Претории». Боршгрейв – директор программ «Транснациональные угрозы» и «Сотрудничества между национальной разведкой и частным сектором» в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований – правом, неоконсервативном «мозговом тресте». Считается специалистом в области борьбы с терроризмом и геополитики. Автор книги «Русская организованная преступность и коррупция как вызов Путину». (Russian Organized Crime & Corruption: Putin's Challenge, 2000). Член Совета по международным отношениям.

Томас “Мак” МакЛарти (Thomas F. "Mack" McLarty III) – глава администрации президента Клинтона, старший советник Карлайл групп. Член Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations, США). МакЛарти, богатый автомобильный дилер, – совладелец и президент Kissinger McLarty Associates – фирмы «международного стратегического консалтинга», которая представляет собой вашингтонское отделение фирмы Генри Киссинджера «Киссинджер ассосиэйтс» (Kissinger Associates). У Клинтона МакЛарти был каналом связи с группой Дэвида Рокфеллера (Чейз Манхэттен Бэнк) и ее «Советом Америк» (Council of Americas)–главного лоббиста Межамериканского торгового режима НАФТА. МакЛарти считается главным организатором этого соглашения, как и Свободной торговой зоны Америк (FTAA). Он входит в совет директоров Council of Americas.

Эдвард Матиас (Edward Mathias) –один из основателей и директоров Карлайл-Групп (Carlyle Group). Член Совета по международным отношениям.

Уильям Шиблер (William Shiebler) – старший манагер Deutsche Asset Management (DeAM, 2002–), DeAM – подразделениe Дойче-Групп Дойче Банка.

Доктор Курт Лаук – бывший директор-манагер Даймлер-Крайслера, ВЕВА и Ауди АГ. Член Европейского парламента и Президент Экономического совета ХДП. Член международного совещательного совета российской «структуры» Альфа-капитал. Попечитель и член исполнительного совета Международного института стратегических исследований в Лондоне. (International Institute for Strategic Studies – IISS). Это лондонский институт представляет себя как «ведущий экспертный центр по военно-политическим конфликтам». Член Бильдерберга и Трехсторонней комиссии.

Президент Дилидженс, ЛЛЦ – Ричард Берт (Richard Burt).

Можно смело сказать, что Бёрт – это центральная фигура, связывающая Фарвест с его элитной базой. Этот человек заслуживает пристального внимания.

Зарегистрирован демократом, но всю жизнь дает деньги республиканцам. Деление атлантических элит на республиканцев и демократов, консерваторов и лейбористов, христианских демократов и социал-демократов является чисто формальным. Демократ Берт делает свою карьеру исключительно на службе у правого крыла республиканцев – Рейгана и Буша. Настоящие линии элитных водоразделов проходят по другим признакам. Так, «демократический» элемент в элитной базе Фарвеста неизменно оказывается связан с ВПК и проектом «нового мирового порядка».

Берт начал свою карьеру в лондонском Международном институте стратегических исследований – International Institute for Strategic Studies (IISS), 1973-77. Сайт Института сообщает, что главенствующее положение в нем занимают члены, «крепко связанные с правительством и частным бизнесом». И продолжает

Благодаря связям и международными правительственным контактам на высшем уровне по всему миру, Институт, более чем какой либо другой в его роде, обладает потрясающими возможностями для организации неформальных встреч министров и других правительственных чиновников из разных стран для обсуждения вопросов, которые объединяют или разъединяют их. Можно сказать, что усиливающаяся «парадипломатическая» деятельность Института сделала его игроком в области негласных международных сношений. (курсив мой – А.

Как и Бильдерберг, IISS служит местом где идет притирка атлантических и, не только, элит, формируется их консенсус. Сейчас Берт является старшим советником IISS, а также «Центра стратегических и международных исследований» в Вашингтоне (Center for Strategic and International Studies – CSIS), где в числе попечителей числятся Бжезинский, Скоукрофт, Джеймс Шлессинджер, Киссинджер и Армитаж. CSIS – один из самых влиятельных идейно-политических центров атлантизма. Когда Янукович посетил США в апреле 2006, его первое публичное выступление было в CSIS. 16 

Берт – вице-президент «Американского совета по Германии» (American Council on Germany - ACG), атлантической организации, чья миссия «способствовать свободному диалогу и взаимопониманию между США и Германией». АСГ был основан в 1952. Основатели – Джон Маклой (McCloy) и Эрик Варбург (Eric Warburg). Маклой – «председатель Истеблишмента»–одна из самых влиятельных фигур американской элиты в 20 веке. Во время войны он был помощником министра обороны Стимсона (член американского филиала Круглого стола), а при Трумене – Верховным Комиссаром американской зоны оккупированной Германии. На этом посту он спас от петли немало нацистов, включая большинство командиров эйнзатцгрупп. Отказался привести в исполнение смертные приговоры Нюрнбергского трибунала и отпустил на свободу Круппа, приговоренного к 12 годам заключения. Эрик Варбург – член влиятельной международной банковской семьи Варбургов. Основанный ими АСГ играл важную роль в вооружении ФРГ и и ее интеграции в НАТО. В совет директоров АСГ входит протеже Маклоя – Генри Киссинджер и Брент Скоукрофт, наиболее доверенный советник Буша-старшего.

Берт также активный член Совета по международным отношениям, самой влиятельной частной организацией США в области выработки внешнеполитических целей и курса. В частности Берт принимал участие в составлении двухпартийных аналитических записок Совета «Неверный путь России» и «Обзор атлантического партнерства».

После IISS он работает журналистом по вопросам международной безопасности в Нью-Йорк Таймс (1977-80). С приходом к власти Рейгана начинается его карьерный взлет. 1981-83 – директор по военно-политическим вопросам в Госдепартаменте. 1983-85 – помощник секретаря по Европе и Канаде. 1985-89 – посол США в ФРГ. 1990-91 – глава американской делегации по переговорам СТАРТ. Затем он стал партнером в крупнейшей консалтинговой фирме Маккинзи энд Ко. (McKinsey & Company), где занимался консалтингом по западным инвестициям в России.

Начиная со своего первого дня в политике Берт всегда входил в группу ястребов – врагов разрядки и слуг военно-разведывательного комплекса США. В свою бытность военным корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» Берт участвовал в раздувании национального психоза по поводу т. н. «оборонного кризиса» (defense crisis). Здесь надо сделать историческое отступление.

Чтобы покончить с детантом, провоенной части американского истэблишмента надо было коренным образом изменить существовавшие в середине 1970х представления о динамике отношений между СССР и США. Детант был идеологически подготовлен теорией конвергенции двух социально-экономических систем. Когда СССР достиг ракетно-ядерного паритета с США это стало сигналом для одной части внешнеполитической элиты США, что военное противостояние не может привести к победе в Холодной войне. Нужна была другая стратегия, позволяющая «открыть» СССР для его разложения изнутри. Теория «тоталитаризма», созданная в начале 1950-х ученицей нацистского философа Хайдеггера Ханной Арендт, для этой задачи не подходила. Ведь ее суть состояла как раз в том, что «тоталитарное общество» не может измениться благодаря внутренней динамике, и следовательно – может быть только побеждено извне военными средствами. Поэтому теория Арендт служила идеологическим оправданием силовой конфронтации с СССР. Идеологема «Империи зла» в исполнении третьесортного актера Рейгана по сути дела была возвращением к теории Арендт на уровне голливудской мелодрамы. Но для того, чтобы провести в президенты людей вроде Рейгана и Буша, которые похоронят разрядку, необходимо было похерить идеологию разрядки и ее материальное основание – представление о существующем ракетно-ядерном паритете. Надо было испугать американцев. Однако, сводки ЦРУ продолжали показывать, что СССР стремиться только к паритету. Тогда в 1976 директор ЦРУ Буш кладет под сукно доклад-оценку своего ведомства и создает внешнюю двухпартийную группу «экспертов» из 10 человек под началом известного русофоба гарвардского историка Ричарда Пайпса и Пола Нитце – одного из главных авторов секретного доклада Национального совета безопасности – NSC-68 (1949), призывавшего к мобилизации ресурсов для достижения военного превосходства над СССР и затем уничтожениe его военного потенциала и промышленной базы. Группа Пайпса–Нитце получила название «Команда Б» (Team B) и, как полагается, пришла к заключению, что СССР добился военного превосходства над США и готовится к термоядерной войне, тогда как военный потенциал США стремительно падает. Таким образом, Буш обошел своих собственных аналитиков, и милитаристы добились того, что доклад Команды Б лег в основу официальной политики Вашингтона. Но для этого понадобилось подключить весь монополистический агитпроп к промыванию мозгов у населения США и информационно-психологическому воздействию на те секции правящего класса и его политических представителей, которые продолжали выступать за разрядку. В этой работе Берт сыграл значительную роль благодаря высокому престижу «Нью-Йорк Таймс». Так он заслужил доверие и признательность правых республиканцев и неоконов.

С приходом Рейгана в Белый дом Берт занимает ответственные посты в Госдепартаменте и полностью оправдывает возлагавшиеся на него надежды. В 1983 он находится очень близко к центру провокации с рейсом КАЛ 007, сыгравшей огромную роль в разжигании антисоветской истерии в США и выигрыше второго срока для Рейгана. Обстоятельства этого заговора под руководством директора ЦРУ Кейси сейчас хорошо известны, повторять их нет надобности. Берт принимал активное участие в информационном прикрытии этой операции и ее пропагандистской эксплуатации. Адмирал Юджин Кэролл, участвовавший в одной из новостных передач СиБиЭс вместе с Бертом и бывшим послом США в Москве Малкольмом Туне, рассказывал, что его « поразило » поведение Берта и Туне во время их ожидания эфира: «Они были убеждены, что мы сбили русских с ног и теперь могли пинать их как хотим. По ним было видно, что они стремятся захлопнуть канал связи (с русскими)». На мой взгляд это меткое наблюдение над психологией не только Берта, но и его круга в целом.

Некоторые детали карьеры Берта указывают на его близость к спецслужбам. Например, в Германии он руководил обменом Н. Щаранского.

Берт – протеже Генри Киссинджера и с апреля 2007 работает в вашингтонской фирме Киссинджера и Томаса МакЛарти Кissinger McLarty Associates. Партнеры этой влиятельной фирмы включают консалтинговую компанию Homeland Security Ventures, чей фирменный девиз "Там, где патриотизм сливается с капитализмом". Homeland Security Ventures делает бизнес на лоббировании в области обороны, разведки и национальной безопасности. Таким образом, через Берта и МакЛарти Дилидженс связан с кругом Киссинджера – одним из нескольких теневых двигателей политики атлантизма.

Атлантик партнершип (АП)

Берт также попечитель «благотворительной организации» Атлантик партнершип (Atlantic Partnership) – важной площадки для консервативных фракций атлантизма. АП была основана в 2001 лидером британских консерваторов Майклом Говардом (Michael Howard), членом совета директоров Дилидженс, ЛЛЦ и основателем Дилидженс Европа. Кроме Говарда в Исполком АП входят:

- лорд Поул (Дилидженс, ЛЛЦ),

- Том Лантос – глава комитета по национальной безопасности Конгресса США, слащавый лицемер, империалист, ярый сторонник антироссийского и произраильского курса, призывает к войне с Ираном.

- Пьер Лялуш (Pierre Lellouche), член парламента Франции, личный советник Жака Ширака, член совета лондонского IISS, член Трехсторонней комиссии и председатель комитета по иностранным делам Международного демократического союза (International Democrat Union – IDU). МДС – это интернационал консервативных и христианско-демократических партий, основанный в 1983 по инициативе М. Тэтчер, Дж. Буша и др. лидеров мировой реакции. МСД – антипод коммунистического интернационала – «служит форумом, на котором партии свободного рынка обмениваются ноу-хау для победы на выборах, рецептами революционной политики (sic!) и организационного искусства».

Берт – один из двух попечителей АП от США. Второй – Брент Скоукрофт – наиболее близкий к Бушу-старшему советник по национальной безопасности. Вместе с Гейтсом, Бейкером и Чейни активно участвовал в разгроме СССР.

В числе патронов от Британии – Джон Мэйджор, чьим советником стал Брейтвейт после службы послом в Москве.

Среди директоров АП находим несколько знакомых имен:

Основная миссия АП – это формирование общественного мнения в пользу укрепления отношений между США и Европой. Для этого члены организации используют свои связи в СМИ для публикаций статей и интервью.

Таким образом, через Берта и его коллег по Дилидженс, ЛЛЦ – лорда Поула и Говарда Фарвест имеет выход на систему трансатлантических коммуникаций (нео)консервативных элит Запада и на форумы, где вырабатываются их внешнеполитические ориентиры.

Этому не мешает и его место (до 2006) в совете директоров Холлинджер Интернейшл (Hollinger International). Холлинджер – крупная международная компания, владеющая газетами в США, Канаде, Британии, Израиле и издательствами. Вместе с Бертом в совет директоров входят Киссинджер и Ричард Перл.

Всесторонний Берт связывает Фарвест и со сливками американского лоббизма. Он – международный директор крупнейшей лоббистской фирмы в Вашингтоне Barbour, Griffith and Rogers, связанной с республиканским истеблишментом. Последний старший партнер в названии этой фирмы – Эд Роджерс, вице-председатель фирмы, а также один из управляющих Дилидженс, ЛЛЦ, директор и вице-президент «Нью Бридж Стрэтеджиз». Роджерс – заметный персонаж скандала Иран-контрас и BCCI. Его связи с Аднаном Хашогги и Камалем Адхамом были предметом разбирательства в Конгрессе. Адхам – создатель и многолетний глава Общей разведки Саудовской Аравии. В результате скандала BCCI Адхам передал этот пост своему племяннику Турки аль Фейсалу. Роджерс – может быть одним из каналов связи семьи Бушей с саудовскими партнерами Фарвеста.

Отношения Берта с промышленно-финансовыми группами

Берт – старший советник «Карлайл Групп», где представлены и другие фигуры из совета директоров Дилидженс: Матиас и МакЛарти

Берт - директор группы инвестиционных фондов Дойче Банка – Алекс Браун. К Дойче Банк имеют отношение и другие партнеры Фарвеста: Родрик Брейтвейт и Уильям Шиблер (Дилидженс).

Ричард Берт – Леонардо да Винчи консервативного вектора атлантизма. Президент «Дилидженс, ЛЛЦ». Партнер Фарвеста.
Ричард Берт – Леонардо да Винчи консервативного вектора атлантизма. Президент «Дилидженс, ЛЛЦ». Партнер Фарвеста.

В 1989 Дойче Банк слился с лондонским банком Морган Гренфел (Morgan Grenfell), в 1990 поглотил Госбанк ГДР, в 1999 слился с нью-йоркским Бэнкерс Траст (Bankers Trust in New York) и Лионским Кредитом в Бельгии (Crédit Lyonnais Belgium), а в 2006 покупает контрольный пакет акций Объединенной финансовой группы (ОФГ– UFG Limited, остров Мэн) ельцинского вице-премьера и министра финансов Бориса Федорова, который также сидит в совете директоров Газпрома. ОФГ Федорова известна как агент западного финансового капитала для внедрения в российский ТЭК. Исторически, Дойче Банк был финансовым оплотом консервативных элит Германии и наряду с Тиссеном сыграл важную роль в приходе Гитлера к власти. 17 Сегодня его активы оцениваются примерно в один триллион долларов.

Берт входит в cовет директоров EADS North America – американский филиал крупнейшей ТНК в области аэронавтики и оборонной промышленности.

Берт входит в международный совещательный совет ТНК Текстрон (вместе с Поулом - см. ниже), а также международный совещательный совет «Альфа-капитал» Михаила Фридмана. Эта структура обслуживает счета закрытых предприятий российского ВПК и «Росатома». Связь Берта с Альфой стала известна широкой публике только недавно в результате «утечки» грифованной информации СНУ и СБ Украины о контрабанде крылатых ракет Х-55 с Украины в Иран и Китай. По этой информации Дилидженс контролировал эту операцию Фар Вест ЛТД.

В 2005 году Дилидженс, ЛЛЦ попал в неприятную историю.В окружной федеральный суд Вашингтона поступил иск фирмы IPOC International Growth Fund Ltd., обвинявшей Дилидженс и Barbour Griffith & Rogers в заговоре и других преступлениях. Руководитель компании Ник Дей обманным путем завербовал работника аудиторской фирмы KPMG (Багамы), в то время составлявшую аудиторский отчет о деятельности фирмы IPOC International Growth Fund Ltd. IPOC была соперником «многопрофильной российской компании» Альфа-Групп. Они судились за крупный пакет акций в российской компании сотовой связи 'Мегафон'. Завербованный клерк KPMG стал передавать Дею конфиденциальную аудиторскую информацию о конкуренте Альфы. Но кто-то выдал Дилидженс и разразился скандал. Когда журналисты «Бизнесуик», расследовавшие это дело, хотели поговорить с мистером Бертом о “Прокте Юкка” (кодовое название операции Дея), тот подтвердил, что является председателем правления Дилидженс, ЛЛЦ, но отказался дать интервью. Поразительно, что в своей публикации журналисты Бизнесуик не сообщают о работе Берта в Barbour Griffith & Rogers, не говоря уже о его месте в международном совещательном совете директоров Альфа-капитал. А ведь как красиво получается! Ричард Берт из олигархической структуры Альфа-Групп делает заказ Ричарду Берту из респектабельной лоббистской фирмы Barbour Griffith & Rogers, чтобы та заказала «коммерческую разведку» против IPOC Ричарду Берту из «Дилидженс, ЛЛЦ». И никаких проблем с «конфликтом интересов». Таков этот удивительный Ричард Берт – Леонардо да Винчи атлантического истеблишмента. И «партнер» Фарвеста, с помощью которого Берт уже провернул операцию «Ловушка для Ирана» – контрабанда Х-55. Эта ловушка еще может сработать, но теперь уже против России, чтобы обвинить ее в контрабанде ОМУ. Не исключено, что Фарвест пойдет даже на саморазоблачение в этом деле, если это потребуется для стратегии напряженности перед 2008. В начале июля в украинской тюрме был задушен российский гражданин Олег Орлов–партнер Виктора Бута и Фарвеста по торговле оружием и, возможно, последний свидетель центральной роли фарвестовцев в контрабанде КР Х-55 в Иран. Убийство Орлова может облегчить фарвестовцам сочинение на основе этого дела провокационной фальшивки по примеру их активки о «заговоре в Ницце».

Лорд Поул

В совете директоров «Дилидженс, ЛЛЦ» находится и суперэлитная фигура с британской стороны – лорд Чарльз Поул (он так произносит свое имя Powell). На дипломатической службе с 1963. Его брат, Джонатан Пауэл (sic)– глава администрации Тони Блэра. Сам Поул многие годы был личным секретарем и советником по международным делам у Тэтчер (1983 to 1990) и короткое время у Джона Мэйджора (1990-91). Как и Берт, Поул – один из попечителей «Атлантик партнершип». Вместе с Брейтвейтом входит в «Совет по международной политике» при Дэвиде Камероне (David Cameron), лидере Консервативной партии и парламентской оппозиции. Камерон сформировал этот совет в ноябре 2006, за месяц до предполагаемой встречи партнеров «Фар Вест, ЛЛЦ» в саудовском посольстве в Вашингтоне. Кроме Поула и Брейтвейта в Совет входят лорд Гутри (быв. глава Генштаба) и Невиль-Джонс (быв. глава Объединенных разведок).

Поул имеет коррумпированные коммерческие связи с сирийским миллиардером по имени Вафик Саид (Wafic Said). Это что-то вроде Хашогги, но помоложе. Друг юности двух сыновей Султана бин Абдул Азиз аль Сауда – Халида, который командовал саудовской армией в войне против Ирака в 1991, и Бандара – многолетнего посла в США, предшественника Турки. Саид был посредником в саудовской сделке по покупке английских истребителей («оружейная сделка аль-Ямама»). По многочисленным обвинениям в прессе эта сделка сопровождалась огромными откатами и взятками, которые включали Поула и Марка Тэтчер.

Поул - председатель международного совещательного совета корпорации «Роллс-Ройс», а также член совещательных советов Diligence, LLC, Еuropean Advisory Group, Thales, UK, Caterpillar (США), Textron и «Альфа-капитал», президент «Англо-китайского совета по бизнесу» (China-British Business Council). Он председатель инвестиционного фонда SAGITTA Asset Management Ltd, контролируемого Вафиком Саидом.

Связь Поула и Берта с ТНК «Текстрон» заслуживает внимания в плане присутствия постнацистского элемента в элитной базе Фарвеста. Многие годы вице-президентом «Текстрона» был бывший генерал Вермахта Вальтер Дорнбергер – один из ближайших соратников оберштурмбаннфюрера СС Вернера фон Брауна и начальник Ракетного центра в Пенемюнде. В 1944 – 45 Дорнбергер руководил производством V-2 на подземном ракетном заводе в Нордхаузене, где за 15 месяцев рабского труда погибли 20 тысяч рабочих, техников и инженеров из концлагеря "Дора-Миттельбау". После войны американцы вывезли его в США в рамках «Операции Пейперклип». В подразделении «Текстрона» «Белл Эйркрафт» Дорнбергер обеспечивал связь с военными агенствами США. Кроме этого он был «консультантом» ЦРУ.

Особый интерес представляет участие Поула в «Обществе Генри Джексона» (The Henry Jackson Society), образованного в 2005 в Кембридже, Англия. Генри «Скуп» Джексон (1912 – 1983) – правый сенатор-демократ от штата Вашингтон, враг детанта и друг Израиля – был важной фигурой последней стадии Холодной войны, когда курс советской бюрократии на детант («разрядку») сделал «права человека» серьезной обменной фишкой в будущей «сдаче» СССР империализму. В 1974 Джексон вместе с конгрессменом Чарльзом Вэником внесли поправку к «Закону о торговле США».Поправка Джексона-Вэника вводила ограничения на продажу компьютерных технологий странам с нерыночной экономикой, ограничивающим эмиграцию. Такой страной, по тексту поправки, был Советский Союз, потенциальными эмигрантами – советские евреи. Последствия этой поправки были велики и многообразны. Например, во второй половине 1980х она сыграла большую роль в накоплении первоначального теневого капитала в СССР. С фарцовки компьютерами начинался «Менотеп» Ходорковского-Невзлина.

«Общество Генри Джексона» (ОГД) представляет из себя комбинацию «мозгового центра» и «комитета политического действия» (КПД – анг. сокр. PAC). Объявленная цель – содействие «демократической геополитике». Общество проповедует интервенционизм для установления «демократии» и «защиты прав человека» по всему миру. Иными словами, это собрание наиболее агрессивной части неоконсервативных англо-американских элит, которое некоторые не без оснований называют реинкарнацией «Круглого стола» Родса-Милнера. Линия ОГД по отношению к России суммируется в статье исполнительного секретаря этой организации Джима Роджерса под названием «Пора стать построже с Россией». Европейцы, особенно Франция и Германия, должны прекратить потворствовать русским и встать в фарватер англосаксов, которые, поджав верхнюю губу, поведут Европу на превращение России в «сдержанную демократическую [страну], надежного поставщика топлива» и заодно превратят Черное море в «европейский пруд». Заманчивая перспектива, не так ли?

Несколько слов о профессоре Роджерсе дадут представление откуда дует ветер в спину публике, собравшейся в ОГД. Джеймс Роджерс (1942) – начал свой первый бизнес в возрасте пяти лет, собирая пустые бутылки после бейсбольных матчей. В 1970 он вместе с Джорджем Соросом основал «Квантум-фонд», один из первых международных инвестиционных фондов. За десять лет фонд получил 4200% прибыли. После этого Роджерс «ушел на пенсию» и стал одним из наиболее активных пропагандистов идеологии финансового капитала, главное требование которого – «либерализация» национальных экономик и устранение преград для спекулянтов и рейдеров вроде Роджерса и Сороса. В частности, он регулярно выступает на канале «Фокс» Руперта Мэрдока.

Еще один пример публицистики ОГД. В недавней статье (Europe’s ‘Dream Team’ must rebuild Europe and Transatlanticism) пресс-секретарь ОГД Мэтью Джеймисон призывает «восстановить Европу и Трансатлантизм» следующим образом.

Триумвират (Браун, Саркози и Меркел) должны превратить Европейский Союз в оплот против все более авторитарной и злоумышленной России. Необходимо поддержать прекрасное замечание президента Европейской комиссии Хосе Мануэля Бароззо, что, если у России есть проблемы с отдельными странами-членами ЕС, то у ней есть проблемы со всем блоком, и воплотить этот принцип в конкретную европейскую политику. России надо дать испытать на себе всю коллективную силу ЕС. Если она почувствует политическое, дипломатическое и экономическое давление Брюсселя, то возможно начнет отступать и задумается о своем плохом поведении. Вместе, команда Брауна-Саркози-Меркель может открыть пост-иракскую эру трансатлантического единства и интервенционизма и развивать европейскую интеграцию, одновременно находя способы укоротить Россию и сдержать дикую теократию в Иране.

Вот такие затеи, мои дорогие соотечественники, занимают наших неугомонных «друзей на Западе». Это голос элитной базы Фарвеста. Помимо лорда Поула, в ОГД входят лидеры неоконов Ричард Перл и Уильям Кристол, б. директор ЦРУ Джеймс Вулси, б. командующий войсками НАТО Джек Шихан, б. агент Пятого ГУ КГБ СССР Лансбергис, представитель Мердока американский неокон Ирвин Стельцер и ряд других влиятельных неоконсерваторов, как «левых», так и правых. Символично присутствие среди них Майкла Энкрама (Michael Ancram) – внука лорда Лотиана (Lothian), одного из членов-основателей тайного имперского общества «Круглого стола» и архитектора политики «умиротворения» Гитлера. Мы уже познакомились с матерью Майкла – Тони Лотиан, союзницей Маклина в «Обществе Великобритания – СССР».

Выводы

Элитная база Фарвеста имеет всесторонний характер и позиции в центрах идеологической, политической, военной и финансово- экономической власти Запада. Через советы директоров «Дилидженс, ЛЛЦ» и «Эгиса», Фарвест имеет неформальные каналы связи с консервативными элитами США и Англии. В историческом плане, ядро элитной базы Фарвеста состоит из альянса двух англосаксонских финансово-промышленных, политических и силовых формаций. Одна – включает британских империалистов-консерваторов вектора Родса – Милнера – Чемберлена – Черчиля – Тэтчер – Мэйджора плюс «новых лейбористов» вектора Джона Смита – Блэра – Брауна. Это, так сказать, британский вариант американского неоконсерватизма. Геополитика этой элитной группировки, которая до начала Холодной войны была чисто консервативной, вдохновляется мессианской идеологией мирового порядка как конца истории, или «вечного мира» на основе глобальной гегемонии англосаксонской (кон)федерации. Эта идеология зарождается с началом упадка Британской империи в круге Родса - Милнера и принимает организационную форму в конспиративных совещаниях «Круглого стола»во время Первой мировой войны. Британский «лёва» мог надеяться сохранить свою империю только через союз с США и «мировое правительство» на основе такого союза. После Первой мировой войны с этой целью организуются два закрытых, но не конспиративных элитных центра – «Чэтхем хауз» в Лондоне (1920) и «Совет по международным отношениям» (СМО) в Нью-Йорке (1921). 18  В период между двумя мировыми войнами их главные усилия направлены на 1) пропаганду атлантизма против американского изоляционизма (СМО) и 2) перевооружение Германии и ее продвижение к общей границе с СССР. Отсюда британская политика «умиротворения» Гитлера: ре-милитаризация РУРа и согласие на территориальную экспансию Германии в восточном направлении. Уничтожение СССР руками Гитлера, а затем подчинение ослабевшей Германии англо-американскому альянсу позволило бы установить искомый новый мировой порядок. «Тайна» полета Рудольфа Гесса в Шотландию и «чудо в Дюнкерке» легко объясняются связями нацистской верхушки с «рыцарем» «Круглого стола» лордом Лотианом и принцем Уэльским. Финансист Третьего рейха Хильмар Шлахт был членом «Круглого стола».

Не случайно, что американская часть элитной базы Фарвеста организована вокруг олигархической семьи Бушей-Уолкеров, объединившей американских неоконов вокруг той же программы англосаксонского миропорядка во главе с США. Прескотт Буш служил финансовым агентом Фрица Тиссена в США и помогал финансировать перевооружение Вермахта. «Стальной король» Тиссен, по прозвищу «Ангел Гитлера», был главным финансистом НСРПГ с 1923 года и вдохновителем «ночи длинных ножей» – расправы над штурмовиками СА Рема, чьи взгляды казались Тиссену слишком левыми. Только расправы нацистов с рядом лидеров консерваторов и особенно война с Англией, заставили Тиссен встать в оппозицию и в конечном итоге очутиться в Дахау. Здесь проходил водораздел между традиционными консервативными элитами Европы и нацизмом.

После поражения нацистской Германии, консервативные элиты США и Англии наследуют ее разведывательные и научные кадры (группа Вернера фон Брауна) и создают в США и Англии этнические общины нацистских коллаборационистов из Восточной Европы и СССР. Происходит примирение германских консервативных элит с англосаксонскими в условиях неоспоримой гегемонии США. Эмигрировавшие в США нацисты вроде Вернера фон Брауна и консерваторы типа Фрица Кремера оказали значительное влияние на геополитическое мышление и агрессивность внешнеполитического истеблишмента США. Достаточно сказать, что Кремер был политическим наставником Киссинджера.

Вторая элитная формация питается идеологией американского мессианизма и исключительности (exceptionalism). Первоначально, носителем этой идеологии была общенациональная и внешнеполитическая элита из Нью-Йорка, Бостона и Новой Англии, с капиталистической базой в индустриальном и финансовом капитале Восточного побережья. Это были исключительно республиканцы, воспитанники элитных школ-пансионов и университетов Гарварда, Йейла и Принстона. Они принадлежали к старым протестантским церквям, в основном – епископальной и пресвитарианской. Их карьера начиналась и нередко заканчивалась в ведущих юридических компаниях и банках Уолл-стрит и Стейт-стрит (Бостон). Их общение происходило в закрытых клубах. Преимущественно англофилы, но критически относящиеся к Англии. В отличии от всех других элит США, провинциальных и изоляционистских, эта головка правящего класса исповедовала «интернационализм», или «интервенционализм» – активную внешнюю политику, основанную на вере в мессианское предназначение Америки в мире. Они не собирались спасать Британскую Империю, а стремились заменить ее американской. Их капитализм был либеральным, патриотическим, но не провинциальным, исполненным чувством долга перед нацией, этикой общественного служения и индивидуального стоицизма. Они были убеждены в своем долге нести западные ценности «меньшим расам, не имеющим законов» (Киплинг). 19 В эту группу входили полковники Эдвард Хауз (демократ) и Генри Стимсон (военный министр у Рузвельта), Элайа Рут, Аллен Даллес, Арчибальд Кулридж, позже – Джон Фостер, Джордж Кеннан и др. Совет по международным отношениям был созданием этой элитной группы. Ее главным идеологом в довоенный период был Эдвард Хауз (1858-1938), ближайший советник Вудро Вильсона и пропагандист Лиги Наций. Вместе с лордом Милнером он входил в состав ее Мандатной комиссии. Эта старая внешнеполитическая элита исчезла задолго до смерти ее последнего могиканина Джорджа Кеннана в 2005. Джон Кеннеди был ее последним президентом. Консерватизм Рейгана и Буша-старшего (несмотря на существенную разницу между ними) и неоконсерватизм идеологов вокруг Буша-2 формировался на базе политических элит Юга и Запада США. В их руках американский мессианизм принял резкие черты религиозного фундаментализма и апокалиптического чувства современной истории.

Новейшая инкарнация такого мессианизма – «Проект нового американского столетия» и подобные идейные центры неконсерватизма. Это правые республиканцы, которые никогда не могли примириться с классовым компромиссом Франклина Рузвельта и идеей мирного сосуществования с СССР. К середине 1970 они смогли перегруппироваться и покончить с политикой детанта. Патронажный центр этой элиты – семейство Бушей. За последние 20 лет вокруг них сформировалась преданная им госбюрократия, включая группировку спецслужбистов. В Фарвесте ее представляют Гейтс и Эрмарт. Важно подчеркнуть,.что не Рейган, а Буши стоят в центре «неоконсервативной революции» в США, потому что в отличие от Рейгана, они являются элитообразующей олигархической семьей.

Итак, в руководство коммерческих партнеров Фарвеста по компании «Фар Вест, ЛЛЦ» входят: опытные сотрудники спецслужб США, Британии и Южной Африки, некоторые из которых участвовали в военных переворотах, генералы спецназа, бывшие начальники британского Генштаба, бывший глава ЦРУ и ФБР, бывшие послы, ряд членов наднациональных закрытых элитных обществ атлантизма и «мирового порядка» («Трехстороняя комиссия», «Бильдербергский клуб», «Совет по международным отношениям»), крупнейшие лоббисты Вашингтона, бывший советник британских премьер министров Тэтчер и Мейджора, бывший лидер британских консерваторов, члены руководства «Карлайл-групп», «Дойче Банк» и наблюдательного совета «Альфа-капитал», председатель совета директоров концерна «Роллс-ройс». За исключением спецслужбистов, которые осуществляют оперативное руководство этими ЧВК и ЧВР, практически все эти джентльмены занимают видные места в самых отборных агентурных центрах влияния трансатлантических элит преимущественно неоконсервативного толка.

В силу своего элитного положения многие из этих людей могут служить неформальным канал связи с неоконсервативными элитами США и Британии, определяющими сейчас внешнюю политику этих стран, имеют непосредственную связь с парламентскими и исполнительными центрами государственной власти, включая армию и спецслужбы.

Отдельно надо выделить близость нескольких ключевых «партнеров» Фарвеста к ракетно-ядерному истеблишменту. Ричард Берт был одним из лоббистов крылатых ракет для Пентагона и главой американской делегации на переговорах СТАРТ (1989 – 1991). Брейтвейт близок к ракетно-ядерному истеблишменту НАТО и участвовал в натовских решениях по применению ядерного оружия в Европе. Принимает активное участие в дискуссии по обновлению группировки британских Трайдентов. Эрмарт работал над вопросами применения ядерного оружия с начала своей карьеры. В 2002 Никсон-центр объявил, что Эрмарт собирается работать над темой будущей роли ядерного оружия в стратегии США, и что оплачивать эти занятия Эрмарта будет корпорация SAIC – Science Applications International Corporation– один самых любимых поставщиков ЦРУ, ФБР и Пентагона, глубоко вовлеченный в подготовку вторжения в Ирак и в оккупационный бизнес в этой стране. Членом совета директоров SAIC был в то время Роберт Гейтс. Работой над тематикой СЯС Эрмарт совместил с изучением подпольной исламистской организации Хизб ут-Тахрир, получив грант на 100 тысяч долларов вместе с Зейно Баран, в то время директором одной из программ в Никсон-центре. Баран – неоконка турецкого происхождения–член исламофобского «Совета по текущей опасности» (Committee on the Present Danger), влиятельной группы агрессивных националистов под председательством Джеймса Вулси, бывшего директора ЦРУ, нередко посещающего Россию вместе с Эрмартом.. По ряду признаков и свидетельств Фарвест проявляет большой интерес к этой сетевой организации. По мнению Валентина Зорина, этот интерес разделяет ЦРУ и РУМО, поскольку в России сеть Хизб ут-Тахрир особенно сильна в регионах с высокой концентрацией ракетно-ядерных предприятий ВПК и узлами стратегических нефте- и газопроводов. Такая структура «научных» интересов Эрмарта – ключевого и, возможно, единственного посредника между группой Сурикова и элементами атлантической внешнеполитической элиты – может отражать, как мне представляется, и установку на сочетание действий пятой колонны с возможностью нанести обезоруживающий ракетно-ядерный удар по России в одном из вариантов Операции Барбаросса-3. Напомню, что в 1990х Суриков был известен на Западе в основном как специалист по СЯС. Наконец, Гейтс ставит во главе Объединенных штабов военных лидеров, известных своим опытом в разработке управления ракетно-ядерной атакой из прибрежной зоны и непосредственным командованием РЯС. Подробнее об этом я буду писать ниже.

Теперь осталось познакомится с генералами Второй Барбароссы, которую когда-то предсказывал Эрнст Генри. Это – бывший глава саудовской разведки принц Турки аль-Фейсал, бывший посол Великобритании в России сэр Родрик Брейтвейт, нынешний министр обороны США и бывший глава ЦРУ Роберт Гейтс и бывший высокопоставленный работник ЦРУ и Национального совета безопасности США Фриц Эрмарт.

Генералы Второй Барбароссы

В 1991 Гейтс был директором ЦРУ, Эрмарт – ведущим аналитиком по СССР, Брейтвейт – послом Англии в СССР, Турки аль-Фейсал – начальником разведки Саудовской Аравии. Не преувеличивая, можно утверждать, что они определяли работу спецслужб США, Англии и Саудовской Аравии против СССР, были авторами или давали одобрение без исключения всем операциям разведок. Еще они во многом формировали мнение и планы политических лидеров своих стран в отношении СССР, манипулировали этим. (Из Справки буцев.ру)

Принц Турки аль-Фейсал (Турки бин Фейсал аль-Сауд, г. р. 1945)

Младший сын покойного короля Фейсала, племянник короля Абдуллы. Дипломат-разведчик. Получил образование в американских университетах Джорджтаун, Принстон, Кэмбридж. Племянник Камаля Адхама–создателя и директора Общей разведки Саудовской Аравии (Аль Мухарабат). Его заместитель, с 1977 по 2001 генеральный директор Службы. Посол СА в Великобритании (2003-05) и США (июль 2005 – 11 сентября 2006).

Один из главных организаторов борьбы против Народной Республики Афганистан и советских войск, выполнявших там интернациональный долг. НРА была последней попыткой исламского Востока выйти на прогрессивный путь развития. Поражение афганской революции, благодаря предательству советского руководства, положило начало обвальному регрессу этой части человечества в средневековье. Талибан это детище в первую очередь Турки, а потом уже пакистанской ИСИ и ЦРУ. Вместе с дядей Камалем, Турки был одним из создателей Банка BCCI – финансового и организационного центра нелегальных операций ЦРУ по всему миру, известного в основном по скандалу «Иран-контрас», а также президентом банка Faisal Islamic Bank, финансировавшего Мусульманское братство и других фундаменталистов-суннитов. С помощью Аднана Хашогги, Турки финансировал Басаева и Хаттаба. По свидетельству Роберта Бэра, бывшего агента ЦРУ на Ближнем Востоке и в Средней Азии, и другим источникам – в конце 80-х - начале 90-х саудовцы забрасывали банды исламских боевиков на территорию советского Таджикистана, убивали советских пограничников, терроризировали население, создавали антисоветское ваххабитское подполье. Такие операции не могли проводиться без санкции Турки.

Принц Турки аль Фейсал – старший партнер Фарвеста. «Любой другой иностранец, имевший связь хотя бы с малой частью тех темных личностей, с которыми посол Турки работал долгие годы, не смог бы пройти дальше паспортного контроля при въезде в США, не говоря уже о том, чтобы получить доступ в самые высокие сферы Вашингтона» – писала газета «Нью-Йорк Таймс» в 2005.
Принц Турки аль Фейсал – старший партнер Фарвеста. «Любой другой иностранец, имевший связь хотя бы с малой частью тех темных личностей, с которыми посол Турки работал долгие годы, не смог бы пройти дальше паспортного контроля при въезде в США, не говоря уже о том, чтобы получить доступ в самые высокие сферы Вашингтона» – писала газета «Нью-Йорк Таймс» в 2005.

Его возможное участие в заговоре 9-11 – предмет спекуляций и исследований. Все время появляются новые данные, указывающие на возможность участия Турки и Хашогги в подготовке теракта 9-11. Если это так, то Турки может быть связан с глубоко законспирированной группой внутри американских спецслужб, что-то вроде «Рыцарей-тамплиеров» или «Секретной команды» Тэда Шекли по ликвидации иностранных лидеров в 1960х годах, которая, как считает ряд исследователей, стояла за убийством Джона Кеннеди.

Особое место в послужном списке Турки занимает т. н. «Клуб Сафари». Несколько лет назад, выступая в одном из американских университетов, он рассказал, что в 1976 году стал организатором разведывательного сообщества спецслужб Франции, Саудовской Аравии, Марокко и Ирана под кодовым названием «Клуб Сафари». По словам Турки, целью этой неформальной организации было противостоять СССР и коммунизму в то время, когда ЦРУ было парализовано уотергейтским скандалом. Турки говорил полуправду; как и его партнеры по Фарвесту, он мастер дезинформации. Конечно, ни в одиночку, ни сложенные вместе разведки этих стран не могли противостоять спецслужбам СССР. «Клуб Сафари» был создан с другой целью – как прикрытие для создания тайной банковской сети, финансировавшей нелегальные операции ЦРУ. Деньги, которые американский Конгресс отказывался давать цэрэушникам, теперь шли им из мошны саудовских шейхов; иранского шаха, секретных фондов графа де Маранша. Из финансовой сети «Клуба Сафари» выросли и такие монстры тайной политики западного империализма, как BCCI. Турки – единственный из старших принцев СА, кто имеет многолетний опыт работы со спецслужбами США и Британии. В этом смысле его присутствие в Фар Вест, ЛЛЦ (через принца Рашида) – скрепляет триумвират старших партнеров Фарвеста. «Клуб Сафари» можно рассматривать как прототип Фарвеста. В обоих случаях Турки реализует концепцию тайного неформального альянса спецслужб против России с многочисленными коммерческими ширмами и каналами элитных коммуникаций.

Атомный мальчик

Информация о биографии и карьере Фрица Вальтера Эрмарта (Fritz Walter Ermarth) из справки бурцев.ру.

Большинство источников дают дату рождения Фрица Эрмарта 20 февраля 1941 года в некоторых указывается 1946-й год. Место рождения: Чикаго, штат Иллинойс. Мать – (предположительно) Маргарет Эрмарт (Margaret Sittler Ermarth). Имя отца неизвестно. По словам покойного сотрудника ФСБ Армена Саркисяна, у Эрмарта есть “несколько биографий”.

Степень бакалавра истории Э. получил в небольшом частном лютеранском университете Виттенберг (штат Огайо), где с 1953 по 1974 гг. преподавала его мать, профессор истории Маргарет Эрмарт (Margaret Sittler Ermarth), которая окончила тот же колледж в 1930 г. Неизвестно о существовании каких-либо печатных работ Маргарет Эрмарт, хотя бы отдаленно связанных с Россией/СССР. Тем не менее интерес к нашей стране у нее, видимо, был немалый, хотя его природа неясна. Сохранилось интересное воспоминание о ее поездке в СССР. В мае 2001 года заместитель директора ЦРУ Джон Маклафлин (John McLaughlin), бывший выпускник Виттенберга, был приглашен произнести выпускную речь в своей альма матер. Центральное место в ней он отвел воспоминанию о Маргарет Эрмарт. (Цитата)

Воспоминания Маклафлина хорошо передают отношение к СССР в среде, из которой вышел он сам, Фриц Эрмарт и ряд других кадровых сотрудников американских секретных служб, достигших руководящих постов. Религиозное, как правило, протестантское воспитание, сугубый консерватизм, добротное образование при полном отсутствии каких-либо зачатков критического осмысления общественных порядков США, безусловная вера в мессианское предназначение своей страны и представление о СССР как о “Марсе”.

Некоторые детали этих воспоминаний Маклафлина позволяют предположить, что Маргарет Эрмарт совершила индивидуальную поездку в СССР, что она хорошо знала русский язык и поэтому имела возможность скрытно изменять заявленный маршрут своего путешествия по стране, прибегая к обману. Отсюда – «захватывающие рассказы о ее приключениях в Советском Союзе». Это наблюдение согласуется с гипотезой российской контрразведки о частично советском происхождении семьи Эрмарта и легендированности его биографии и биографий его родственников, ушедших на запад внесте с гитлеровцами. Не исключено, что во время этой поездки «Маргарет Эрмарт» искала своих родственников в СССР. Среди них могла быть семья Антона Сурикова.

Степень магистра в области советологии Эрмарт получает в Гарварде (1963).

Служебная карьера:

Прежде чем перейти к деятельности Эрмарта после его официальной отставки из ЦРУ, кратко прокомментируем вышеизложенные этапы его карьеры.

1. Неясно, чем Эрмарт мог так долго, целых четыре года, заниматься в Мюнхене на радио тем более, что русского языка он не знал. Мюнхен был крупнейшим центром разведывательной и подрывной работы против СССР. Редакции радиостанций типа РСЕ состояли в основном из эмигрантов и перебежчиков, но начальниками были преимущественно американцы. Советская разведка всегда имела в этой среде своих агентов, поэтому можно не сомневаться, что уже в те годы Эрмарт попал в ее поле зрения.

2. После РСЕ Эрмарт переходит в «Рэнд корпорейшн», к тому времени ставшую головным мозговым центром военно-индустриального комплекса США и специализировавшуюся по разработке военной-политической стратегии против СССР, в особенности ее ядерной составляющей. Предполагаем, что в это время он знакомится с Константином Мельником, бывшим координатором французских спецслужб во время войны в Алжире. Потомок расстрелянного вместе с царской семьей доктора Боткина, Мельник был профессиональным антикоммунистом и протеже кардинала Тиссерана, чья «аналитическая группа» в Ватикане занималась разведкой против СССР и Восточной Европы, а также организацией «крысиных каналов» для переброски нацистских преступников в Южную Америку. Мельник был одним из руководителей террористической сети «Гладио» в Европе, к созданию которой американское военное командование и Национальный совет безопасности приступили в 1948 году. Работал в тесном контакте с ЦРУ, которое, в частности, помогло привлечь ресурсы итало-американской мафии (семья Лаки Лучиано) для помощи SDECE (фр. внешняя разведка) в ликвидации противников французского колониализма. По утверждению Тьерри Мейссана, Мельник санкционировал около тысячи (!) ликвидаций, которые списывались на подставную организацию французских спецслужб «Красная рука». В это же время Мельник усваивает опыт ЦРУ по сочетанию террора с наркотрафиком. Лючиано и SDECE сотрудничают в доставке оружия и наркотиков в Средиземноморье. После изменения политического курса Де Голя в сторону бОльшей независимости Франции от США, Мельник, американский агент влияния во Франции, долгие годы проводит в РЭНД, где появляются первые разработки будущей стратегии «управляемых конфликтов» и «войн низкой интенсивности».

3. В РЭНДе Эрмарт участвует в качестве помощника Джима Шлезингера в проекте “RAND-Air Staff NUOPTS”. Суть этого проекта заключалась в том, что впервые высшему руководству страны предлагалось рассмотреть возможность использования ядерного оружия в случае конвенционального конфликта с СССР в Европе. До этого времени такая возможность казалась немыслимой. Участие в разработке концепции и моделей «ядерного выбора» несомненно сыграло решающую роль в последующей карьере молодого Эрмарта. Он зарекомедовал себя в глазах стратегов Холодной войны как идеологически надежный «младотурк», готовый к обоснованию и разработке самых крайних форм эскалации противостояния с СССР.

4. Это заключение подтверждается и следующим назначением Эрмарта. Из «Рэнд корпорейшн» Шлезингер уходит на должность директора ЦРУ и делает Эрмарта своим специальным помощником (1973). Карьера Эрмарта в этой организации–вперемежку с его возвращениями в «Рэнд корпорейшн» и работой в таких органах, как Национальный совет разведок и Национальный совет безопасности – свидетельствует о том, что его нельзя назвать не только “супершпионом”, да еще “засекреченным”, как о нем нередко отзывается российская пресса, но даже аналитиком по СССР. Сам Эрмарт, кстати, подтвердил эту оценку в одном из интервью нашей прессе, сказав, что не считает себя специалистом по СССР. Куда ближе к истине было бы назвать Эрмарта политическим представителем “ястребов” в разведсообществе США.

5. Своей карьере в системе национальной безопасности Эрмарт обязан таким ярым лидерам американского империализма, как Шлезингер, Бжезинский, Вулси, Вебер, Гейтс, Кейси, Конди Райс и т.п. В 1984 г. директор Кейси сделал Эрмарта главным специалистом по СССР в ЦРУ. Отбор происходил по двум критериям: профессионализм и безусловная вера в Рейгана.

По свидетельству Гейтса, в 1986 году Эрмарт был назначен на высокий пост в Совете по национальной безопасности благодаря его личной преданности Рейгану. При Бжезинском Эрмарт занимался стратегической оценкой советско-американских отношений. По воспоминаниям князя Алексея Щербатова, в начале 1990-х Эрмарта называли «тенью Бжезинского».

6. Сразу после ухода из ЦРУ в 1998, Эрмарт с головой окунается в компанию против Гора. Именно Эрмарт стоит за кулисами «Рашенгейта». Видимо благодаря Березовскому в сентябре 1999 засвечивается заговор Эрмарта, Брейтвейта и Сурикова по одновременной компрометации «Семьи» и демократов – «клещевой охват» своих политических противников. По некоторым сообщениям в начале 99 Эрмарт участвовал в выработке соглашения между неоконами, «Семьей» и группой российских военных на основе т. н. «геополитической концепции Кургиняна», которая обеспечивала поддержку России в задуманной неоконами войне против Китая и Ирана и установление нового мирового порядка с Россией в качестве сырьевой базы США.

7. В российской буржуазной прессе Эрмарта называют чуть ли не супер-шпионом, якобы предсказавшим скорый коллапс СССР. На самом деле, все было наоборот. Вместе со своим начальником, будущим директором ЦРУ Р. Гейтсом, Эрмарт систематически фальсифицировал данные разведки и заключения аналитиков ЦРУ о положении в СССР. Ряд этих аналитиков выступили с такими обвинениями в адрес Эрмарта. В 1992 году на слушаниях в Конгрессе Роберт Гейтс признал, что утаивал от Рейгана и его советников факты углубляющегося кризиса инфраструктуры в СССР и вплоть до 1990 года продолжал сильно преувеличивать военные и технологические возможности СССР в своем ежегодном докладе «Советская военная мощь».

Ярким примером поразительной лживости Эрмарта и его продолжающейся деятельности в роли дезинформатора американской общественности была его оценка позорной речи Колина Пауэлла в ООН в 2001, в которой тогдашний госсекретарь пытался убедить членов этой организации в том, что Ирак обладает оружием массового уничтожения и готов применить его. Впоследствии, Пауэлл признался, что эта речь стала «пятном, которое навсегда останется на моей репутации». При этом он заметил, что «в разведывательном сообществе уже тогда были люди, которые знали, что ряду источников, предоставивших информацию по Ираку, особо доверять не следует, но они промолчали». А вот несколько цитат из комментария Эрмарта на то выступление Пауэлла.

«–Как вы нашли выступление Пауэлла?

-Пауэлл...убедительно доказал, что Ирак нарушает свои обязательства и продолжает свои связи с международным терроризмом... Значительные силы в Европе... стремятся сдержать не Саддама, а Соединенные Штаты. Они хотят, что администрация Буша потерпела поражение. Их не волнуют доказательства угрозы со стороны Ирака. Вопрос состоит в то, можно ли их победить при голосовании. Если нет, мы их просто проигнорируем.

–Для вас было что-нибудь новое в его выступлении?

–Многие детали... например, содержание перехваченной информации, фотографии, показания перебежчиков, изображения машин с биологическим оружием. Эти откровения являются несомненным доказательством.

–Что-нибудь вас разочаровало в этом выступлении?

–...вторым, было его умолчание того факта... что СССР и его союзники поддерживали терроризм в Западной Европе и Турции. В конце концов, сам Саддам – это во многом продукт его советской поддержки в тот период. Это могло бы смутить русских коллег госсекретаря».

И т. д. и т.п. Здесь мы видим Эрмарта во всей его красе. «Супер-шпион» не гнушается самой примитивной дезинформацией, рассчитывая на политическое невежество и неинформированность американской публики. Но Эрмарт не может не знать, что именно его босс и дружок Гейтс санкционировал продажу Саддаму кластерных бомб и других боеприпасов, возможно, включая взрыватели для химических бомб (аффидавит Тейчера).

Эрмарт обеспечивает связь Фарвеста с силовиками семьи Буша вроде Гейтса. Для этого он использует Сурикова. Их отношения легендированы как обмен взглядами между двумя «политологами». Вероятно с целью создать аргументационную базу для этой легенды, Эрмарт и Суриков (а также Брейтвейт) принимали участие под своими именами в проходящих в США конференциях экспертов по ядерному вооружению, начиная с весны 1995. Из информации С. Петрова можно предположить, что какая-то конспиративная связь между ними существовала уже в первой половине 80-х, возможно как канал связи Гусева с ЦРУ. Начиная с 89, Эрмарт и Суриков пересекаются в Литве, где оба находились в контакте с А. Буткявичюсом, двойным агентом Гусева и ЦРУ. Есть версия (активка «Янтарная комната»), что Гусев помог Эрмарту получить агентурные архивы Штази. Через Эрмарта по всей вероятности был переправлен в США и агентурный архив КГБ Литовской ССР, который Суриков и Буткявичюс вывезли из здания КГБ в августе 91 после провала ГКЧП. Часто бывает в России и Саудовской Аравии. В последнее время Эрмарт ушел в тень. Его больше не видят в Центре Никсона, где он нашел «крышу» после ухода из ЦРУ. Мы полагаем, что после совещания в саудовском посольстве в декабре 2006, он всецело занят в операции Россия-2008.

* * *

Помимо этой справки, о Фрице Эрмарте и его отношениях с Суриковым смотрите прекрасную статью В. Штольца. Я хочу выделить только то, что мне представляется главным для оценки степени риска, который представляет сейчас «партнерство» Эрмарта с Фарвестом.

К тому времени, когда Эрмарт стал работать в «Рэнд корпорейшн» эта организация уже была центром ультра-агрессивной геополитики и ядерной стратегии, которые впоследствии станут отличительной чертой неоконсерватизма. Главными идеологами там были военный стратег, математик и аналитик Альберт Вольслеттер (Albert Wohlstetter), Джеймс Шлессинджер и Герман Кан (Kahn). Они верили, что ядерную войну можно выиграть, и что США должны обеспечить себе возможность первого удара. Они выступали против изоляционизма и проповедовали всемирную миссию американизма, подкрепленную ядерным оружием. Вольслеттер, в 1962 перешедший в Чикагский университет, стал идейным отцом целой группы неоконсервативных идеологов и политиков, которые стояли за войной в Ираке и группируются вокруг «Проекта нового американского столетия». Это такой манифест нового мирового порядка на основе военно-политического господства США. К ним относятся Перл, Залман Хализаде, Фукуяма, Кирпатрик, Ледеен, Фейт, Вулси, Лин Чейни (жена Дика) и ряд других.

Вольслеттер несомненно оказал сильное влияние и на Эрмарта. В его высказываниях проскальзывает вера в цивилизационное превосходство над Россией и мессианское назначение США.

Поворотным моментом в карьере Эрмарта стало его участие в команде Джеймса Шлессинджера, будущего министра обороны у Рейгана, по разработке первой концепции ограниченной ядерной войны против СССР на европейском театре. Работа этой небольшой группы положила начало апокалиптической традиции в геополитическом планировании американских «ястребов». То, о чем мечтали Вольслеттер и Кан, приняло форму реального военного плана. Готовность неоконов Буша использовать ядерное оружие против Ирана имеет истоки в работе молодого Эрмарта.

В то же время, если гипотеза бурцев.ру верна, то в лице Мельника у Эрмарта был хороший учитель в области стратегии «управляемых конфликтов», «войн низкой интенсивности» и «стратегии напряженности».

Главное: Эрмарт – не разведчик и не цэрэушник. Он – агент ВПК и доверенное лицо крайне правых внешнеполитических элит США в ЦРУ и атлантическом разведсообществе. Благодаря этим неформальным связям Эрмарт выполняет роль связного этих элит с Фарвестом.

В 1973 Никсон назначает Шлессинджера директором ЦРУ, и тот берет с собой Эрмарта. Показательно, что его первым заданием было переписать в более антисоветском духе подготовленный Робертом Гейтсом национальный доклад разведки за 1973 год. В редакции Эрмарта доклад утверждал, что СССР тайком нарушает детант и стремится получить одностороннее преимущество над США. С доклада Эрмарта разведсообщество США начинает переходить под контроль ястребов. Вскоре Эрмарт становится главным советским аналитиком ЦРУ.

В то время Гейтс еще не занимался манипуляциями с аналитикой ЦРУ. Он тоже принадлежал к ястребам. Но, видимо, продолжал считать, что в его профессиональные обязанности не входит искажение разведданных в политических целях. Гейтс – и это важно понять – идеальный тип бюрократа, готового выполнить все желания начальства. Это - “yes-man”, талантливый конформист из небогатой семьи, получивший возможность «выбиться в люди». Эрмарт помог Гейтсу понять, куда дует ветер, и с тех пор они составили дуэт мастеров по фальсификации аналитики разведданных в интересах врагов детанта – неоконов Рейгана и обоих Бушей.

Фриц Эрмарт. В этом агенте ВПК и постнацистских элит атлантизма реет дух Барбароссы.
Фриц Эрмарт. В этом агенте ВПК и постнацистских элит атлантизма реет дух Барбароссы.

Компрометация разведывательной аналитики Эрмартом и Гейтсом стала предметом скандала и обсуждения в Конгрессе в 1991 году, когда Буш выдвинул Гейтса на пост директора ЦРУ. Я пишу об этом более подробно в разделе о Гейтсе.

Я согласен с В. Штольцем, который определил Эрмарта как специалиста по дезинформации. Это касается не только фальсификации аналитических оценок СССР, но и фабрикации фальшивок для информационно-психологической войны против СССР и России. Эрмарт был одним из создателей активки о советском участии в покушении Али Агджи на папу Иоанна Павла II в 1981 году. Причем повторяет ее и сейчас, после того, как аналитик ЦРУ Мел Гудвин дал показания Сенату (1990), что все сотрудники ЦРУ знали, что это была фальшивка, сфабрикованная их отделом информационно-психологической войны. Еще до этого были раскрыты связи ЦРУ с подпольной фашистской организацией Агджи «Серые волки» через сеть террористических баз НАТО «Гладио».

Видимо, не обошлось без Эрмарта и в фальсификации разведданных о наличии у Ирака оружия массового поражения.

Очень скоро после начала перестройки Эрмарт становится главным сторонником Ельцина в ЦРУ и СНБ. По словам Гейтса, мощной поддержкой со стороны ЦРУ Ельцин был обязан Эрмарту, в то время председателю Национального совета разведок. В 1989-91 он входит в сверхсекретную группу, сформированную Гейтсом и Райс для планирования на случай чрезвычайных ситуаций в СССР.

Гейтс близко сошелся с Эрмартом. В 1987, он взял его с собой на обед с Владимиром Крючковым, тогда руководителем внешней разведки КГБ, прибывшим в Вашингтон инкогнито вместе с Горбачевым.

Эрмарт не афиширует свои политические взгляды, но охотно соглашается, что он ястреб. Вскоре после ухода из ЦРУ он написал статью «Россия в ясном свете: русский кризис и американская разведка» (“Seeing Russia Plain: The Russian Crisis and American Intelligence,” март 1999). В ней он сделал глубокомысленное предположение, что «не все народы способны к цивилизованному самоуправлению». Эрмарт признает, что допустить такую возможность претит политической корректности «цивилизованного человека». Тем не менее, нельзя исключить, что «постсоветский опыт России означает, что самоочевидные истины Джефферсона и Линкольна не для всех народов, а только для некоторых».

Это скорее язык старого расизма Остфоршунга и британского колониализма 19 века, чем «политкорректная» риторика «конфликта цивилизаций». Статья Эрмарта была опубликована в ведущем журнале неоконов «Национальный интерес» (The National Interest), где публикуются такие идеологи «нового мирового порядка», как Ирвинг Кристол (главред), Франсис Фукуяма и старые клячи Холодной войны вроде русофобов Ричарда Пайпса и Роберта Конквеста.

В заключение я хочу подчеркнуть сочетание в опыте Эрмарте всех главных векторов стратегии США против СССР и России. Это – тактика первого ядерного удара, «стратегия напряженности» и использование пятой колонны. С этой точки зрения большой интерес представляет внимание Эрмарта к подпольной исламской организации «Хизб ут-Тахрир», хорошо представленной в Приуралье, где сосредоточены узлы стратегических коммуникаций ТЭКа и ВПК, и где Фарвест имеет сильные позиции в правительстве, госбезопасности и уголовном мире.

Приведу цитату из вышеупомянутой статьи Вадима Штольца.

Справка указывает, что после переезда Гейтса в Пентагон Эрмарт ушел в тень. Но с одним интересным исключением. Он подал голос сразу после смерти Литвиненко и вбросил в российскую прессу предположение, что «отравление напоминает почерк бывших чекистов в новых одеяниях». А в интервью «Коммерсанту» рассказал, что «есть мнение, что таким образом группа Сечина дает жесткие сигналы Путину о том, что Россию не надо выводить из тьмы». Примечательно, что эти высказывания Эрмарта публиковались только в российской прессе. По каким-то соображениям монополистическая пресса проигнорировала их. Между тем, Эрмарт может быть совсем близко к делу Литвиненко. Напомню, что Суриков называл Эрмарта контролером Березовского от ЦРУ. В любом случае, публичный намек Эрмарта в центральной российской прессе (и только в ней!), что за ликвидацией Литвиненко стоит « группа Сечина » подтверждает основной тезис этой работы о том, что Операция Барбаросса-3 основана на игре англо-американских спецслужб с сечинской группировкой, с использованием Фарвеста в качестве канала связи между ними и одновременно как инструмента ее шантажа.

Действительно ли Эрмарт потомок горских пособников нацистов, или нет – это не суть важно. Духовно он представляет в Фарвесте ту же западную традицию, которая вдохновляла Барбароссу Гитлера.

Бойскаут

Маленький, ладный Гейтс с хитроватой улыбкой на круглом лице баварского бауэра и певучим канзасским говорком. Родился 25 сентября 1943. В этот день войска Западного фронта освободили Смоленск. Учился в средней школе г. Вичита, где издавна селятся иммигранты-немцы. Достиг «орлиной» степени в бойскаутском движении. Своего рода американский Орленок. Никаких данных о происхождении его семьи в открытых источниках нет. Карьера Гейтса, владеющего русским и немецким, началась в середине 1960-х. Тогда подающего надежды молодого советолога, защитившего в Джорджтаунском университете диссертацию о советско-китайских отношениях, пригласили в ЦРУ. Все биографии Гейтса обязательно указывают, что это единственный аналитик в истории ЦРУ, который стал его директором (ноябрь 1991- январь 1993), и единственный директор, начавший карьеру рядовым сотрудником. Такую честь Гейтс заслужил не выдающимися аналитическими способностями, а тем что подчинил аналитику политическим интересам своих хозяев – правых республиканцев и ВПК США. Можно без преувеличения сказать, что Гейтс совершил одно из наиболее опасных служебных преступлений, нарушил первую заповедь ЦРУ, его девиз, начертанный на фронтоне Лэнгли, – «Истина сделает нас свободными». В этом смысле Гейтс и Эрмарт совершили в своем роде революцию в отношениях разведки к политическому руководству в буржуазных демократиях. До них разведка была единственным средством получения «объективной» информации». «Объективность» – политически беспристрастный отбор и оценка разведданных – это альфа и омега любой разведки. Гейт и Эрмарт подчинили этот процесс политическим планам правого крыла американского истеблишмента, стремящегося покончить с детантом и пойти на обострение в Холодной войне.

Рэй МакГоверн – ветеран ЦРУ, знавший Гейтса в течение 35 лет, – называет его «совершенным хамелеоном с исключительным талантом быстро менять свой цвет, адаптируясь к новой среде».
Рэй МакГоверн – ветеран ЦРУ, знавший Гейтса в течение 35 лет, – называет его «совершенным хамелеоном с исключительным талантом быстро менять свой цвет, адаптируясь к новой среде».

Кроме манипуляции аналитическими докладами, Гейтс принял участие в заговоре с целью привести к власти Рейгана и Буша. В 1974 при Картере он стал работать в НСБ, но в 1979 вернулся в ЦРУ. Это так называемый «октябрьский сюрприз» 1980– сговор между агентурой правых республиканцев в ЦРУ и и иранскими революционными гвардейцами с целью задержать освобождение заложников, захваченных в американском посольстве в Тегеране, до окончания президентских выборов в США. Некоторые исследователи утверждают, что именно Гейтс передал в штаб избирательной компании Рейгана информацию о переговорах людей Картера с иранцами. Если бы им удалось договориться о возвращении заложников до выборов, у Картера был бы шанс выиграть второй срок. Во главе компании Рейгана стоял адвокат с Уолл-стрит – Уильям Кейси. Он предложил саботировать переговоры Картера и установил связь с иранцами с помощью группы бывших и действующих цэрэушников, ненавидевших Картера. Позже в 1991, комитет по безопасности Госдумы (Степашин) предоставил Конгрессу США оперативные сведения советских спецслужб, подтверждавшие переговоры Кейси с иранцами и участие в них Гейтса, а также «эксперта по России» Конди Райс. Их совместное участие в тайных операциях, в том числе нарушающих законы США, важно иметь в виду сейчас, когда Райс и Гейтс занимают два самых могущественных поста в администрации Буша, за исключением Дика Чейни. А с Чейни они работают очень давно. Легко победив Картера, Рейган назначил Кейси директором ЦРУ. Кейси сделал Гейтса заместителем директора Директората разведки, а в 1986 – своим заместителем. К концу этого года разразился Ирангейт – началось расследование заговора ЦРУ и Администрации Рейгана тайно продавать оружие Ирану в обход санкций и на вырученные средства финансировать никарагуанских контрас, несмотря на запрет Конгресса. Нити заговора тянулись в Белый дом, к Бушу и Рейгану. Но Рейган был витриной, а не президентом. Настоящим президентом был Буш. Как только Кейси начали допрашивать в Конгрессе, врач ЦРУ диагнозировал у него рак мозга. Несмотря на просьбу Кейси не делать операцию и применить радиотерапию, его срочно прооперировали, в результате чего он потерял речь и вскоре умер. Гейтс стал и. о. директора ЦРУ. Бойскауту удалось вывернуться, его сочли непричастным, хотя мало кто верит, что замдиректора ЦРУ мог не знать о заговоре такого размера. Рейган назначил Гейтса директором ЦРУ, несомненно по совету Буша. Но Гейтс взял самоотвод, узнав, что сенаторы не верят в его непричастность к Ирангейту и не одобрят это назначение. 21 

В 1991 году Гейтс вновь предстал перед комиссией Сената для утверждения директором ЦРУ. На слушаниях разразился редкий скандал. Группа бывших аналитиков ЦРУ обвинила Гейтса в искажении информации о Советском Союзе. Тогда же Горбачев пожаловался американцам, что директором ЦРУ назначают его недоброжелателя. Гейтс был известен как сторонник Ельцина. Несмотря на скандальные свидетельства его сотрудников ЦРУ, Сенат одобрил назначение.

Гейтс служил помощником президента и заместителем советника по национальной безопасности в Белом доме с января 1989 по ноябрь 1991, в период ускорения разрушительных процессов в СССР, окончившихся ГКЧП и Беловежским сговором. На этих постах у него была возможность оказывать куда больше влияния на развитие событий в СССР. О роли Гейтса в заключительном акте разгрома СССР я буду писать ниже.

Гейтс доказал свое незаурядное искусство выходить сухим из самых громких скандалов, связанных с тайными операциями. Эта черта наиболее ценимая англичанами. Поэтому старый разведчик, осторожнейший сэр Родрик Брейтвейт не мог бы найти лучшего партнера в США, чем Роберт Гейтс.

Игрок

Из всех генералов Барбароссы-2, стоящих за Фарвестом, о Брейтвейте известно меньше всего. Даже его причастность к разведке может оспариваться. Сказывается добротная школа английской секретности. Да и само существование Сикрет интелидженс сервис было официально подтверждено только в 1992. Публичный образ Брейтвейта – хрестоматийный английский джентльмен из богатой семьи с обязательным оттенком респектабельной английской чудаковатости и непременным хобби, в случае Брейтвейта – игра на скрипке и историография обороны Москвы 1941 года. Русофил на фоне традиционной британской русофобии. Вольнодумец, с сарказмом проходящийся насчет американских запугиваний о русской угрозе... И я бы наверное не поверил в союз Брейтвейта с фарвестовцами, если бы не получил от бурцев.ру заверения, что если в их справке есть один неподверженный сомнению факт, то это участие сэра Родрика в новой конфигурации Фарвеста. Сэр, бывший посол в СССР, – и уголовщина, наркотрафик, шантаж, убийства?! Но после обдумывания имеющейся у меня информации о Брейтвейте, а также изучения биографии Фрица Маклина я вижу не только, что это возможно, но даже как это возможно.

Жизненный путь Брейтвейта ничем особым не отличается от его сверстников – привилегированной молодежи Англии. Родился в 1932 в семье Генри Уорвика Брейтвейта, если не ошибаюсь, дирижера и выходца из Новой Зеландии. Обучался в «прогрессивной» школе Бедэйл, где еще в 19 веке практиковалось совместное обучение мальчиков и девочек. Потом Кристи колледж, лучший в Кэмбридже. Отделение современных языков. Там он изучал русский. До университета, проходил военную службу в разведке (1950-52). Служил в Вене. В его обязанности входили собеседования с интернированными советскими гражданами, желавшими получить британскую визу.

Символично, что первая работа Брейтвейта в военной разведке была связана с крупнейшим послевоенным проектом британских спецслужб – Комиссией Маклина по отбору репатриированных нацистских коллаборационистов и военнопленных для создания в Британии этнических общин, которые станут резервуаром кадров для подрывной работы против СССР и его союзников в Восточной Европе.

После университета поступил на дипломатическую службу (1955). Первая должность – 3-ий секретарь посольства в Джакарте (1957-58). Чем в эти годы мог заниматься дипломат-русист в Индонезии на должности третьего секретаря посольства Великобритании? Только разведывательной работой. Сукарно национализирует нефтяную промышленность, выгоняет из страны голландцев, обращается за помощью к СССР и Китаю, в стране появляется много советских специалистов, растет посольство, возможно создается резидентура. Американцы и англичане готовят первый переворот, провалившийся в 1958. Показательно, как Брейтвейт легендирует этот факт своей карьеры. Ему надо как-то объяснить, почему молодого дипломата с русским языком послали в Индонезию. Оказывается, в Форин офисе, рассказывает Брейтвейт, «немного нервничали по поводу моих политических взглядов». Этим он намекает, что его взгляды казались начальству слишком левыми. Но поверить в это трудно, тем более, что по словам Брейтвейта его представления о России и Восточной Европе сформировались в результате бесед с про-нацистскими беженцами, с которыми он собеседовал в Вене. Что бы то ни было, но в Джакарте Брейтвейт, видимо, оправдал себя в глазах начальства, потому что оттуда его направили вторым секретарем в Польшу (1959-61), где тоже происходили интересные для британской разведки события. Гомулка быстро шел к «польскому социализму» – искал «исторического примирения» с католической церковью, отменил колхозы и очищал партию от «некоренных» элементов – польских коммунистов, нередко евреев, много лет проживших в СССР. В Польше, рассказывает Брейтвейт, он все время «встречался с разного рода людьми, днем и ночью». Если бы он вел себя в Москве также как в Польше, поясняет он, его бы уже давно «поймали в ловушку» и даже могли бы «накачать наркотиками» (!). Но поляки «поняли, что это было политически глупо ставить людям ловушки; это было плохо для их отношений с Западом». Это все, что мы узнаем от него о работе в Польше. Но достаточно, чтобы уловить главное. В Польше Брейтвейт имеет возможность налаживать неформальные контакты с людьми и группами, ищущими выхода на западные центры власти для борьбы против социализма. Среди них возможно и какие-то властные группы в партийной и внешнеполитической верхушке. «Отношения с Западом» важны для всех – от Гомулки до последнего ксендза. Пусть по-разному, но для всех. Так же будет и в СССР. Это создает игровое поле. На этом же поле разыгрывается Барбаросса-3.

В Москве Брейтвейт работает в 1963 – 66, первым секретарем. Это интересное время. Снимают Хрущева, организуется диссидентство (см. продолжение темы Эрнста Генри). Много времени в СССР проводит Маклин, с которым Брейтвейт вероятно познакомился еще раньше. Из Москвы первым секретарем в Рим (1966-69). В 68 там основывается Римский клуб – еще один интеллектуальный центр западных элит. Судя по рассказу Брейтвейта, в Италии он следил за развитием событий в КПИ и ее отношений с КПСС. В это время компартия Италии поворачивает в сторону ревизии «марксизма-ленинизма», из которого вырастит «еврокоммунизма» 70-х. Начинается детант и, судя по его постам в Форин офисе и в Брюсселе, Брейтвейт занимается дипломатией европейской интеграции. В Форин офисе он работает в Отделе западных организаций. Конкретно – НАТО. В частности, Брейтвейт принимал участие в выработке планов по применению тактического ядерного оружия в Европе примерно в то же время, когда Эрмарт работал в группе Шлессинджера над концепцией ограниченной атомной войны. Становится главой Отдела европейской интеграции (1973-75). В этот период своей карьеры Брейтвейт должен был хорошо познакомиться с французскими и немецкими коллегами. И это надо иметь в виду не только в плане возможного участия этих спецслужб в деятельности Фарвеста, но и для понимания судьбы досье, которое Сергей Петров передал в правоохранительные органы этих стран осенью 2003. Брейтвейт мог вмешаться, чтобы защитить свою самую ценную агентуру влияния в России..

Разрядка подходит к концу. В 1979 – 81 Брейтвейт занимает посты в Форин офисе (глава Штаба планирования и помощник государственного подсекретаря) ближе к центру принятия решений. В 1980 он входит в узкую группу «специалистов по СССР», которая проводит три встречи с Тэтчер, информируя ее о положении дел в СССР. Реакция Тэтчер – «Долго так продолжаться не может. Должен наступить коллапс». Брейтвейт и другие соглашаются, но предупреждают, что в СССР есть «КГБ, армия, партия и много людей, которые будут оттягивать этот исход». Тэтчер, подчеркивает Брейтвейт, верила, что Советский Союз может быть изменен только изнутри и сверху. До прихода Горбачева оставалось еще пять лет. Пока же Брейтвейт в должности помощника подсекретаря приобретает опыт работы с САС – британским спецназом, задействованным в разных частях мира. Никакой конкретной информации. Но здесь он должен был как-то пересечься с Беренисом, возможно сотрудником разведки САС, а также офицерами САС, которые впоследствии стали владельцами и директорами ЧВК – Инге, Холмсом, Моррисоном, Спайсером и др. Таким образом, у Брейтвейта есть опыт координации политического планирования с региональными силовыми операциями, и он может лично знать не только Берениса, но и других бывших спецназовцев-партнеров Фарвеста.

В 1982 Брейтвейт едет в Вашингтон, где проводит три года на посту «министра коммерции». Это время бури и натиска неоконсервативной революции. Тэтчер и Рейган покончили с разрядкой и мобилизуют капиталистический класс на конфронтацию с «Империей зла» и социалистическими правительствами Западного полушария. Тот факт, что Тэтчер посылает в такой момент и в такое место именно Брейтвейта, говорит о многом и ставит под вопрос тщательно культивируемый им образ слегка левоватого, чуть-чуть антиамериканствующего вольнодумца-консерватора. Скорее всего в эти годы закладывается дружба Брейтвейта с Эрмартом, Гейтсом и другими ястребами внешнеполитической элиты США. Среди них был Ричард Берт – директор Отдела военно-политических дел Госдепартамента (1981-83). Среди основных направлений работы Брейтвейта с американскими коллегами было принятие решений по экспортному лицензированию в рамках КоКом (COCOM) – Координационного комитета по экспортному контролю. КоКом составлял перечни «стратегических» товаров и технологий, не подлежащих экспорту в страны «восточного блока». Берт тоже занимался этой проблематикой. По свидетельству Гейтса, на межведомственном совещании в Вашингтоне в январе 1981, Берт выступил с предложением использовать кризис в Польше («Солидарность») как предлог для усиления НАТО и «механизмов КоКом». Со своей стороны, Брейтвейт вспоминает, что обсуждение вопросов КоКом заставляло его быть в постоянном контакте с Госдепартаментом, Пентагоном, ЦРУ и Конгрессом. Поэтому можно с уверенностью сказать, что связка Брейтвейт – Берт за спиной Фарвеста имеет длинную историю. И начинается она с КоКом, как и история Фарвеста. Но об этом я буду говорить ниже.

После работы в Вашингтоне Брейтвейт идет на повышение – с1984 по 1988 он занимает пост заместителя государственного подсекретаря по экономике. Я предполагаю, что «экономическая» специализация Брейтвейта в Форин офисе была тесно связана с его деятельностью как разведчика. Скорее даже как организатора разведработы. Видимо, Брейтвейт имел прямое отношение к концепции ЧРК – частной разведывательной компании в качестве посредника между СИС и британским бизнесом. На это указывает и его описание своей работы с британскими компаниями. Они требовали от Форин офиса «помощи» в борьбе с конкурентами, в свою очередь тот хотел, чтобы они платили за это. Но бизнесмены отвечали, что платят налоги. Отсюда недалеко до идеи взаимовыгодного сотрудничества между МИ-6 и британскими компаниями. Думаю, что именно Брейтвейт, ставший в 1994 председателем общества Великобритания – Россия, привлек Маклина к проекту компании «Хеклит».

Звездный час Брейтвейта наступает в 1988, когда его назначают послом в СССР. К этому времени Горбачев уже прошел обработку в Лондоне и Вашингтоне. Начиналась «сдача» социалистического блока и самого Союза – Барбаросса-2 как таковая. И Брейтвейт находится в центре событий вплоть до окончательной победы. Москву он покидает только в 1992. Становится советником премьер министра Мэйджора по международным делам, а также координатором разведслужб Британии в качестве главы Объединенного комитета по разведке (Joint Intelligence Committee). В 1993 участвует в конференции Бильдербергского клуба в Афинах, где сделал доклад на тему «Цена безразличия к бывшему Советскому Союзу». По сообщению журналиста Джеймса Такера (журнал Спотлайт), основной темой конференции была выработка плана «по эксплуатации богатых природных ресурсов бывшего СССР». На конференции присутствовал Тони Блэр. В 1994 Брейтвейт получает Большой рыцарский крест. С 1995 по 1999 - председатель Центра Великобритания – Россия. Старший советник и директор Дойче Банк по России. Брейтвейт также сидит в совете директоров ОАО Пермские моторы, а также является председателем попечительского совета Московской школы политических исследований. Эта кузница агентуры влияния одновременно может служить отличным прикрытием для более конфиденциальных контактов в Москве. Меня нередко спрашивают, почему я отказываюсь классифицировать РФ как империалистическую страну. На это можно ответить по-разному. Например так. Когда ветераны российских спецслужб будут председателями кузниц агентур влияния в Вашингтоне и Лондоне, я первым провозглашу РФ империалистическим монстром.

Как Маклин, Брейтвейт не просто разведчик, а дипломат-разведчик. Кстати, официально МИ-6 является подразделением МИДа. Между этими профессиями есть существенные различия. Дипломат-разведчик работает легально, у него есть возможность непосредственно влиять на внешнеполитический курс. Поэтому он должен быть предельно осторожен и в тайной части свой профессии действовать исключительно через посредников. Помимо осторожности, Брейтвейта отличает артистизм его самолегендирования – русофилия, легкий намек на антиамериканизм, вольнодумство по отношению к стереотипам западного антисоветизма. Из уст Брейтвейта не вышло ни одного слова прямой критики российского руководства, не говоря уже об оскорблениях и угрозах, за которыми западная чернь к карман не лезет. Брейтвейт – джентльмен и человек хорошего вкуса. Поэтому он предпочитает угрожать и шантажировать по касательной.

Хороший пример такого метода – рецензия Брейтвейта на книгу Андрея Пионтковского «Путин без маски» (Another Look into Putin's Soul). Как тип компрадорской служки, Пионтковский должен вызывать у Брейтвейта такое же чувство снисходительной брезгливости, какое его предок из колониальной администрации Бенгали испытывал к какому-нибудь местному интеллигенту-сипаю. Но сипаев-то создали Брейтвейт и его предок как посредников между собой и «туземцами». В этой книге Пионтоковский говорит только то, что нужно Брейтвейту, но что он сам не может сказать. Поэтому он как бы пересказывает Пионтковского. При этом важно, что он выбирает из его его пасквиля. Цитирую.

"Пионтковский описывает, что случится после выборов президента весной 2008. Путин оставит после себя «выжженую пустыню». Начнется новый раздел добычи между подручными его преемника; или гипертрофированная «вертикаль власти» – авторитаризм, созданный им – развалится в хаосе и национализме."

Пионтковский, старый агент влияния атлантизма, вслед за Фарвестом нажимает на болевые точки нашей силовой верхушки, которая боится потерять свои посты и кормушки в 2008 с приходом к власти Сергея Иванова. Это генеральная линия психологической атаки Фарвеста, без сомнения согласованная с их западными партнерами. Выделяя эти болевые точки в своей рецензии, Брейтвейт посылает сечинцам сигнал, что мнение Пионтковского и Фарвеста разделяют куда более влиятельные круги. Так сверхосторожный Брейтвейт находит способы принять участие в главной информационно-психологической операции Барбароссы-3.

О том, что Брейтвейт находится в строю, свидетельствует и его участие в Совете по международной политике, образованным в ноябре 2006 лидером консерваторов Дэвидом Камероном. В нем всего четыре человека, включая суперэлитария Чарльза Поула.

Глубокая вписанность Брейтвейта в консервативные элиты Британии, Европы и США дает ему возможность координировать подрывную работу Фарвеста в России с антироссийскими кампаниями на Западе. В этой роли он «засветился» только один раз, в сентябре 1999, в разгар «Рашенгейта». Газета Березовского опубликовала снимок на котором он был вместе с Эрмартом и Суриковым. Но не фотография, а текст под ней грозил скандалом. Заметка утверждала, что Эрмарт, Форбс и Брейтвейт в сговоре с Суриковым опубликовали брощюру с компроматом против «Семьи», президентской кампании Гора и гигантской финансовой компании Меррил Линч, якобы стоявшей за залоговыми аукционами после 1996. Реакция западной прессы, вернее ее почти полное отсутствие, подсказывает, что удар был нанесен сильный. Единственная заметка корреспондента «Телеграф» Маркуса Уоррена выдавала смятение медийного королевства Запада.

Виржиния, США, весна 1996. Слева направо в кружках: Суриков, Брейтвейн, Эрмарт. Во втором ряду под Брейтвейтом – А. Пионтковский. Фрагмент фотографии из газеты «Коммерсант» от 10 сентября 99 г., вся фотография)
Виржиния, США, весна 1996. Слева направо в кружках: Суриков, Брейтвейн, Эрмарт. Во втором ряду под Брейтвейтом – А. Пионтковский. Фрагмент фотографии из газеты «Коммерсант» от 10 сентября 99 г., вся фотография)

Кто передал Березовскому эту фотографию и информацию о сговоре? Помимо кандидатуры самого Сурикова, любящего играть в двойное и тройное дно, наиболее вероятный источник – враги Эрмарта и друзья демократов в ЦРУ. Случайна ли была дата публикации – на следующий день после первого взрыва на улице Гурьянова? В интервью АиФ, которое Суриков дал по поводу статьи в «Коммерсанте» неделю спустя, он называет Эрмарта и Форбса «генераторами скандалов о коррупции в России» с целью «реализации фундаментальной линии по трансформации Российской Федерации в конфедерацию» и получения «доступа к территории России и ее ресурсам». Но имя Брейтвейта произносит только журналистка АиФ. У Сурикова, видимо, были какие-то серьезные причины не упоминать Брейтвейта и англичан в связи со скандалом. По его словам только американцы управляли Басаевым и Хаттабом через «международные исламские центры». Сделаю предположение, что такое поведение Сурикова могло быть связано с вопросом о британских паспортах, которые Филин и Лихвинцев должны были получить в 2000. Маклин помог им с видом на жительство, Брейтвейт – с гражданством. О связях Сурикова с Эрмартом охотно говорит он сам, о них известно уже ряд лет. Но Брейтвейт и английские спецслужбы представляются мне его более «глубокой» связью, которая остается в тени. В то же время, антироссийские операции последних лет имеют своим оперативным центром Лондон. Именно там зафиксированы усилия британских «партнеров» Спецотдела «Р» ГУРа по ФарВест, ЛЛЦ по добыче компрометирующей информации на российское руководство и даже данных по организации президентской охраны. А это относится к теме центрального террора и его возможного места в плане Барбаросса-3, о чем я еще буду писать.

В архиве парламентского Комитета по международным делам хранятся меморандумы Брейтвейта от 1999 года – образец политического реализма и ясности. Приведу несколько любопытных выдержек.

Комментируя отставку Степашина в августе 99, Брейтвейт пишет, что Путин это «провинциальный политик, не имеющий харизмы, имиджа, большого опыта работы в правительстве и поэтому свой базы поддержки». Путин – «профессиональный сотрудник тайной полиции, с полезными связями, которые пригодятся Ельцину и его семье во все более мутной игре обвинений и контр-обвинений и клеветы, из которых состоит сейчас московская политика. Непонятно, как можно раскрутить такого человека для победы на выборах, до которых осталось всего десять месяцев, даже с деньгами Березовского».

Интересна его характеристика Березовского – «отличный тактик, никудышный стратег». Скоро Березовский убежит в Лондон и попадет в разработку английских спецслужб и ЦРУ. По свидетельству Сурикова, его контролером станет Эрмарт, старый партнер Брейтвейта. Эту слабость Березовского его контролеры могут использовать очень скоро. Как недавно заметила Марина Штольц, они давно готовят его на роль «сакральной жертвы», своего рода капиталистического Троцкого – мученика «кровавой гебни» Путина. 22 

На первый взгляд, Брейтвейт кажется странной парой Эрмарту и Гейтсу. Он известен как непреклонный сторонник независимости процесса разведаналитики от политизации, Эрмарт и Гейтс как никто другой превратили этот процесс в служанку неоконов.

Если верить Брейтвейту, он был против участия Британии в нападении на Ирак, потому что «очень сомневался с самого начала, что там находится оружие массового поражения», и что «не было никаких доказательств в подтверждение того, что была оперативная связь между Хусейном и Аль-Кайедой». Тогда как Эрмарт активно участвовал в фальсификации разведданных по ОМУ в Ираке и связях Саддама с Аль-Кайедой и утверждал в прессе, что эти доказательства каменные. Все это так. Но с другой стороны, Брейтвейт принадлежит к господам, а Эрмарт и даже Гейтс – слуги, манагеры, пусть и высокопоставленные. Гейтс не мог бы прикрикнуть на Рейгана или Буша, как это сделал недавно Брейтвейт, назвав Блэра «потертым восковым зомби от Мадам Тюссо, запрограммированным ЦРУ повторять с британским акцентом все, что говорят в Белом доме».

Лютеранский мессианизм Эрмарта, плебейский профессионализм Гейтса. У американцев нет и не может быть класса. У Брейтвейта он есть. Его политика очень проста и основана на здравом смысле, что для англичанина равнозначно хорошему вкусу. История кончилась вместе с Британской Империей. Но добрая старая Англия осталась. Содружество пока тоже. И за это Англия платит изменением цвета своей кожи. Львом она уже никогда стать не сможет, но не хочет быть и пуделем. Брейтвейт – реалист, но он презирает Блэра за то, что тот превратил львенка в пуделя. Самостоятельно банковать за зеленым столом мировой политики Британия не может, потому что она давно стала «клиентом» США. У Британии нет своей внешней политики, она потеряла суверенитет в самых критических прерогативах независимого государства – ведение войны. - Мы не ядерная держава, напоминает Брейтвейт сторонникам новых Трайдентов, потому что контроль за нашим ядерным оружием находится всецело в руках американских генералов. Во времена Холодной войны эта жертва имела смысл. Но теперь ситуация изменилась. Предпочтительнее было бы потратить деньги на крылатые ракеты, которыми мы сможем распоряжаться, как хотим, чем платить за свое подчинение американцам, которые рискуют сломать шею не только себе, но и нам. Иначе говоря, в разгроме СССР, к которому он приложил руку, Брейтвейт увидел исторический шанс для доброй старой Англии вернуться к зеленому столу геополитической игры.

Сэр Родрик Брейтвейт. Последняя игра в жизни. Тем лучше должен быть продуман в ней каждый ход.
Сэр Родрик Брейтвейт. Последняя игра в жизни. Тем лучше должен быть продуман в ней каждый ход.

Брейтвейт – спортсмен, заядлый игрок международной политической интриги. Я даже уверен, что, когда не на людях, у него руки дрожат от азарта. Настоящий сэр Родрик, как мать его родила, – Игрок. Все остальное – класс, британство, хобби, поджатая верхняя губа – это лишь легенда прикрытия, необходимая часть игры. Быть может, Брейтвейт – самый опасный из генералов Фарвеста. Ему уже 76 и уйти из жизни с сознанием того, что Россия возрождается как феникс из пепла, что какой-то невзрачный подполковник КГБ выигрывает партию за партией у львов и львенков старых англосакских элит, примириться с этим для Брейтвейта психологически невозможно.

* * *

Таковы люди, непосредственно стоящие за ширмами Фарвеста и плетущие нити заговора против России. У них под рукой быть может самая опасная команда профессионалов тайной войны не только в России, но и во всем мире. Филин – странная смесь вора в законе, разведчика, бизнесмена и организатора. Лунев – крупный специалист не только в организации ликвидаций и физического воздействия, но, как показывает его деятельность в окружении Лукашенко, – это прекрасный психолог и тактик бюрократической интриги – незаменимые качества в искусстве агента влияния. Последняя статья Московской группы бурцев.ру называет его сильным организатором и аналитиком.  23 

Суриков – непревзойденный мастер политических провокаций и легендирования, автор ряда эффективных активок. С легкой руки Вадима Штольца в Москве его теперь зовут «азефом в кубе». Вместе с Саидовым является создателем одной из самых успешных фальсификаций 20 века – о «сговоре в Ницце», нанесшей большой ущерб репутации нашей страны во всем мире.

Особая опасность этих мастеров тайной войны основана на очень простом и поэтому очень сложном для понимания его последствий факте. Это бывшие старшие офицеры советской военной разведки при Генштабе МО. Поэтому им очень просто мимикрировать под своих в среде бывших сослуживцев. Для этого им ничего особенного не надо делать. Это даровое легендирование. Его источник – великая сила привычки, отставание нашего сознания от драматически изменившейся действительности. Для многих сотрудников ГРУ или ФСБ деление по республикам остается условностью, личные неформальные отношения важнее. Американцы или немцы – это чужие, а украинцы и белорусы – свои. Система, а фарвестовцы всецело люди Системы – это, в первую очередь, не внешние институты государства и общества, а паутина сложившихся неформальных связей. В частности – связей выходцев из советского ГРУ. В их внедренности в эту паутину и состоит особая опасность Фарвеста для России и его особая ценность для ее врагов..

Теперь этим людям примерно по 45 лет. Это идеальный возраст, когда сочетание жизненного опыта, профессионализма, умственных и психических сил достигает своего расцвета и баланса, а физические силы еще не начали угасать. В их распоряжении огромные финансовые, организационные и технические средства. Сеть агентуры влияния в России и ее криминализированные спецслужбы. Безнадежно продажные российские СМИ. Сильные, даже господствующие (на Украине) позиции в ряде разведок СНГ. Под их непосредственным командованием – два спецподразделения военной разведки с «правом ликвидации людей» на территории России (!) и привлечение спецназа ГУР (!!). Главное – у них «на крючке» люди в Кремле, близкие к Президенту. И за этими людьми стоят их могущественные «свиты» из крупных госчиновников, высоких чинов спецслужб и бизнесменов – о них речь пойдет впереди.

Так кто же может противостоять этой группировке победоносных генералов Барбароссы-2, Фарвеста и коррупционеров из высшего руководства? На поверхности кажется, что авторитет Путина непоколебим, и его поддерживает народ. Но эта поддержка не может защитить нас от дворцовых переворотов и тайных операций. Оружие Третьей Барбароссы заточено совсем по-другому, чем прежде. Вместо танковых армий – финансовая разведка; вместо диверсионной группы – мастера информационного террора и публичного шантажа; вместо ковровых бомбежек – индивидуальный центральный террор; вместо военной экономики – электронные банковские счета высших российских чиновников с награбленными в России миллиардами. Кто-то из них дал санкцию на ликвидацию подполковника Саркисяна и его группы. Они увольняют честных офицеров спецслужб и прокуроров. Они знают, что с уходом Путина они могут потерять все, что накопили праведными, а, главное, неправедными трудами. И что даже личная безопасность некоторых из них не может быть гарантирована. Благодаря высокому положению этих людей их личная уязвимость делает уязвимой всю Россию. На этом уязвимом месте и основаны планы генералов Третьей Барбароссы.

Проблема мотивации

В откликах на расследование бурцев.ру читатели нередко выражают недоверие авторам в их утверждении, что Фарвест сознательно работает на врагов России, что это не обычная коммерческая «структура», которую интересуют только «бабки», а подрывная организация, мафиозно-политическое сообщество, чья борьба против России основана на глубоких идеологических убеждениях и ценностях. Для них поведение Фарвеста ничем особенным не отличается от множества других структур бывших спецслужбистов-коммерсантов. Казалось бы такого рода сомнения очень легко опровергнуть, сославшись на публицистику Фарвеста, которую иначе как информационным террором не назовешь. Или с помощью анализа их статей, в которых всегда присутствует двойное дно – смысл адресованный и понятный только ограниченному кругу людей в Кремле и их свитам – объекту манипуляций Фарвеста. Я проведу такой анализ в этой работе. Но хотя для меня лично его вполне достаточно для того, чтобы подтвердить все выводы бурцев.ру, проблема убедить в этом более широкие круги российского общества остается. И причина этого лежит, как мне кажется, в самом обществе. Речь идет об определенной идеологической слепоте общественного сознания в России. Средний современный россиянин с трудом может допустить мысль, что идеологические убеждения и ценности могут служить более сильной мотивацией, чем деньги. Тем более среди российских бизнесменов, под которых Фарвест мимикрирует. Зато они с готовностью примут следующее объяснение Лугового, почему он не позволил англичанам завербовать себя (курсив везде мой).

На что Ковтун отвечает.

Луговой, Ковтун – пустышки. И таких как они большинство. Из них в основном и сделан наш капиталистический класс. Поэтому людям и начальству (а оно тоже из людей состоит) это понятно и даже близко. Будь они бизнесменами, они бы думали так же, как Луговой и Ковтун. А так как фарвестовцы выдают себя за бизнесменов и действительно занимаются бизнесом, то окружающие уверены, что бизнес и деньги – это для них в жизни самое главное. Да, и вообще деньги – это самое главное, ведь на них можно все купить и делать, что хочешь, например, не работать. Кто же об этом не мечтает. Так думает конформная масса, но так думает и контрразведчик. Он видит, что Фарвест умно гадит и шпионит, но он знает, что, во-первых, все «структуры» такого рода понемножку гадят и шпионят, а во-вторых, Фарвест приносит и пользу: помог убрать Тимошенко, помог американцам в Ираке, когда те конфиденциально попросили Путина о кое-каких услугах, снабдил Хизбаллу противотанковыми средствами, активно продвигал российское оружие на новые рынки и т.д. В такой ситуации даже опытнейший «волкодав» стоит почти перед неразрешимой дилеммой: как определить, что здесь прикрытие, а что сущность? Может быть, Фарвест гадит и шпионит понемногу, чтобы войти в доверие к американцам. А может наоборот – помогает нам против них с их же согласия ради достижения стратегической цели американской политики в отношении России. Но я уверен, что наши сегодняшние контрразведчики до такой дилеммы даже не доходят. Ведь Фарвест это бизнесмены, а если бизнесмены, то их «стратегическая цель» нам очень хорошо известна – «бабки и как можно больше бабок». И все классы и слои нашего общества думают также. Более того разделяют одни и те же ценности, будь-то миллиардер или рабочий.

Недавно журналист Нью-Йорк Таймс побывал на Норильском Никеле для статьи о его хозяине миллиардере Прохорове, увидел в каких убийственных условиях там работают и живут рабочие и спросил одного из них, что он думает об образе жизни своего хозяина, который фактически украл у народа, построенный им уникальный комбинат.

Лиману, Ковтуну, Прохорову были бы одинаково непонятны, даже непостижимы мотивы, главарей Фарвеста. Как непонятны они были Малеву из Укрспецэкспорта или чиновникам Росвооружения, с помощью которых Фарвест продал Ирану и Китаю крылатые ракеты. Потому что их идеология – это убеждение в ненужности любой идеологии. Кроме как для «народа», чтобы не задумал вернуть себе Никель и все остальное. Фарвестовцы думают иначе.

Летом 2005 Сергей Кургинян организовал закрытую российско-израильскую конференцию «Идеология и спецслужбы», проходившую в «Экспериментальном творческом центре» (Центр Кургиняна) в Москве. На ней выступил с докладом Антон Суриков. Благодаря Армену Саркисяну бурцев.ру получил неотредактированный текст, в котором Суриков высказывает такую глубокую мысль (курсив мой).

Действительно, у Фарвеста достаточно богатый опыт, чтобы прийти к такому заключению. Долгие годы у них были деловые отношения с косовской мафией, которую контролирует националистическая Армия освобождения Косово. Это организация с сильным идеологическим стержнем, в которой люди умирали не за «бабки». Благодаря своему национализму они были духовно сильнее косовских уголовников, сплочены общей целью и поставили их себе на службу. Но в свою очередь, АОК была создана и продолжает контролироваться суфийскими братствами. Суфии сильнее секулярных националистов, потому что обладают духовной закалкой, религиозным тренингом, которые не заканчиваются патриотизмом, а имеют экзистенциальную самоценность для своих носителей. Бойцы АОК, завоевав независимость от сербов, лишаются и своей силы. Цель достигнута, потому что она земная. И поэтому герои борьбы за независимость сливаются с уголовниками и в свою очередь становятся готовы для «перевербовки». А у суфии цель недостижима, к ней можно только бесконечно приближаться внутренней работой над собой. Или взять Басаева и других чеченцев-халифатчиков. Сначала его завербовало ГРУ, и с ним работали Суриков и Саидов. Но кроме «корочек», «крыши» и «бабок» ГРУ Гусева ничего Басаеву предложить не могло. В духовном смысле они были даже слабее Басаева, потому что тот мог мечтать о славе имама Шамиля, а о чем мог мечтать генерал ГРУ в начале 90-х? О «бабках», о пенсии, о новом чине, ну может быть еще о «власти». Поэтому салафиты-саудовцы легко перевербовали Басаева у грушников. Они ему дали не только деньги и власть, но и великую мечту, за которую не жалко было умереть – освобождение Кавказа от кафиров, Халифат, въезд в Москву на белом коне, гурии в райских кущах.

Диалектика гегелевского Раба и Господина продолжает оставаться актуальной. И останется, пока не исчезнет классовое общество. Тот Господин, кто не боится смерти. А смерти не боится тот, кто способен подняться над материальным, инстинктивным, включая инстинкт самосохранения.

Могут возразить, что все это красиво звучит в теории, но только на практике почему-то безрелигиозный материалистический Запад, где господствует идеология конца идеологии, остается тем не менее Господином мира. Но этот аргумент не учитывает того, что сам Запад разделен на господ и рабов, и что, во-первых, его господство над миром было достигнуто благодаря исключительному напряжению духа и воли (крестовые походы, «открытие новых земель», Протестантизм и мн. др.), а во-вторых, что современный правящий класс обладает не менее сильными духовными элитами, чем раньше. Разве Родс и Милнер не мечтали о своего рода англосаксонском «Халифате», а неоконы о «новом мировом порядке»? Почему они смогли победить либералов и центристов, оттеснить старую внешнеполитическую элиту Новой Англии? Да, потому что в отличие от либералов, левых и традиционных консерваторов, смогли предложить правящему классу и нации «большой проект», который органично(в смысле Э. Берка) соединял капиталистические инстинкты правящего класса и культуру их наций с великой целью – объединение человечества под пятой их монополий и элит.

Один из членов Московской редакции бурцев.ру, знакомый с Суриковым и видевший Филина и Саидова, отметил, что они ведут довольно скромный образ жизни по сравнению с их финансовыми возможностями. Это потому, что они не пустышки вроде Лугового и Ковтуна, и бизнес их интересует только постольку поскольку это необходимо для достижения «духовных» целей.

Большинство завидует Прохоровым и мечтает «развлекаться с красивыми женщинами во Франции». Но для меньшинства есть более сильные наслаждения. Например, разрушить Россию раз и навсегда. Прохоровых было и будет неисчислимое множество, а людей, задумавших «решить русский вопрос» и решивших его, во всей вечности на пальцах можно будет пересчитать. Но этот тип человеческой страсти знали, конечно, еще древние. У Фарвеста есть и более современная страсть – «профессионализм». Для среднего класса – это то же самое, что point d'honneur для аристократов и предприимчивость для буржуазии. Это идеология, которая облагораживает и наделяет смыслом существование буржуазного служащего, спеца. Фарвестовцы страшно гордятся своим профессионализмом. Вот, например, как куражится Саидов, привязывая отравление Литвиненко к сторонникам «партии третьего срока».

Саидову очень хочется, чтобы под «высокопрофессиональной группой бывших или действующих сотрудников среднего звена спецслужб России или какой-то из стран бывшего Союза» узнали фарвестовцев – скромных «работников ножа и топора, романтиков с большой дороги», прошедших выучку еще советского ГРУ. Но этот «сотрудник среднего звена» не только хвалится своим профессионализмом. На одном дыхании он демонстрирует его, закладывая ссылочную базу для шантажа китайских и иранских партнеров по образцу своей активки о «сговоре в Ницце». Правда, в этом случае ей мало кто поверит, ведь статья написана после, а не до отравления Литвиненко.

Мотивация, силы, движущие фарвестовцами, совсем необязательно сводятся к рациональному или даже просто осознанному целеполаганию. Ему подлежит область иррационального, которая включает не только глубинные структуры психики, но и культурные модели, «опустившиеся» в ее бессознательные пласты, потому что они выражают механизмы разрешения или компенсации психических конфликтов. В этом плане мне кажется удачной характеристика Филина в Справке как «запорожского козака». Анархизм и военная дисциплина, привычка и возможно глубокая потребность в разрушении (которая у А. Баранова доходит до патологического интереса к трупному, разлагающемуся, анальному) в сочетании с навыками и талантами к организаторской работе – таковы некоторые из бросающихся в глаза противоречий этих характеров. К этому надо добавить и противоречивость их профессиональной судьбы.

Как офицеры советской военной разведки фарвестовцы были нацелены на разрушительную работу по отношению к империалистическому противнику (США, НАТО) и защиту своего отечества и социалистического лагеря. На самом же деле руководство использовало их для разрушения СССР и мирового социализма в союзе со спецслужбами их вероятных противников. Достаточно вспомнить подрывную работу Сурикова в Литве вместе Буткявичюсом, Филина в Румынии, его же с Лихвинцевым в Югославии. Или Лунева, который сперва помогает лидерам Народного фронта Таджикистана создать свою военную разведку, а потом организует их ликвидацию по приказу Грачева.

Саидов рассказывает о своем «удивлении», когда в сентябре 1991 он услышал от Дудаева, что «в Москве ему дали санкцию на взятие власти, провозглашение суверенитета и создание собственной армии. Я полетел в Москву, стал наводить справки. К моему удивлению, слова Джохара подтвердились. Более того, меня даже попросили ему помочь» (курсив мой – А. Б.). В странной активке-автобиографии главарей Фарвеста под немного фрейдистским названием «Бегство с руин Империи» есть несколько свидетельств такого рода. 25 

Но быть может те, кто превратил их в инструмент разрушения страны, которую они должны были защищать, делали это в каких-то высоких созидательных целях? Большевики тоже разрушали. Но они и создавали на месте разрушенного. В антисоветском перевороте и реставрации капитализма ничего созидательного не было. Это эпоха высвобождения разрушительных антисоциальных инстинктов и страстей, оправдывающих их идеологий, духовной энтропии, поразительной внутренней лживости, предательства себя и прошлого – эпоха торжества зла. Неудивительно, что фарвестовцы испытывают бессознательный протест против тех, кто обессмыслил их существование, и в свою очередь направляют свою агрессию против своих творцов.

Проблема мотивации фарвестовцев стоила жизни Сергею Петрову, знавшему их еще со времен афганской спецгруппы «Н». Судя по его интервью и расшифровкам записанных им разговоров, фарвестовцы решили ликвидировать Петрова, заподозрив, что он знает об их связях с ЦРУ (Эрмарт) и переходе под «крышу» американцев вместе со своим героиновым бизнесом. Фактически, это означало установление внешнего контроля, или «крючка» для группы кремлевских коррупционеров (по тексту расшифровок – Сечина и Тимченко), которые получали процент от этого наркотрафика, а также для коррумпированного руководства ГРУ, в «общак» которого шла основная часть доходов. Петров управлял электронными счетами в оффшорных банках, на которые Фарвест и другие данники перечисляли поборы Кремля. По словам Петрова, группа Лунева похитила его помощника, знавшего коды к этим счетам, выбила их из него и украла все, что там было, около 50 миллионов долларов. Казалось, бы фарвестовцы могли просто убить Петрова. Но это было бы, во-первых, «непрофессионально», потому что для этого им пришлось бы сделать это самим или войти в контакт, пусть через посредников, с исполнителями. Во-вторых, в такой ликвидации не было бы никакого креатива, чтобы вспомнить на старости лет. Отсюда – замысловатый, с издевкой и черным юмором, сценарий ликвидации Петрова руками его кремлевских хозяев, не поверивших, что фарвестовцы могли так пошутить над ними. Вот как это пытается объяснить им Петров за несколько дней до гибели. Курсив мой.

"Потом они не верят, что эти люди, которые их на самом деле кинули, стали бы так рисковать, так разводить, опускать их из-за пятидесяти лимонов. Это ну не та сумма. Там в Кремле просто плохо знают этих людей, ну не понимают, что кидание было не потому, что им жалко этих денег, хотя это тоже, наверное. Но главное, что они никогдане пойдут под какую-то еще крышу, даже кремлевскую. У них уже есть крыша - американцы. Это они просто делают вид, что выстроились под Кремль. Я их хорошо знаю и знаю, что они реально думают про Владимира Владимировича. Все это с их стороны было что ли политикой, ну самоутверждением: мол деньги лохам отдали, а затем у них же намного больше забрали и всех развели".

Петрову так и не поверили. Владельцы счетов рассуждали так же, как читатели статей бурцев.ру. Фарвестовцы не могли так рисковать из-за «каких-то» 50 миллионов, потому что они и так мультимиллионеры. Ведь рисковать они могут только ради денег, как и мы, не так ли? Других мотивов для смертельного риска у них быть не может, это немыслимо. Ведь мыслимо только то, что мыслимо для нас самих, особенно, если мы сидим в Кремле, а они – так себе, дееспособные «на уровне бывшего среднего звена». Коррумпированные сановники не могли представить, что люди вроде Сурикова и Филина могут искренне презирать их и получать наслаждение от самого акта «кидания» всемогущего кремлевского начальства. А значит – украл Петров, «щипач», посредник, и хотел свалить на Фарвест. Фарвестовцы верно рассчитали, что так и будут рассуждать кремлевские. Они психологи. Хороший разведчик, спецслужбист должен быть хорошим психологом. Он изучит все слабые и сильные стороны своего врага, прежде чем вступить с ним бой.

Но теперь речь идет не о 50 миллионах. «Кидать» будут всю Россию. И остановить фарвестовцев смогут только люди, чей уровень мотивации как минимум не ниже их собственной, и кто сможет выйти за рамки упрощенного понимания мотивов человеческих действий. Фарвестовцев нельзя подкупить, вернее, нельзя откупиться от них, потому что деньги не являются их целью. Фарвестовцы – не уголовники и не суфии, хотя они могут мимикрировать под тех и других. Их мотивирует не национализм, панисламизм или пантюркизм, хотя на бытовом уровне они могут быть националистами или легендировать себя как таковых. Фарвестовцы – игроки в игру, которая называется «окончательное решение русского вопроса». В этой игре на их стороне два преимущества: ресурсы, ум и опытность генералов Барбароссы-2, а также узость воображения тех людей, чей долг разгадать эту игру и обыграть их.

* * *

Зазеркалье Сергея Кургиняна

Где-то год назад я получил письмо от Валентина Зорина, моего друга и помощника, со смешным рассказом, написанном в стиле петербургских повестей Гоголя. Назывался он «Московская политология» и начинался так:

Оказывается где-то год назад. Кургинян сделал три огромных «доклада» по сто и больше страниц каждый и издал их книгой в 400 страниц под названием «Сила слабости».  26  Но книга не о женщинах, а о чем-то таком, что он называет «закрытые элитные игры». В ней он ругал лефт.ру и бурцев.ру самыми последними словами за статью Андрея Петрова и Вадима Штольца «Что знают спецслужбы Израиля о героиновой линии Филина-Квашнина-Харадиная?». Ребята из бурцев.ру сначала обиделись и бросились писать ответ, набрали кучу материала. Но потом рассмеялись и вместо ответа написали рассказ о том, как пытаясь разобраться в играх самого Кургиняна, почувствовали, что начинают сходить с ума. В этом-то, дескать, и состоял коварный план Сурикова, напустившего на них маститого политолога. Заканчивается рассказ ремейком известной сцены из «Мертвых душ» между чиновниками и Ноздревым.

По какой-то причине Кургинян убрал из Сети свои доклады, поэтому ссылки дать не могу.

Прочитав рассказ и посмеявшись, я однако не стал махать рукой вслед за бурцевцами, а решил посмотреть, что будет дальше. Тогда я не мог, конечно, вообразить, что праздное любопытство в конце концов приведет меня к книге о существовании Плана Барбаросса – 3.

Собственно, все началось с естественного вопроса, зачем было писать 400 страниц по поводу небольшой статьи в интернет-газете, причем «маргинальной», как Кургинян подчеркивает снова и снова, да еще издавать их книгой, когда суть написанного можно уместить на одной-двух страницах. Очевидно, что последние материалы бурцев.ру содержали нечто такое, что заставило проснуться Кургиняна, который по его собственному выражению до этого якобы «дремал». На это же указывает и временами истеричный, захлебывающийся тон его «докладов», полных площадной ругани и угроз в адрес бурцев.ру, а также профессора В. А. Биленкина, редактора литературно-критического отдела Лефт.ру «Посторонний наблюдатель», которого он, по неизвестной мне причине, называет Антоном Баумгартеном, то есть мной. Даже делая поправку (и очень большую поправку!) на обычное для Кургиняна лицедейство и мелодраматику, трудно не заметить за всем этим выражения действительной тревоги, что исследователи подошли к месту, где спрятано что-то важное.

Поэтому у меня возникло предположение, что в статье Петрова и Штольца было что-то опасное для Фарвеста и Кургиняна, о чем ее авторы не подозревали, но что заставило их ругателей потерять чувство меры и переборщить. Кургинян сделал ошибку всех посредственных актеров – стал размахивать руками, бить себя в грудь, рычать и шипеть там, где требовалось негромко сказать: «А, должно быть, в этой самой Африке теперь жарища – страшное дело!» Мне захотелось найти это слабое место Фарвеста и понять, почему Кургиняну понадобилось прикрывать его «своим телом», так сказать. Но как это сделать, я не знал и по русскому обычаю отложил «на потом». Впрочем перед этим я попросил Валю Зорина поделиться со мной информацией о Кургиняне, которую они собрали для написания своей неопубликованной статьи. Вот несколько наблюдений о деятельности этого человека за последние двадцать лет.

* * *

В 1988 г. Кургинян стал советником Горбачева. Дружил с Ю. Прокофьевым, секретарем МГК КПСС. Прокофьев подарил Кургиняну целый квартал домов в центре Москвы.

Параллельно с работой на Горбачева Кургинян стал идеологом ГКЧП. Но сам в ГКЧП не участвовал. 19 августа 91 г. он оказался в Белом доме. Там в этот день он подписал у ельцинского вице – премьера Олега Лобова документ с привилегиями для своего Экспериментального творческого центра. В 93 г. был советником Хасбулатова и Руцкого в Белом доме, но после расстрела Верховного Совета никаких репрессий по отношению к нему со стороны ельцинистов не последовало.

В 96 г. был идеологом группы Чубайса – Березовского – Гусинского по переизбранию Ельцина. Участвовал в снятии генерала Лебедя с должности секретаря Совета безопасности, спас Сурикова от тюрьмы за Армянгейт.

Кургиняна много лет принимают в Израиле и Индии на высоком уровне. В Израиле это члены правительства, бывшие руководители спецслужб. В Индии – сам премьер-министр. На эти мероприятия приходят послы России в этих государствах. Например, посол в Индии Трубников, бывший директор СВР. Филина на них не пускают. Но пускают Сурикова и Нагорного. Иногда олигарха Льва Черного – друга Кургиняна (Кургинян помогает ему внедриться в израильскую «элиту»).

У Кургиняна должо быть какие-то особые отношения с Довом Конторером, израильским аналитиком из России, потому что наше упоминание о нем в связи с Х-55 вызвало неадекватную реакцию Кургиняна. Возможна такая гипотеза. Верхушка израильских спецслужб, с которой общается Кургинян, практически вся состоит из ашкенази, русского языка они не знают. А «аналитика» Кургиняна даже для русских невразумительна. Конторер может выполнять роль толмача-интерпретатора писаний и выступлений Кургиняна на умопостигаемый иврит для израильских аналитиков. Бедный Дов!

В 1999 г. так называемая «внешнеполитическая концепция Кургиняна» стала основой для негласной договоренности между Семьей и правыми республиканцами в США. В достижении соглашений участвовал Эрмарт. Лоббировали эту концепцию израильтяне, возможно, что они ее и сочинили, а Кургиняну поручили скормить ее Кремлю как свою. Под этим названием имеется ввиду идея «геополитического» союза США (в лице республиканской администрации), России, Индии, Израиля и Ирана (предварительно установив в нем прозападную антиклерикальную диктатуру) в целях противостояния «мондиалистской» Европе (и ее союзникам американским демократам), исламскому миру и Китаю. Б-ррр!

Способ полемики у Кургиняна основан на выделении неточностей и ошибок, раздувание их, чтобы скомпрометировать позицию оппонента и предстать жертвой клеветы, аргументы ad hominem. Отличается театральной эмоциональностью стиля, ложной многозначительностью, компенсирует бездоказательность и слабую логику своих утверждений риторикой, обращением к эмоциям, а не разуму слушателей, армянскими анекдотами. Как и Суриков, видимо, обладает некоторой способностью к внушению. Он буквально забалтывает свою аудиторию (знаем по собственному опыту). «Аналитика» Кургиняна это чистой воды шарлатанство, но пользуется успехом у наших «элит», как когда-то «пророчества» Распутина и эзотерика Блаватской у «элит» заката Империи. Однако, надо отличать его выступления на публику от непубличных. Валяет дурака и занимается мистификациями он только на первых. Кургинян – исключительно информированный человек. Хорошо знает психологию бюрократии, особенно спецбюрократии и использует ее слабые места. Кургинян не афиширует связи в российской власти, кроме Черкесова. Но он часто выступает на ТВ, что невозможно без Суркова. Кургинян – не друг Фарвеста, а временный тактический союзник. Его цели нам непонятны, но предполагаем, что в России он выступает агентом влияния Ликуда. Вряд ли у него есть прямая связь с правыми республиканцами и неоконами в США, скорее всего эта связь через спецслужбистов-ликудовцев. Демократы-атлантисты не любят Кургиняна, особенно Бжезинский и его круг. С российской стороны Кургинян всегда принадлежал к вектору Первого Управления КГБ СССР Крючкова и его «хвостов» в СВР РФ. Можно предположить, что с Пятым Управлением Бобкова его посредником был Кондауров, а Суриков с группой Гусева в ГРУ.

(Составлено на основе сетевой информации)

От нас еще такие два замечания.

1. Публичная дружба Сурикова и Нагорного с Кургиняном должна создавать проблемы для членов Фарвеста из группировки Турки аль-Фейсала – Саидова –Нухаева. У арабов могут возникать вопросы, откуда такая дружба с агентом влияния Ликуда?

2. Интересно было бы взглянуть поближе на эпизод 2000 г., когда в журнале «Форчун» появилась публикация о криминальной активности британских бизнесменов братьев Рубен - Трансуорлд Metals (Trans World Metals) и братьях Черных. И те и другие нажили миллиардные состояния на наших рабочих и алюминии. Рубены наняли известную разведывательную фирму Кролл Ассоушиэйтс, чтобы обелить свое имя. Кролл выполняет функции экономической разведки для англо-американских спецслужб и вообще «решает вопросы». Тесные связи Кролла с ЦРУ не секрет. В 1992 г. с помощью Эрмарта через Кролл провели операцию, легендированную как контракт правительства Гайдара для поиска «золота партии». Вместо золота был собран огромный компромат, позволявший западным спецслужбам манипулировать российской «элитой». В 1999 Эрмарт приоткрыл свои связи с Кролл в известной статье «О России в ясном свете» (“Seeing Russia Plain”), которая для неоконов стала сигналом к Рашенгейту. Тогда же с участием Эрмарта была достигнута некая договоренность неоконов с Семьей и российскими военными на основе «концепции Кургиняна» (Россия как младший партнер США). Так вот, в это время все ждали, что Кролл найдет в делах Рубеных (и Черных!) криминал, об этом намекал сам глава компании. Но этого не случилось. Кролл якобы ничего не нашел. Как ни странно, в докладе братья Черные даже не упоминались. Можно предположить, что это было побочным результатом договоренностей 1999 года и влияния Кургиняна в Ликуде. Такое влияние на доклад Кролла он мог оказать через Эрмарта. Отметим также, что Кролл имеет давние коммерческие отношения с консорциумом Альфа-Групп олигарха Михаила Фридмана, в частности шпионила для него за судьей в известном деле об Мегафоне.

Для справок

http://www.compromat.ru/main/chernoy/a.htm

http://money.cnn.com/magazines/fortune/fortune_archive/2004/07/12/375898/index.htm

http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/41n/n41n-s08.shtml

* * *

Ниже я буду ссылаться на эту справку. Пока только отмечу определенное поведенческое родство между Кургиняном и спецслужбистами Фарвеста. Я имею в виду легкость, с какой он и они передвигаются между противоположными политическими лагерями. Кургинян одновременно советник Горбачева и ГКЧП, стоит рядом с Хасбулатовым в 93 и Чубайсом с Гусинским в 96. Всегда рядом с власть имущими. Всегда умудряется выходить сухим из воды. Это определенный человеческий и политический тип. Готовясь к написанию этой работы, я прочитал воспоминания Анатолия Баранова о его пребывании в Таджикистане во время гражданской войны. Там, по его словам, он познакомился с будущим членом Фарвеста Валерием Луневым и его женой, тоже видимо сотрудницей ГРУ. Баранова удивляла эта пара тем, что им доверяли все противоборствующие силы республики, по которой они постоянно разъезжали. У них были хорошие отношения и с кулябцами, и с памирцами – «везде их хорошо принимали». Казалось, что к ним нельзя было применить пословицу друг моего врага – мой враг. И это на Востоке! Вот такие люди и есть самые опасные, потому что друзей у них в принципе не бывает. Сангак Сафаров и Файзали Саидов, лидеры Народного Фронта Таджикистана, так и не успели этого понять. В этом смысле Кургинян у меня ассоциируется с Луневым.

Вернусь к проблеме 400 страниц. Наворочено там много всего. И Леви-Стросс с Гусинским, и некий «Держатель Системы» (между нами говоря, Сергей Ервандович имеет слабость ко всему прекрасному и высокому и о возвышенных предметах пишет большими буквами), и таинственные величины «угла Альфа», без которого «все развалится», и даже «закрытая социальная система В», о которой по определению не только простые смертные вроде нас с вами, но и Марксы и Веберы разные знать ничего не могут. Само собой разумеется есть там и «общенациональный консенсус в рамках элит», «сферы ЗС и ОС» и даже Алжир, в котором автор никогда не был, но мечтал побывать. Иначе говоря, там есть все, чего можно ожидать от менопаузного джентльмена выделки советских семидесятых со страстью поговорить о политике в кругу внимающих ему юношей и девушек, девушек особенно.

Но, как я уже сказал, все существенное в книге Кургиняна можно уместить на одной-двух страницах. Поясню, что именно. В статье бурцев.ру обсуждались два эпизода: марш-бросок на Приштину летом 1999 года и продажа украинских ракет Х-55 в Китай и Иран в 2000-01 гг. Никакой связи между этими эпизодами не было, разве что в обоих был как-то замешан Фарвест. Незадолго до статьи произошла огласка участия этой группы в афере с Х-55, и его руководители спешно покинули Европу, опасаясь ареста. Вернее сказать, так они объясняли причину своего переселения. Они все отрицали, ругали США и Израиль, а пуще всего ЦРУ. Так вот в подтверждение причастности Фарвеста к этому преступлению Петров и Штольц сослались на статью израильского автора Дова Конторера, в чем то схожего с Кургиняном и Суриковым близостью к спецслужбам. Конторер писал, что американцы согласились на продажу ракет Ирану (они относятся к ОМУ) взамен на договоренность, что Иран не будет им пакостить, когда они атакуют Афганистан и Ирак. Конторер также указал, что эта версия пришла из России, и что главные действующие лица этой аферы не только продолжают оставаться в тени, но что двое из них получили служебное повышение после избрания Ющенко. В свою очередь Петров и Штольц заметили, что скорее всего информация Конторера о награжденных участниках аферы относится генералам ГУРа Лихвинцеву и Косякову, об их повышении было известно уже некоторое время от самого Фарвеста.

Единственное существенное различие между версией Конторера и бурцев.ру сводилось к тому, что первый объяснял сделку желанием американцев заплатить иранцам за их нейтралитет в Афганистане и Ираке, тогда как Петров и Штольц отвергли это объяснение как неправдоподобное, хотя не предложили альтернативного. Кроме того, Конторер говорил об американцах и русских вообще, как бы подразумевая, что незаконная сделка была официально одобрена госорганами США и России. А Петров и Штольц подчеркивали, что это был сговор между преступными элементами внутри госслужб этих стран.

Стоило ли так расстраиваться из-за таких пустяков, - думал я, имея ввиду Кургиняна. Впрочем, было и еще несколько странностей. Неудивительно, что Конторер говорил об этой контрабанде и ее участниках без особого восторга. Ему явно не нравилось, что настоящие организаторы сделки не только гуляют на свободе, но и получают генеральские звезды. И это понятно, ведь случись что, эти ракеты до Вашингтона не долетят, а вот до Тель-Авива их с запасом хватит. Прибавьте к этому, что они могут нести до 200 килотонн, и что иранцы наловчились в искусстве обратного инжениринга.

Казалось бы Дов Конторер и бурцев.ру в чем-то даже союзники – оба хотят, чтобы Фарвест посадили за такие безобразия. Единственное у них расхождение это мотивы американцев, одобривших эту сделку. И заметьте, что большой друг Израиля (а злые языки его даже ликудовским агентом влияния называют) Кургинян на всех своих 400 страницах ни словом не обмолвился о возможных последствиях для своих израильских друзей наличия у Ирана этих ракет! Да еще намекнув, что Фарвест продал их Ирану вместе с ядерными боеголовками!

Прибавьте к этому и то, что Петров и Штольц ссылались на публичное в печати признание главаря Фарвеста Владимира Филина, что он заплатил взятку в 3 миллиона долл., чтобы эта сделка оставалась в тайне от правительств США и Израиля27 А Кургинян на своих 400 страницах даже имя генерала Филина не называет! И бригадного генерала Саидова тоже. И при этом он ссылается на информацию Сергея Петрова и другие источники, в том числе израильские, в которой эти имена напрямую связывались с контрабандой и физической ликвидацией свидетелей. И при этом его статьи в «Завтра» публикуются рядом со статьями Филина и Саидова. Но ни одного имени, кроме Сурикова и Петрова Кургинян не называет.

Неужели боится? Или здесь что-то другое? Быть может, таким образом израильские друзья Кургиняна посылают сигнал начальству в Москве: «Делайте как Кургинян! Не ворошите в этом гнезде, себе дороже будет»? Фарвест охраняют не только его «партнеры» в Кремле, но и «чемоданы компромата»?

Что же все-таки сказал Кургинян в своей книге? А вот что.

Наш бедный мир управляется «элитами», которые живут в «зазеркалье». Эта таинственная страна умопостигаема только избранной кастой высокоразумных существ, которых зовут системные или какие-то еще аналитики (точно не помню). Их очень мало на нашей планете, причем наивысшая концентрация наблюдается в городе Москве. Только им можно касаться легкими перстами этих эфирных областей и их обитателей, между которыми постоянно идут «элитные игры», что-то вроде тех, о которых писал академик Кун в «Мифах Древней Греции». Представьте, что вы едете в метро на работу, читаете в «Комсомолке» об очередных преступлениях американской военщины в Ираке и перед тем, как выйти на Добрынинской с негодованием ворчите: «черт бы побрал этих америкосов!» Так вот, вы уж не обижайтесь, но к высокоразумным существам вы не принадлежите и никогда ничего не поймете в «зазеркалье», где нет ни империалистов, ни коммунистов, ни даже русских, немцев и Партии любителей пива. Все это лишь платоновские тени, которые обитатели пещеры, вроде вас, принимают за реальность. В настоящей, в неиллюзорной реальности живут только «члены элит» разных ангельских чинов, которые день и ночь «играют между собой», и от этого у вас в пещере получаются тени, которые и есть ваша жизнь. Поняли? Нет? Ну, я же говорил вам: оставьте «политику» и занимайтесь кроссвордами. Теперь так. Вот вы думаете, что самое страшное в жизни это «война» или «терроризм», или когда Фарвест гонит кокаин питерским силовикам отравлять ваших детей? Ну, хорошо, пусть не ваших, а Петровых, у которых денег куры не клюют. Опять ошибаетесь, марш решать кроссворды! Зарубите себе на носу, что самое страшное, вернее, единственное, чего вам и вашим детям следует бояться, это когда в эфирное зазеркалье начинают лезть своими грязными лапами некультурные, погромного типа дебильные провокаторы вроде авторов бурцев.ру и вашего покорного слуги, с которыми еще предстоит разобраться зазеркалью на предмет, кто они такие и из каких тартаров вырвались. Вот об этом Кургинян пишет на 200 стр. из 400 (я не шучу!). На оставшихся, он на пальцах объясняет для жителей пещеры, что в «США» и «России» (это такие тени в пещере, которые ее обитатели принимают за две разные «страны») «члены элиты», чтобы не соскучиться, разделились на три партии: две в «США» – «внутренняя военная» и «ЦРУ», и одна в «России» - «профессионально-родственная военной в США». Почему у Кургиняна в «России» только одна партия оказалась, а в «США» две – это, кстати, интересный вопрос. Может быть, потому что они богатые, а мы не очень, как метко заметил однажды в хорошем ресторане и хорошей кампании начальник Первого главного управления КГБ СССР Владимир Крючков. (Терпение, терпение, жители пещеры... и «начальство»!)

Так вот, они придумали такую интересную игру. Ихняя «внутренняя военная» попросила нашу «профессионально-родственную военной в США» помочь перебросить «Ирану» полдюжины «ракет Х-55» с братской «Украины», чтобы «Иран» не ставил «США» палки в колеса, когда они «нападут» (понарошку, конечно) на «Афганистан» и «Ирак». Наши люди – добрые, помогли. Но тут ихняя «ЦРУ» стала ловить ихнюю «внутреннюю военную» за нарушение внутренних правил игры в «США» и для этого стала подкапываться под нашу «профессионально-родственную военной в США», угрожая «посадить» (фарвестовцев, но понарошку, конечно!), если наши не выдадут им ихнюю «внутренюю военную». Тогда последняя начала громить у себя в «США» партию «ЦРУ», чтобы та отвязалась от нашей «профессионально-родственной военной в США» и не сажала ее (Сурикова, Филина, Саидова, понарошку, конечно!). Вот так они сидят и играют.

И это все? А вы что, хотели, чтобы Кургинян вам «Войну и мир» написал на 400 страницах?

Да, так бы они сидели и играли, если бы через полгода после докладов Кургиняна бывший глава СБУ Турчинов и генерал СБУ Кожемякин не сделали дозированный слив по афере Х-55. (В справке бурцев.ру по Фарвесту (см. выше) они объясняют, какие эфирные мотивы заставляют людей Тимошенко играть в такие игры).

И вот тогда загадка 400 страниц начала для меня проясняться. Украинцы объяснили два центральных момента в этой истории: 1) контрабанда Х-55 в Иран была ловушкой. Неоконам был нужен casus belli, повод для атаки против Ирана. Как и в случае с Ираком, таким поводом могло стать наличие у Ирана оружия массового поражения – Х-55 и 2) чтобы заманить персов в эту ловушку американцы использовали «группу Юрия Маслюкова», связанную с Альфа-банк Фридмана. Иранцы доверяли Маслюкову и его людям, с которыми они имели дело еще по линии советского ВПК. Но теперь эти люди были связаны с ветеранами высшего руководства американских и британских спецслужб из ЧВК Дилидженс, ЛЛЦ, входящими в совет директоров Альфа-банк. Руководить контрабандой было поручено Фарвесту под контролем Дилидженс, ЛЛЦ. Председатель совета директоров этой ЧВК – сверхэлитарий Ричард Берт. Но Кургинян, специалист по зазеркалью, почему -то в упор его не видит! И обо всем этом генералу Кожемякину рассказали израильтяне.

Теперь сравним все четыре версии в их хронологической последовательности.

Конторер: По версии из российских источников Вашингтон дал санкцию на продажу Х-55 Ирану в обмен на его невмешательство в Афганистане и Ираке, когда США атакуют эти страны. Москва не возражала. Настоящие организаторы сделки остаются в тени и получают награды на Украине. (Январь 2006)

Петров, Штольц: Филин заявил, что он заплатил руководству «Укрспецэкспорт» три миллиона долл. за гарантию секретности сделки от правительств США и Израиля. У США не было причин "закрывать глаза" на контрабанду украинских ракет в Иран, потому что Ирану была выгодна оккупация Ирака и мешать ей он не собирался. Сделка – результат сговора не «Вашингтона» и «Кремля», а властных группировок, совершающие преступные деяния в Киеве, Вашингтоне и Кремле. (Апрель 2006)

Кургинян: Петров и Штольц – погромщики, провокаторы и самозванные агенты «демократической фракции ЦРУ». Военная партия в России помогла военной партии в США передать Ирану украинские Х-55 в обмен за его хорошее поведение, когда американцы атакуют Афганистан и Ирак. (Апрель - май 2006)

Турчинов, Кожемякин: Чейни и его неоконам был нужен повод для нападения на Иран. С помощью Маслюкова, его друзей в Альфа-банк и Фарвеста они заманили Иран в ловушку, убедив его принять дары данайцев – шесть Х-55. Операцией руководил Фарвест под контролем англо-американских спецслужбистов из Дилидженс, ЛЛЦ. (Декабрь 2006)

Теперь с уверенностью можно определить, что именно в статье Петрова и Штольца было опасным для Фарвеста и произвело на свет книгу Кургиняна. Это их отказ принять «российскую версию» о мотивах сделки с Х-55, а также их простой но убедительный аргумент от здравого смысла в опровержение этой версии. Слив грифованной информации с Украины подтвердил, что они были на правильном пути, хотя, конечно, не могли знать того, что знали Турчинов и Кожемякин. Понятно и почему опровержение российской версии было так опасно для Фарвеста. Ведь это означало дезавуирование их легенды прикрытия.

Для понимания такого организма как Фарвест, надо исходить из аксиомы, что он действует исключительно под прикрытием легенды. Так их учили. Это можно назвать аксиомой второго дна. В случае с Х-55 легендой была «российская версия». Почему «российская»? Потому что это объяснение мотивов сделки, которое Фарвест подкинул Москве, возможно и своим «партнерам» в Кремле на случай скандала. Легенда – это не чистая выдумка. Это ближе к идеологии у Маркса как видимой поверхности вещей. Разведывательные службы давно отказались от выдуманных легенд – их слишком легко распознать. Купи Владимир В-ич Л-ко и Руслан С-ич С-ев у Скипальского документы прикрытия на имена Василий Ильич Филин и Рустам Шамильевич Саидов, и рано или поздно они бы выдали себя или, как минимум, потеряли бы что-то в быстроте реакции и чувстве внутренней уверенности, необходимых для двойной жизни. Для надежного обмана требуется правда, как можно больше правды. В идеале, как писал В. Штольц, 100% правды. Вот почему так долговечен оказался Фарвест.

Представьте две ситуации. В первой, группа коммерсантов-посредников помогает американцам и иранцам «решить их вопросы» и получить за это свой честный посреднический процент. Украинцы рады услужить, Москва не возражает, пусть, дескать, решают. Все хорошо. К Фарвесту никаких претензий. Им тоже надо кормить детей. Какие там осложнения у одних американцев с другими возникают в результате этой сделки, это нас не касается. Американцы они и есть американцы. Пусть Кургинян мусолит эту тему на 300 стр., как будто это кого-то волнует. Нам же интересен только Фарвест, потому что без Фарвеста американцы нам до лампочки. Фарвест – это их единственная надежда сейчас. И нам эту надежду необходимо похерить, чтобы со спокойным сердцами подписаться под словами нашего Президента: Средств и методов воздействия на Россию становится все меньше и меньше. Их практически не стало.

Ни я, ни группа бурцев.ру подписаться пока не можем, поэтому я пишу это не только для моих рядовых соотечественников, которые сейчас бессильны что-либо изменить в этой ситуации, но и для глаз «начальства».

Теперь сравним эту ситуацию с другой, о которой нам рассказали знающие люди, Турчинов с Кожемякиным, которым в свою очередь все это разжевали в Израиле. По этой версии Фарвест стоит в центре операции по заманиванию Ирана в ловушку ОМУ. Фарвест не простой посредник, а главный исполнитель заговора банды Чейни, цель которой – разбомбить Иран к чертовой матери и выйти к Каспию. Но если допустить, что это так, то ведь согласитесь, что отношения честных бизнесменов с американцами предстают совсем в ином свете. Они уже не те капиталисты из учебника Маркса, которые за 500% прибыли мать родную в бордель продадут. Теперь они капиталисты только во вторую очередь, а в первую – агенты влияния американцев, работающие под непрямым контролем их спецслужб. А точнее сказать, агенты влияния и прямого действия, потому что «агентура влияния» обычно ассоциируется с негласным идеологическим и политическим воздействием на центры власти, общественные, партийные организации и социальные движения. Все это Фарвест делает. Но это еще и военно-разведывательная организация, способная проводить сложные международные операции вроде контрабанды ОМУ, вывоза спецаппаратуры из Ирака или провокации со сносом памятника в Таллине. А это больше, чем влияние.

Итак, книга Кургиняна была операцией прикрытия по спасению легенды Фарвеста в деле Х-55. Но что заставило его броситься на помощь Сурикову – ответственному за легендирование операций Фарвеста?

Кто такой Кургинян? Какая легенда прикрывает его второе дно? Отчасти ответы на эти вопросы будут проясняться в ходе моего обсуждения проблемы ГКЧП. Но Кургинян как таковой нас не интересует, его двойное дно – это лишь частный случай нашего общего двойного дна.

Легенда и второе дно СССР

Легенды – это маски, оболочки, ложное дно. Они бывают разные в зависимости от предмета маскировки: от физического лица до дальних целей деятельности огромных организаций.

Например, «Владимир Ильич Филин» - это легенда, за которой скрывается Владимир В-ич Л-ко. Русофилия Брейтвейта – маска мастера подрывных операций против России. Панисламизм Саидова – это тоже легенда, за которой скрывается агент влияния фашистского крыла пантюркизма. Но в свою очередь – и пантюркизм оказывается маской, которая дает Саидову поддержку турецкого Генштаба. А что такое тогда «внешнеполитическая концепция Кургиняна»? Скорее всего это его идеологическая легенда, как панисламизм – легенда Саидова или «Пятая империя», которую Суриков подкинул сечинцам как идеологическое прикрытие переворота. Если так, то на самом деле цели Кургиняна совсем не в лоббировании геополитического союза между США, Россией, Израилем, Индией и Ираном. Очевидно, что такой союз невозможен и противоречит национальным интересам его главных участников – США и России. Его истинные цели состоят в чем-то таком, что 1) их необходимо скрывать на втором дне и что 2) «концепция Кургиняна» это такой способ скрыть его истинные цели, который в то же время помогает достичь их. Это можно пояснить еще одним сравнением с Фарвестом.

Например, в ряде статей Сурикова и его партнеров проводится мысль о пользе отношений холодной войны между Россией и США как спасительных и благотворных для обеих стран. Это тоже легенда идеологического прикрытия. Как она выполняет задачи маскировки и достижения подлинных целей? Во-первых, эта легенда имеет форму политической идеологии. Это придает ей легитимность. Ведь у нас «свобода слова» и разрешено соревнование идей, концепций развития, «национальных идеологий» и т.п. Почему же не может быть и такой? Во-вторых, это легенда, которая действительно частично отражает поверхность вещей. И в той, и в другой стране есть влиятельные группы, которые заинтересованы в конфронтации. Например, военно-промышленный комплекс, спецслужбы, армия или коррумпированные властные группировки, которые надеются остаться у власти под предлогом угрозы национальной безопасности. Значит, вдобавок такая идеологическая легенда позволяет Фарвесту найти защиту и поддержку среди этих влиятельных групп, которые принимают ее за чистую монету, и даже внедриться в эти группы. И, наконец, эта легенда позволяет осуществлять как легитимные конкретные подрывные акции легендированной группы. Так как это было в случае с Х-55. Что прекрасно доказал Кургинян. «Военная партия» в Москве хочет помочь «военной партии» в США, потому что, подсказывает легенда, обе разделяют идеологию «контролируемой конфронтации». А кроме того, рассуждает русская партия, мы тем самым еще и Ирану поможем за американский счет. Фарвест помогает русской партии удружить американской. За это ему в Москве и Иране даже орден дать могут. И «русской партии» невдомек, что «контролируемая конфронтация» – это легенда, сочиненная Эрмартом и Суриковым, и что, купившись на эту легенду, Кремль подставил под (ядерный?) удар американцев Иран, своего последнего союзника в Персидском заливе и покупателя российского оружия. А потом еще появляются позорные байки о якобы «блестящей операции разведок четырех государств».

Почему наши государственные «элиты» так падки на легенды, которыми их легко обводят вокруг пальца, и уже очень давно падки? Откуда этот «идеологический вакуум», который их так тревожит и заставляет хватать приманки, вроде «контролируемой конфронтации» и «внешнеполитической концепции Кургиняна»?

Я ничего не понимаю в «геополитике» и считаю ее служебным «дискурсом», лишенным критического понимания исторического мира, полунаукой - полуидеологией империалистической буржуазии. Ничего не смыслю и в «аналитике систем» или чего-то там еще в этом роде. Я верю в старую добрую теорию, в метод исторического материализма как средство понять не только то, что с нами случилось и может случиться, но и что возможно и нужно сделать, чтобы не оставаться пассивной жертвой кургиняновских «элит».

Эрнст Генри написал две антифашистские книги в 1934-ом и 1936-ом году в Лондоне. А в 1935-ом в Мексике Троцкий пишет «Преданную революцию», одну из самых важных политических работ 20 века. Политика и теория этой работы не потеряли своего значения и помогают понять, почему Турки, Гейтс и Брейтвейт смогли разбить нас в 91-ом, и почему мы остаемся так уязвимы сегодня к жалу Барбароссы № 3.

Эта уязвимость кроется в проблеме правящего класса, которого не было в СССР и до сих пор нет в России. У нас много капиталистов, но капиталистического класса, способного стать правящим, у нас нет. Наш рабочий класс еще менее способен руководить страной. Почему так произошло?

Но разве может не быть правящего класса в классовом обществе? До 17-го года не могло, но в СССР его не было. В этом положении Троцкого заключается наиболее важный для нас вывод из его анализа 1935 года.

Все правящие классы истории существовали и продолжают существовать на основе права частной собственности в той или иной его форме. Это право предполагает и право наследования. Без этого права правящий класс не может воспроизводить себя, и поэтому законы о наследовании с самого начала капитализма стояли в центре политической борьбы. Достаточно вспомнить майорат, который в России так и не прижился, что неизбежно привело к деградации («измельчaнию») нашего дворянства.

В СССР право частной собственности было отменено (окончательно вместе с НЭПом), и тем самым было ликвидировано необходимое условие существования правящего класса. Вместо него страной правила «бюрократия». А бюрократией – диктатор. У бюрократии могло быть и было больше власти, чем у всех капиталистов с их служебной бюрократией вместе взятых. Но у нее не было права частной собственности, а значит и права наследования – основы воспроизводства своего привилегированного положения в обществе. Бюрократ не мог ни накопить капитал, ни передать свою власть детям. Более того, только на отрицании частной собственности и была основана власть бюрократии в СССР, которая выступала как хранитель завоеваний Октября.

В «нормальных», т.е. буржуазных странах – бюрократия в основном управляет, а правит только постольку, поскольку буржуазия делегирует ей часть своей власти, оставляя за собой экономическую. У советской «бюрократии» такого хозяина за спиной не было. Ей приходилось заниматься и экономикой, и политикой. И что она имела за эти труды? Даже передать свое положение детям не мог советский бюрократ. Дачи и те государственные были. Бедная бюрократия! Бедный, недоделанный, полуправящий полукласс! Естественно, рассуждал Троцкий, что, очутившись в таком промежуточном положении, бюрократия будет стремиться стать настоящим классом, то есть реставрировать капитализм и присвоить государственную собственность, сделав ее частной, передающейся по наследству.

Возьмите, к примеру, того генерала ФСБ, которого бурцев.ру распознал в кампании уголовников из Фарвеста, западных и саудовских спецслужбистов. Разве стал бы он так рисковать, если бы не имел надежды легализовать и передать детям свои миллионы на электронных счетах в Бахрейне? Да ему и в голову бы такое не могло прийти в СССР. И не потому, что не хотелось, или какой-то там «облик морале», а потому что возможности такой в принципе не было. Я не говорю о редчайших исключениях.

Поэтому Троцкий предупреждал (непонятно только кого), что если «трудящиеся СССР» не совершат политический переворот снизу и не возьмут управление страной в свои руки, то бюрократия обязательно сделает революцию сверху в отношениях собственности и станет правящим классом на основе приватизации госсобственности. Как называлась такая революция, мы теперь знаем. Несколько цитат из «Преданной революции».

«Привилегии имеют лишь половину цены, если нельзя оставить их в наследство детям. Но право завещания неотделимо от права собственности. Недостаточно быть директором треста, нужно быть пайщиком. Победа бюрократии в этой решающей области означала бы превращение ее в новый имущий класс».

«Крушение советского режима неминуемо привело бы к крушению планового хозяйства и, тем самым, к упразднению государственной собственности. Принудительная связь между трестами и заводами внутри трестов распалась бы. Наиболее преуспевающие предприятия поспешили бы выйти на самостоятельную дорогу. Они могли бы превратиться в акционерные компании или найти другую переходную форму собственности, напр. с участием рабочих в прибылях. Одновременно и еще легче распались бы колхозы. Падение нынешней бюрократической диктатуры, без замены ее новой социалистической властью, означало бы, таким образом, возврат к капиталистическим отношениям, при катастрофическом упадке хозяйства и культуры».

«Если... правящую советскую касту низвергла бы буржуазная партия, она нашла бы немало готовых слуг среди нынешних бюрократов, администраторов, техников, директоров, партийных секретарей, вообще привилегированных верхов. Чистка государственного аппарата понадобилась бы, конечно, и в этом случае; но буржуазной реставрации пришлось бы, пожалуй, вычистить меньше народу, чем революционной партии. Главной задачей новой власти было бы, однако, восстановление частной собственности на средства производства. Прежде всего потребовалось бы создание условий для выделения из слабых колхозов крепких фермеров и для превращения сильных колхозов в производственные кооперативы буржуазного типа, в сельско-хозяйственные акционерные компании. В области промышленности денационализация началась бы с предприятий легкой и пищевой промышленности. Плановое начало превратилось бы на переходный период в серию компромиссов между государственной властью и отдельными "корпорациями", т.е. потенциальными собственниками из советских капитанов промышленности, их бывших собственников-эмигрантов и иностранных капиталистов. Несмотря на то, что советская бюрократия многое подготовила для буржуазной реставрации, в области форм собственности и методов хозяйства новый режим должен был бы произвести не реформу, а социальный переворот».

Так оно и было, сколько бы не называла этот переворот реформами идеологическая прислуга реставрации. Предвидение Троцкого убедительно подтверждает научную правоту марксистского метода в самом поражении первого социалистического государства.

Конечно, Сталин все это тоже понимал. (Вообще, разницу между Сталиным и Троцким раздули сверх всякой меры). И Сталин использовал против бюрократии единственное средство в его распоряжении – террор. В первую очередь – превентивный террор. Сталин – единственный в мировой истории политический деятель, который прошел все три стадии революции и олицетворял их в одном лице: якобинский, термидорианский и бонапартистский. Будучи одном из руководителей героического периода революции и основателей Советского государства, Сталин стал вождем советского Термидора и послал робеспьеров и сенжюстов на плаху, в то же время защищая от внешней реакции и белоэмигрантов все то, что возможно было защитить из завоеваний революции. Использовав термидорианскую бюрократию против якобинцев, Сталин не давал ей консолидироваться («групповщина») постоянными чистками и процессами, а в 37 году – большим террором.  28 Наконец, он выполняет и роль бонапарта великой революции, неся в Европу на штыках Красной Армии ее наполеоновский кодекс – Краткий курс ВКПб и отмену частной собственности. Что же оставалось делать советской бюрократии после его смерти, как ни осудить его террор против нее и, пожиная лавры его побед, установить режим коллективного бюрократического абсолютизма вместо личной власти революционного диктатора?

Итак, Советский Союз можно сравнить с легендированной организацией. По официальной легенде это было государство «рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции», общество, в котором не существовало антагонистических противоречий, и классовые различия неуклонно стирались. Как в каждой хорошей легенде, на 90% так оно в реальности и было, иначе «трудящиеся» такой легенде никогда не поверили бы. А они верили и даже до сих пор верят. В целом, этому верила и бюрократия.. Правящий класс или слой не может не обманывать себя относительно основ своей легитимности, своего права править–не может сам не верить в свою легенду. И когда он теряет эту веру – это верный признак того, что он готовится сменить ее на другую. Так и кадры советской бюрократии должны были пройти через период «разочарования» в марксизме, «морального негодования» перед «ужасами сталинизма» и даже «самоочищения» и «покаяния», чтобы легендировать себя сторонниками «демократии», «рыночной экономики» и «прав человека». Уверен, что даже в последние десятилетия СССР в партийной и государственной бюрократии было немало людей искренне считавших себя коммунистами и советскими патриотами и совсем мало таких, которые жили двойной жизнью и были сознательными врагами социализма и СССР. Но не это определяло их политическое поведение, а объективное положение номенклатуры в советском обществе. Троцкий вспоминал (увы, слишком поздно, как это часто с ним бывало) как

Остальные 10% легенды составляли второе дно Советской системы. Они были кривдой об СССР. Кривда скрывала, что советская бюрократия не находится под контролем рабочего класса как единственного, чьим непосредственным интересом было сохранение социалистических отношений собственности. Было ли такое положение дел результатом пролетарской революции в отсталой стране, вдобавок оказавшейся во враждебном окружении превосходящих ее по уровню экономического развития капиталистических стран, как я утверждал в недавней статье, или рабочий класс в принципе неспособен стать правящим, как спорили с Троцким теоретики «бюрократической революции» и «элит» – эти вопросы не имеют сейчас прямого отношения к предмету данной работы. Но очевидно, что ни одно социалистическое государство не смогло решить проблему власти. И решить ее без рабочего класса способного править – нельзя.

Править может только класс, в чьих руках находятся средства производства, либо на основе права частной собственности, либо общественной, т.е. в руках классовой организации рабочих, которую оно могут контролировать. Государственная собственность отдает власть бюрократии. Контролировать бюрократию рабочий класс не может, потому что у него нет собственности. Замкнутый круг.

Поставим умственный эксперимент. Представим, что не Горбачев, а Рейган и Тэтчер решили сделать у себя перестройку и построить «капитализм с человеческим лицом». Их бы очень скоро объявили изменниками и свергли. Потому что власть США и Англии находится в руках правящего класса, а ему такой капитализм не нужен. Например, все средства информации принадлежат капиталистам. Значит, на следующий день после «предательства» Рейгана и Тэтчер пресса и телевидение представили бы их как советских агентов влияния. Производство и транспорт тоже в руках у капиталистов. Значит, они легко устроили бы всеобщую «забастовку», как сделали не так давно в Венесуэле. Все организации «гражданского общества» прямо или косвенно финансируются капиталистами. Ими управляет буржуазная интеллигенция, у которой с буржуазией куда больше общего, чем с рабочими. Генералитет и спецслужбы тесно переплетены с частным бизнесом. Словом, Рейгана и Тэтчер быстро бы отправили в сумасшедший дом, и это в лучшем случае. А Горбачева некому было отправить. Потому что он был главой бюрократии, за которой не было правящего класса. И эта бюрократия созрела для «перестройки». Кто ей мог помешать? СМИ принадлежали не рабочим, а государству, а значит редакторы подчинялись бюрократии. Как и все «общественные организации». Директора заводов тоже. Армия и спецслужбы – бюрократические организации по своей природе. Рабочие могли бы забастовать, но для этого надо иметь свою партию и независимые от бюрократии профсоюзы, а их не было. Да и те, что стали появляться, создавались, как правило, спецслужбами, т.е. той же бюрократией прямо или через «диссидентов», тоже созданных спецслужбами. Бюрократия – это наше все.

Но вот номенклатура совершила свой переворот. Часть ее трансформировалась в капиталистов, часть осталась за бортом и ушла в «оппозицию». Новая госбюрократия поспешно избавилась от госсобственности и перешла к «макроэкономическому планированию». Но правящего класса она пока так и не смогла создать. Четыре года назад я писал об этом в статье «Голосую за Путина». Тогда я подчеркивал тот момент, что в силу ряда обстоятельств в расстановке классовых сил реставрация у нас приняла форму олигархического капитализма, и что олигархия несовместима с укреплением российской государственности. Путинская революция внутри реставрации представляла попытку выйти на путь «полноценного капиталистического развития», которое нуждается в сильном национальном государстве. Такой путь в случае успеха должен привести к возрождению и увеличению численности промышленного рабочего класса на месте советского, который был практически уничтожен в результате де-индустриализации. Поэтому, утверждал я, марксисты должны поддержать курс Путина.

Что же мы видим к концу его второго срока. А то, что госбюрократия была вынуждена взять в свои руки контроль над ключевыми секторами экономики и даже встать, в лице членов высшего руководства, во главе ряда крупнейших концернов. Кроме этого, госбюрократия резко усиливает свой контроль над СМИ и другими организмами «гражданского общества» и политического процесса как такового – партии, движения и т.п. Таким образом, реставраторская бюрократия все более начинает походить на советскую, бесхозную, на бюрократию без правящего класса. Она не доверяет российским капиталистам, как не доверяла рабочим советская, и как петербургская бюрократия имперского периода не доверяла купцам и заводчикам.

Компрадорская пресса в зловещих тонах пишет о «новых олигархах», но когда дело доходит до фактов, оказывается, что под этим имеются ввиду не миллиардеры – владельцы заводов, газет, пароходов, а кремлевские бюрократы в роли председателей советов директоров крупнейших компаний, находящихся под контролем государства, квази-национализированных. Но ведь если Сергей Иванов станет президентом, Дмитрий Медведев премьер министром, а Игорь Сечин частным лицом, они не унесут с собой часть ОАК, Газпрома и Роснефти. Как манагеры на таких же постах в других странах, они могут получать большие зарплаты и бонусы, но олигархами это их не делает. Правда, некоторые кремлевские чиновники могут быть обладателями многомиллионных и даже миллиардных состояний за счет коррупции. Например, если верить слухам о торговле кокаином через фарвестовцев, только там речь идет о сотнях миллионах долларов в год, значительная часть которых может попадать в карманы силовиков в Кремле. И можно догадываться, что это не единственный источник криминальных доходов. Но эти деньги еще надо легализовать. А пока они остаются не больше, чем крючком, на который Фарвест и его партнеры нацепили этих бюрократов и шантажируют, чтобы они наделали глупостей, которые всем нам могут очень дорого обойтись.

В чем же дело? Почему у нас нет «нормального» правящего класса? С помощью Троцкого, я постарался ответить на этот вопрос применительно к советскому периоду. Но там были совершенно уникальные исторические обстоятельства. В статье «Голосую за Путина» я также коснулся этого вопроса применительно к позднему имперскому периоду. Я писал, что русский капитализм был исключительно делом рук феодального государства, и что русские капиталисты так и не смогли завоевать руководящих позиций в правящем классе, который во многом сохранил феодальный характер. Иначе говоря, наша национальная проблема сводится к проблеме правящего класса, а точнее – его отсутствия. Если мы посмотрим на Запад, то увидим, что там правящие классы складывались на протяжении столетий. В Англии, которая со всем ее индустриальным развитием и многомиллионным рабочим классом, служила главным оплотом реакции и империализма на протяжении всего 19 и значительной части 20 века – в ней мы видим правящий класс, в котором буржуазный элемент настолько органично слился с феодальным, что сейчас эти элементы практически неотличимы. Это можно наблюдать даже на примере таких партнеров Фарвеста, как сэр Брейтвейт из Дойче Банк и «Пермских моторов» или лорд Поул из «Дилидженса» и «Роллс-ройса». Это одновременно хваткие бизнесмены и джентльмены старой складки. «Форма-то, форма!»–кричит кто-то у Достоевского, отчаявшись от русской бесформенности. Но форма это только оболочка культурной традиции правящего класса, которая стала их второй плотью. Эта культурная традиция, которую уже много поколений они вбирают в одних и тех же школах и колледжах, включает в первую очередь патриотизм, честь, долг, чувство общественного служения. Разве можно представить Брейтвейта в компании русских братков, продающего родную Англию ФСБ за легализацию своих счетов в оффшорах Баренцева моря? Или даже Гейтса и Эрмарта? О Турки и говорить нечего– это саудит, принц крови с предками вплоть до Пророка.

Правящий класс это много больше, чем политэкономия. Это нравственное и культурное наследие, которое создается веками, и процесс передачи этого наследия из поколения в поколение не менее важен для воспроизводства правящего класса, чем передача капитала или земельной ренты. Но в России – и это проклятье всех народов, испытавших на себе агрессию западной цивилизации – полноценное воспроизводство правящего класса было нарушено уже в начале 18 века в результате модернизации Петра. Тем не менее, несмотря на свою культурную зависимость от Западной Европы в течение того столетия, у нас был свой национальный правящий класс, и он дал стране такие фигуры подлинно национальной и одновременно мировой культуры, как Пушкин и Толстой. Но это был феодальный класс, в целом, оказавшийся неспособным перейти к капиталистическим формам хозяйствования (в отличие, скажем, от пруссачества или японских феодалов и самураев). Итак, дворянство ушло и уже никогда не вернется, а на капиталистической основе у нас правящего класса никогда не было. Его нельзя создать усилием воли, на это уходят века органического развития и эпического национального опыта. Капиталистов создать можно, правящий класс – нет.

Наши крупные капиталисты (я не говорю об олигархах, даже «лояльных» – это мимолетное явление) – в культурном смысле будут неизбежно вестернизироваться. Даже наши средние капиталисты предпочитают обучать своих детей на Западе. К Западу, особенно США, они будут тяготеть и в силу своей исконной нелегитимности в общественном сознании, неизбежного роста социальных антагонизмов и классовой борьбы. Их патриотизм зависит только от сохранности их кошелька. Никаких национальных культурных корней кроме советских мещанских у них нет. Что касается мелкой буржуазии, а она у нас растет, то это традиционно патриотическая среда, за исключением секций, зависящих от западного капитала или бизнеса, каких у нас немало. Но в монополистическую эпоху мелкая и даже средняя буржуазия не имеют никакого политического значения кроме электорального. Миллионы мелкой буржуазии (собственнической и профессиональной) могут пассивно поддерживать курс Путина–Иванова, но если в 2008 дело дойдет до драки, их поддержка ничего не решит. Тем более, что переворот будет идти под ультра-патриотическими лозунгами.

В своей работе Троцкий не шел дальше анализа промежуточного характера социальных отношений в СССР и альтернативных сценариев разрешения их противоречий. Он предложил только самую общую схему того, как будет выглядеть реставрация капитализма. Показательно, что эта часть его работы не нашла теоретического развития у троцкистов последующих поколений. Мало кто серьезно верил в такую возможность. В этом отношении интересна позиция Исаака Дойчера, крупного историка-марксиста и выдающегося биографа Троцкого и Сталина. Дойчер соглашался с основным положением теории Троцкого, но до конца жизни продолжал верить, что половинчатые реформы Хрущева будут продолжены снизу, и что, как он выражался, «вместе с грязной водой сталинизма советские люди не выплеснут ребенка» – фундаментальные основы и достижения советского социализма. К концу жизни, его надежды на обновление социализма снизу поблекли. Но Дойчер отказался умереть с пессимистическим выводом о неизбежности реставрации. И вот почему. Потеряв веру в способность советских рабочих взять власть в свои руки, Дойчер нашел надежду в том, что ему казалось «узким национализмом» советской русской бюрократии. «Отказ от плановой экономики – писал Дойчер– был бы сокрушительным ударом по национальным интересам России, ее позиции в мире». Как мы теперь знаем, советская бюрократия легко преодолела свой «узкий национализм» и, объявив о своем возвращении в «мировую цивилизацию», этот сокрушительный удар нанесла и даже потанцевала на обломках. Прав оказался Троцкий, чей анализ остался верен центральной догме марксизма о приоритете классовых интересов над национальными.

Конвертировав себя в «нормальный» класс, советская номенклатура поступила «по-марксистски» и как истинный интернационалист, но только буржуазного, а не пролетарского интернационала. Она положила свой кошелек в западный банк и расселилась в лондонах и калифорниях. Естественно, что для подвигов такого пламенного интернационализма, она должна была решительно покончить со своим «узким национализмом», за который ее проклинали три поколения троцкистов. Наша новая буржуазия категорически не хочет строить капитализм в одной отдельно взятой стране. «Хватит, это мы уже проходили»– говорит она и мечтает о «мировой революции». Во главе этой революции стоят американские неоконы, чьи идейные лидеры прошли школу неотроцкизма и неогегельянства. У этой революции звездно-полосатый флаг вместо красного и американская конституция вместо Коммунистического Манифеста. Под этот флаг наших капиталистов ведет здоровый классовый инстинкт. Потому что под мировой властью звездно-полосатого их кошельки будут в безопасности, а в России – не будут. Так какой же может быть правящий класс у капиталистической России?

Конечно, реальная картина сложнее. У нас есть «национально-ориентированные бизнесмены», «патриоты» и т. д. Но вектор классового поведения нашего частного капитала не может быть иным. Поэтому путинская революция внутри реставрации, приход к власти силовой бюрократии и госкапитализм были единственной альтернативой включения России в американский империум. Эта новая, «государствообразующая» роль реставраторской спецбюрократии требует особого внимания к ней. Это внутри нее разыграется решающее сражение Барбароссы-3. Фарвест – родился в недрах этой спецбюрократии, его «партнеры» и противники также принадлежат к ней.

Чтобы понять происхождение Фарвеста, недостаточно выяснить его генеалогию в истории борьбы против СССР таких протофашистских подпольных организаций, как «Интермариум» и «Лига Прометея», а также стратегии западных спецслужб и их теоретиков вроде Фицроя Маклина. У Фарвеста есть и своя бюрократическая история. Она начинается в доперестроечные времена, еще в период ожидания (бессознательного, конечно) бюрократией своей эмансипации, когда ней шла неустанная борьба группировок за власть и привилегии в пределах социального статус кво. Да, пока власть эту и привилегии приватизировать было нельзя. Но, во-первых, в этом смысле все были в одинаковом положении и пусть непередаваемые, но личная власть и личные привилегии были лучше, чем их отсутствие. (Да и неформальная система блата позволяла переносить на потомство и родню часть личных привилегий.) А во-вторых, эту борьбу можно рассматривать, как борьбу (опять же до конца неосознанную) за наиболее выгодную позицию к моменту «Х» – эмансипации бюрократии от социалистических ограничений, не дававших ей превратить себя в класс. Очевидно, что эта перманентная борьба должна была тоже легендироваться.

«Групповщина», «кумовство», «клановость» – это неизбежные явления любой бюрократической организации. Но борьба за власть между номенклатурными группами обязательно легендируется, или маркируется идеологически и политически. Например, «правые» и «левые», «либералы» и «государственники», «троцкисты» и «сталинисты». Потому что для бюрократической борьбы необходима поддержка внешних сил, у которых есть свои интересы. И эти интересы требуют выражения в сфере политики. Но фракции бюрократии ищут союзников и за пределами страны. Так было в СССР и сегодня в России. В следующей главе меня будет интересовать группа в советской спецбюрократии, к которой мог принадлежать генерал ГРУ Юрий Гусев, в начале 90-х сколотивший из своей личной агентуры международное организованное преступное сообщество, теперь известное нам как Фарвест. В силу его высокого положения в системе силовой бюрократии информация об этом человеке остается недоступной. Но то, что известно, позволяет сделать вывод, что Гусев принадлежал к бюрократической фракции, которая находилась на острие сил, разрушивших социалистическую систему и СССР.

Существование этой гипотетической фракции мы можем предполагать исходя из косвенных данных на основе информации А. Саркисяна, аналитики бурцев.ру, слива Турчинова-Кожемякина о роли группы Маслюкова в контрабанде Х-55, последних данных от компетентных источников на Украине и более общих соображений. Гусев участвовал от ГРУ в программе анти-КОКОМа, где он работал вместе с Маслюковым и его людьми из ВПК, вроде Александра Файна и Леонарда Вида. Значит, под его контролем находилась ГРУшная сеть подставных коммерческих организаций, которые потом начали мутировать в криминально-спецслужбистские товарищества типа Фарвеста или структуры Лучанского (КГБ). Деятельность его питомцев-фарвестовцев в Колумбии, Афганистане и Анголе подсказывает, что он мог курировать силовой блок национально-освободительного движения в странах Третьего мира, в частности спецподготовку их кадров в учебных заведениях ГРУ (Давидович на базе в Привольном, Николаевская область).

Из досье бурцев.ру на Гусева, можно предположить, что в 1988 – 9 гг. с санкции Горбачева он участвовал в подготовке военного переворота на Кубе, но потерпел неудачу. Кастро разгадал его (и Крючкова?) намерения, расстрелял ставленника Гусева Арнальдо Очоа и провел глубокую чистку в Минобороне. При этом есть данные, позволяющие предположить координацию действий агентуры Гусева внутри Кубы с планом войсковой операции, которую готовила военная разведка США (РУМО) в целях похищения министра МВД Абрантеса (Операция Грейхаунд, лето 1989).

Более успешно Гусев сотрудничал с американцами в свержении Чаушеску, тоже с санкции Горбачева и вместе с Крючковым. Можно говорить о связях Гусева со спецслужбами США и в рамках сотрудничества по наркотрафику из Колумбии в США и в Афганистане (спецгруппа «Н»), а также в вооружении боевиков АОК через сделки с косовской мафией в Германии. Представляет интерес и журналистская легенда о Янтарной комнате, которую Гусев и его помощник генерал Ваганов запускают через «Красную звезду» и другие газеты в 1991. Эта активка имела вероятно какую-то отвлекающую цель и по времени совпадала с операцией по передаче Эрмарту агентурных архивов Штази. О возможном канале между Эрмартом и Гусевым через Сурикова еще в 80х гг. сообщал бывший офицер ГРУ Сергей Петров.

Итак, по приказу Горбачева, вместе с американцами и другими советскими силовиками, Гусев принимал участие в организации путча против Чаушеску, а также вел подрывную работу против Кубы и Югославии. Видимо, именно Гусев с санкции Моисеева пошел на обострение в Литве в январе 91, закончившееся кровопролитием в Вильнусе, использовав для этого свою личную агентуру – Аудрюса Буткявичюса и Антона Сурикова, сегодня входящих в руководство Фар Вест, ЛЛЦ. Но откуда взялся Гусев? Кто сформировал его политические убеждения и продвинул по службе? Ответы на этот вопрос по понятным причинам может быть только предположительным. Но от этого не менее познавательным, тем более, что при рассмотрении этого вопроса мы, к своему немалому удивлению, должны вернуться к уже знакомой нам фигуре журналиста Эрнста Генри и перечитать по новому его статью, с которой я начал эту работу.

Пятая колонна Эрнста Генри

Генри ни в коем случае не был “диссидентом”.

Андрей Сахаров

Если мы теперь, в свете предыдущего исторического отступления к общей теории Троцкого, прочитаем статью Эрнста Генри «Второй План Барбаросса?» как документ, возможно отражающий какой-то момент в эволюции какой-то группы советской бюрократии, то в первую очередь в глаза бросаются две странности.

Первая – это то, что основную военную опасность для соцлагеря автор видит в реваншистских кругах ФРГ. В устах такого опытного и информированного человека как Генри это звучало несколько странно. Это правда, что в Европе Западная Германия служила основным плацдармом для подрывных операций против социалистических стран. Достаточно вспомнить о цэрэушном зоопарке в Мюнхене, где и Эрмарт отметился. Но ведь всем этим заправляли американцы. И даже объединенная Германия остается вассалом США, а ФРГ 1960-х и подавно. Разве могли западногерманские генералы задумать Вторую Барбароссу без американцев, у которых они были в кармане? Но эту фальшивую ноту в статье можно было бы объяснить ее пропагандистской задачей. В те годы Советское руководство действительно было обеспокоено планами ядерного вооружения ФРГ. Пусть так.

Вторая странность состоит в том, что в статье о новой тактике ракетно-ядерного удара с применением «фашистского путча» пятой колонны, автор ни слова не говорит, откуда возьмется эта пятая колонна в социалистических странах? Вместо этого он спешит успокоить советского читателя, что «история на нашей стороне». Странный аргумент. Зачем тогда беспокоиться о новой стратегии империалистов, если история все равно на нашей стороне? Здесь мы чувствуем какую-то легенду, элемент активки. Генри мог бы указать на восстание 1956 года в Венгрии как на пример такого путча. В одной из статей он дает интересный анализ роли империалистических служб в этом эпизоде. Но не в этой. И нигде после 1968 Генри не упоминает о «Пражской весне». Значит, не мог или не хотел, потому что не разделял официальную версию. Сочувствовал? Цензура? Нет, для Генри это слишком упрощенные объяснения. Как мы увидим это умолчание было частью его новой легенды.

Но все странности и неувязки его статьи блекнут перед одним несомненным фактом. В тот же самый 1966 год, когда Генри предупреждает о новой стратегии Второй Барбароссы как сочетании путча пятой колонны и ракетно-ядерного удара, в это же самое время он принимает активное участие в организации пятой колонны в СССР.

Об этом говорят достоверные источники. Один из них – воспоминания Андрея Сахарова.

Сахаров рассказывает, что с Эрнстом Генри его познакомили в январе 1966, и тот с ходу предложил ученому подписать письмо съезду против «реабилитации» Сталина.  29 Вот как Сахаров описывает первую встречу с ним. Курсив везде мой.

Генри дает ясно понять Сахарову, что он выступает посланником этих «здоровых сил» и предлагает либеральной интеллигенции союз с ними.

Сахаров поехал к Колмогорову.

Кем же тогда был Генри? И кто были его «влиятельные друзья», то ли в партийном аппарате, то ли в КГБ, то ли еще где-то? Почему они организуют диссидентов, подсказывают им что и когда делать, пиарят их через иностранных корреспондентов, настаивают на участии в их акциях людей, пользующихся большим авторитетом, особенно в военных кругах? Причем, заметьте, как профессионально Генри внедряется в диссидентскую среду. За год до своего знакомства с Сахаровым он пишет «открытое письмо» Эренбургу «против сталинизма». Его «влиятельные друзья» позаботились, чтобы оно стало действительно «открытым» –широко известным московской интеллигенции и на Западе. И только после того, как его репутация «антисталиниста» установлена, Генри выходит на Сахарова, и тут же как опытный спецслужбист заставляет его работать – бежать к Колмогорову за подписью. Это было первое публичное письмо такого рода, подписанное академиком. Генри был крестным отцом диссидента Сахарова.

«Письмо 25-ти деятелей советской науки, литературы и искусства Л. И. Брежневу против реабилитации И. В. Сталина» от 14 февраля 1966 года, вошедшее во все святцы «диссидентского движения», было активным мероприятием Ростовского. Цель этой активки раскрыл председатель КГБ СССР В. Е. Семичастный в записке в ЦК КПСС от 15 марта того же года. Курсив мой.

Панкальди представлял в Москве левый антикоммунизм «еврокоммунистистов» КПИ и специализировался на паблисити для советских писателей и художников-«нонконформистов». Бывший спецназовец «Бад» Коренгольд – шеф московского бюро Юнайтед Пресс Интернейшнл, во время перестройки работал на Госдепартамент в программе «народной дипломатии».

Кто же такой Эрнст Генри? Чем он занимался и где подвизался до своего «открытого письма» Эренбургу? Почему он всплыл именно в 1965-1966? Для ответа на эти вопросы, пусть предположительного, у нас есть довольно подробная биографическая статья Я. С. Драбкина, лично знавшего Ростовского, и несколько других публичных источников. Но главное приходится додумывать.

Очевидно, что Генри не был разведчиком-нелегалом Коминтерна или ОГПУ, как это нередко можно услышать. Драбкин присоединяется к мнению историка Уолтера Лакёра, что Генри был «советским политическим комментатором, который в 30-е годы пользовался большим успехом и в Советском Союзе и в Западной Европе. Его впервые представил читателям лондонский "Нью стейтсмэн" как беженца из Германии, имеющего исключительные источники информации».   30 Но Лакёр, историк близкий к западным и израильским спецслужбам, конечно, понимает, что так просто «политическими комментаторами» сотрудники Коминтерна в Англии сами по себе не устраивались. И что «исключительные источники информации» имеют только те, кто служит для этих источников каналом передачи информации в определенных целях. Агенты-нелегалы не публикуют нашумевших книг большого политического резонанса под смешными псевдонимами. Агенты-нелегалы не бывают ответственными редакторами официального бюллетеня посольства СССР «Советские военные новости». Ростовского хорошо знали еще в Германии, где он работал как бы нелегалом с начала 20х до прихода Гитлера к власти. Судя по его книгам 1930х, в Германии у Генри были устойчивые источники информации в среднем звене корпораций (Тиссен, Крупп, Дойче Банк...), среди русофильских элементов Вермахта и госучреждений.

В Англии Генри работал вполне легально, занимался политической разведкой под прикрытием советского посольства или какой-то другой организации, имел обширные знакомства в элитах английского общества, служил каналом неформальной связи с ними и был агентом влияния Коминтерна в идеологической вербовке перспективной молодежи из правящего класса, вроде знаменитой «кембриджской пятерки». На счету Генри были как минимум Дональд Маклин и Гай Берджес. Это была идейная, а не агентурная вербовка. Но без первой не было бы и второй.

Генри работал не только на Коминтерн. По ряду косвенных признаков он был агентом советской военной разведки. Причем оставался в ее системе до конца своих дней. Его оперативный псевдоним неизвестен. Но Генри был не Штирлицем или Гуревичем, а легалом глубокого элитного проникновения, или стратегической разведки.Его задачей было открытие каналов неформальной связи между Москвой и политическими и военными кругами Запада (и Турции в 1920х). Его «исключительные источники информации» находились в здании Разведуправления Генштаба Красной Армии. А также в Европе, Турции и, возможно, в США –везде, где продолжала существовать коминтерновская сеть агентов и аналитиков, а после роспуска Коминтерна – их неформальные круги. В 1920-30е годы эти две организации, военная разведка и Коминтерн, держали в своих руках международные каналы связи, которые культивировал их агент Ростовский. Позднее, после роспуска Коминтерна, эти каналы сконцентрировались в руках ГРУ. Что с ними стало к середине 60-х и еще позже, к моменту смерти Генри в 1990 – это интересный вопрос.

Для успеха в элитной разведке у Генри было два больших преимущества. Первое – это то, что семья витебского торговца и фабриканта Абрама Хентова, в которой Лейба (Леонид), он же Семен Ростовский и Эрнст Генри, был единственным сыном, имела родственные и деловые связи в Европе и США. Второе – это работа Генри в системе Коммунистического молодежного интернационала (КИМ), который являлся одной из секций Коминтерна. Таким образом, талантливый разведчик и полиглот мог опираться на связи в международных диаспорах еврейской буржуазии и мощную сеть коминтерновских организаций.

Но обратимся к открытым источникам и посмотрим, что нам известно о Генри до его английского периода. Из наиболее подробной биографии Генри, написанной Я. С. Драбкиным, мы узнаем следующее.

Настоящее имя Генри – Лейба Абрамович Хентов. Родился 16 февраля 1904 г. в семье «довольно богатого» витебского торговца и фабриканта Абрама (Аркадия) Хентова, учился в классической гимназии, с детства интересовался политикой, знал иностранные языки. В начале первой мировой войны его отец находился «по экспортным делам» в Гамбурге и был интернирован. Между тем, к 1917 Генри стал интересоваться левой политикой, «регулярно читать "Правду" и "Социал-демократ"». В 1918 получает советский паспорт в Киеве и едет в Германию к отцу. В Германии сближается с молодежной коммунистической организацией Junge Garde и выдающимися организаторами культурной работы по линии Коминтерна – журналистом Вилли Мюнценбергом и писателем Альфредом Куреллой. Они начинают использовать Генри как курьера для связи с Москвой. В Берлине Генри вступает в КПГ и пишет статьи для центральной партийной газеты "Роте фане". Цитирую дальше из стати Драбкина, с лакунами, курсив везде мой.

Такое начало конспиративной политической работы ассоциирует Генри с вектором Троцкого, вернее его людей в Коминтерне и Наркомате обороны, возможно с Яковом Блюмкиным – создателем агентурной сети в Турции и на Ближнем Востоке, и Карлом Радеком – главным представителем Коминтерна в Германии, важной советской фигурой межэлитных коммуникаций в Западной Европе. Тематика работ Генри подтверждает, что в разведке он занимался аналитикой экономических и военно-политических трендов. На это указывают и его известные книги о Гитлере.

Драбкин продолжает (курсив везде мой).

Может быть, действительно случай. А может быть – давно запланированная операция по легализации Генри в Англии в случае прихода к власти нацистов. В любом случае – задействованы обе сферы, в которых Генри плавает как рыба в воде: диаспора и Коминтерн.

Тандем Майского – Ростовского имеет давнюю историю. Подпись Майского стоит и под «Письмом 25-ти» (1966). Показательно, что даже спустя много лет после смерти Ростовского Драбкин не уточняет (или не знает) формальную основу «сотрудничества» Генри с Майским и советским посольством. 31 Но тема политической элитной разведки здесь звучит ясно: Генри имел доступ к «закулисам» – неформальным механизмам британской политики. «Закулиса» – представляется мне ключевым словом для понимания сферы интересов, деятельности и принадлежности Генри. Генри был «наш человек» в закулисе 20 века. Так я бы перефразировал название очерка Драбкина. И слово «наш» не имеет однозначного смысла.

В очерке Драбкина есть немало пробелов и недоговоренностей. Неизвестно, к какой фракции Коминтерна и КПГ принадлежал Генри в 20-х гг., и что Драбкин имеет ввиду под «позитивным противодействием» фашизму, которое рекомендует Генри в своей статье 1923 года. Сотрудничество с социал-демократами? Не объясняется и активность Генри в Турции. В каком качестве он присутствовал на съезде компартии Турции, которая кончилась гибелью всех его участников кроме самого Генри? Какая именно компартия имеется в виду. Там было несколько групп, включая подставную. Задачи Коминтерна и агентуры Блюмкина на Ближнем Востоке совпадали – организация национально-освободительной борьбы против англичан. Можно предположить, что принципы ленинской национальной политики с ее приоритетом на борьбе против великодержавного шовинизма были особенно близки Генри не только как коммунисту-еврею, но и в плане задач антиколониальной борьбы. СССР мог завоевать доверие народов Востока только политикой достижения реального равенства всех национальных групп с великороссами.

Из очерка Драбкина выпадает 7 – 8 лет жизни Генри после его ареста и освобождения в 1953. Снова мы видим Генри только в начале 60х.

Публикация под псевдонимом подсказывает, что Генри все еще должен находиться в тени. Это как бы пробный камень, первый осторожный замер чьей-то реакции. Чей? Наверное того ведомства, которое арестовало Генри в 1953. Кто замеряет? Какие-то военные круги, вызволившие Генри из Лефортово и укрывавшие его все эти годы. 32 А ведь до этого уже были хрущевские амнистии. Что же такого натворил Генри, что замерять начали только в 1961? Не знаю. Военное издательство и тематика книги косвенно подтверждают мое предположение, что Ростовский входил в систему военной разведки, а не КГБ. И что в 50е годы он продолжал заниматься того же типа аналитикой, которой он занимался в 1920-30х. Но фокус новый – международная торговля оружием, американо-английский ВПК. Судя по описанию, книга имеет как научное значение, так и образовательное и пропагандистское назначение для широкой публики (политпросвет). А в теневой, внутренней политике номенклатурных групп, такая книга могла служить интересам советского военного-промышленного лобби, находившегося в сложных отношениях с Хрущевым. ГРУ держало Ростовского в резерве и защищало в 50 годы. Замер обстановки в 1961 показал, что опасность миновала, и пришло время задействовать Генри в области, где ему было мало равных. В стране был либерализован режим въезда иностранцев. И Генри мог приступить к восстановлению старых каналов связи с западными элитами. (Для этого ему наверняка открыли и выездную визу.) И не только с западными. Но и с Турцией, например, где у Генри когда-то были связи в кемалистской военной верхушке. Наконец, как показывает его активное мероприятие 1966 года, для него было много работы и во внутренней разведке. Люди с таким огромным и многообразным опытом жизни и политической работы на Западе на улице не валялись. Генри дают зеленый свет, и в следующем году он уже лауреат премии в области журналистики имени В.В. Воровского и автор новой книги «Есть ли будущее у неофашизма?», вышедшей в издательстве Института международных отношений. Он становится членом Союза писателей и Союза журналистов, лауреатом литературной премии Алексея Толстого. По словам Драбкина, «С.Н. Ростовский выдвинулся в ряд наиболее известных и читаемых публицистов-международников».

В том, что Генри всплывает на поверхность именно в 1961, была и объективная логика исторического момента. В плане внутреннего положения советской номенклатуры – это год выноса тела Сталина из Мавзолея, переименования Сталинграда в Волгоград, а также полета Юрия Гагарина и взрыва водородной «Царь Бомбы» на Новой Земле. Это одновременно кульминационный момент «десталинизации» и торжества советского ВПК. Так я определяю «вектор» Генри в классовом бессознательном советской бюрократии. Самый перспективный вектор. Потому что игра под названием «десталинизация» - «ресталинизация» – это та идеологическая легенда, под прикрытием которой номенклатура подготовит себя и страну к превращению в «нормальное» общество, где власть и деньги – это одно. А мощный ВПК позволит разговаривать на равных с Западом.

1961-й символизирует еще и загнивание советской экономики. Новый год начинается с десятикратной деноминации рубля. В 1966 Генри так описывает Сахарову стоящую перед страной альтернативу: “сталинистов” «пугает деидеологизация общества, упадок идеалов, провал экономической реформы Косыгина, создающий в стране обстановку бесперспективности. Но последствия такой “реабилитации” были бы ужасными, разрушительными». Но если частичные рыночные реформы не дают результата, а возврат к сталинской экономике грозит «ужасными» последствиями, то где же выход? Генри не говорит. Не говорит он и о третьей альтернативе. На ней настаивал Троцкий. Это политический переворот снизу, «энергичный натиск народных масс» для возвращения под свой контроль советского государства, узурпированного бюрократией. Восстановление советской демократии означало бы «радикальный пересмотр планов в интересах трудящихся».

Нет, можно с уверенностью сказать, что о такой альтернативе Генри в 1966 не думал. Может быть, в 1930х, да и то вряд ли, но с тех пор слишком много было прожито и пережито в самом сердце советской спецбюрократии. И он останется ее связным с Западом до самого конца. Для него была только одна альтернатива сталинизму – либерально-буржуазное общество с элементами «социализма» рузвельтовской Америки. Генри был сторонником курса на сближение с США и геополитического союза с ними, где СССР играл роль младшего партнера. Иначе говоря, вектор Генри – это вектор Горбачева. Попробую обосновать это предположение.

Прометей, или Вектор Эрнста Генри

Я связал Генри с первым поколением агентов Коминтерна и аналитиков Разведупра. В самом начале 1920х комплектация кадров для такой работы как правило была руках Троцкого и его людей в Наркомате обороны и структурах Коминтерна. Какую позицию Ростовский и первое поколение военных аналитиков заняли в межпартийной борьбе 20х-30х годов мне неизвестно. Официальной позиции и быть не могло из-за их положения. Но опосредствованно, в преломлении к вопросам международного положения СССР, можно предположить, что свойственное троцкизму представление о невозможности построения социализма в одной стране как-то воздействовало на мышление этой группы. Они могли сомневаться в способности СССР выстоять в условиях империалистического окружения, могли искать выход в прагматических союзах, то с Германией, то с США. Большинство этих людей погибло в сталинских чистках. Но что-то спасло Ростовского даже после того, как был арестован и расстрелян военный атташе В. К Путна, с которым Генри работал в Берлине и Лондоне.  33 Путна входил в германофильский круг Тухачевского и служил каналом связи между генштабом Красной Армии и рейхсверовскими генералами Сектом и Гаммерштейном.

Сначала были надежды на США. В первые годы Советской власти тамошняя либеральная прослойка с определенной симпатией смотрела на СССР. Изоляционизм США и высокий уровень промышленности и технологий казалось сулили взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Аналитики Коминтерна надеялись получать от США технику и технологии, предлагали отдать взамен месторождения и целые территории в концессии – Камчатка, Чукотка … Арманд Хаммер казался только первооткрывателем этого международного аспекта НЭПа. Но США так и не признали Советскую Россию. И голоса либералов тонули в реве антибольшевистской истерии и «охоте за ведьмами», начиная с «Красного психоза» (the Red Scare) 1918 – 1921 годов.

Аналитики советовали устроить революцию в Германии с поддержкой РККА (1922). Тогда Германия стала бы промышленным локомотивом, а Советская Россия – сырьевым дополнением и, вместе с кемалистской Турцией, плацдармом для движения революционных сил против британских и французских интересов в Южной Азии и на Ближнем Востоке. Но Вильсон, англичане и французы проложили между Россией и Германией реакционное польское государство и другие лимитрофы из кусков Австро-венгерской империи. Попытка Красной Армии открыть коридор в Германию окончилась «чудом на Висле», а агентура Коминтерна и несколько десятков тысяч красных рабочих и солдат в самой Германии не могли пробить редуты «гражданского общества» и прусского офицерства.

Тем не менее, опыт экономического и технологического сотрудничества с США в 1920-е годы давал основания для оптимизма, несмотря на отсутствие дипломатических отношений. В 30 годы сотрудничество с США усилилось при Рузвельте. Еще более многообещающими были экономические и технологические связи с Веймарской Германией, политическая дружба и военное сотрудничество РККА и Рейхсвера. Казалось, что еще несколько мирных пятилеток, и с такими источниками ноу-хау, как США и Германия, с их перепроизводством инженеров и техников, готовых принять участие в индустриализации СССР, –страна сможет преодолеть отсталость и выйти на путь опережающего развития. Но к власти приходит Гитлер, и начинает сбываться предупреждение Сталина (1929), что у СССР будет только десять лет относительно мирного развития, чтобы подготовится к смертному бою. Внутриполитическая борьба в СССР обострилась.

В сталинских процессах было наверчено много упрощений и просто небылиц, но группировки внутри бюрократии не могли не искать разных решений перед лицом надвигавшейся угрозы. Сталин и Гитлер играли друг с другом и готовились к бою, неизбежность которого они оба понимали. А что если избавиться от Гитлера и от Сталина и восстановить отношения 1920х годов между Германией и СССР? Упрощенно: Вермахт убирает Гитлера, РККА – Сталина. Военные режимы Германии и СССР дружат против Франции, Англии и лимитрофов. Конечно, Генри не мог принимать прямого участия в заговоре Тухачевского, если такой заговор был вообще. Но что такие веяния, такие настроения существовали, вряд ли можно сомневаться. Существует слишком много свидетельств этого. Генри и другие аналитики Разведупра могли в неявной форме направлять мышление военного руководства в этом направлении. А как аналитики Коминтерна, Генри и его коллеги влияли на мышление людей вроде Бухарина, который одновременно надеялся на Тухачевского и боялся его как потенциального «наполеончика». О формальном заговоре не говорю, потому что не знаю. Но куда удивительнее, если бы таких настроений, мышления и даже каких-то действий в этом направлении не было. Взять хотя бы открытое письмо Эренбургу.

Здесь Генри рисует Сталина как виновника прихода к власти Гитлера и как человека, обезглавившего и разоружившего Красную Армию накануне войны. В его изображении, Сталин – это лишь «хитрый» и «ограниченный» интриган, авантюрист, безрассудный игрок, движимый исключительно «невероятным самомнением и сладострастной похотью к личной власти за счет идеи». Но разве в таком случае не было долгом каждого честного коммуниста и советского патриота, к которым несомненно Генри относил и себя, разве не было самым первым долгом советских маршалов и партийных вождей устранить такого человека, как Сталин любыми возможными средствами и спасти СССР от верной гибели в наступающей войне?! Вот почему антисталинский заговор должен был существовать по антисталинской логике самого Генри. Да он и не пишет, что его не было! А если его все-таки не было, вот тогда можно действительно говорить о неразрешимой загадке. По крайней мере, для пишущего эти строки.

За дело или за мысли и неосторожные слова маршалов расстреляли, а за ними и многих других, среди них вероятно и товарищей Генри. Кто выжил, возненавидели Сталина, но затихли на 6 – 7 лет.

Потом, между Тегераном и Ялтой, возникает «план Гопкинса»: дружба США и СССР, где США – промышленный лидер, а СССР – рынок сбыта и источник сырья. Информацию о существовании такого «элитного плана» я получил от американских членов бурцев.ру, чьи источники мне неизвестны. По этой информации, Генри налаживает личную связь с либеральными рузвельтовцами, часто приезжавшими в Англию – Элеонорой, Гопкинсом, Генри Уоллесом, Моргентау...или их людьми. У такого рода планов, как в браке, не может быть одного автора. Поэтому предполагаемый план союза США и СССР я назову планом Гопкинса – Генри. Позиция Рузвельта была неясна, и он скоро умер. К тому времени антисоветская партия в Вашингтоне сумела вытеснить либеральное окружение Рузвельта первых лет войны. Достаточно вспомнить появление в Пентагоне и Белом доме Джона Маклоя – автора проекта концлагерей для американцев японского происхождения и покровителя нацистских преступников на посту Верховного комиссара в Германии. План Гопкинса – Генри был обречен и по более фундаментальным причинам классового характера. Сталин и Черчилль (и Даллес), как когда-то Сталин и Гитлер, понимали Ялту– то есть настоящее и будущее мироустройство как борьбу двух мировых систем. Так оно и было на самом деле. Этого Сталину Генри, видимо, тоже не мог простить. И с точки зрения дальних интересов советской бюрократии такое понимание мировой ситуации было тупиком. Международная баррикада классовой борьбы, которую советская бюрократия унаследовала от Октября, и которая делала легитимной ее власть – не позволяла номенклатуре поставить себя на единственно надежный фундамент класса. В СССР могло быть и бывало всякое. Но господствующего класса частных собственников в нем не было и быть не могло. Чтобы он появился, нужно было разрушить СССР. А чтобы разрушить СССР, сначала надо было разрушить Баррикаду и на ее место поставить «мирное сосуществование».

В письме Эренбургу, интересном и по психологическим приемам Генри как идеологического вербовщика, есть маленькая, но ценная деталь. Он сравнивает Сталина с Острогом – циничным диктатором-демагогом из фантастической повести Герберта Уэллса «Когда спящий проснется». Повесть была написана в 1935, одновременно с «Преданной революцией» и «Гитлер над Россией». Сам Уэллс вряд ли согласился бы с таким сравнением. Он упрекал Сталина в демократизме, но не буржуазном, а плебейском. В его уме сталинский догматизм в отношении первичности классовой борьбы, ведущей роли пролетариата и недоверие по отношению к спецам были отступничеством от элитарной концепции партийного авангарда у Ленина. Социализм Уэллса был социализмом английского среднего класса, проникнутого фабианской верой в решающую роль социального просветительства и реформизма. Мир будет спасен не «мировой революцией» пролетариата, а «открытым заговором» (open conspiracy) «техников» – образованных, «компетентных», умных и энергичных людей доброй воли всех национальностей, способных использовать достижения буржуазной цивилизации для радикального реформирования человеческого общества. Средством для этого будет диктатура «компетентного» меньшинства. К демократии Уэллс относился с большим подозрением, видел немало ценного в фашизме и даже одно время сблизился с лидером английского нацизма Мосли. Поэтому иногда Уэллса называют либеральным фашистом. Идеи такого рода носились в воздухе в межвоенный период, отражая возрастающее значение бюрократии и специалистов в эпоху позднего капитализма. И они были созвучны настроениям в советской номенклатуре, все более осознававшей свое особое положение в огромной, преимущественно крестьянской стране, которое оно не собиралось отдавать рабочему классу. Да и класс этот еще предстояло создать. Но когда в 1934 Уэллс встретился со Сталиным после своей поездки к Рузвельту и предложил ему идею конвергенции рузвельтовского вектора капитализма с индустриальным социализмом в СССР, Сталин вежливо, но твердо отверг ее как утопическую и выразил убеждение, основанное на опыте СССР, что «техники» не могут заменить рабочий класс в борьбе за социализм.

Впоследствии Уэллс признал, что по сравнению со сталинскими его доводы были легковесны.

Название недавно опубликованного философско-публицистического романа Генри «Прометей», видимо, имеет отношение к школе мысли Уэллса и политическому авангардизму в целом. Социализм растет не снизу спонтанным делом и чувством масс, а приносится им прометеевским авангардом как дар. Прометей – бог атеистической интеллигенции и романтизированное представление бюрократии о самой себе. Кроме этого, семантика «Прометея» у Генри видимо включала еще один политический смысл актуальный и для Уэллса.

Представление о центральной роли аристократии ума и духа в решении проблем человечества логично сочеталось у него с идеей «мирового правительства». Национализм и особенно «национальная ограниченность правительств» – это главный источник войн по Уэллсу, поэтому единственный путь к вечному миру лежит через объединение человечества, а, значит, и добровольный отказ от национального суверенитета в пользу международных органов власти и управления, таких как Лига Наций. Эти две основные мысли Уэллса и ряда его современников – очевидные предтечи современных представлений о «правильной глобализации» и «революции среднего класса», которые в разных обличиях и изводах сегодня так популярны среди интернационала «новых левых», от Хардта и Негри до Бориса Кагарлицкого и Александра Тарасова. Неоконсерватизм тоже потомок этой идеологической традиции на ее правом фланге. Но борьба с национализмом (русским) и федерализм лежали в основе и таких движений, как «Лига Прометея» и «Интермариум». По преданию Прометей прикован в горах Кавказа, а Кавказ – колыбель человечества и цивилизаций, а также земля свободы – там живут свободолюбивые племена. Но освободиться от русского владычества они могут, только объединившись и создав восточно-европейскую (кон) федерацию. Благодаря этим ассоциациям антисоветское подполье выбрало для себя название Прометейской лиги.

Как и Троцкий в изгнании, Генри видимо сочувствовал такого рода идеям, особенно, если они подавались под левым соусом. В Лондоне существовало проатлантическое, либеральное отделение Лиги и можно предположить, что у Генри были контакты с этой средой. В его второй книге «Гитлер над Россией» он в деталях освещает отношения между польской и украинской секциями Лиги. Но по непонятным причинам он называет ее Северо-восточной европейской фашистской лигой. Скорее всего, его отношение к прометейцам было непростым, дифференцированным. В таком случае понятно его нежелание смешивать под одним названием пронацистские элементы Лиги с более умеренными, ориентирующимися на атлантизм и даже занимающими левую позу, как, например, грузинские меньшевики. Как работник Коминтерна первого призыва Генри мог симпатизировать левым националистам и опасаться мнимого или действительного усиления великодержавного шовинизма в Советской России.

Хотя почти ничего конкретного не известно о связях Генри в Англии, можно с уверенностью сказать, что он хорошо знал Уэллса. Известно, например, что в 1943 Уэллс обратился к Генри, которого он знал под именем Ростовского, с просьбой организовать публикацию его «Декларации прав человека» в СССР. Известно также, что посол Майский, курировавший работу Генри над посольским журналом, регулярно встречался с Уэллсом для «обмена новостями», то есть Уэллс служил неформальным двухсторонним каналом связи с какими-то политическими кругами. А связи у Уэллса в западных, особенно англосаксонских, элитах были редкие по широте и глубине. Причем они захватывали и правые, консервативные круги.

Конспирологи школы Ларуша называют Уэллса одним из основателей «Круглого стола». Но это неверно. На протяжении ряда лет перед началом Первой мировой войны, особенно между 1902 и 1907, Уэллс был членом узкого кружка влиятельных людей под названием «Клуб эффективников» (The Co-efficients), где тон задавала группа молодых империалистов из Южно-африканской администрации, которые позднее основали общество «Круглого стола» и одноименный журнал. В отличие от Уэллса, это были в основном аристократы, способные влиять на политику посредством своих элитных связей. Возможно, что вера Уэллса в круг избранных, способных изменить мир, восходит к тому времени. В кружке обсуждались перспективы Британской Империи, и большинство склонялось к тому, что спасти ее может только «имперская федерация» англосаксонских, или, как Уэллс предпочитал говорить, – англоязычных народов.

Среди постоянных членов этого обеденного кружка – были империалисты Леопольд Эмери, основатель геополитики Хэлфолд Макиндер, влиятельный редактор консервативного «Нэйшнл Ревью» Лео Максе и лорд Милнер, либеральный политик Р. Б. Холдейн, а также лидеры английского социализма супруги Веббс, философ Бертранд Расселл и сам Уэллс. Таким образом, в 1920-30х Уэллс имел давнее знакомство с более «умеренной» группой Круглого стола, в которую входили основатель Чэтхем хауза Лайонел Куртис, Леопольд Эмери, лорды Милнер, Лотиан, Бранд и Астор. В отличие от «анти-большевистской» фракции Д'Абернона, генерала Яна Смутса, Джона Саймона и Х. А. Фишера, эта группировка империалистов стремилась оторвать Британию от Европы для создания «атлантического блока» с США и доминионами. Эта была цель, которую разделял с ними Уэллс, с большой надеждой писавший о «Стипендии Родса» как средстве подготовки политической и интеллектуальной элиты атлантизма – англосаксонского варианта «открытого заговора». Лондонский Чэтхем хауз и нью-йоркский Совет по международным отношениям, в те годы контролировавшийся банковской группой Дж. П. Моргана, служили органами публичной пропаганды, аналитики и лоббирования атлантизма. В Европейских делах эта «трехблоковая» группа «Круглого стола» формировала политику «умиротворения» Гитлера. 34 Они стремились усилить Германию по отношению к Франции и СССР как противовес первой и «буфер» против последнего. Такая «трехблоковая система» по их мнению удерживала бы Германию от войны. Это был бы своего рода новый «баланс сил» в Европе, развязывавший руки англосаксам для построения своей «мировой федерации». По их мнению для этого требовалось, чтобы Германия имела общую границу с Советским Союзом. Отсюда – сдача Гитлеру Австрии, Чехословакии и «Польского корридора».

Но ведь общая граница с Германией была также мечтой Коминтерна Ленина и Троцкого, и, как я утверждал выше, антисталинского вектора в Красной Армии и партии в 1930х. А устранение Гитлера и Сталина еще больше способствовало бы «балансу сил» и миру в Европе. Получается, что в середине 1930х у политиков «Круглого стола» группы Милнера – Лотиана и кругом Тухачевского – Бухарина – Радека, а возможно и Троцкого, совпадали геополитические интересы, пусть и по очень разным причинам. И Уэллс мог служить каналом связи между ними, не обязательно подозревая об этом. Впрочем вряд ли совсем не подозревая. Ведь он был сознательным связным «открытого заговора» интернационалистов мирового объединения. Более того, начиная с 1930 до конца его жизни, гражданской женой, секретарем и советчиком Уэллса была таинственная Мора Будберг, она же Закревская-Бенкендорф. После расстрела ее первого мужа Бенкендорфа большевиками, Мора стала любовницей дипломата-разведчика Брюса Локкарта и сохранила близкие отношения с ним до конца жизни. С другой стороны, она была гражданской женой Максима Горького. Она свободно передвигалась между Москвой и Западной Европой, ее любили и принимали в элитных кругах Лондона. Словом, Мора Будберг была агентом влияния и «курьером»–связной между политическими и спецслужбистскими кругами Москвы и Лондона. Со слов своего друга, Драбкин пишет, что псевдоним «Эрнст Генри» Ростовскому придумала «бывший личный секретарь» Уэллса левая писательница Амабел Уильямс-Эллис [Lady Mary Annabel Nassau ('Amabel') Williams-Ellis (nee Strachey), 1894-1984]. Но Амабел никогда не была секретарем Уэллса и непонятно, почему Генри упомянул вообще в этой связи его имя. Нигде больше в очерке Драбкина об Уэллсе не говорится, и кроме «кэмбриджской пятерки» и Амабел мы не узнаем ни одного имени из обширных знакомств Генри в Англии. Случайность? Вряд ли. Не исключено, что этот пожизненный конспиратор, относившийся даже к своей биографии как к активке, сообщил Драбкину только половину правды. У Генри могли быть серьезные основания не распространяться о своих связях в Англии. Будберг умерла только в 1974 году в Лондоне, а Генри начал восстанавливать свои каналы межэлитных коммуникаций уже в 1960х, когда его покровители в Генштабе и ЦК вывели его из тени. Скорее всего не Амабел, а Мора Будберг и сам Уэллс обсуждали с ним деликатные вопросы публикации его двух книг.

Цепочка Ростовский (Майский) – Будберг – Уэллс 35  выводила советскую разведку и на элитные круги вокруг У. Черчилля. Уэллс был членом «Другого клуба» с 1911 года, когда его основали Черчилль и Фредерик Смит, граф Беркинхед. Обеды давались каждые две недели, и Уэллс передавал Море содержание бесед. В свою очередь, как показывают дневники Локкарта, Мора регулярно встречалась с ним и передавала последние новости из жизни Уэллса.

Цепочка Ростовский (Майский) – Будберг – Локкарт могла функционировать как канал связи или информационной игры между спецслужбами и внешнеполитическим руководством обеих стран. К этому надо добавить, что Мора подружилась с Гаем Берджесом, с которым Ростовский был знаком с 1933 или 34 года. Когда началось это знакомство, мне неизвестно, но можно предположить, что Берджес получил работу в БиБиСи не без помощи Локкарта, который с началом войны стал во главе Службы военной пропаганды, включавшей БиБиСи. 36 

Опытный разведчик, Локкарт был чистопородный шотландец как Фриц Маклин. Они хорошо знали друг друга по Южному Департаменту Уайтхолла. От Локкарта мы знаем, что именно Маклин выступил с предложением бомбардировки Баку и Грозного в 1939. Локкарт был «выдвиженцем» лорда Милнера, который встречался с ним в январе 1917 в Петрограде и заступился за Локкарта, когда того отозвали в Лондон за его компрометирующую связь с Будберг, считавшейся то шпионкой немцев, то большевиков, то и тех и других. В Лондоне Милнер представил Локкарта Ллойд Джорджу и инструктировал его перед вторым назначением послом в Петербурге. Вскоре последовала известная история с «заговором Локкарта», за которым стоял Сидней Рейли (Григорий Розенблюм), тоже, видимо, хороший знакомый Будберг. Локкарта обменяли, и Милнер, умерший в 1925, передал его своим воспитанникам из т. н. «детского сада Милнера»–круга молодых британцев, работавших под его началом в Южной Африке, где Милнер служил Верховным комиссаром в 1902-10 гг. В первой половине 1930-х Локкарт, работавший в Форин офисе, был лично близок к Сэму Хоару (Samuel Hoare)–одному из ведущих сторонников политики «умиротворения». Хоар был другом лорда Лотиана из «детского сада Милнера», входил в «миротворческую» группу «Круглого стола» и получил печальную известность из-за «пакта Хоара – Лаваля» (1935), который «умиротворял» Муссолини за счет территории Эфиопии. В то время Хоар был главой Форин офиса, и Чемберлен был вынужден принять его отставку под давлением международных протестов. Но уже в следующем году Хоар получает пост первого лорда Адмиралтейства (1936), а затем государственного секретаря.

Если поместить две книги Генри о Гитлере в этот контекст, то их можно рассматривать как своего рода «активные мероприятия», отдаленно напоминающие активки А. Сурикова 1994 года, которые он создавал для Брейтвейта в лондонском Кингс-колледже. Адресат этих книг – не просто английское общество и политики, левые и «прогрессивные» круги Запада, а конкретно та элитная группировка Круглого стола, которая управляла внешней политикой Британии и имела серьезное влияние на Белый дом через такие теневые фигуры как сэр Вайзман – бывший глава Интеллидженс сервис в США, один из архитекторов Версальского мира «полковник» Эдвард Хауз и «англофильский» костяк Совета по международным отношениям. Генри, конечно, лукаво сообщал в предисловии к первой книге, что она не была "инспирирована" ни в каких кругах и не была связана с какими-либо "официальными" или "неофициальными" кругами ни в одной стране. Тем самым намекая, на противоположное. Ведь только посвященные знали, что Генри был советским агентом, и к этим посвященным относились адресаты его книг. Можно предположить, что для них смысл этих книг был несколько иным, чем для общей публики. Во второй книге Генри прямо говорит, что он пишет прежде всего для Британии, которая «держит в своих руках ключ к окончательному решению» в том случае, если Россия станет «ближайшим противником» Гитлера. Это какой-то намеренно туманный намек для посвященных, который не становится яснее от невыполненного обещания написать третью книгу под названием «Гитлер и Британия». Тем не менее, нетрудно понять центральный «мессидж» Генри внешнеполитической элите Британии. Готовится вторая мировая война. Ошибаются те, кто надеется «локализовать» назревающий конфликт в районе Восточной Европы. Эта война «не оставит нетронутой ни одну страну, как бы “изолирована” она ни была». Война будет иметь все-европейский характер апокалиптической битвы между «Европейской фашистской армией» и «Европейской социалистической и демократической армией». И, наконец, главное: в случае нападения Гитлера на СССР война закончится пролетарской революцией в Германии. И на этот раз революция будет «непобедима». Таким образом, Генри предупреждает консервативные британские элиты, надеющиеся уничтожить СССР руками Гитлера, что результат будет прямо противоположным, и что они не смогут отсидеться за Ламаншем. Труднее понять, каких решений ждали от британских кругов Генри и стоявшие за ним военные и коминтерновские круги.

В любом случае, через год начался Террор, в котором погибли военная, коминтерновская и партийная составляющие антисталинского вектора. Стал очевиден и блеф Ростовского насчет неуловимых пролетарских «пятерок», якобы покрывших своей сетью всю Германию. Коммунистическое крыло немецкого рабочего класса к тому времени было уничтожено. И как показала история, из всех классов и прослоек Германии только рабочий класс оставался до конца лояльным нацистскому режиму. Бунтовали генералы Вермахта, пытался торговаться с союзниками Гиммлер, но немецкие рабочие продолжали стоять у станков, нередко под открытым небом и бомбежками, до самой капитуляции. Никогда больше Генри не заикнется о роли рабочего класса. В начале 60х на поверхность вынырнул не коминтерновский трибун революционного пролетариата, а борец со «сталинизмом» на стороне «здоровых сил в партии». И обращался теперь Генри исключительно к «интеллигенции» и «молодежи».

Но какое отношение все это имеет к Фарвесту? Историческое отношение. Фарвест не появился на пустом месте. Это продукт длительной эволюции силовой бюрократии, у которой была своя идеологическая фаза. И я предполагаю, что, начиная с 1960х Генри стал одним из идеологов советского Генштаба и ВПК, создавший определенное идеологическое прикрытие для перехода их верхушки в лагерь реставрации капитализма и разгрома СССР.

Политические взгляды Генри вполне ясно отразились уже в первых документах его карьеры «диссидента». По словам Сахарова Генри так рассказывал ему о себе. Курсив везде мой.

Здесь ясно видно, что Генри отвергает сталинизм с либерально-буржуазных позиций. Он даже говорит языком советской антикоммунистической интеллигенции. Ему не по душе «догматизм и единство» коммунистов. Ему куда больше импонирует «плюрализм» германской социал-демократии, который, однако, не помешал ее вождям расправиться с Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом и расчистить дорогу сначала консерваторам, а затем нацистам. «Либеральный центр» – вот политический идеал Генри 60х годов. Впрочем, скажу осторожнее: если верить, что сказанное и написанное Генри действительно выражали его убеждения.

Интересно сравнить позицию Генри со взглядами другого военного диссидента, но без кавычек, – генерала Петра Григоренко. В своих воспоминаниях «В подполье можно встретить только крыс» Григоренко так описывает знакомство с Ростовским. Курсив везде мой.

Григоренко неправильно дает фамилию Генри (Рождественский вместо Ростовский), но в остальном память ему, видимо, не изменяет. Откуда этот «злобный взгляд» Генри, «интуитивная взаимная антипатия»? Григоренко не знал Ростовского. Но это не значит, что Ростовский не знал Григоренко... По той же причине Григоренко недоумевает, почему Генри старался скомпрометировать молодого диссидента Александра Гинзбурга, пытался отговорить других от контактов с ним. Объясняется это видимо тем, что Генри знал о Гинзбурге то, чего не знали и не могли знать другие диссиденты. Гинзбург был кадровым сотрудником Народно-трудового союза. Но Генри не мог сказать об этом, не выдав своих связей с госбезопасностью. Между тем номенклатурные враги Генри и «здоровых сил» вполне могли использовать факт принадлежности к кругу Гинзбурга против самого Генри и его подопечных диссидентов вроде Сахарова и провалить его операцию по внедрению в эту среду.

Так вот, Генри, конечно, знал, что Григоренко был военным ученым и в течение ряда лет сотрудничал с академиком Колмогоровым, чью подпись под «Письмом 25-ти» Генри так хотелось заполучить. В Академии им. Фрунзе Григоренко руководил кафедрой военной кибернетики. Колмогоров был основателем советской кибернетики, которая из-за сопротивления партийной верхушки могла развиваться только под крылом Генштаба. Первое поколение советских кибернетиков практически все состояло из военных. Григоренко так описывает свой путь в кибернетику.

Итак, Григоренко имел связь с каким-то управлением ГРУ, возможно по научно-технической разведке. Вспомним и такую деталь. Колмогоров отказывает Сахарову в просьбе подписать письмо, составленное Генри, но через некоторое время подписывает сходное «от другой группы». Не указывает ли это на существование каких-то групп внутри Генштаба, каждая из которых столбила свой участок в «антисталинизме»? Но в отличие от Генри, Григоренко был настоящим диссидентом, причем диссидентом-коммунистом. Имел ли он союзников в Академии и Генштабе, я не знаю. Но послушаем Григоренко. Вот несколько цитат. Курсив везде мой.

Прежде всего бросается в глаза то, что в своей оценке Сталина Григоренко основывается на авторитете «рабочих, мелких служащих, пенсионеров и их семей», а не сливок советской интеллигенции, «молодежи» и иностранных товарищей. Демократизм Григоренко – это тот самый плебейский демократизм, за который Уэллс осуждал плебейского диктатора Сталина. Но Григоренко – не «сталинист», он был им только до 1953 года. Во-первых, потому что нельзя быть сталинистом без Сталина в Кремле. Никаких «сталинистов», которыми Генри дурил головы диссидентам в 1966, в советском руководстве к тому времени давно уже не было и быть не могло. Последние, настоящие сталинисты – Молотов, Ворошилов, Каганович были изгнаны еще в 1958, причем с помощью Шелепина, которого номенклатурные конкуренты потом представляли «сталинистом» в отсутствии таковых в природе. «Сталинизм» после Сталина – это номенклатурный миф, легенда, которую партбюрократия использовала для многочисленных идеологических прикрытий и метаморфоз на пути к своей трансформации в полноценный класс.

Во-вторых, коммунистическим идеалом Григоренко была не единоличная диктатура, пусть даже плебейского диктатора, а советская демократия трудящихся.

«Рабочий - идеал, носитель самой высокой морали, - считает П. Григоренко. - Кулак - зверь, злодей, уголовник. Капиталист - кровопийца, кровосос, эксплуататор, тунеядец. Коммунистическая партия - единственный творец и носитель новой морали, единственной общечеловеческой правды. И хотя я видел в жизни немало отклонений от этих правил, в душе жило убеждение, что это случайности, а в идеале именно так».

Невозможно представить себе Генри, говорящим такие слова. Не только в 1966, но и в 1926. Для крестьянского сына Григоренко коммунизм был нечто совсем другое, чем для сына фабриканта Хентова с увлекательной и комфортной жизнью в либеральной Англии.

Григоренко по-своему осознал ту опасность, о которой предупреждал Троцкий. Осуждением сталинизма бюрократия прокладывала себе дорогу к контрреволюционному перевороту. Он уже висел в воздухе фактами «бесхозяйственности, беззакония, бюрократизма, глупости». Сталин имел право на защиту. Но он был лишен этого права, потому что защитить его могли только те классы, включая крестьянство, которым бюрократия и примыкающие к ней привилегированные группы, вроде элитной интеллигенции и молодежи, не могли позволить говорить. И до сих пор не позволяют...

За взаимной антипатией Генри и Григоренко скрывался антагонизм между бюрократическим и народным социализмом.
За взаимной антипатией Генри и Григоренко скрывался антагонизм между бюрократическим и народным социализмом.

Но тогда почему Генри критиковал Сахарова, когда тот призывал к «конвергенции» капитализма и социализма точь в точь как когда-то Уэллс во время встречи со Сталиным?

В работе «Размышления о прогрессе», которую Генри предложил написать Сахарову, тот особенно напирал на «очень важный тезис о сближении социалистической и капиталистической систем, сопровождающемся демократизацией, демилитаризацией, социальным и научно-техническим прогрессом как единственной альтернативе гибели человечества».

«Против разговоров о сближении выступил журналист Э. Генри. (Его точка зрения была достаточно распространенной в те годы.) Э. Генри считал, что идея конвергенции отпугивала от Сахарова многих прогрессивно мыслящих людей, т.к. зачеркивала 50-летнюю историю страны и вела к отказу от идей Ленина. Конвергенция по Сахарову могла быть расценена как капитуляция перед капитализмом. По мнению Э. Генри, для выхода из кризиса необходимо было решить внутренние проблемы страны, чтобы “сделать коммунизм демократическим” и, следовательно, “нравственно привлекательным”. Это подтолкнуло бы человечество к вступлению на путь коммунистического развития». 37 

Казалось бы Генри тоже за коммунизм как и Григоренко. Но только на первый взгляд. Все аргументы Генри – это пустая либеральная риторика для наивной советской диссидентуры. «Прогрессивно мыслящие люди», «могут расценить», «выход из кризиса», «нравственно привлекательный», «подтолкнуть человечество». Это язык наемного провинциального публициста «за коммунизм». Если Сахаров наивен, то Генри – лжив. Даже не лжив, а просто ведет оперативную работу агента влияния в диссидентском движении. Вопрос о «конвергенции» выходил за рамки компетенции советских диссидентов. Здесь в номенклатуре двух мнений быть не могло. Все сидели в одной лодке. Только номенклатура имела право определить момент достаточного консенсуса внутри себя, когда «конвергенция» из пустой диссидентской болтовни могла наполниться ее единственным материальным смыслом – реставрацией капитализма в СССР.

Из справки бурцев.ру

Григоренко в «резервных концепциях поведения» не нуждался.

«Если Сталин был все же революционером, может придти другая личность», - говорил П. Григоренко на партийной конференции в 1961 году. И такая личность пришла. Не без помощи Генри и его «вектора» в Генштабе МО СССР. И что удивительно, этот вектор пережил СССР и теперь используется для подрыва капиталистической России.

Из письма бурцев.ру. об Э. Генри

Весной этого года в Москве прошло несколько мероприятий, посвященных столетней годовщине со дня рождения Генри. Были переизданы его книги 1930х о Гитлере и впервые изданы его записка «К вопросу о внешней политике Сталина» (1966) и роман «Прометей». У меня сложилось впечатление, что со стороны Фарвеста эти события носили характер активного мероприятия. Тем самым обнаружилась некая идеологическая связь Фарвеста с вектором Генри в ГРУ. Это мнение основано, в частности, на статье идеолога Фарвеста, А. Сурикова, под названием «Крах биполярного мира был предсказан в 1966 году в записке на имя Суслова».

Изложение Суриковым внешнеполитических взглядов Генри подтверждает предположение о плане Гопкинса-Генри. Он одобрительно выделяет следующие мысли Генри.

Сталин «продолжил сверх державную линию русских царей». Вместе с Черчиллем он виноват в создании «биполярного мира» вместо того, чтобы договорится с белыми и пушистыми американцами о создании «почти что социализма» в Западной Европе. Генри даже «привел доказательства, что руководство США во главе с Ф. Д. Рузвельтом и Г. Гопкинсом летом 1944 года также особо не возражало против создания во Франции левоцентристского демократического режима во главе с коммунистами». Оказывается, речь шла о «еврокоммунизме», «демократических институтах и сменяемости власти через выборы». И на этом чудеса Гопкинса-Генри не заканчивались. «С другой стороны, безусловно, предусматривалась левая социально-экономическая политика и дружба с родиной социализма – великим Советским Союзом». Все тот же стиль мелкого провинциального публициста «за коммунизм». Ну, а если французы и итальянцы на выборах проголосовали бы против «дружбы с родиной социализма»? Что тогда? Представьте себе добрых лавочников Парижа и ювелиров Венеции с «великим Советским Союзом» в сердце. Вспомним о «пролетарских пятерках» Генри. Они так до сих пор и сражаются в своем подполье. Но генерал Григоренко объяснил нам, что в подполье можно встретить только крыс.

Что еще не так сделал Сталин? «Настойчиво требовал фиксации установившейся в 1940 году западной границы СССР». Значит, Гопкинс-Генри предусматривал СССР в границах 1939 года. Идем дальше.

Все понятно. Гопкинс-Генри – это союз США с СССР в границах 1939, в котором СССР будет служить рынком сбыта американских промышленных товаров и источником сырья для американских монополий– точь в точь по Гайдару образца 1992 года! Но это не все. Поскольку Старший Брат приоритетным для себя считал Восточную Азию и Тихоокеанский регион, младший брат будет дружить со старшим против Китая, Японии и других узкоглазых. За это Гопкинс поможет Генри давить «еврокоммунистов», если они вздумают проголосовать против вечной «дружбы с родиной социализма». И вот уже под блудливым пером Сурикова план Гопкинса-Генри становится поразительно похож на «геополитическую концепцию Кургиняна». Не хватает только последнего штриха. Но вот и он.

К великой дружбе США и СССР присоединяется маленький, но гордый народ, ведущий национально-освободительную борьбу с коварным Альбионом и его союзниками-арабами. Значит, вместе с США и Израилем бьем китайцев и арабов, а европейцев держим в состоянии «вечной дружбы с великим СССР»! Теперь все сходится. Впрочем, забыли об индусах. Но это мелочи. Когда с нами Израиль, индусы как-нибудь сами собой приложатся.

Наконец, Суриков доходит до главного зла–«биполярного мира», той самой Баррикады, которую Сталин никак не хотел уступить Уэллсу.

Здесь Суриков использует пораженческую геополитику Генри как аргумент против кремлевского лозунга «суверенной демократии». Россия якобы не может быть суверенным государством как США, Китай, Индия и Бразилия (!). Ведь даже могучий СССР не смог. (Правда, со Сталиным мог, но для ясности мы это замнем, тем более что «Путин – это далеко не Сталин»). Единственное спасение для нашей матушки-России это «прислониться» к одному из «центров силы», иначе говоря, стать вассальным государством. Но к кому? По понятным причинам Суриков не может сказать это прямо, но те, кому адресован подтекст его слов, хорошо понимают, что прислоняться надо не к Китаю, Индии или, не дай бог, к Бразилии, а к Западу, т.е. напрямую к США или к США через их Европейский вассалитет (вассал моего вассала не мой вассал). Учитывая хорошо известную компетентным органам и московской политтусовке близость Сурикова к Кургиняну и его ликудовцам, на поверхностном уровне это воспринимается просто как словечко, замолвленное за «геополитическую концепцию» последнего – США, Россия, Индия и Израиль устраивают вечную дружбу и идут бить «мусульманский Юг», китайцев и «старых» европейцев. Но концепция Кургиняна это лишь внешний смысловой слой. Более глубокий и более примитивный смысл слов Сурикова обращен к целевой аудитории, которую Фарвест публично подначивает на госпереворот вот уже два года: «Времени у вас осталось мало. Не надейтесь, что новая холодная война позволит вам отсидеться за стенкой. Путин – не Сталин. Он сдаст вас. Поэтому лучше вы сдайте его, чтобы вам позволили прислониться к США... вместе с вашими электронными счетами».

Продолжением вектора Генри был вектор генерала ГРУ Гусева, в личную агентуру которого входил Суриков и другие фарвестовцы. Пятая колонна не ограничивалась организацией диссидентов. Она формировалась в недрах бюрократии, включая спецбюрократию. В последней, под защитой режима особой секретности этот процесс мог идти быстрее, чем в партийной и государственной верхушке, и принимать более резкие и смелые формы. Помимо секретности, как кокон окутывавшей спецслужбы, помогало и другое обстоятельство. В воображении советских масс номенклатура с помощью кино и других форм массового внушения культивировала образ разведчиков как «лучших сынов и дочерей советского народа», прошедших все мыслимые и немыслимые испытания на «холодный разум, горячее сердце и чистые руки». Но под прикрытием этой легенды шел процесс морально-политической деградации советских спецслужб, отражавший и обгонявший процесс разложения верхушки и остального общества. Кадры реставрации ковались в кабинетах ЦК и обкомов, на черном рынке, в зоне, университетах, редакциях и литературных тусовках. Об этом уже много известно и написано. О роли советских спецслужб и армейской верхушки в разгроме социализма и СССР известно очень мало. Секретность – это опаснейшее оружие господствующего класса.

Янтарная комната генерала Гусева

Точные сведения о карьере Г., учитывая его должность, нам недоступны.
Есть только отрывочная информация.

Армен Саркисян.

* * *

Изотов был злым гением ГРУ, он долго стоял за Гусевым (и, кстати, за Поляковым). Можно считать, что Изотов – один из предтеч Фарвеста.

Из письма бурцев.ру автору

* * *

Как произведение искусства Янтарная комната не представляет особой ценности. Это прусский кунштюк, искуснейшая поделка в смоле. Ее гипнотизирующий, ослепляющий эффект основан на апофеозе пышности, на отсутствии границ, какого-либо стилевого самоограничения, на избыточном богатстве детализации. Лишь намек на границу превратил бы эту безделку в безвкусицу. Иными словами, это - идеология ancien régime в янтаре, неотразимая для буржуа, особенно для советского бюрократа на спецраспределителе строго по его шапке.

Из письма автора группе бурцев.ру.

Больное позднее потомство

Еще в начале 1970-х западные советологи обратили внимание на новую социальную тенденцию. В то время как КПСС оставалась вроде бы единственной «направляющей и ведущей» силой советского общества, дети номенклатуры только в редких случаях избирали партийную карьеру. Большинство предпочитало карьеры связанные с контактами с Западом. МИД, внешняя торговля, шестерка т.н. блатных институтов со своими отделами виз, потом шла наука и СМИ. Но вне конкуренции была внешняя разведка системы КГБ и ГРУ. Туда отпрысков советского вышесреднего класса тянуло как мух на летнее варенье. Это и понятно. В стране «победившего социализма», где все вроде бы победоносно катилось к полному равенству, не было в этой стране более сладкого слова, чем приставка «спец». И даже до сих пор, прибавим, нет. Приставка эта означала, грубо говоря, спецжратву, спецшмотки, спецдома, спецполиклиники, спецкурорты, а главное – особую власть «корочек», «допусков», «выездности» и прочих сладких вещей. А в разведке к тому же было и прекрасное образование, осведомленность о вещах простым смертным недоступных, интересная работа, «романтика» и, если повезет, - заграница. Собственно, примерно так и объясняли этот феномен западные советологи. Здесь мы с ними одних мыслей. И заметьте, что времена были не то чтобы очень суровые, а даже наоборот. На дворе стояло вечное «мирное сосуществование». В тыл к немцам забрасывать никого не предвиделось, чтоб папиросы на тебе тушили да звезды на спине вырезали - этого тоже можно было не бояться. В основном как это было: сиди себе в где-нибудь в Брюсселе или Вашингтоне в посольстве третьим секретарем по культуре или помощником атташе, и шпионь себе потихоньку, жена тут же где-нибудь на непыльной работенке пристроена, валютные рублишки идут себе, детишки английскому учатся – чем не жизнь? Но были и другие, конечно, карьерные пути, по-романтичнее, скажем, с уклоном в спецназ, в живое дело. Или работа с «революционными движениями», или еще по внешторговой части, всякие эмбарго и другие подлянки империалистов обходить. В любом случае, куда интереснее было в разведке, чем в какой-нибудь партийной конторе на собраниях свою молодость просиживать. Как хорошо писал Геннадий Водолеев, в советские спецслужбы последних десятилетий шли не по убеждениям, а «за жизненным успехом в его различных воплощениях». А позднее и «за состоянием при благоприятном случае». 39 

Все это так. Но у популярности спецслужб у поздней советской элиты была и более глубокая мотивация.

Родители, друзья генерала Гусева, да и он сам, были серьезные, умудренные жизнью люди. Не в тривиальном смысле, как мы, обычные смертные становимся, прожив лет 50, а в том, что знали они больше нас и видели дальше. Это ведь только нашим мамам и папам казалось, что СССР непобедим, что социализм – это навеки и никуда от него не денешься. Так казалось обыкновенным смертным. Такое представление укореняла в их сознание огромная машина советского агитпропа со своими генералами и стратегами. Родители же наших героев, не говоря уже о таком информированном человеке, как генерал Гусев, если и не могли знать наверняка, то как бы чувствовали или, так сказать, полу-знали, что вся эта незыблемость только кажущаяся, и все может перемениться очень скоро. И полу-знали они это, потому что принадлежали душой и телом к тому самому классу, который и готовил эти «большие перемены». Не в каком-то вульгарном, конспиративном смысле готовил, а как бы стихийно, по своему классовому инстинкту, что «так лучше будет». И еще они чувствовали, что когда эти большие перемены придут, лучше всего их будет встретить отнюдь не в партийных кабинетах, а, скажем, во Внешторге, министерстве, главке, в спецслужбах. Там, где вдруг откроются новые возможности и у тебя будут знания и связи, чтобы их использовать. Вот как я понимаю в самом общем виде мотивы, по которым служба в советской разведке стала от большого блата зависеть.

С этим вопросом более-менее понятно. Ну, а что могло двигать генералом Гусевым? Ведь надо было с кадровиками спорить, раз за разом переигрывать их решения, рисковать... Полагаю, что помимо сентиментальных соображений мужской дружбы и т.п., Гусев подбирал себе молодняк, который был бы ему обязан личной преданностью. Не исключено, что Гусев знал этих молодых людей или мог судить о них по своему знакомству с родителями, и что его устраивали некоторые черты характера и взгляды тех и других. Гусев действовал с дальним прицелом, готовил себе команду.

Кстати, о кадрах. И там не боги сидели. Кое-что стало известно об этом из дела генерала ГРУ Дмитрия Полякова, который продолжал активно работать на ЦРУ, когда Гусев, через протесты управления по кадрам, направил своих протеже в закрытые учебные заведения военной разведки. Поляков, кстати, тогда ими и руководил. Одним из его покровителей был начальник Управления по кадрам ГРУ генерал-лейтенант Сергей Изотов, до этого назначения 15 лет проработавший в Административном отделе ЦК КПСС. В деле Полякова фигурируют дорогие подарки, сделанные им Изотову. В 1974 Поляков получил звание генерал-майора и презентовал Изотову серебряный сервиз, купленный сотрудниками ЦРУ специально для этой цели40 

Из письма Московской редакции:

Изотов стоял и за Поляковым, и за Гусевым? Тогда получается, что Поляков передавал американцам секретную информацию по анти-КОКОМ, которой обладал Гусев, курировавший анти-КОКОМ. И за обоими стоял Изотов. Это, а не генеральское звание, давало Полякову и американцам выход на антикокомовские бизнесы. Там их ждали люди Гусева-Изотова. Налаживались взаимовыгодные «неформальные связи и механизмы»; американцы – деловые люди, и зарплаты никогда не хватает. До идеи создания Фравеста оставалось совсем немного.

«После перевода в Союз Поляков, став начальником факультета военно-дипломатической академии, передал ЦРУ полный список всех слушателей «консерватории», из которых готовилась зарубежная агентура». И это назначение должен был предложить или, как минимум, одобрить Изотов.

После ухода на пенсию Полякова, Изотов устраивает его работать вольнонаемным в управлении кадров ГРУ. Поляков получает доступ к личным делам всех сотрудников этой спецслужбы...

Итак, Поляков мог способствовать образованию юных фарвестовцев в качестве начальника факультета академии ГРУ и успеть, как минимум, дважды сдать их американцам. Неплохое начало разведывательной карьеры!

Вспомним дело Пеньковского. Не потому, что оно было каким-то из ряда вон выходящим. Просто об этом деле подробностей больше известно, чем о других. Разведчик из Пеньковского никакой, но был он душа-человек, умел удружить всем, от кого могло зависеть продвижение по службе, кто мог поделиться интересной для англосаксов ведомственной информацией. Умел он нужных человечков «погладить по голенищу», как в армии выражаются. Вот один характерный пример, раскрывающий нравы советской силовой верхушки. Пеньковский, как и питомцы генерала Гусева, был принят в разведку не сразу, не на ура. Генерал Серов, начальник ГРУ, зарубил его кандидатуру и взял Пеньковского только после сильного давления, организованного маршалом Варенцовым. Пеньковский одно время был его личным адъютантом. Потом повторно отказался взять его, когда Пеньковского выгнали из ГРУ за безобразное поведение в Турции. Но опять уговорили Серова. Казалось бы начальнику ГРУ стоило держаться подальше от такого подчиненного. Оказалось наоборот. Жена Серова с дочкой едет в Европу отовариваться в Париже и Лондоне (спрашивается: на какие валютные доходы?!). По Европе спецдам сопровождает Пеньковский, помогает делать шоппинг. И не только. Разве могли совсекретные советские леди пропустить земляничку цивилизованного мира? Конечно, нет! Дочери Серова захотелось побывать на улочках, где находятся дома терпимости и промышляют люди «без комплексов». Пеньковский с большим знанием дела выполняет эту невинную просьбу советской комсомолки. По возвращении семьи из европ генерал Серов, чтобы выразить благодарность услужливому Пеньковскому за успешное выполнение опасного боевого задания, устраивает для него интимный семейный обед! 41 Вот такие были нравы в святая святых советской разведки, где работали самые проверенные наши товарищи! Придет время и, попробовав сладкой жизни на Западе, они перейдут от скромненьких шоп-туров к куда более серьезным вещам. Ждать оставалось не так долго, где-то лет двадцать с хвостиком.

Заканчивая с хрестоматийными примерами, надо обязательно отметить недавний интерес к Пеньковскому и Полякову со стороны Кургиняна. Видимо, подозревая, что дело идет к развязке, и публикации о Фарвесте в нашем «маргинальном журнальчике» появляются неспроста, «системный аналитик» выстраивает еще одну линию обороны для своих коллег, а заодно и для себя. Так просто, на всякий случай. Оказывается, «мы до сих пор не знаем, что такое дело Пеньковского». А заодно и Полякова. Причем по Пеньковскому «есть почти стопроцентный экспертный консенсус», что никаким «шпионом» он не был. Не верите? Пойдите и проверьте сами.

Кургинян знает, но нам не скажет, потому что, как мы уже выяснили, простым смертным запрещено прикасаться к эфирным материям элитных игр. И обычной нашей контрразведке тоже нельзя. Это для нее, лапотной, слишком «тонко». Ее только пусти в калашный ряд! Она мигом всех арестует, допросит и расстреляет. Как Пеньковского с Поляковым. И дела ей нет до того, что оба советских разведчика мужественно выполняли свой межэлитный долг «по совместному решению нашей и американской верхушки». (Не верите? Тогда пойдите и сами спросите у этих верхушек!) А это уже «структурообразующие звенья системы». Вот на кого замахнулась дубовая советская контрразведка! Скажем, Изотова в ГРУ послали «структурообразующие элементы» в Административном отделе ЦК, а то и повыше, чтобы он защищал межэлитного агента Полякова от сермяжных дураков-контрразведчиков. И защитил же! Но в ЦРУ нашелся дурак Эймс. Он сдал эфирного агента Полякова и купил на эти деньги грубо-материальный домище в буржуазном районе города Вашингтона. И что в результате? Полякова расстреляли, Эймса посадили, Ивашутина сняли, структурообразующего Изотова затаскали на допросы, а эфирные сферы отвернулись от такого земного безобразия и не хотят иметь с нами никаких дел! Хорошо хоть время от времени Фарвест спускается к нам, грешным, по доброте душевной. Вот пример того, что может случиться, когда грубая пещерная действительность в форме военной контрразведки КГБ-ФСБ вторгается в высоко одухотворенный мир «элит». Только «стратегическая» может это делать, но таковой у нас нет и не предвидится. А посему – руки прочь от Фарвеста Гейтса, Турки и Брейтвейта! Руки прочь от Спецотдела «Р(оссия)» Филина и Лихвинцева! Руки прочь от Стамбульского Бюро бригадного генерала Саидова и руссоиста Нухаева! Руки прочь от эфирных тел с правом ликвидации человеков в России! А еще лучше вообще похерить эту контрразведку начисто, чтобы эфирные сферы простили нас и вернулись.

Так посреди первопрестольной ликудовский агент влияния Кургинян покрывает цэрэушных агентов влияния мафиозно-политического и военно-разведывательного сообщества Фарвест в газете профессионального госпатриота Проханова, оплачиваемой структурообразующим кремлевским сидельцем Сурковым из «общака», который еще несколько лет назад вполне мог бы наполняться с помощью специфического бизнеса того же Фарвеста. 42 Таков, читатель, круговорот веществ в занимательной природе нашего общества!

Сограждане! а что если старый лицедей прав, и «все пропало»? Что если сермяжная правда жизни именно в кроссвордах после плотного ужина и Булгакове на сон грядущий, а элитная – в седьмом измерении? Ну, не бросят же они нас совсем на погибель в конце-то концов?! Кто-то ведь должен отвозить Сергея Ервандовича на работу, покупать ему туалетную бумагу, да и делать ее тоже. Что если слесарю слесарево, а Фарвесту фарвестово, а? «Нам что, больше всех надо что ли»? Начальство есть, пусть оно и разбирается, а мы пойдем в сад. Вот книгу только допишу и пойду, ей богу, пойду.

Пока же приходится вернуться к генералу Гусеву.

Туфли генерала

Известны четыре открытых источника сведений о Гусеве. Первый и основной это дозированная информация, полученная от Армена Саркисяна. Второй – газетные статьи и книга капитана 1-го ранга, журналиста Сергея Турченко. Третий – статьи журналиста Нажданова. Четвертый – статьи Анатолия Баранова.

Произведения Турченко, Нажданова и Баранова являются дезинформацией, вряд ли полностью сознательной в случае Турченко и Нажданова, и абсолютно сознательной со стороны Баранова. Моя реконструкция истории Гусева опирается в основном на данные полученные от А. Саркисяна и Московской редакции бурцев.ру.

Официальные биографические сведения о Гусеве скупы.

Гусев действительно погиб случайно в автокатастрофе, подозрения подстроенности были, но не подтвердились.

Фотографии Гусева нет. Но в своей недавно опубликованной книге “Военные тайны. Янтарная комната” (2005) Сергей Турченко так описывает внешность генерала незадолго до его гибели.

Навстречу вышел из-за стола высокий осанистый мужчина, которому на вид было не более 55 лет, белолицый, с густыми светло-русыми слегка волнистыми волосами, зачесанными назад и чуть наискось, в генеральской рубашке бутылочного цвета с расстегнутым воротником, без галстука, с голубыми авиационными лампасами на безукоризненно отутюженных брюках... Бросились в глаза великолепные коричневые лаковые туфли, каких, конечно, не выдавали в армейских вещевых службах даже маршалам, не то, что генералам... Но самое примечательное во внешности Гусева было гармоническое сочетание цвета лампас с огромными синими какими-то не по должности и не по возрасту наивными, почти детскими глазами... 43 

Мое внимание тоже привлекли эти какие-то совсем уж необычные туфли генерала. Из описания Турченко создается образ обаятельного, красивого, любящего пожить мужчины в соку лет, наверное не врага женскому полу. Теперь рассмотрим то немногое, что мы знаем или имеем основания предполагать о днях и трудах генерала до того утра 1991 года, когда, по словам завотделом «Красной звезды», капитана первого ранга Сергея Турченко, Гусев вызвал его к себе в штаб-квартиру ГРУ на беседу о Янтарной комнате.

У меня нет информации, какие службы ГРУ возглавлял Гусев. Но по ряду косвенных данных и сообщений, включая компромат 2003-04, можно предполагать, что в то или иное время круг обязанностей Гусева включал сеть анти-КОКОМ –зарубежных коммерческих организаций для импорта в СССР техники и материалов, запрещенных соглашениями стран НАТО и их союзниками, а также курирование системы спецобучения партизанских кадров из стран Третьего мира.

Известно, что где-то лет за десять-двенадцать до беседы Гусева с Турченко, на рубеже 1980-х годов, генерал Гусев оказал протекцию в поступлении на службу в свое ведомство нескольким молодым людям и, несмотря на категорические возражения кадровиков, добился, чтобы их приняли в эту наисекретнейшую организацию. Если верить источникам подполковника Саркисяна (а доверие они вызывают хотя бы потому, что он заплатил за эту информацию своей жизнью), возражения кадровиков ГРУ против кандидатур Владимира Ильича Филина (1959 г.р.), Алексея Александровича Лихвинцева (1960 г.р.), Руслана Шамильевича Саидова (1960 г.р.) и Антона Викторовича Сурикова (1960 г.р.) (все кроме последнего – имена прикрытия) были вызваны обстоятельствами их родословной, которые в те неполиткорректные времена приводили в сильное возбуждение и кадровиков куда менее таинственных учреждений.

По свидетельству А. Саркисяна, один «очень уважаемый ветеран» сообщил ему, что

Генерал лично знал отцов Сурикова, Саидова, Филина и Лихвинцева. Несмотря на категорические возражения сотрудников, ответственных за кадры (из-за анкет), генерал своим авторитетом добился включения их в структуру.

Можно предположить не без помощи начальника управления кадров Изотова и с санкции Ивашутина. И молодые люди пошли учиться в спецучреждения ГРУ и потом поехали на практические занятия в Афганистан.

Ты помнишь, Антоша, дороги Афганщины?

В провинциальный город Шинданд на западе Афганистана 5-ая гв мс дивизия 40 армии вошла вскоре после захвата дворца Амина в Кабуле. Рядом с городом была построена огромная военная база. Официально, в Шинданде находилось только одно боевое подразделение советских спецслужб – оперативный отряд КГБ Карпаты-1. Но по всему Афгану ходили слухи об «отмороженных» грушниках из некой спецгруппы «Н», базировавшейся в Шинданде, а также в районе перевала Саланг, где знаменитый тоннель, построенный советскими инженерами в 70-х годах, связывал трассу Термез – Пули-Хумри с Кабулом. Литера «Н» означала «наркотики». Спецгруппу сформировали по приказу Гусева. Вот что сообщает о ней Армен Саркисян:

Ключевая фраза: спецгруппа «непосредственно замыкалась» на Гусеве. То есть она не входила ни в какое подразделение ГРУ. Между Косяковым и Гусевым не было промежуточных инстанций. Это была как бы карманная команда генерала. Официально спецгруппа была создана для борьбы с наркотрафиком, который финансировал душманов и использовался для разложения советских войск, а также создания диверсионной сети на территориях СССР прилегающих к афганской границе. Американцы планировали на будущее и не ошиблись. В 90х гг. банды диверсантов Турки стали совершать регулярные набеги «за речку», порой вырезая целые наряды 201-й дивизии.

В то время американцы задействовали секретную программу «Операция Москит» по разложению советских войск с помощью наркотиков. Эту идею подал Рейгану в 1981 году глава французской военной разведки граф де Маранш. Рейган отдал соответствующий приказ директору ЦРУ Кейси. Центральную роль в этой операции играла связка ЦРУ– пакистанская разведка – банк BCCI, тот самый, через который шло финансирование операции Иран-контрас. За банком стояли крупнейшие фигуры мировой закулисы во главе с дядей принца Турки Камалем Адхамом и саудовским миллиардером Аднаном Хашогги.

Теперь поразмышляем над загадочной фразой Армена о «хороших» и «плохих» контрабандистах. Кого моглa «крышевать» спецгруппа “H”?

Еще до встречи Маранша с Рейганом, в мае 1979 пакистанцы свели ЦРУ с афганским авторитетом Хекматьяром, который впоследствии стал главным накобароном душманов. С пакистанцами и организацией Хекматьяра у американцев были необходимые для «Операции Москит» кадры. Но не было героина. К концу 70х производство опиума в Золотом треугольнике резко упало. А в феврале и апреле 79-го Пакистан и Иран запретили производство опиума на своей территории. Для борьбы с СССР было необходимо найти новый источник дури. Было решено использовать наркотики, захваченные американским Агентством по борьбе с наркотиками (ДЕА). Так в Афганистане появился колумбийский кокаин. 44 Другим источником стали земли пуштунов в Пакистане и Афганистане, на которые практически не распространялась правительственная власть. В течение 70х эти районы привлекали к себе внимание международных наркокартелей, авантюристов и химиков из Европы и США. Но развитие наркобизнеса там шло ни шатко ни валко, и основной поток сырца и героина уходил в Турцию. Теперь его предстояло развернуть на Афганистан и советскую Среднюю Азию, резко увеличить производство, наладить доставку и сбыт. Этим занялись пакистанцы. Поддерживая Хекматьяра и устраняя его конкурентов, они получили возможность управлять нарковойной против СССР и демократического Афганистана. Таким образом, мы обнаруживаем, что не только для генерала Гусева, но и для пакистанской разведки (с ЦРУ и Мареншем за их спиной) караваны с героином делились на «хорошие» и «плохие». Что это? Случайное совпадение? Продолжим размышлять в этом направлении.

Пакистанцы могли худо-бедно контролировать только свои районы. Кто же будет устранять «плохих» наркоторговцев и защищать «хороший» опиум Хекматьяра в Афганистане, а тем более на севере у Масуда, который знал как перебросить его “за речку” в СССР? Получается, что американцам очень нужна была какая-то постоянно действующая «спецгруппа», которая могла бы выполнять такие деликатные задачи в недоступных для пакистанцев районах. И как раз в это время протеже Изотова генерал Гусев дислоцирует на западе и северо-востоке Афганистана карманную спецгруппу «Н», комплектует ее ядро своей личной агентурой, чьи данные Поляков, другой протеже Изотова, уже успел передать американцам, и приказывает ей перехватывать «плохие» и пропускать «хорошие» караваны с душманской дурью. Еще одно случайное совпадение. И не последнее.

В январе 2004 года на сайте компромат.ру было опубликовано сенсационное интервью с Сергеем Петровым. Это был тот самый Петров, который служил у Косякова в 84-85 гг. Причем, как отмечает Армен, с марта по август 84-го, вместе с Петровым там находились все питомцы Гусева: Владимир Филин, Алексей Лихвинцев, Антон Суриков, Руслан Саидов и Валерий Лунев. Вот, что рассказал Петров за неделю до гибели в Южной Африке.

О каком «начальстве» говорит Петров? Начальство у них было только одно – Гусев. Значит, Гусев держал канал связи с американцами через «дальнего» американского родственника Сурикова в Пешаваре. Для кого? Для Изотова и его совсем темных корней на Старой площади? Но карьера Изотова кончается в 86 с арестом Полякова. А канал? Остается в руках Гусева и замыкаетсяна нем. К этой теме я еще вернусь. Пойдем дальше.

Исмаил Хан – был майором афганской армии. В 1979 году поднял мятеж в Герате против находившихся там советских политических советников. После подавления мятежа правительством Тараки, бежал в горы. К тому времени, когда питомцы Гусева прибыли в Шинданд, Исмаил-Хан вел активную борьбу против советских войск на северо-западе под руководством Бурханидина Раббани и пользовался поддержкой Ирана. Таким образом база Шинданд, расположенная рядом с иранской границей, была удобным местом для контактов с Исмаил-Ханом и иранцами. А из другого района дислокации спецгруппы, на северо-востоке у перевала Саланг, Косяков мог контролировать каналы Масуда.

Обвинение в мародерстве, сделанное Петровым, вероятно относилось к грабежу захваченных караванов. Отмечу такую деталь в рассказе Петрова: питомцы Гусева были «на особом положении» в отряде Косякова. Оно выражалось в том, что они «контактировали с явными душманами... даже арабами». Значит, только у Сурикова, Филина, Лихвинцева, Лунева и Саидова была санкция Гусева на такие контакты. А как же без них узнаешь, какой караван «хороший», а какой «плохой»? Нужна была агентура, чтобы по ее информации наводить спецназ на конкурентов Хекматьяра. И не только для этого. Контакты фарвестовцев «даже» с арабами – означало контакты с прямой агентурой Турки. Канал Гусева не ограничивался американцами...

По другим сообщениям Косяков продавал душманам оружие и боеприпасы в обмен на сырец опиума. Перехваченный и купленный полуфабрикат затем перебрасывался в Узбекистан, где на базе Ферганской бригады спецназа ГРУ была оборудована лаборатория по его переработке в высококачественный героин. Что потом? Потом самолетами военно-транспортной авиации этот героин переправлялся на советскую базу на Кубе... А с Кубы? Ну, не в Колумбию же его везти. Скорее всего в Никарагуа и/или в Панаму, а оттуда уже в США. Советские базы на Кубе имели экстерриториальный статус и вмешательства кубинских властей можно было не опасаться.

Генерал Очоа бывал на Ферганской базе во время многочисленных поездок в СССР. Гусев тоже туда наезжал по делам службы, там видимо и познакомился с отцом Саидова согласно обычаям восточно-партийного гостеприимства. Скорее всего Гусев познакомился с Очоа еще раньше в Африке. Была у него связь и с Тони де ля Гуардиа. Не могло не быть. Тони был кубинским Гусевым. Он возглавлял сверхсекретное подразделение Министерства внутренних дел по добыче валюты. В Панаме у него было подставное представительство, но в целом опираться такое подразделение могло только на тайную сеть анти-КОКОМа, особенно в части международных финансовых каналов, где у Гусева был такой знаток этого дела, как Яков Абрамович Косман, в настоящее время представляющий в Фарвесте интересы французской внешней разведки.

1989: Провал на Кубе, успех в Румынии

Вскоре после падения Берлинской стены в ноябре 1989 Кастро скажет: «Сейчас по словам империалистов существует два типа социалистов, два типа коммунистов: хорошие и плохие... Тех, кто не склоняется перед империализмом, они называют негибкими. Да здравствует негибкость!»

Реакционный обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Уильям Сафир назвал Фиделя «Чаушеску Кариб». Но их судьба в этом году сложилась по-разному. Чаушеску тоже отказывался стать «гибким», и Горбачев дал советским спецслужбам приказ на подготовку его свержения и сотрудничества в этом деле с американскими спецслужбами. Ставленники Андропова и Горбачева–Крючков, Шебаршин, Язов, Моисеев и Михайлов–приказ Горбачева исполнили. В рамках этой операции Гусев послал в Бухарест Филина, который владеет румынским (молдавским) и был его доверенным человеком. В Бухаресте Филин мог быть офицером связи при Минобороны Румынии и Генштабе. 15 лет спустя, после своего участия в оранжевом путче в Киеве осенью 2004, когда он координировал действия оранжевых силовиков с американским посольством, Филин использует эту параллель в одном из первых залпов информационно-психологической разработки силового окружения Путина. Я хочу процитировать одну сцену из его статьи «Путин – не Чаушеску», опубликованной за месяц до указа Ющенко о создании Спецотдела «Р», в которой он описывает решающий момент в заговоре советских и американских спецслужб против «негибкого» вождя румынского социализма.

Я думаю, что Филин (или Суриков) выдумал эту сцену для пущего эффекта на Сечина, Устинова и их силовое окружение. Но, видимо, суть отношений между путчистами в МО, их американскими спонсорами и советскими советниками в целом схвачена верно. Такой же сценарий Чейни, Вебстер и Гейтс готовили вместе с советскими спецслужбами и для Фиделя Кастро. Причем подготовка началась еще раньше, с 1987, когда Горбачев приехал в Вашигтон, взяв с собой инкогнито маленького востроносого мужчину с непривлекающей внимания внешностью.

Больше всего Горбачева беспокоили Кастро и Хоннекер, крепнущие связи между ними. На заводах ГДР оставалась вооруженная рабочая милиция. Троцкисты-спартаковцы даже надеялись поднять ее на защиту социализма и в последней отчаянной попытке бросили туда свои лучшие кадры и финансовые средства, которые у них были. Спецслужба Маркуса Вольфа тоже могла не согласиться на свою сдачу американцам. Кубинская революция не сдавалась, и авторитет Фиделя оставался высоким. КГБ передавал Горбачеву, что Кастро считал его изменником делу социализма. Шла информация и от заграничных «друзей перестройки».

В январе 1989 года в разговоре со своим другом, писателем Габриелем Гарсиа Маркесом, сторонником горбачевской перестройки, Фидель сказал: «Пойми меня правильно. Я не против принципов перестройки, но это исключительно рискованная политика. Она ведет мир социализма обратно в капитализм». А когда Маркес возразил, что напротив перестройка это «скорее начало настоящего социализма, социализма с человеческим лицом», Кастро ответил: «Нет, поверь мне, Габо, это будет катастрофой». И об этом знал Горбачев.

Кастро оставался для него большой проблемой.

В июне 1998 года газета El Nuevo Herald (испаноязычный выпуск «Майами Геральд») опубликовала сенсационное заявление бывшего кубинского журналиста Рауля Мартина, который в течение более 10 лет работал в информационном агентстве «Пренса Латина». Мартин рассказал, что в период 1987-89 гг. он участвовал в операции КГБ, которая проводилась под прикрытием советского агенства «Новости». Целью операции была работа с недовольными элементами в кубинской армии с целью подготовки свержения Кастро и перехода к политике «перестройки».  46 Вряд ли только КГБ готовило переворот на Кубе. У ГРУ для этого было не меньше возможностей благодаря обширным военным связям между СССР и Кубой. И в первую очередь, благодаря тесным связям дивизионного генерала Арнальдо Очоа Сантеса с Генштабом МО СССР и лично с одним из заместителей начальника ГРУ– Юрием Гусевым. В советском генералитете хорошо знали Очоа и его «демократические» взгляды по академии Фрунзе и тесному взаимодействию в Африке, где он критически высказывался о политическом курсе Кастро еще в 70х годах.

Советские генералы политического вектора Генри–Горбачева, ставленники и выдвиженцы последнего, готовили Очоа на роль вождя антикастровского переворота. Помогали ему в Эфиопии и Анголе. В том числе с «самофинансированием» его экспедиционного корпуса. Были операции с алмазами, слоновой костью на черном рынке. Какое-то маргинальное участие люди Очоа могли принимать и в наркоторговле. Видимо, в этот специфический бизнес его посвятил Гусев во время поездок Очоа на Ферганскую базу спецназа ГРУ. Но все-таки не наркотики были настоящей причиной того, что вскоре после триумфального возвращения Очоа из Африки в январе 1989 Рауль Кастро дал санкцию на его оперативную разработку.

Кубинцы давно знали о «демократических» беседах Очоа с его друзьями из советского Генштаба. Никакого состава преступления в этом не было. Братья Кастро не опасались горбачевцев как таковых, даже получая сведения о работе КГБ с кубинскими офицерами. Но лишняя осторожность не мешала. Тем более, что, вернувшись в Гавану, Очоа готовился принять командование Западной Армией – главной военной группировкой кубинцев, чей сектор ответственности включал столицу.

Ситуация резко изменилась, когда Фидель и Рауль заподозрили связь между казалось бы не имеющими ничего общего событиями – «демократическими» беседами Очоа с советским генералитетом и делом группы Ренальдо Руиса–наркоторговцев, обвиняемых прокуратурой США в транспортировке наркотиков с помощью кубинских властей. Руис жил в США и был родственником одного из офицеров Тони де ля Гуардиа, работавшего под прикрытием кубинской торговой миссии в Панаме. Трудно сказать, была ли их случайная встреча в Панаме действительно случайной, но кончилась она тем, что Руис договорился с Тони об использовании объектов МВД на Кубе для транзита кокаина, который он брал у людей из Меделинского картеля.

Ренальдо Руис был арестован в Панаме 28 февраля 1988 года и в тот же день доставлен в США агентами ДЕА. Три дня спустя Фидель Кастро узнал, что американская прокуратура в своем обвинении против группы Руиса указывает, что при транспортировке наркотиков использовались кубинские «правительственные объекты», и что самолет Руиса совершил как минимум одну посадку на военной базе в Варадеро. Сначала, кубинцы сочли это частью обычной антикубинской пропаганды. По сообщению «Гранма», официальное расследование началось только в марте 1989 года после получения «надежной информации от дипломатов дружественной страны».

Но тогда как понять информацию Саркисяна, что Гусев послал Филина в Колумбию по просьбе Очоа еще в августе 1988 года для перестройки кокаиновой линии ФАРК?! Можно предположить, что неофициальное расследование все-таки началось раньше, скорее всего летом того же года, когда кубинские дипломаты обратились в ДЕА с предложением поделиться имеющейся у них информацией в связи с судом над Хьюго Кебалосом (Hugo Ceballos), обвиненном в контрабанде кокаина. Кебалос не обвинялся в связи с кубинцами, но в его деле упоминалось использование территориальных вод Кубы. ДЕА выразила готовность на обмен информацией, но запросив разрешение Госдепартамента, получила отказ. Этот запрос кубинцев свидетельствовал, что в Гаване начинали чувствовать, что в обвинениях американцев была доля истины. Поэтому, если неофициальное расследование было предпринято, то началась оперативная работа контрразведки. Показательно, что впоследствии, на процессе Очоа, начальник кубинской контрразведки не ответил на вопрос председателя трибунала о времени начала расследования, сказав только, что оно началось по распоряжению Фиделя. Учитывая широкие связи Очоа и Тони в спецслужбах, можно предположить, что информация о начале оперативной разработки достигла их вскоре после ее начала. Нельзя исключить, что источником этой информации могла быть и советская агентура на Кубе. Но куда больше вопросов ставит даже не дата командировки Филина, а ее обстоятельства и задачи. Дело в том, что в деле Очоа и Тони де ля Гуардиа ФАРК не упоминается ни кубинцами, ни американскими источниками. Можно представить, почему Кастро не хотел раскрывать связи Кубы с ФАРК, но в силу тех же причин американцы несомненно ухватились бы обеими руками за возможность обвинить Кубу в связях с «нарко-террористами».

Итак, два обстоятельства–командировки Филина в Колумбию задолго до возвращения Очоа из Анголы и отсутствие каких-либо следов ФАРК в кубинской и американской литературе о деле Очоа-де ла Гуардия – позволяют предположить, что не кубинцы, а люди Гусева занимались наркотрафиком кокаина из Колумбии в США через Никарагуа, как и афганским героином через советские базы на Кубе. Естественно, не одни, а с друзьями Гусева в РУМО и ЦРУ еще по совместной работе в Афганистане. Возможно, привлекая время от времени и людей Тони. Кастро достаточно было только подумать о такой возможности, чтобы понять, что означало для Кубинской Революции и его лично это «совместное предприятие» в духе горбачевского «возвращения в мировое сообщество». Кубинская контрразведка по ЛА была одной из лучших в мире. Фиделя должен был насторожить и отказ Госдепартамента разрешить ДЕА обмен информацией с кубинской прокуратурой. Значит на Кубе у наркоторговцев была связь, о которой Кастро не должен был знать. Дело было не в наркотиках. Американцы готовили что-то очень большое, и где-то рядом с ними были спецслужбы Горбачева. Одновременно с возвращением Очоа в Гавану, военная разведка США (ДИА) совместно с таможенной службой и частями береговой охраны приступила к планированию операции по похищению министра МВД Кубы Абрантеса – начальника Тони. По этому плану Абрантеса предстояло заманить на встречу наркоторговцев в международных водах между Кубой и Багамами. Эта провокация под кодовым названием «Операция Грейхаунд» планировалась на середину 1989 года. К этому времени Очоа должен был уже стоять во главе Западной армии. Провокация с Абрантесом могла стать сигналом к перевороту в Гаване.

Гавана, 4 апреля 1989 года. Кастро уже знает, что советские спецслужбы приступили к подготовке военного переворота на Кубе. До расстрела группы Очоа - де ля Гуардия остается немногим больше двух месяцев.
Гавана, 4 апреля 1989 года. Кастро уже знает, что советские спецслужбы приступили к подготовке военного переворота на Кубе. До расстрела группы Очоа - де ля Гуардия остается немногим больше двух месяцев.

В субботу, 27 мая 1989 года Рауль Кастро приказал обеспечить наблюдение за домом министра транспорта Диоклеса Торальба (Diocles Torralba). В прошлом, Торальба руководил силами ПВО МО и сохранил связи в армейской среде. Имел близкие отношения с высшими чинами. Его дочь, Мария Елена, была замужем за Тони. В этот вечер Очоа находился в доме у Торальба. Зашел разговор о перебежчиках – майоре Флорентино Азпилага и генерале ВВС Рафаэле дель Пино. Очоа заговорил о благах советской перестройки и об изменяющейся позиции его советских товарищей по Анголе относительно перехода к демократии. Собравшиеся не подозревали, что их подслушивает оперативная группа Рауля Кастро. 48 

Позиция «советских товарищей» действительно изменялась и очень быстро. Когда андроповский вектор в КПСС и КГБ начал перестройку, он поначалу встретил противодействие номенклатурных кланов в Армии, ГРУ, ВПК и анти - КОКОМ. Но когда грушники поняли, что Горбачев все сдает, они перевернулись на 180 градусов и присоединились. Здесь и пригодилась резервная концепция Генри с ориентацией на союз с США и его наработки по диссидентам.

Очоа, братья де ля Гуардия и другие были арестованы через две недели после вечеринки у Торальба. Американцы знали о готовящемся аресте, возможно через людей Гусева, и предлагали Тони и его друзьям организовать их бегство в Майами. Но кубинцы колебались, был момент, когда они собрались в скоростном катере, но на побег так и не решились.

На судебном процессе в Гаване, кубинское руководство приложило особые усилия, чтобы исключить подозрения в политическом заговоре. Все свелось к наркотикам и коррупции. Но основательная чистка Министерства обороны и внутренних дел указывала на обратное. Существование военного заговора необходимо было скрыть по ряду причин, внутренних и внешних. Открытое расследование заговора вскрыло бы роль в нем советских спецслужб, а Кастро еще надеялся на изменение ситуации в СССР. А известие, что прославленный генерал и военная верхушка готовили проамериканский путч было бы страшным ударом для самосознания кубинского общества. Между тем, постепенно просачивались все новые детали о жизни и взглядах расстрелянных.

По словам жены Очоа, Майды, «Арнальдо говорил, что мы слишком зависим от социалистических стран, что нам нужно найти новые рынки, развивать туризм, что нам нужны сделки с капиталистическими странами». Как мы видим, вектор Генри не ограничивался верхушкой Советской армии и ВПК.

Тони мечтал, как на барыши с проданного кокаина они снимут на неделю самый шикарный бордель-варьете в Панама-Сити. Пеньковский, генерал Серов и его семья вполне могли разделять мечты Тони. И генерал-лейтенант Изотов не смотрел бы слишком строго на эти маленькие человеческие слабости.

В 1991 в Майами собрались американские специалисты по подрывной работе против Кубы. На конференции шел «разбор полетов». Собравшиеся пришли к следующему заключению. Курсив мой.

Недавно в печати появились посмертные воспоминания печально известного сотрудника ЦРУ Теда Шекли (Ted Shackley) «Мастер шпионажа. Моя жизнь в ЦРУ» (2005). Шекли был специалистом по «мокрым делам», т. н. «исполнительные акции» (еxecutive actions) – операции по физической ликвидации государственных лидеров неугодных США. Его должны были хорошо знать Гейтс и Эрмарт. А также Милтон Борден, впоследствии глава Советского отдела Оперативного управления ЦРУ, сыгравший ключевую роль в организации диверсионных акций в Румынии в 1989. В 1979 у Буша Шекли возглавлял Оперативное управление ЦРУ и принял участие в организации «Октябрьского сюрприза». Шекли хорошо знал Кубу. В 1963 году он руководил операцией по ликвидации Фиделя Кастро с последующим переворотом под кодовым названием «Операция 40». В своей книге он так объяснял ее провал.

У Шекли, умершего в 2002 году, до выхода в свет своих мемуаров, не было причин скрывать правду о деле Очоа, в отличие от американских пропагандистов, для которых важно представить генерала невинной жертвой «кровавого режима Кастро».

Информация о настроениях в кругу Очоа подтверждается данными, которые приводят в своей биографии Фиделя Кастро Николай Леонов и Владимир Бородаев.

Близнецы Тони (справа) и Патрицио де ла Гуардия перед трибуналом в Гаване
Близнецы Тони (справа) и Патрицио де ла Гуардия перед трибуналом в Гаване

Две недели спустя после расстрела Очоа и Тони Фидель заявил

До гибели СССР оставались два года.

По словам Филина он был представлен генералу Очоа на Кубе... Значит, где-то между возвращением Очоа в январе и его арестом в начале июня. Незадолго до начала «Операции Грейхаунд». Но Кастро опередил Гусева и Крючкова. Куба выстояла, и Фидель дожил до нового подъема боливарского социализма в Латинской Америке.

В ноябре или декабре Гусев посылает Филина в Бухарест. На этот раз миссия была успешной. 25 декабря Николай и Елена Чаушеску были тайком расстреляны головорезами румынского спецназа.

Между подавлением советско-американского заговора на Кубе и разгромом социализма в Румынии произошло одно незаметное событие почти что чисто личного плана, которое не упоминается в исторических хрониках того времени. Незадолго перед командировкой в Румынию, Майор ГРУ ГШ МО СССР Владимир В-ч Л-ко, будущий генерал-майор ГУР, зам. начальника Спецотдела «Р» и «известный российский политолог», приобрел на трудовые сбережения поместье в живописных окрестностях Боготы. В «мемуарах» «партийного журналиста» Анатолия Баранова эта недвижимость описывается следующим образом.

На дворе пока стоял 1989. В Москве еще вовсю шел треп о «социализме с человеческим лицом» и «приоритете общечеловеческих ценностей». Тем временем спецбюрократия переходила к «первоначальному накоплению» материальных. Пока копить их приходилось в далекой Колумбии и других укромных местах. На Рублевке рыцарские замки еще не продавались ни скромным майорам, ни член-коррам, ни министрам. Чтобы покончить с такой несправедливостью, необходимо было покончить с СССР. Пока же, готовясь к этому опасному делу, нужно было подумать о своих тылах, создать какую-то базу для приватизации своего спецслужбистского капитала: анти-кокомовской сети, связей, информации, опыта. И на случай отступления тоже, чтобы было где укрыться. «Замок» Филина со взлетно-посадочной полосой в горах над Боготой, видимо, предназначался для всех этих надобностей. Но он имел еще и символическое значение для козаков-разбойников Гусева. Приближалось время, когда они уйдут в «свободное плавание».

Впрочем, будем справедливы. К приватизации приступили не только бойцы невидимого фронта. Работники советской сцены тоже рвались принять посильное участие в «совершенствовании хозяйственных механизмов». Поэтому в то же время, на другом конце земного шара от замка под Боготой, исполком Моссовета «выделяет ряд зданий в Краснопресненском р-не, в частности особняки по Вспольному переулку и памятник культуры д.6 по ул.Спиридоновка (дом Александра Блока)» Экспериментальному творческому центру под руководством С. Е. Кургиняна, созданному на базе театра-студии с аскетическим названием «На досках». Причем, после того, как эта недвижимость была «реконструирована» на деньги того же Моссовета. Со всех сторон наступали поистине творческие времена. Обнаруживались глубинные общественные связи. В частности, между работниками невидимого фронта и сцены. В этом был даже и какой-то философский момент. Одни работали за сценой, другие на ней. Но оба отряда перестройщиков творчески использовали все эти ширмы, перегородки, задники и закулисы, лазы, верхнюю и нижнюю механику, световые эффекты и обманки, суфлерскую. Постороннему наблюдателю легко было запутаться, кто работник сцены, а кто фронта, где сцена, а где фронт. Вот, например, из темного проема сцены появился маленького роста востроносый блондин неприметной внешности. У него в руках сценарий с расписанными ролями. На заглавной странице пригорошня согласных – «ГКЧП», в скобках: трагикомедия с энным числом днищ в исполнении совершенно секретной труппы.

Обед в ресторане «Maison Blanche»

Когда в декабре 1987 г. Горбачев прилетел с «историческим визитом» в США, в его окружении, среди прочих ближайших сторонников, находился инкогнито Владимир Александрович Крючков – крупный деятель силовой бюрократии, воспитанник Андропова, в то время начальник Первого главного управления КГБ СССР. В Вашингтон Крючков прибыл для секретной встречи с американскими силовиками. Некоторые детали этой встречи стали известны благодаря книге воспоминаний Роберта Гейтса «Из тени» (1996).

В то время Гейтс был заместителем директора ЦРУ. Директором был Вебстер, сейчас – председатель совещательного совета Дилидженс, ЛЛЦ. 4 декабря Гейтс встретился с Крючковым за интимным обедом в вашингтонском ресторане «Мейзон бланш» (Белый дом) недалеко от одноименной резиденции Рейгана. С Гейтсом был Эрмарт, в то время работавший в Национальном совете безопасности, и Колин Пауэлл – глава НСБ. Крючкова сопровождал посол Юрий Добрынин.

Судя по рассказу Гейтса, разговор шел в основном между ним и Крючковым. Это была первая встреча между американскими и советскими разведчиками такого уровня и неудивительно, поэтому неудивительно, что Гейтс ее хорошо запомнил. Впрочем, некоторые высказывания Крючкова настолько поразили его, что не запомнить их было трудно. Например, Крючков «по секрету» (!) сказал Гейтсу, что «перестройка проходит много медленнее, чем мы ожидали два года назад». Но это не все. Гейтс пишет:

Крючков сделал несколько замечаний о Соединенных Штатах, которые мне показались поразительно откровенными. Он сказал: «Какими мощными кажутся США – прямо чувствуешь эту мощь». Несколько раз в течение обеда он ссылался на богатство и экономическую мощь США. Был момент, когда он повернулся ко мне и сделал заявление, которое многое приоткрывало: «Я надеюсь, что ЦРУ объясняет руководству США, что Советский Союз не слабая, бедная страна, которой можно помыкать».

Я пытаюсь представить себя на месте Гейтса в этот момент. Сказать человеку, который вместе с Эрмартом, уже 15 лет как фальсифицировал разведывательную аналитику по СССР, чтобы создать пугало – это как упрекать Гиммлера в мягкотелости по отношению к евреям. И это говорил Гейтсу «по секрету» глава советской внешней разведки, который прекрасно знал, что во всей силовой верхушке США не было более «ястребиных ястребов», чем Гейтс и Эрмарт! Не надо было быть Гейтсом, чтобы глубоко задуматься после такого удивительного обеда. Гейтс, конечно, понимал, что Крючков получил санкцию Горбачева на обед с Гейтсом и согласовал с Горбачевым, какими «секретами» он поделится с заместителем директора ЦРУ.

Но как понимать «поразительную откровенность» Крючкова? Что хотел сказать через него Гейтсу Горбачев ?

В первую очередь, что он хотел бы ускорить «перестройку» СССР, которая последние два года шла слишком медленно из-за сопротивления ее противников в партии, силовом блоке и широких советских массах (погромы кооперативных ресторанов и т. п.). Внешнеполитическая цель «перестройки» – стать младшим партнером «мощных США». Но американцы должны помочь Горбачеву преодолеть сопротивление его курсу. Для этого, подсказывает Крючков, Гейтс с Эрмартом должны продолжать преувеличивать силы СССР в своих докладах руководству США.  Продолжайте оказывать военно-политическое давление на нас, и тогда Горбачеву будет легче убедить своих противников в армии, спецслужбах и ВПК, что союз с США в качестве младшего партнера будет лучшим выходом для страны. Фраза Крючкова, что «Советский Союз не слабая, бедная страна, которой можно помыкать», последовавшая за его восхищением «мощью США», точно определяет модель отношений между СССР и США, которую предлагает Горбачев: мы признаем вашу мощь, но и мы не слабая страна и желаем отношений с вами как со старшим партнером, а не хозяином».

Крючков знал (для этого не надо было иметь Эймса), что в ЦРУ Гейтс и Эрмарт были вождями партии сторонников Ельцина. Разговор в ресторане и начался с обсуждения его недавнего изгнания с поста первого секретаря МК КПСС. Крючков попытался внушить Гейтсу, что Ельцин не был «демократом» и его выгнали за профессиональную неадекватность. Поэтому последовавший за этим разговор мог иметь и цель нейтрализовать анти-горбачевскую партию в ЦРУ.

С уверенностью можно утверждать: в «Мейзон бланш» Горбачев установил через Крючкова и Гейтса конспиративный канал связи с высшим руководством США. А точнее – с правым крылом республиканцев вокруг вице-президента Буша-старшего: Чейни, Рамсфельд, Иглбергер, Райс..., определявшими внешнюю политику США.

Рассказывая об этом обеде с Крючковым, Гейтс признается, что его мучит мысль, что в то самое время, когда Крючков восхищался мощью США, он знал, что в ЦРУ работает его агент Эймс, сдавший Крючкову практически всю агентуру ЦРУ в Москве. «Единственное утешение – заканчивает Гейтс – что к тому времени, когда мы узнали эту страшную правду, Крючков и СССР уже были в прошлом».

Меня, однако, не оставляет подозрение, что Гейтс не отдает Крючкову должного. Разгром СССР произошел не без его участия. И помимо той ответственности, которую несут Крючков и другие руководители спецслужб и армии за их беспрекословное подчинение преступным приказам Горбачева по уничтожению социализма, СССР и подрыву социалистических правительств в Европе и на Кубе, помимо всего этого–обед в ресторане «Мэйзон бланш» уже содержал в себе, как в зародыше, некоторые векторы в траектории сложной операции, которая реализовалась в ГКЧП и его «поражении».

Перестройка начинает двигаться быстрее сразу после встречи Крючкова с Гейтсом и Эрмартом. Горбачев ставит его председателем КГБ СССР. На пост британского посла в Москве назначается Брейтвейт. Эрмарт определяется «советником» in absentio к послу Мэтлоку. Театрал Крючков внедряет режиссера Кургиняна «советником» к Горбачеву. В начале декабря 1988 на Мальте Горбачев и Буш заявляют о конце «Холодной войны». А через несколько дней насессии Ген. Ассамблеи ООН Горбачев оглашает планы сокращения численности советской армии и обычных вооружений. Теперь у силовиков исчезают последние сомнения: Горбачев начал сдавать все. Теперь перестраиваться приходилось всерьез, чтобы не опоздать на поезд реставрации. Начиная с 1989 спецслужбы и высшее силовое руководство СССР становятся ударной силой разгрома социалистического лагеря и своей страны. На войне как на войне... Общую теорию советской реставрации Троцкого советские генералы вряд ли изучали, но и без нее острым «полуклассовым» чутьем вектор перемен схватили безошибочно. И шибко, по-военному решительно, бросились вперед к светлой заре капитализма. У советской бюрократии не было за спиной правящего класса, чтобы остановить Горбачева, поэтому надо было думать о семье, что оставишь детишкам, не пролетариями же им, в самом деле, становится у теневиков, полезших как тараканы на свет божий из всех щелей. В академиях «научный коммунизм» сдавали все и разницу между пролетариями и буржуазией знали на пятерку...

Всего через год по распоряжению Горбачева Крючков, Шебаршин, Язов, Моисеев и Михайлов принимают участие в организации советско-американского путча в Бухаресте. До этого готовили военный путч в Гаване, да братья Кастро разбили его в зародыше. Потом Крючков ведет КГБ и остальные службы на уничтожение ГДР. Кто-то из них или их подчиненных, вроде питомцев генерала Гусева, помогает Эрмарту получить архивы Штази. К концу года демонтаж восточноевропейского социализма закончен. Настал черед СССР. Созданные агентурой КГБ и ГРУ «народные фронты», быстро стали площадками для снюхивания советских спецслужб с американскими и другой дрянью и согласовано принялись раскачивать ситуацию, «процесс пошел»...

По словам Гейтса, с Крючковым он встречался три раза. Вторая встреча состоялась в Москве в мае 1989. Это был первый визит Гейтса в СССР. Он приехал в составе делегации Джима Бейкера. С Крючковым они встретились конспиративно, в доме Берия на Малой Никитской. Со слов Крючкова у Гейтса сложилось впечатление, что КГБ продолжает поддерживать перестройку, и что лично Крючков оставался сторонником Горбачева. А на следующий день ему представилась возможность испытать это на себе. Бейкер представил его Горбачеву, удивившего Гейтса энергией, и уверенностью в себе «несмотря на все его проблемы». И вот в присутствии Гейтса Горбачев говорит Бейкеру, что Гейтс – лидер «ячейки» в Белом доме, цель которой дискредитировать его, Горбачева, и что если отношения между СССР и США улучшатся, «господин Гейтс потеряет работу». Гейтс смутился. Но когда, при прощании он пожал Горбачеву руку, тот тихо сказал ему, что, как он слышал, его встреча с Крючковым была полезной. Гейтс ответил утвердительно и добавил, что он и его коллеги «восхищаются» Горбачевым, что никто против него не выступает, но что «они обязаны оценивать обстановку реалистично». По понятным причинам Гейтс не сообщил Горбачеву, что только что вышедший доклад ЦРУ оценивал его шансы на выживание как 50 на 50 и предсказывал его падение в следующие три-четыре года, если он не откажется от своего курса на «реформы».

Таким образом, и вторая встреча Крючкова с Гейтсом имела целью убедить руководство ЦРУ и других вашингтонских «ястребов», чьим представителем был Гейтс, что Горбачев держит ситуацию под контролем, и что он знает о проельцинской ориентации «ястребов». Между тем, Гейтс и его группа в администрации президента усиливает борьбу за де-горбачевизацию политики США по отношению к СССР.

Третья и последняя тайная встреча между ними произошла в феврале 1990 года в Москве, в старом кабинете Андропова на Лубянке. К этому времени Гейтс и Эрмарт представили Белому дому два меморандума о прогрессирующей дестабилизации верховной власти в СССР и повышающейся вероятности переворота. Накануне встречи с Крючковым Бейкер убедил Горбачева и Шеварнадзе согласиться на вступление объединенной Германии в НАТО. Очевидно, что эта новая сдача позиций СССР еще больше подрывала отношения Горбачева с теми элементами в силовой бюрократии, вроде маршала Ахромеева, которые продолжали видеть свой долг в обороне СССР. Гейтс описывает последнюю встречу с Крючковым в своей книге. Но при этом он умалчивает об одном обстоятельстве, которое нужно иметь в виду, чтобы понять подтекст встречи и ее последствия.

В январе 1993 года газета «Вашингтон Пост» опубликовала статью Дона Обердорфера «США втайне изучали возможность анти-горбачевского переворота и коллапса СССР». Обердорфер рассказал, что в сентябре 1989 года Гейтс создал «сверхсекретную группу» из 4-5 человек для «планирования на случай чрезвычайных происшествий в России». Помимо Гейтса в нее входили Кондолиза Райс, Пол Вулфовиц, Эрмарт и Деннис Росс, ближайший помощник Бейкера и специалист по СССР. Их встречи были настолько секретны, что они договорились не отмечать их в своих календарях. По словам Райс, «одной из обсуждавшихся тем было, должны ли США предупредить Горбачева, если они получат сведения о подготовке переворота». К моменту, когда Райс покинула администрацию Буша в начале 91 «группа не пришла к решению». Давайте завяжем узелок: все это время Гейтс получает разведданные, что Горбачева свергнут, если он будет продолжать «реформы», которые включают разгром социалистических правительств по всему миру и сдачу Восточной Европы генералам НАТО. И вот по этому поводу Гейтс собирает «сверхсекретную группу», которая в течении двух лет бьется на разрешением одного вопроса: должны ли США предупредить этого доброго человека или нет, если они узнают о готовящемся против него перевороте. И за несколько месяцев до переворота эта группа расходится по домам, так и не дав ответа!

Статья Обердорфера появилась не случайно. Без интервью, которое ему дала Райс, статьи бы не было, поэтому напрашивается вывод, что ее инициаторами было окружение Буша. Статья была опубликована 17 января. А за неделю до этого, 11 января, в день вступления в должность нового президента Билла Клинтона, Конгресс США, получил «секретный» доклад от думского комитета по обороне и безопасности, который в то время возглавлял Сергей Степашин. Это был ответ на запрос специальной комиссии Конгресса, расследовавшей обвинения в прессе, что в 1980 люди из президентской кампании Рейгана саботировали усилия президента Картера освободить 52 американских заложника, захваченных в Тегеране. Расследование, проведенное комиссией, не подтвердило эти обвинения, и 13 января готовилась с легким сердцем оповестить об этом американский народ. И тут приходит доклад Степашина, в котором говорится, что у российских спецслужб есть несомненные доказательства государственной измены со стороны двух американских президентов-республиканцев, Рейгана и Буша, а также их директоров ЦРУ – Кейси и Гейтса. Гипотеза «Октябрьского сюрприза» подтверждалась. Республиканцы вели секретные переговоры с исламским правительством Ирана, чтобы задержать освобождение захваченных в Тегеране американских заложников. Это был чистой воды заговор, грязный трюк с целью нанести поражение Картеру и обеспечить консервативную «революцию Рейгана» в США вслед за «революцией Тэтчер» в Англии. Гейтс был участником заговора и принимал участие в переговорах с иранцами в Париже. По всей вероятности, доклад Степашина основывался на данных внешней разведки КГБ. В таком случае это был «посмертный» привет Гейтсу от Крючкова, :ставшего «историей вместе с СССР». Можно предположить, что агентура республиканцев в российских спецслужбах и Думе, поставила людей Буша в известность о бомбе, которую готовил для них Степашин. В таком случае, статья Обердорфера могла служить своего рода предупреждением. Дело в том, что Степашин не называл конкретные источники своих данных и методы их добычи. И Конгресс мог использовать это обстоятельство и некоторые другие как предлог для засекречивания доклада, его замалчивания и отсылки в архив. В конце концов, так и получилось, можно предполагать, не без помощи республиканцев. Но надо было принять какие-то меры, чтобы предотвратить возможность более детального освещения «октябрьского сюрприза» со стороны русских. Если статья Обердорфера преследовала такую цель, то она, видимо, содержала некое предупреждение Ельцину и его окружению. И действительно, статья дает основания для такого прочтения, особенно, если предположить, что у Гейтса была информация о заговоре и государственной измене самого Ельцина. На это намекает двусмысленная концовка статьи. Автор цитирует президентского историка Майкла Бешлосса, автора готовящейся к публикации книги о переговорах Буша с Горбачевым и затем с Ельциным. Бешлос заявил, что администрация Буша «казалась удивительно неподготовленной» к перевороту ГКЧП. Бешлосс не знал до этого о существовании «сверхсекретной» группы Гейтса, но сказал, что она должна была бы подготовить американское правительство к тому, что произошло в августе 91. Затем слово дается анонимному представителю администрации, который объяснил, что Совет национальной безопасности прекратил чрезвычайное планирование на случай переворота против Горбачева и коллапса СССР в начале 91. И последняя строчка статьи –

«Представитель администрации сказал, что параллельного плана на случай поражения Ельцина не было». Значит, поражения Ельцина не ждали. Ждали поражения ГКЧП. Заранее ждали...

Итак, что же планировала сверхсекретная группа Гейтса? Почему ГКЧП застал официальный Вашингтон врасплох? Какие секреты Гейтс хранил от любителей Горби в Белом доме?

Книга Гейтса вышла в 1996 – через три года после статьи Обердорфера. Хотя Гейтс и рассказывает в ней о «сверхсекретной группе», он ни слова не говорит о проблеме переворота, обсуждавшейся ее членами. Но еще три года спустя, в своей речи в Университете Техаса Эй энд Эм, где он был ректором, Гейтс рассказал о работе этой группы нечто важное. Цитирую, курсив мой:

Иначе говоря, «сверхсекретная группа планирования», образованная в сентябре 1989, работала над рекомендациями, что делать с Россией после того, как рухнет СССР, в то же время работая над организацией его контролируемого разрушения. Возможно где-то здесь кроется объяснение, почему гамлетовский вопрос «предупреждать или не предупреждать Горбачева о перевороте» так и остался без ответа. Если верить Гейтсу, в Белом доме разница во мнениях сводилась к вопросу, стоит ли сохранять Россию. О судьбе СССР двух мнений быть просто не могло. Из некоторых деталей воспоминаний Гейтса можно предположить, что среди сторонников «окончательного решения русского вопроса» в Администрации были Дик Чейни, Дональд Рамсфельд и Лоуренс Иглбергер. Гейтс не говорит, каким мог быть сценарий такого решения. Но пока оставим это и вернемся к содержанию последнего разговора Гейтса с Крючковым в кабинете Андропова (февраль 90). Цитирую, курсив мой.

Гейтса можно понять. И даже посочувствовать. Сильный аналитик и организатор, он не может выйти за пределы представлений «нормальной» высокопоставленной бюрократии на службе у «нормального» правящего класса. Он воспринимает Крючкова как человека пусть враждебной ему системы и нации, но в то же время как бюрократа вроде себя и поэтому рассуждающего и принимающего решения по законам той же логики что и Гейтс. Когда во время их первой встречи в Вашингтоне Крючков попросил Гейтса продолжать фальсифицировать оценки сил и «агрессивных» намерений СССР – это было неожиданно, но вполне вписывалось в логику бюрократической интриги, в искусстве которой Гейтс наверное не уступал Крючкову. Крючков–человек Горбачева – просил вашингтонских «ястребов» помочь своему хозяину побороть сопротивление советских «консерваторов». Здесь все понятно. Но теперь, в феврале 90, поведение Крючкова в глазах Гейтса было каким-то логическим беспределом. В кабинете Андропова перед ним стоял советский сановник, глава КГБ, и недвусмысленно давал понять руководителю ЦРУ, что его президент и партийный вождь больше не может рассчитывать на его, Крючкова, лояльность. При этом Крючков знает, что Гейтс доложит о его странном поведении Бейкеру и, естественно своей «сверхсекретной группе», которая как раз и занимается якобы «планированием действий на случай переворота в Москве». Крючков также знает, что Гейтс и Райс давно лоббируют Ельцина как замену Горбачеву и хотят преодолеть «горбиманию» в Белом Доме. Но ведь Гейтс привык думать о Крючкове как конспиративном канале Горбачева, и две предыдущие встречи с ним, казалось, подтверждали такое понимание. Значит, на Лубянке Крючков говорил с ним по поручению Горбачева. Но не может же Горбачев предупреждать американцев через Крючкова, что Крючков готовится изменить ему! Значит либо Крючков начинал какую-то свою, отдельную от Горбачева игру, либо и на этот раз через Крючкова с Гейтсом говорил Горбачев, но говорил что-то такое, чего Гейтс пока не понимал. Американцу было о чем задуматься. Но как бы он ни ответил на этот вопрос, одно он знал наверняка: больше с Крючковым встречаться ему было нельзя. С какими бы целями Крючков ни готовился выступить против Горбачева, какое бы двойное дно и тройное ни было у будущего переворота, и какое бы решение ни приняла по этому поводу его «сверхсекретная группа» в Вашингтоне, первым требованием дипломатии и тайной политики было прекратить всякие прямые контакты с Крючковым.

ГКЧП-91, или «Окончательное решение русского вопроса» временно откладывается

И Гейтс стал директором ЦРУ! Но только в мае 1991 года. Вплотную к августовскому ГКЧП (что неслучайно). Гейтс – специфический специалист по СССР и России. Он специалист по смерти СССР и России. В мае он заступил на пост. А в августе – подтвердил профессиональную состоятельность.

Сергей Кургинян. «Para Bellum». Завтра

Теперь я хочу вернуться к вопросу об «окончательном решении русского вопроса», который в это время начинают ставить на повестку дня «некоторые люди» в Администрации президента Буша. Горбачев должен уйти – здесь разногласий не было, потому что СССР должен был стать историей. До этого из Горбачева надо было выжать все, что можно в интересах США: членство объединенной Германии в НАТО, СТАРТ, согласие на операцию в Ираке и т.д. Потом встает вопрос о Ельцине. Он нужен и для разрушения СССР, и для сохранения «территориальной целостности» России. Если же идти до конца и дробить Россию, то Ельцина надо будет тоже убирать, предварительно использовав его, как использовали Горбачева для развала Союза. Вот в такой перспективе вопрос о ГКЧП предстает в новом свете.

Теперь предположим, что популярные в России гипотезы о втором днище ГКЧП имеют основание. Предположим, что Горбачев спровоцировал попытку переворота с помощью Крючкова. Зачем? Например, в надежде избавиться от Ельцина. Или для того, чтобы одним ударом покончить с КПСС. Но сказать, что Горбачев хотел ГКЧП и «спровоцировал» его, не означает, что кроме Горбачева никто другой не приложил к нему руку. Скорее, такие явления, как ГКЧП, рождаются в фокусе пересечения многих сил. Все они с разных сторон мастерили ГКЧП – этот черный цилиндр фокусника, но что фокусник выдернет из него они не знали. И по русскому «авось» надеялись, что выдернет их зайца.

Потом ведь переворот может задумываться как успешный, так и с целью его поражения. Все зависит от места ГКЧП в задуманной партии. Мэтлок, Буш, Бейкер предупреждали Горбачева о готовящемся перевороте, правда имен и ничего конкретного не называли. Горбачев ответил, что все под контролем и уехал в Форос. Не проявил никакого любопытства к деталям, не спросил об именах... Наверное полагал, что беспокоиться ему нечего.

Но человек полагает, а Фокусник, или Бог располагает. В данном случае, на роль Бога подходили не гекачеписты, а ЦРУ с его мощной к тому времени агентурой влияния. ГКЧП «проиграл» – и предсказуемым результатом «проигрыша» стало усиление Ельцина, ничтожество Горбачева, развал СССР и сохранение России. Но что, если бы «Бог» решил подыграть ГКЧП? На первый взгляд такое предположение кажется абсурдным. ЦРУ в заговоре со «сталинистами»?! Но не будем торопиться. Разве не абсурдно, что советский разведчик Эрнст Генри предупреждает о новой комбинированной стратегии путча и ракетно-ядерного удара и в то же время создает пятую колонну в СССР? Разве не абсурдно ведет себя Крючков с Гейтсом в кабинете Андропова? Не абсурдна ли версия бурцев.ру, что старший генерал ФСБ сидит за одним столом с генералом ГУРа Филиным, бригадным генералом Масхадова Саидовым и ваххабитом Турки, обсуждая план ГКЧП-08? Не абсурдна ли лево-право-зеленая коалиция на деньги Невзлина, где народ, озадаченно почесывая затылок, зрит Лимонова с Новодворской, Анпилова с Каспаровым? С точки зрения здравого смысла абсурдна и общая теория Троцкого о реставрации капитализма в СССР. Разве могут власть имущие сознательно уничтожать основы своей власти? А они взяли и уничтожили. К сожалению, здравый смысл, как и Ньютонова физика, полезны только в известных условиях. Слом социальной формации к ним не относится. Здесь больше подходит теория относительности и неевклидова геометрия.

Итак, я полагаю, что для «окончательного решения русского вопроса» ЦРУ должно было бы выбрать вариант победоносного ГКЧП. Когда посла США Мэтлока спросили, верит ли он, что Советский Союз был бы сохранен в случае победы ГКЧП, он категорически ответил, что нет. И пояснил

Не уверен в деталях, но конечном анализе Мэтлок прав – в тех конкретных исторических условиях, как и в ситуации наступающего 2008, ГКЧП рано или поздно привел бы к гибели не только советской, но и российской государственности. У Запада были возможности запустить механизмы гражданской войны. Горбачев стал бы заложником ГКЧП, а что потом? Потом началась бы «новая холодная война», а потом? Потом через своих представителей Гейтс с Крючковым встретились бы в четвертый раз и в пятый, потому что в ГКЧП Крючков был бы единственным каналом тайной связи для переговоров с американцами. Переговоров о чем? О новой «перестройке», конечно. О сдаче. Потому что ни на что другое ГКЧП способен не был. Не «обновленный» же социализм стали бы строить крючковы, янаевы и павловы. Для такого нужны Ленины, Троцкие, Сталины, пролетариат Семнадцатого, партия большевиков... И не «нормальный капитализм». Для него нужны международные рынки, инвестиции, крепкий капиталистический класс, националистическая интеллигенция, культурные традиции и много чего еще. Ничего этого в стране не было. Нет, победа ГКЧП – стала бы могилой России. И надо сказать спасибо американцам, что в тот раз они «сыграли» ГКЧП (с помощью Крючкова?) так, чтобы «подставить» только СССР, а не закончить партию раз и навсегда. Видимо, побоялись пойти ва банк с таким ядерным арсеналом, разбросанным по всему Союзу. Но рассчитывать на «добрых американцев» в следующий раз не надо. ГКЧП-08 может иметь только один исход – окончательное решение русского вопроса.

Судя по открытой прессе, немалую роль в идеологическом обеспечении ГКЧП сыграл Кургинян. Собственно, главным источником информации об этой роли выступает он сам. В его писаниях того периода мое внимание привлекло одно место. Оно затерялось между «Эгрегорами», «возвратными методиками», армянскими анекдотами и прочими занимательными вещами. В феврале 1991, через год после последней встречи Гейтса и Крючкова и за полгода до ГКЧП, Кургинян писал: «Что касается меня, то я очень уважаю правых в варианте западного неоконсерватизма, республиканской партии США и других подобных сил и структур, отстаивающих самоидентичность государства, народа, общества. Стоящих за четкое осознание государственных интересов – в отличие от политических». 52 

Это признание в любви к правящей группировке республиканцев-неоконов и их «структурам» замечательно еще и тем, что Кургинян полностью перевирает идеологию и политику предмета своей любви. Неоконсерватизм семьи Бушей и банды Чейни – это идеология «глобализации», т.е. американского империализма. Неоконсерватизм – это «новый мировой порядок», объявленный Бушем-старшим в 1990. Год спустя после того, как Кургинян заверил их в своей любви, идеологи неоконсерватизма из банды Чейни провозгласили грядущий «Пакс Американа», своего рода Третий Рейх, в документе под названием «Принципы оборонной политики», в котором формулировалась идеология и стратегия американского империализма для 21 века. Документ призывал к установлению «военного господства» США над Евразией с помощью превентивных ударов по «потенциальным соперникам» США за власть над миром. Неоконсерваторы приняли от англосаксонских элит начала 20 века имперский мессианизм, идею глобальной либеральной империи как конца истории, но сами они вышли из традиции левого антикоммунизма, западного неотроцкизма, зоологического антисоветизма, обычно неотличимого от русофобии, правого тред-юнионизма и движения за гражданские права. Чейни –выходец из рабочей семьи. Райс – мелкая негритянская буржуазия. Фейт, Перл, Вулфовиц – мелкая еврейская. Сильный еврейский элемент в неоконсерватизме составляет одно из его отличий от традиционного консерватизма большого капитала, военно-аристократического (Германия, Франция) и буржуазно-аристократического (Англия). Эти консервативные элиты в довоенную эпоху были, как правило, антисемитскими, но не антисионистскими – антисемит Милнер был автором Бальфурской декларации. В борьбе за мировое господство англосаксы надеялись заручиться поддержкой еврейской финансовой буржуазии в США. Это не противоречило их симпатиям к нацистам, которые также поддерживали сионистское движение. Но в политическом отношении еврейские финансовые элиты западной диаспоры оставались ущемленными. Дискриминация мелкой еврейской буржуазии «белой» Америкой не позволяла им создать прочную этно-политическую базу, опираясь на которую они могли бы вести разговор на равных с белым истеблишментом. Только поражение Третьего Рейха и такие явления Холодной войны, как борьба за гражданские права, появление Израиля как «стратегического союзника» США, «индустрия Холокоста» и курс на разжигание этнического национализма в СССР (начиная с меморандума Маклина), включая еврейский национализм, и многое другое – привели к полной интеграции еврейской буржуазии диаспоры в политическую жизнь стран Запада и дали им доступ в такие святыни как Белый дом, Госдепартамент, Пентагон, ЦРУ, клубные и другие закрытые классово-расовые организации белого истеблишмента. Частью реконфигурации консервативных элит было и примирение нацистских недобитков и их потомства с еврейскими элитами в общей борьбе против коммунизма и СССР под эгидой США. Можно сказать, что неоконсерватизм – это демократизированный и этнически интегрированный консерватизм старых западных элит, который определял правую идеологию и культуру Запада с до-империалистического периода вплоть до конца Второй мировой войны.

Наконец, сравнительно недавний элемент такого неоконсервативного синтеза – это мутация большого сектора традиционного белого протестантизма в сторону иудаизма и появление влиятельной группы христианских сионистов. Если период первоначального накопления нуждался в веберианском протестантизме, то христианский сионизм отвечает каким-то потребностям эпохи глобального господства финансового капитала и транснациональных монополий США. У нового фундаментализма есть две «святые земли»–старозаветный Израиль и новозаветные США, чьи политические институты имеют статус сакральных, а евангелизм и американизм – одно.

Поэтому неоконсерватизм признает «самоидентичность» только двух государств – США и Израиля. Но в республиканской партии США действительно есть консервативное меньшинство (примерно 10%), исповедующее принципы, которые Кургинян приписал их главным противникам – неоконам. Это старый консерватизм почвы – мелкобуржуазной, фермерской Америки, который выступает за самоограничение и даже изоляционизм в международной политике, ненавидит монополии и финансовых спекулянтов и ностальгирует по патриархальным отношениям. Один из вождей этого вектора американского консерватизма – Патрик Бьюкенен. Он убежден, что внешняя политика США стала заложником Израиля и сионистского лобби. Неудивительно, что Кургинян, агент влияния Ликуда в России, любит не Бьюкенена с его фермерами и лавочниками, а неоконов, решивших для начала установить «новый мировой порядок» на Ближнем Востоке. Их уважение к «самоидентичности» народов Ирака, Ирана, Сирии и Ливана – хорошо известно и не нуждается в объяснении.  53 

Но если Кургинян говорил такие вещи даже публично в месяцы остававшиеся до ГКЧП, и говорил их гэкачепистам. Если Кургинян действительно был «идеологом ГКЧП», то открывается возможность совсем иной мотивации переворота и расчетов его незадачливых вождей, и это может помочь нам углубить намеченную выше параллель между ГКЧП-91 и гипотетическим ГКЧП-08.

В таком случае ГКЧП-91 мог быть попыткой российских силовиков договориться с правыми республиканцами-неоконами, казалось бы их главными антиподами в Холодной войне. В скобках еще раз отмечу, что один из сквозных мотивов идеолога Фарвеста Антона Сурикова – это конфронтация и холодная война «по договоренности» как своего рода естественный модус вивенди с рядом положительных моментов и заинтересованными «партиями войны» в США и России. К конспиративному значению этой идеи Фарвеста я еще вернусь.

Мог ли Кургинян честно ошибаться в своих представлениях о банде Чейни? Это немыслимо. Все данные его политической биографии указывают на то, что он принадлежал к вектору внешней разведки КГБ Крючкова. Значит был прекрасно информирован о куда более тонких моментах американского политического расклада, чем элементарные различия между патриархальным консерватизмом Бьюкенена и неоконами-мондиалистами, или даже умеренными, «центровыми» республиканцами.

Понимали ли Прокофьев, Янаев, Павлов и др., что Кургинян дурачил их с любовью американских неоконсерваторов к «самоидентичности» народов – это не так важно. Хотя интуитивно чувствую, в отличии от Крючкова, могли и не знать. Зато для поисков сторонников грядущего ГКЧП среди силовых, политических и экономических элит такие заявления имели смысл. Бюрократии не терпелось сбросить вериги советской идеологии и капитализироваться. Но бюрократии, особенно силовой, совсем не хотелось совершить харакири перед американцами. Им нужна была уверенность, что Вашингтон «с уважением» отнесется если не к «самоидентичности» СССР, то хотя бы к «самоидентичности» его усеченного варианта (без Прибалтики) или даже пусть только России. Итак, Кургинян убеждает ГКЧП, что американские неоконы поддержат их, потому что им тоже нужна «стабильность», что ГКЧП обеспечит ее для них; что капиталистический Союз, пришедший на смену СССР будет их верным младшим союзником и сырьевым резервуаром. Иначе говоря, Кургинян говорит ГКЧП-91 примерно то же самое, что в конце 1990х, если верить информации бурцев.ру, он будет говорить Семье, будущим «чеченским» генералам и руководству ФСБ, а через Ликуд – неоконам и консерваторам президентской кампании Буша и Чейни, которые готовились разбить Гора на выборах 2000. Что если Кургинян убедил лидеров ГКЧП, что американцы, если и не поддержат их открыто, то займут нейтральную позицию? Кургинян формулирует и общую программу для ГКЧП. Ее стоит суммировать. Что-то в этом роде может объявить и ГКЧП-08.

По Кургиняну, СССР – «обречен на рынок», т.е. на капитализм (этого слова идеологи реставрации страшно не любили). Стратегической целью советского ГКЧП будет осуществить «прорыв» к рынку. «Прорыв» –это одно из самых любимых словечек московской политологии эпохи глубокого торчания в заднице. Естественно, что если «прорыв», то нужно «понизить уровень жизни населения». А чтобы оно не взбунтовалось, в нем необходимо воспитывать «солидаризм», это когда голодные станут сознательно-голодными и почувствуют солидарность с новыми богатыми, которые куда-то «прорываются». Наконец, режим мобилизационной экономики по рецепту германского генштаба. Вот та нехитрая, но эффективная обманка, с какой может выступить и ГКЧП путинских силовиков в 2008. Нового-то здесь ничего больше не придумаешь. Как хорошо понимает Брейтвейт, русских надо брать на патриотизм. Сдача России Западу будет проходить только под патриотическими лозунгами, рассчитанными на мелкую и среднюю буржуазию, которая у нас вполне сформировалась: национальный капитализм, социальный мир, самоограничение, по шапке олигархам и, конечно же, «прорыв» к новой «Империи». А наши «оранжисты» нужны только как повод к ГКЧП. Поэтому сейчас будущие лидеры переворота должны тайно подкармливать и беречь их.

В октябре 1992 западные агентства объявили, что Гейтс в одиночку «парадным шагом» (гусиным?) прошел по Красной площади. Там, где в 45-ом советские гвардейцы бросали к Мавзолею знамена поверженной Барабароссы его немецких предков, теперь шел их потомок – победитель Барбароссы-2. Перед телекамерами Би-Би-Си Гейтс заявил: «Тут, на Красной площади, подле Кремля и Мавзолея, совершаю я одиночный парад своей победы. Мы прекрасно понимали, что Советский Союз можно было взять, только организовав взрыв изнутри».

Конечно, в масштабе больших социальных сдвигов это утверждение смехотворно. Но Гейтс – не Троцкий, слесарю слесарево. В узком, слесаревом, или конспиративном смысле, в словах Гейтса была своя правда. Когда все фундаментальные предпосылки для реставрации и разгрома социалистического государства уже присутствовали в самой обостренной форме, тогда – заговор, тайные операции и вся кухня, в которой знает толк силовая бюрократия, действительно могут быть решающими.

«Мы» – это в первую очередь сам Гейтс и Эрмарт, два человека, определявшие политические задачи тайных операций против СССР, нынешние партнеры Фарвеста. Что имел в виду Гейтс под организацией «взрыва изнутри»? Конечно, куда больше, чем игру с Крючковым, завершившуюся «пораженческим» вариантом ГКЧП. Это большой комплекс спецопераций на ряде направлений: «народные фронты», внедрение в стратегические СМИ, мобилизация агентуры влияния на всех уровнях, информационно-психологическая и организационная война против российских спецслужб и армии и одновременно работа с ключевыми фигурами силовиков, и нажим, нажим, нажим на Горбачева. Подобный комплекс мер задействован и сейчас в рамках Барабароссы-3. Но как тогда, в 91, так и теперь – в 2008, чтобы пожать плоды всех этих усилий, нужно организовать «событие», нанести решающий удар шпагой, coup de mortвроде ГКЧП. Мы пропустили этот удар в августе 91-го. Мы не имеем права пропустить его снова, в 2008. Теперь за нами только Россия.

Постскриптум

Директор Вебстер официально покинул ЦРУ 31 августа 1991 года, через десять дней после «поражения » ГКЧП. В 2003 он стал председателем совещательного совета частной разведывательной фирмы Дилидженс, ЛЛЦ – соучредителя и совладельца Фар Вест, ЛЛЦ.

Из письма Московской редакции

Когда в прошлом году Крючкова спросили, что он думает о назначении Гейтса министром обороны, он ответил, что это «не повлечет за собой ухудшение отношений с Россией». Это было сказано 21 декабря, две недели спустя после встреч в «пузыре» саудовского посольства между «высокопоставленным генералом ФСБ» и акционерами Фар Вест, ЛЛЦ, включая Антона Сурикова, непременного участника клуба Кургиняна "Содержательное единство" и его российско-израильских конференций спецслужбистов, где он заседает вместе с Крючковым. Не исключено, что Эрмарт сводил генерала ФСБ пообедать в ресторан «Maison Blanche» и даже рассказал ему о своем «историческом» обеде с Крючковым....

Кургинян отреагировал на назначение Гейтса иначе.

«Когда специалист по смерти России (и только по смерти России) назначается министром обороны, а специалист, которому Россия “по барабану”, выкидывается в помойку – это что значит? Что смерть России становится актуальной задачей. Так ведь? Гейтс провел “разведку боем”, включив Россию в “ось зла”. Собрал данные. Корректно “отъехал”. И будет действовать дальше. Он будет действовать, дей-ство-вать – слышите это слово? »

Слышим, слышим, Сергей Ервандович! – поэтому и пишем сейчас о Гейтсе, да и о Вас не забываем... Вы уже раз ему подыграли, тогда в 91, да на Крючкова с Павловым все грехи и свалили. И сейчас продолжаете подыгрывать, как в этой статье в «Завтра»... Но в 2008 Вы нас не разыграете, за битого у нас двух небитых дают…

Меня еще вот что настораживает. Открываешь «Завтра» – в каждом номере Кургинян. А ведь эта газета – площадка, с которой фарвестовцы ведут свою кампанию информационного террора и шантажа и в каждом номере большими окровавленными крючьями и раскаленными пиками подталкивают российских силовиков к перевороту. Хотя, казалось бы, финансирует сейчас «Завтра» уже не столько Филин с Саидовым, сколько Владислав Сурков. И еще. Как ни включишь телевизор, так или Кургинян или Гексогеныч на тебя оттуда смотрят, а то и вместе, причем на центральных каналах, куда без санкции того же Суркова ни одна собака не пробежит. Вот так и перед ГКЧП-91 было...

Геополитика ультра-империализма и 2008

В этот послевоенный период, Соединенные Штаты завоевали позицию главной силы империалистической реакции в мире, заняв позицию нацисткой Германии в прошлом... Господствующий класс этой страны сумел, в особенности во время империалистической эры, сохранить внешние демократические формы столь успешно, что США удалось при помощи демократически легитимных методов установить диктатуру монополистического капитализма так же успешно, как это удалось Гитлеру при помощи средств тирана... И эта так называемая демократия сумела осуществить все к чему стремился Гитлер.

Дьердь Лукач. Разрушение разума.

Америка сегодня является ударной силой международного контрреволюционного движения в защиту привилегий господствующих классов. Сегодня Американская империя заняла позицию аналогичную позиции Римской империи в далеком прошлом.

Арнольд Тойнби. Америка и мировая революция.

Перейдя Атлантический океан, фашизм не только обосновался в США, но и пытался создать свой новый международный центр, строит новые планы, ищет и находит новых союзников в военных кругах.

Эрнст Генри. «Есть ли будущее у неофашизма?»

Стратегия Чейни

Сенатор Гэри Харт рассказывает такую историю. В 2001 он был со-председателем Комиссии США по национальной безопасности в 21 веке (Комиссия Харта-Рудмена). Комиссия состояла из 14 членов, по 7 от демократов и республиканцев. Работать они договорились таким образом. В первые заседания каждый член комиссии расскажет о самой большой опасности, какая на его или ее взгляд угрожает США в новом столетии в предложит свое решение этой проблемы. На первом же заседании одна женщина из республиканской партии сказала, что самая большая опасность исходит от Китая, и что рано или поздно США долны будут воевать с Китаем. Этого нельзя избежать, и мы только делаем себя слабее, откладывая эту войну. Никто из собравшихся не поддержал эту женщину. То же самое произошло на втором заседании. Сначала другие члены комиссии говорили об опасности терроризма, распространения ядерного оружия, анархии в слабых государствах и т.п. Потом та же женщина стала говорить о китайской угрозе. Это повторилось на третьем заседании и возможно на четвертом. Наконец, раздраженная отсутствием поддержки, эта женщина вышла из состава комиссии. - Ее звали Лин Чейни, сказал Харт. – я уверен, что если бы не 9-11, мы бы уже имели сегодня войну с Китаем. И не из-за действий Китая, угрожавшего или собиравшегося угрожать нам, а в силу убеждений, с которыми люди Буша пришли в Белый дом. Как добавляет один обозреватель, китайские лидеры тоже понимают это. Видимо поэтому война в Ираке не вызвала громкой критики с их стороны. Они знают, что эта война спасла их.

К тому, что говорит Лин Чейни стоит прислушаться. Она не просто жена Дика Чейни, но и одна из самых влиятельных идеологов американского неоконсерватизма. В 1994-2001 она была в совете директоров «Локхида» – флагмана ВПК США. В 2000 ее собирались выдвинуть на пост вице-президента, но ее муж, глава номинационного комитета Буша, решил выдвинуть самого себя.

Но мне представляется маловероятным, что неоконы Чейни планировали войну с Китаем в первый срок Буша. Американские монополии слишком увязли в Китае, американо-китайские экономические интересы слишком переплелись сейчас. Главное же – Китай еще долго не будет представлять серьезной опасности для военно-политической гегемонии США. Об этом недавно хорошо писал американский аналитик из Техаса Уильям Энгдаль.

Он указывает, что все разговоры о китайской угрозе мировой гегемонии США не учитывают две стратегических слабости Китая: его зависимость от импорта топлива для поддержки своего экономического развития и его неспособность противостоять первому ядерному удару США. Без решения этих двух фундаментальных проблем Китай не сможет стать действительно независимой глобальной силой и реальной угрозой для США. Не Китай, а Россия, обладающая достаточным сдерживающим ракетно-ядерным потенциалом и обильными источниками энергии, представляет реальный противовес глобальному военно-политическому превосходству США. Этот теоретический вывода Эндгаль проверяет исследованием идей Дика Чейни, которые привели его в Белый дом, анализом целей США в Ираке и дела «Юкоса». Его выводы о намерениях США по отношению к России полностью совпадают со списком задач ФарВеста из Справки бурцев.ру. «Геополитическим "эндшпилем" Вашингтона–заключает Энгдаль– было полное разрушение России, того государства в Евразии, которое было бы способно организовать эффективную комбинацию альянсов на основе огромных запасов нефти и газа». И прибавляет: - Конечно, эту цель никогда нельзя было объявить открыто.

В Чейни Эндгаль видит идеальную фигуру для реализации планов выдвинувших его капиталистических сил для достижения мирового господства через глобальный контроль над энергетическими ресурсами.

К этому надо добавить, что то время главой ЦРУ был Гейтс. Сейчас Гейтс – министр обороны, а вице-президент Чейни – де факто президент США. Это опасный тандем. Причем, к нему еще надо прибавить главу Госдепартамента Райс – члена «сверхсекретной группы» Гейтса в 1989 –1991.

Теперь вернемся к анализу бурцев.ру и посмотрим как этот «эндшпиль» Чейни мыслился и разыгрывался начиная с 1999.

Договоренности 1999 года предусматривали установление в России что-то вроде пиночетовского режима, прозападного авторитаризма. Раскрутка Эрмартом для шантажа Семьи, затем остановка скандала Рашенгейт, вторая чеченская война, провокация с вторжением в Узбекистан банды Ходжоева (Джума Намангани) через Таджикистан в 2000 (чтобы напугать Каримова), поддержка Россией США в Афганистане и согласие на базы США в Средней Азии, уход России с баз на Кубе и во Вьетнаме – были частью соглашений в Вашингтоне. Место Семьи должны были постепенно занять проамериканские силовики, генералы будущей чеченской войны (Квашнин, Шаманов, Трошев, Казанцев …) и ФСБ. Им позволят навести порядок в Чечне и в России. Но экономически и в большой политике они будут подчиняться США. Россия станет сырьевым придатком заокеанской сверхдержавы. Первым делом произойдет передача контроля над нефтяными ресурсами американским компаниям. ЮКОС сливается с Сибнефтью, затем его покупают Эксон Мобил и Шеврон Тексако. Ходорковский уходит на президентство. Одновременно с получением сибирской нефти американцы устанавливают свой контроль над Ираком и Ираном. Шах и мат Китаю и Евросоюзу. И такой замечательный план, одобренный «международным сообществом», летит к черту! Путин ставит подножку в Ираке и арестовывает Ходорковского и его банду. Есть отчего взвиться!

В 2003 году концепция Кургиняна – Моссада окончательно провалилась. Россия не поддержала США в Ираке, хотя ограниченная секретная помощь была оказана (шантаж и подкуп генералов Саддама с участием Фарвеста). Путин уволил Волошина, Касьянова, арестовал Ходорковского, отодвинул Семью. Генералы второй чеченской войны были уволены Сергеем Ивановым (последний – Квашнин летом 2004). В Чечне президент переложил ответственность на самих чеченцев (Ахмат Кадыров, Рамзан). В ответ на непослушание России в ее внутренней и внешней политике США устроили оранжевые путчи в СНГ. Союз со Старшим Братом сменился холодным миром, а с середины 2006 резким увеличением тайных и явных операций против России – по сути дела, квази-Холодной войной. От концепции (Генри – Горбачева – Кургиняна) России как младшего союзника США не осталось и следа.

Фарвест участвовал в части акций по договоренностям 1999 в Вашингтоне. Ругать их стал лишь после решения президента уйти из Косово и Боснии (весна - лето 2003), что подорвало главный источник их доходов от героина. Суриков принимал активное участие в Рашенгейте через Эрмарта. Когда Березовский через «Коммерсант» дезавуирует его участие и приводит данные о публикации в Лондоне компромата на Семью под его именем, Суриков немедленно сдает своих партнеров – Эрмарта и Форбса, но не Брейтвейта, от которого зависели британские паспорта для Филина и Лихвинцева и, возможно, многое другое. 15 сентября появляется его интервьюв АиФ. Суриков и фарвестовцы в эти дни находились в панике после московских взрывов 9 и 13 сентября. Никто никому не доверял и в более спокойные времена, а в таких ситуациях и подавно. В Москве могли связать Рашенгейт со взрывами, как «многоходовку», ведущую к военному перевороту и возможно физическому уничтожению Ельцина и его Семьи по румынскому варианту. Бывший обкомовский секретарь «был богатырь – не мы» и вполне мог тряхнуть стариной и нанести превентивный удар, пустив в расход заодно и «партнеров» Эрмарта в Москве. В интервью Суриков спасал себя. Специально для московского начальства, которому Суриков разъясняет про «хороших» республиканцев и «плохих» демократов, я хочу процитировать его мнение по этому вопросу в момент вынужденной откровенности. Курсив мой.

Итак, по словам Сурикова, расчленение России является фундаментальной целью республиканцев. Прав ли Суриков? Несомненно. Об этом прямо пишет и Гейтс в своих воспоминаниях. Так вопрос стоял ребром уже в 1989-91, а по сути дела с 1918, когда советники Вильсона оставляли за Россией только Средне-русскую возвышенность. В том же интервью Суриков выражает убежденность, что «в основе разоблачений» Рашенгейта – «борьба за доступ к территории России и ее ресурсам». Но это и есть цели ФарВеста по Справке бурцев.ру. Как писал В. Штольц – лучшая дезинформация содержит в себе 100% правды. Впоследствии, Суриков и Филин рассказали, что Фарвест участвовал в Рашенгейте, а значит помогали Эрмарту и Брейтвейту в достижении этих геополитических целей. Концы с концами увязать не всегда удается. Но это заметить могут только те, кто внимательно, не торопясь, начнет рассматривать Фарвест под лупой. Наверно, что-то вроде этого Кургинян и называет «стратегической контрразведкой». В таком случае она у нас уже есть.

Ну, а что демократы? Чего они хотят? Все того же. Генри еще мог ссылаться на Гопкинса и Уоллеса. Но с Америкой Рузвельта в США покончено давно и навсегда. Это как Атлантида. И подняться со дна она может только при условии потрясений, сравнимых с испытаниями вроде Барбароссы-1. Но даже и в этом случае существует 99 шансов против одного, что вместо Атлантиды Рузвельта на поверхность всплывет Американский Фашизм. Тем более, что его черты все явственнее просматриваются в политике республиканцев уже сейчас. Но вернемся в 1999 год и посмотрим, какую альтернативу предлагали демократы обманке Эрмарта – Кургиняна. И в этом плане меня заинтересовала фигура американского миллиардера Морта Цукермана, тем более, что, как недавно сообщал бурцев.ру, Цукерман был совладельцем «Версии» Боровика и определял ее политический вектор. 55 Вот что писал по интересующим нас вопросам хорошо осведомленный Цукерман примерно в тоже время, когда в Вашингтоне республиканцы договаривались с Семьей и военными.

Статья называется «Большая игра становится все больше», опубликована 4 мая 1999 в ведущей еврейской газете США Джуиш уорлд ревью. Курсив везде мой.

Чем же грозит сохранение влияния России в Средней Азии? Цукерман не делает из этого секрета. Спасибо ему за это.

Что же этот добрый человек советует предпринять перед лицом такого кошмара, грозящего и Саудовской Аравии (!) среди прочих союзников Израиля?

Все это пишется, когда авиация НАТО бомбит Сербию в пух и прах и за неделю до отставки правительства Примакова-Маслюкова. Но для Цукермана это все равно, что сидеть на завалинке и грызть семечки пока русские делают серьезный гешефт. Потому что Цукерман знает, что не в Сербии дело и даже не в Ираке с Ираном. Сами по себе эти страны не представляют никаких проблем для режима мировой гегемонии США и того особого места, которое занимает в этом режиме Израиль. Интересны и мысли Цукермана об Иране. Он мечтает о «дружественном» Иране, что позволило бы США и «союзникам» выйти к Каспию и «защитить» Азербайджан и другие прилегающие к Каспию страны от агрессивности России. Ну и, конечно, тогда не было бы проблем с трубопроводами. Нефть из Каспия гнали бы через Иран в Персидский залив. Дешево и удобно. Таким образом, Цукерману видится несколько иной альянс, чем Кургиняну. США и Израиль будут вечно дружить с Саудовской Аравией, Турцией, исламскими республиками бывшего СССР и в перспективе с «дружественным» Ираном против России, чтобы не допустить кошмарной перспективы контроля России над ресурсами Средней Азии. Заметьте, что о Китае Цукерман даже не вспоминает. Потому что он знает, что Китай еще не игрок и не сможет им стать, если будет решен вопрос с Россией. Через неделю, 10 мая, статья Цукермана публикуется в его еженедельнике «Юэс ньюс энд уорлд репорт» (US News and World Report). Цукерман – влиятельный член Совета по международным отношениям. Казалось бы, при всем этом практических отличий между Цукерманом и Кургиняном нет. И в том и другом случае первое требование – это контроль США над нефте-газовыми потоками. И одинаковый взгляд на Иран. Оба видят необходимость превращения Ирана в «дружественное» государство.

И тем не менее, между ними своего рода экзистенциальная пропасть. Цукермана говорит то, что думает, с естественной поправкой на условности. А думает он о том, что ему выгодно. Поэтому его взгляды реалистичны, он понимает, что никакой равноправный союз между США и Россией невозможен, а неравноправный будет рано или поздно разорван русским народом. Он «выдает» себя и свой класс, с наивной прямотой и здоровым эгоизмом защищает свои и его шкурные интересы. Но в этой откровенности проявляется настоящесть Цукермана. А все, что говорит Кургинян – это легенда. У Цукермана один язык, у Кургиняна – два, а может и три. Цукермана можно «потрогать», он «онтологичен» как его земной класс. А Кургиняна ткни пальцем – и в дырку увидишь пустоту, и это еще в лучшем случае. На вид вроде человек. Но человечий вид – это телесная легенда, как «концепция Кургиняна» – легенда геополитическая.

США и Израилю надо было заручиться поддержкой Кремля в разгроме последних независимых государств Ближнего Востока, чтобы с его помощью или хотя бы при его пассивном соучастии захватить стратегический нефтяной плацдарм к югу от Каспия и тем самым завершить окружение России по огромной дуге от Балтики через свои протектораты-лимитрофы и покоренные Балканы до Ирана и Афганистана. И тогда можно было поворачивать на север и раздавить нас, забыв о «священном союзе». Вот эти два-три промежуточных такта и давала им концепция Кургиняна, если бы ее принял Кремль. Нет, Путин не обманул Чейни. Он обманул его прежде, чем Чейни планировал обмануть Путина. Он использовал легенду под названием «геополитическая концепция Кургиняна» против тех, кто намеревался использовать ее против России. И на мудреца бывает довольно простоты. Недаром при известии об аресте Ходорковского Кургинян в кликушеском припадке объявил начало «37-го года без берегов». Кто лучше него мог оценить хирургическую точность скальпеля, которым Путин и его силовики вырезали раковую клетку, чье бурное размножение должна была прикрыть обманка Кургиняна?

И Збиг Бжезинский тоже настоящий осязаемый без дураков вражина, с которым приятно иметь дело. Он остроумно назвал легенду Кургиняна «новым Священным союзом» по образцу 1814. Потому что, кроме всего прочего, Збиг понимает, что такой союз пошел бы и против двух веков русофобской мобилизации западного человечества (включая состав зондеркоманд на Восточном фронте), которая во многом и формировалась как реакция на Священный союз императоров. Он обманку Кургиняна раскусил сразу, хотя и со своей колокольни, конечно.

Зачем же гладить против шерсти, если против России есть такое испытанное оружие, как «Великий альянс» (Grand Aliance) ?

Весной я слушал интервью со Збигневым Бжезинским по случаю публикации его новой книги «Второй шанс». Разговор шел об общих международных проблемах и мнения автора были почти либеральными. Бжезинский говорил о небывалом росте политического сознания в мире, об обреченности империй, о необходимости учитывать интересы и достоинство других наций. Он с горечью говорил об ужасающей политической неграмотности американцев, особенно всего того, что касается других стран и международной политики. Он ругал Буша за обман американского народа в отношении ОМУ в Ираке, за безрассудное продолжение обреченной на провал оккупации страны, за политику основанную на страхе. Он выразил тревогу, весьма обоснованную, что в оставшиеся двадцать месяцев люди Буша могут пойти на крупную провокацию, чтобы сделать новую администрацию заложником своей политики. Я с удивлением поймал себя на том, что впервые за долгое время слушаю американского политика с удовольствием, без тяжелого желчного чувства от невозможности возразить. Мне нравились его мысли, его отточенный, без единого лишнего слова язык. Я слышал не просто очень умного, опытного, знающего и культурного нео-империалиста, но и человека просвещенных мыслей и чувств. Неужели это «русофоб» Бжезинский?! - думал я. Наконец, ведущая задала буквально такой вопрос: Насколько можно говорить об «интеграции» России. По-английски он звучит также косноязычно, как и по-русски. И это не случайность. В открытом эфире говорили как бы открыто о вещах, которые надо скрывать, о которых, как выражается Энгдаль, «никогда нельзя объявить открыто».

Надо пояснить, что под «интеграцией» Бжезинский и старая школа геополитики атлантизма понимают мировую гегемонию, а не диктат США. Иначе говоря, иерархическую систему международных отношений, основанную преимущественно не на насилии, а «мягких» формах господства через экономические, политические и культурные механизмы. На этот вопрос Бжезинский ответил буквально следующее.

Поразителен не столько смысл сказанного, сколько полное отсутствие реакции со стороны ведущего шоу и слушателей передачи. Как и очевидная уверенность Бжезинского, что ему не надо пояснять свой загадочный прогноз. Казалось бы должна была последовать лавина звонков и ведущий, оттирая внезапно появившийся на лбу пот, должен был бы переспросить своего гостя, не ослышался ли он. Ведь Бжезинский во всеуслышание заявил, что крупнейшая военная держава, единственная в мире сила, способная стереть США с лица земли, и постоянный член Совета Безопасности ООН в скором времени потеряет огромную часть своей территории «со всеми ее богатствами», если только не «сблизится» с Европой! Но лоб ведущего остался сухим, ни одного звонка в редакцию передачи не последовало, и сенсационное заявление Бжезинского не вызвало ни одного комментария в американской прессе. Ни одна душа не поинтересовалась попросить этого мэтра американской геополитики, кто и каким образом заберет у России ее Дальний Восток?!

Невольно возникает ощущение, что существует некий молчаливый заговор, объединяющий все классы общества. Быть может, это и называется цивилизацией – единством поверх, а вернее глубжеклассовых, этнических и религиозных различий. В статье о «мета-группе», так называет Фарвест известный американский ученый и мыслитель Питер Дейл Скотт, он пишет, что «в каждом обществе есть факты, которые оно подавляет в своем коллективном бессознательном, чтобы избежать социальных и психологических последствий их признания». Эту мысль он формулирует по поводу американского советолога и «транзитолога» Джона Данлопа. Данлоп–старший научный сотрудник Института Гувера, член Чеченского комитета Бжезинского и Александра Хейга, опытный специалист по информационно-психологической войне против России – использовал активку Фарвеста о «сговоре в Ницце» для большой работы, инсинуирующей, что все акты насилия и террора, начиная с вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан и кончая Бесланом, были провокациями ФСБ и Кремля. Но при этом Данлоп сделал одну ошибку. Он включил в эту работу информацию о Фарвесте из активки военной контразведки ФСБ, пытавшейся пробить оборонительные линии Фарвеста в 2003-5 гг., и дал на нее ссылку. Тем самым Данлоп включил этот текст в ссылочную базу университетского крыла ВПК США и неоконсервативного аппарата антироссийской пропаганды. Это была роковая ошибка, потому что текст активки не оставлял сомнений в том, что персонажи «сговора в Ницце» имели связи с западными спецслужбами и участвовали в заговорах против России. Профессор Скотт, конечно, ошибается, объясняя утаивание Данлопом истинного содержания своего источника бессознательными механизмами национальной психики. Данлоп – в высшей степени ее сознательный манипулятор. Но по отношению к слушателям Бжезинского и даже бОльшей части правящего класса США его понятие политического бессознательного имеет смысл. Ненависть к России в англосаксонском мире и желание ее гибели имеет глубокие корни в исторической психологии этой цивилизации. Особенно в связи со Второй мировой войной. Когда недавно сенатор Маккейн, вероятный кандидат на президентских выборах 2008 от республиканцев, заметил, что «победить нацистов нам помогли русские» – это еще одно проявление комплекса неполноценности и подавленной вины в связи с той войной. Каждая цивилизация, как и каждое классовое общество – ее основа, должны быть уверены в своем превосходстве над всеми другими. Без такой уверенности невозможно достичь господства над всеми другими.

По своей агрессивности и экспансионизму, современная англосаксонская цивилизация имеет только один исторический пример – Рим. Период ее экспансии, последние 500 лет, неразрывно связан с историей капитализма – наиболее агрессивного и экспансионистского по своим императивам способа производства. В результате захвата и колонизации огромных континентов и двух мировых войн, англосаксы прочно заняли господствующие позиции по отношению к своим старым европейским конкурентам – французам и германцам. Но на их пути к мировому господству рыцари «Круглого стола» вроде Родса, Милнера, Черчилля, Маклина, Бушей, Чейни встретили новую и более грозную силу – сперва государство Петра Великого, потом Российскую Империю и, наконец, – СССР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что традиционные элиты этой агрессивной расы, прошедшей Джаггернаутом через все континенты и преобразив их по своему подобию, развили русофобию как непременную черту своего менталитета.

* * *

Бжезинский, противник концепции Ликуда-Кургиняна, правильно видит союз США с Россией как бомбу под все здание послевоенного ультраимпериализма (атлантизма), основанного на неофеодальных отношениях США с Западной Европой и Японией. Священному союзу с Россией Бжезинский противопоставляет расширение «Великого альянса» –Антанты. Это расширение должно захватить и Россию. Ее необходимо «интегрировать». Причем не против, а «через» Европу. Тем самым не подрывая основу архитектоники ультраимпериализма – расово-классовый союз атлантизма.

Суть разногласий между Путиным и атлантизмом прост. Они хотят видеть Россию включенной в неофеодальную иерархическую систему американской гегемонии в качестве сырьевой базы. Если российское руководство согласиться стать периферией Запада, то взамен Запад согласится на сохранение такой слабой и подчиненной России в ее теперешних границах, возможно за исключением Северного Кавказа, который отойдет Турции. Россия должна будет отказаться от ядерного оружия и передать свой ТЭК под контроль западных монополий. Если же Россия отказывается от такого предложения, она должна быть расчленена в результате «новой холодной войны», как был расчленен СССР. Контроль над Россией решит проблему «интеграции» Китая.

Ультра-империализм

Когда Ленин набрасывал свою теорию империализма 1916 года, Каутский поставил перед ним проблему, все значение которой Ленин тогда еще не мог и наверное не хотел осознавать. Почему, спрашивал Каутский, мы думаем, что империалисты такие дураки, что они будут создавать для нас революционные ситуации постоянной драчкой между собой. Разве не выгоднее для них объединиться и сообща установить свой диктат над остальным миром эксплуатируя его на свое общее благо. Почему империализм не может экспортировать на периферию не только капитал, но и свои межимпериалистические противоречия? Никакой теоретической невозможности подобного исхода Первой мировой Каутский не видел. Империализм, извлекший такие уроки из этой войны, он назвал ультра-империализмом. И мы видели, что в этом же направлении работала мысль политических лидеров и интеллектуалов англосаксонского мира, вышедшего победителем из той войны.

На это у Ленина было два возражения, политическое и теоретическое. Сейчас для нас важно только второе. Он указал на неравномерность капиталистического развития как на общий закон капитализма. Отсюда следует неравномерность развития отдельных стран, одни вырываются вперед, другие начинают отставать. Экономическая борьба между ними неизбежно ведет к войнам. Поэтому теория Каутского не просто политически вредна, она теоретически ошибочна. Империализм не способен разрешить свои противоречия, ультра-империализм невозможен. Мир вступил в эпоху империалистических войн и пролетарских революций. Иного не дано.

В анализе Ленина было одно слабое место: он не включал неизбежный диалектический антитезис верной посылке о неравномерности капиталистического развития. Понадобилось семь небывалых лет, на протяжении которых Ленин играл роль всемирно-исторической личности, чтобы дополнить его теорию империализма этим антитезисом. Но на теорию у него уже не оставалось времени. Он успел сделать только практический вывод «для рабочих и крестьян СССР».

В своем подлинном завещании, этой последней вспышке своего теоретического сознания перед наступающим мраком, когда уже не оставалось времени на "сентиментальности" и дипломатические вежливости по отношению к уже обреченному Третьему Интернационалу, Ленин в немногих простых словах начертал историческую перспективу, правильность которой подтвердила история последних 85 лет.   Суть этой перспективы сводится к следующему. 

Социалистической революции на Западе не будет, потому что в результате мировой войны одна группа государств (Антанта) будет держать под своей пятой проигравших, в первую очередь Германию. Это подчиненное положение Германии станет основой мира между западными империалистами. Поэтому эпоха пролетарских революций заканчивается, начинается эпоха их поражений. Но Ленин по-прежнему выражает уверенность в конечной победе социализма. На чем же она основывается? Как возобновится диалектика исторического развития?

Под гегемонией Антанты западные империалисты сохранят мир между собой и, на основе эксплуатации остального человечества, сохранят классовый мир внутри своих стран.  Но неизбежен подъем националистического Востока, где проживает большинство человечества. Его судьба теперь будет решаться в столкновении между «контрреволюционным империалистическим Западом и революционным и националистическим Востоком».  Если  Советская республика «продержится» до этого столкновения, она поможет дать ему социалистический исход.

Таким образом, Каутский был отчасти прав – ультра-империализм возможен и после Версальского мира становится реальностью. Но Каутский ошибался, понимая его в либеральном духе как союз или картель между равноправными империалистическими странами. Общий закон неравномерности капиталистического развития нельзя отменить, но его частное следствие – острую внутри-империалистическую конкуренцию и войну – можно преодолеть, когда свободная конкуренция между государствами заменяется квазифеодальной структурой их отношений.

Конечно, Ленин не мог предугадать, что в надежде расправиться с СССР руками Германии страны Антанты, консервативные элиты Британии в первую очередь, позволят ей восстановить военную промышленность, перевооружиться и развязать Вторую мировую войну.  Но и с этим грандиозным историческим интермеццо перспектива Ленина оказалась в конечном счете верной.  На руинах гитлеровской Германии и имперской Японии был окончательно скреплен и сцементирован ультра-империалистический союз под эгидой США в качестве феодального короля.  Современный ультра-империализм немыслим без военно-политического подчинения Германии (а значит и Европы) и Японии в рамках квази-феодальной системы американской гегемонии. И как только эта система рухнет, начнется новая «эпоха империалистических войн и пролетарских революций».

В борьбе с СССР и мировым социалистическим движением атлантический ультра-империализм должен был искать союзников. Сначала это были белоэмигрантские организации, внутренняя контрреволюция, националисты «Прометейской Лиги», клерикалы «Интермариума», фашизм и нацизм, полу-фашистские режимы Франко и Салазара. Тайная поддержка Гитлера и политика умиротворения поставила на грань пропасти самих атлантистов. Из второй мировой войны СССР не только вышел победителем, но его победа дала мощный толчок национал-освободительному движению по всему миру, победила Китайская Революция, возник социалистический блок, объединяющий треть человечества. Социализм пришел в Западное полушарие. В эту новую эпоху борьбы, когда во главе ультра-империализма встали США, мы видим ту же картину. Для борьбы с СССР они были вынуждены мобилизовать все реакционные силы современности: военные хунты, неофашистов, феодалов, религиозный фундаментализм. Наконец, они должны были заключить антисоветский союз с маоистским Китаем. По логике Холодной войны Западу приходилось способствовать развитию своих стратегических союзников в Азии и неприсоединившихся стран как Индия. И вот, казалось бы, победив в войне против СССР и европейского социализма и провозгласив конец истории в тысячелетнем рейхе нового мирового порядка, триумфальный ультра-империализм вдруг видит перед собой новый мировой беспорядок и свою скорую могилу. Чтобы победить социализм, они раскрепостили такие силы, выпустили из бутылок таких джинов, что теперь не знают, как подчинить себе первые и загнать обратно вторых. Ислам, Китай, энергетический кризис, новый подъем боливаризма в Латинской Америке, огромный внешний и внутренний долг США при быстром упадке среднего класса, ослабленная, но не покоренная Россия со своим ядерным арсеналом, огромной территорией и природными богатствами. Американская империя явно вступает в фазу упадка, а значит, грядет конец ультра-империализма – без американской председательницы его быть не может. На фоне упадка США поднимается могучий Китай, а вместе с ним и Индия. Дряхлеет Европа. Запад и его англосаксонское ядро теперь видит впереди не конец истории, а конец своих претензий на мировое господство, конец своих привилегий. Но атлантические элиты не собираются смиряться с такой перспективой. Они будут драться до последнего. Времени у них остается мало. Окно историческое возможности переломить настоящий ход вещей быстро сужается. Они должны действовать сейчас, потом будет поздно. Чтобы «интегрировать» Китай, им необходимо сначала «интегрировать» Россию в ультра-империализм. С Россией у них в кармане, у Китая не останется другого выхода кроме вхождения в систему американской гегемонии, которая тогда станет действительно глобальной. Только в этом случае англосаксы смогут остаться на коне. Итак, грааль рыцарей Круглого стола находится в России. В 2008 они должны любой ценой сменить вектор ее развития с «суверенной демократии» на «западную». В практических терминах это значит, что у штурвала России не должны стоять ни Путин, ни Сергей Иванов.

«Отморозки» и Партия третьего срока

Я думаю, действия, утверждения отдельных лиц, которые идут вразрез с нашими национальными интересами и приносят пользу исключительно другому государству, должны верно оцениваться теми, кто стоит во власти. Люди очень легко познаются по их делам, их позиция в той или иной форме может прослеживаться в средствах массовой информации.

Бывший глава КГБ СССР Владимир Крючков об агентуре влияния.

Есть так называемая агентура влияния. Вопрос об этой агентуре – увы, ужасно замутнен демагогией, спекуляциями, фобиями. Разбираться в этом тонком вопросе обычная контрразведка не может. Нужна стратегическая (или политико-стратегическая) контрразведка. Ее как не было, так и нет. И нет аппарата для разбирательств подобного рода.

Сергей Кургинян

Все-таки попробуем разобраться, не боги горшки обжигают. Вопрос надо поставить так: Какие средства есть у атлантистов, чтобы поставить Россию под свой контроль в сравнительно небольшой срок? Прав ли был Путин, недавно заявив, что «средств и методов воздействия на Россию становится все меньше и меньше. "Их практически не стало" »?

Боюсь, что не прав. Боюсь, что Путин делает ту же ошибку, которые сделали атлантисты, не поняв, что победу над СССР они одержали такой ценой, которая ставит под вопрос сам атлантизм. Так же случилось и в случае с достижением «суверенной демократии».

Независимость от «наших друзей на Западе» была куплена ценой нового опасного развития событий внутри страны: массовой коррупции среди силовой бюрократии, которую Путин использовал для подавления олигархической фронды. И эта коррупция стала крючком, за который Фарвест теперь готовится потянуть.

На кого конкретно заточен этот крючок и с какой наживкой?

Весь крупный капиталистический класс России находится на крючке у Запада, потому что там, на Западе хранятся его капиталы, и эти капиталы были нажиты незаконным путем. Весь российский капиталистический класс, включая госбюрократию, находится на крючке у Запада в культурно-психологическом и даже экзистенциальном смысле. Потому что этот класс состоит из людей, которые разрушили СССР и социализм ради того, чтобы стать частью Запада. Но этот фундаментальный факт нашего положения «начальство» изменить не может, а может только мелкобуржуазная, или «общедемократическая» революция. У нас же на носу 2008. Поэтому нас интересует только один конкретный крючок и та конкретная рыбина, которую хочет поймать на него Фарвест. И, может быть, уже поймал. Эту рыбину я буду называть «отморозки». Кто они, откуда взялись? Вернемся все в тот же 1999.

Выдвижение Путина преемником Ельцина удовлетворяло двум критериям Семьи, военных и правых республиканцев. Путин был или казался лояльным выдвиженцем Семьи и в то же время нескомпрометированным близостью к ней. Было и другое обстоятельство. Путин сберег себя – он не был замешен в коррупции «периода первоначального накопления», на него не было крючка. С точки зрения Семьи этом обстоятельстве были свои плюсы и минусы. Без крючка – за него не могли потянуть враги Семьи, но по той же причине этого не могла сделать и Семья.

Как силовик, Путин мог обеспечить личную безопасность «коллективному Распутину», а также восстановить порядок, укрепить авторитет государственной власти и защитить территориальную целостность страны. Предполагалось, что в остальном все пойдет по-старому, и Россия станет сырьевым придатком США – их экономическим и политическим сателлитом. В Кремле Путина окружали те же и оне же – олигархи и ельцинские сановники. Волошин – человек Семьи и американцев– оставался главой Администрации. Понятно, что для того, чтобы начать создавать какое-то пространство для своей игры, Путину нужны были люди извне, которым он мог бы доверять. И если не доверять, да и степени доверия бывают разные, то люди, которых он хотя бы как-то знал по совместной работе и жизни, и которые не были замешены в Семейных делах. Эти люди и были «питерские». Путину предстояло создать свою личную бюрократическую базу, опираясь на которую он мог бы приступить к воплощению своих тайных замыслов. И надо признать, что в общем и целом, «питерские» стали такой базой для Путина и помогли ему совершить то, что он совершил. И я уверен, что даже самым близким из них, за исключением, быть может, Сергея Иванова, Путин не раскрывал всех своих планов и надежд. Особенно, в первые годы, когда его и в живых бы не оставили, узнай о них наши враги внутри и за пределами России. Без таких соратников, как Игорь Сечин, Владимир Устинов, Сергей Иванов, Виктор Иванов, Борис Грызлов, Дмитрий Козак, Дмитрий Медведев, Виктор Черкесов и многих других не было бы и достижений Президента Путина. Злая ирония состоит в том, что некоторые из этих соратников Путина теперь представляют то мягкое подбрюшье России, на котором строятся расчеты Третьей Барбароссы. Речь идет о силовой группе Игоря Сечина – так называемой Партии третьего срока (ПТС), изобретенной представителем Эрмарта и Брейтвейта в ФарВест, ЛЛЦ – Антоном Суриковым. Сущность группировки ПТС («путистов») и ее цели ясно сформулировали обозреватели Олег Маслов и Александр Прудник в статье «Состоится ли в России путистский переворот?» (05.03.2007)

Наверное, первые лица т. н. «Партии третьего срока», вроде И. Сечина, В. Устинова и Н. Патрушева, субъективно не хотят зла России. Психология бюрократа очень быстро привыкает отождествлять интересы государства со своими и еще быстрее свои с интересами государства. Но, здесь было еще и другое. Перераспределяя «неправедно нажитое», они должны были окружить себя группой доверенных лиц. Эти группы можно представить в виде концентрических кругов «сечинцев», «устиновцев» и нек. др., в центре которых стоят их патроны – высшие сановники. Эти патронажные созвездия включают бюрократов и силовиков верхнего и выше-среднего звена, а также бизнесменов. За последние семь лет, пользуясь властью своих патронов, именно эти патронажные группы «перераспределили» в свою пользу львиную часть капиталов и денежных потоков. Таким образом, они сделали серьезную заявку на командные высоты русского капитализма и его государства. За это время они создали себе немало врагов среди жертв этого перераспределения. Это не только крупные и средние капиталисты, у которых отняли их компании, вроде группировки ЮКОСа. Это еще и властные, включая спецслужбистские группы, которые стояли за этими капиталистами и денежными потоками, крышевали их и т.п. И вот очень скоро все эти «сечинцы», «устиновцы» и пр. рискуют потерять если не все «праведно нажитое», то очень многое, «потоки» в любом случае. Они лишаться защиты своих патронов, сохранив всех своих врагов, для которых может прийти час долгожданного мщения. Самих патронов могут не тронуть. Путин замолвит слово за Сечина, Устинова... А вот что случится с другими, сказать наверное они и сами не могут. Кто-то сможет уехать на пмж, кто-то продаст госсекреты и получит за это английский или американский паспорт. Но далеко не все. Для большинства единственная надежда выражается в лозунге: «Не надо ничего менять!» Или сакраментальное: «На переправе лошадей не меняют!» Но лучше я дам слово бурцев.ру. Вот выписка из их Справки по группе Сечина.

* * *

Силовая группа Сечина устроена сложно. Есть фигуры первого плана: Сечин, Патрушев, Виктор Иванов, Устинов … Вокруг каждого фигуры второго плана – свита – по 20 – 30 бизнесменов и чиновников вокруг каждого. Они применяют силовые ведомства против бизнесменов, отбирают деньги и бизнес, все без шума, но очень много обиженных. Сейчас обиженные ничего не могут поделать – боятся Сечина и Патрушева. Если фигуры первого плана уйдут, то их, может, и не тронут (но они потеряют многие доходы). Но часть свиты тронут обиженные, сводя счеты. Свита этого не хочет. Она толкает своих шефов – фигуры первого плана – остаться. Те поддаются, просят Путина о третьем сроке и холодной войне. Путин отказывается. Тогда создается напряженность внутри и во вне страны. Когда растет напряженность, Путину говорят, что ситуация чрезвычайная, чтоб он не уходил. Путин говорит, что он все равно уходит. Тогда ситуацию делают еще напряженнее … Напряженность внутри и вокруг России нужна также и США – здесь совпадают интересы внешне кажущихся диаметрально противоположенными российских и американских групп. Фигуры первого плана сами не создают напряженность, прямо не дают сомнительных приказов. Но с их молчаливого согласия, даже одобрения, напряженность создают отдельные фигуры второго плана. Фарвест – одна из таких, но не единственная и не самая сильная, но самая политизированная, имеющая политические цели. Другие никаких политических целей не имеют, а только одного хотят – остаться у власти или около и под защитой власти. Среди этих фигур второго плана из свиты лидеров сечинской группы есть настоящие отморозки, способные на все. Их всего 10 – 20 %, но для взвинчивания ситуации этого может хватить. Мы считаем, что на 75 % они все же не пойдут ва-банк. Но 25 % что пойдут ва-банк – это много. Фарвест дает этим отморозкам суррогат идеологии (Пятую империю …), обещает что будет холодная война, но канал в США тоже будет и можно будет сговариваться и делать гешефты. Сами Сечин, Патрушев... сознательно не хотят развала России. Но для сечинской группы нужна любой ценой власть ради самой власти, ради прибыли и, некоторым, – ради своей безопасности. Если выгодно, они против США, но с наличием канала туда. Но если завтра будет выгодно для их личного и группового интереса, они, сговорившись с США (канал для этого предлагается Фарвестом), изменят вектор. У сечинцев нет позитивной программы...

* * *

Итак «отморозки» – это та часть патронажных свит кремлевских сановников, которые могут «дернуться» – заглотнуть наживку Фарвеста и попытаться захватить власть. Или снюхаться с американцами в надежде договориться. Еще цитата из письма бурцев.ру.

Итак, все довольно просто. Запад использует Фарвест для того, чтобы сажать на крючок и потом шантажировать вороватых силовиков и просто бандюг в высоких креслах, чтобы спровоцировать их смену власти и курса. Для этого Фарвест и продолжает свой нелегальный бизнес в последние годы - это способ держать партнера на политическом крючке. Из письма бурцев.ру.

Теперь я хочу показать на конкретных примерах, как Фарвест ведет свою информационно-психологическую разработку сечинской группы в открытой печати. Я уже приводил некоторые примеры, например, статью Филина «Путин – не Чаушеску». Теперь я хочу продемонстрировать эту разработку по темам.

Тема «электронных счетов» высшего руководства России

Владимир Филин. «В списке "Форбс" Роман Абрамович незаслуженно опередил Игоря Сечина, Юрия Ковальчука, Геннадия Тимченко и Владимира Путина» (2007.05.04)

«Канонический» список российских миллиардеров, регулярно составляемый журналом «Форбс», уже не первый год возглавляет Роман Абрамович. Надо полагать, читая об этом, Игорь Сечин, Юрий Ковальчук, Геннадий Тимченко и сам Владимир Путин от души смеются - им то уж точно известно, что украшать начало «российского» списка «Форбса» должны именно они, а вовсе не Абрамович с его жалкими 18 миллиардами долларов. Однако существует весьма серьезная проблема, решение которой так и не найдено. Она заключается в том, что «кремлевские люди так и не смогли надежно разместить свои «честно заработанные» сокровища, чтобы гарантировать их от политически мотивированных поползновений со стороны тех, кого официальная пропаганда Кремля называет «врагами России» - от спецслужб США и их союзников по блоку НАТО.... Все последнее время в Кремле лихорадочно соображали, как спрятать от завистливых глаз свои богатства. Но в современном мире это невозможно. Можно еще, видимо, в тайне от американцев разместить 30, максимум 50-70 миллионов долларов. Но речь ведь идет о многих миллиардах!

Эта наиболее заезженный, простенький, но эффективный вектор шантажа по отношению к чиновникам-ворам и психологического давления на всех остальных. Но меня поражает и пугает вот что. Патрушев или Прокуратура по долгу службы должны были начать следствие по делу о клевете на президента РФ. Но почему-то делают вид, что не замечают. Между тем, несколько лет назад Патрушев подал в суд на журналиста «Новых Известий» за клеветнические измышления в свой адрес и выиграл. Значит, дело не в невнимательности. Патрушев либо боится Филина, либо находится с ним в заговоре. Иного объяснения я найти не могу. О Сечине вопроса не стоит. Он у них на крючке еще с Анголы. Ну а Ковальчук, Тимченко? Очень богатые люди, друзья Президента и обязаны ему своим богатством. Почему бы им не вступиться за его честь? Чисто по-человечески ничто так не характеризует сущность этих людей как это молчание. Нет чести. А какой же может быть правящий класс без чувства чести. Наркоторговец, уголовник публично оскорбляет и шантажирует их, а они делают вид, что не замечают. Зато замечают отморозки и мотают на ус: если даже приближенные к «телу» не отвечают, значит Филин сильнее, надо держаться Филина...

Тема: Единственная надежда для Сечина и его группы это согласиться с республиканцами на холодную войну

Пример из недавней статьи Владимира Филина «Товарищ Чейни кушает и никого не слушает»

Но самое парадоксальное в том, что новая конфронтация по-Чейни – это практически единственный шанс для политического и не только политического выживания и для кремлевских силовиков. Встретившись в апреле с Владимиром Рыжковым, который, как известно, тесными финансовыми узами связан с чрезвычайно мстительным Леонидом Невзлиным, Ричард Чейни как бы подает сигнал Игорю Сечину и другим «кремлевским чекистам». Суть сигнала примерно такая: либо вы активизируетесь, консолидируете власть и предпринимаете реальные шаги для создания в российско-американских отношениях ситуации «управляемой конфронтации», либо самоустраняетесь, и тогда Россию ждет «оранжевая революция сверху». При этом обозначение фигуры Невзлина – прозрачный намек силовикам, что именно их ждет персонально в случае их пассивности.

Здесь Филин разжевывает для отморозков, как надо аргументировать их нажим на Сечина, Патрушева и др. патронов, чтобы они «активизировались». «Управляемая конфронтация» – старая обманка Сурикова. Конкретнее, сечинцам предлагается взять власть в свои руки или сделать Путина своим заложником как следствие его третьего срока, и войти в режим «новой холодной войны» с Западом. При этом у них будет канал неформальной связи с Западом (республиканцами) через Фарвест, по которому они смогут «договариваться» о «гарантиях» и, договорившись, сдать Россию Западу как это сделала советская бюрократия с СССР. Одновременно спецотдел Филина собирает компромат на этих же отморозков, чтобы тоже не забывали поактивнее «активизировать» Сечина.

Тема: Путин ведет закулисные переговоры с Бушем и сдает силовиков. Прецедент – Горбачев сдает ГКЧП

Сравним выступление А. Нагорного два года назад на круглом столе Фарвеста в Завтрас его недавней статьей там же.

В июне 2005 Нагорный объясняет «оппозиции», что к середине 2006 Путин готовится сдать американцам наши ракетно-ядерные силы, что «должно привести к окончательному развалу нашей страны». Поэтому ожидается «революционная ситуация». На повестке дня стоит только «отстранение Путина от власти и тех или иных способах достижения данной стратегической цели». Чтобы избежать большого количества жертв в ходе его смещения, Нагорный рекомендует «оппозиции» сотрудничать с «международными, в особенности – европейскими, кругами в плане Гаагского международного суда или формирования специального судебного органа для расследования преступлений режима».

Так, два года Нагорный призывал к насильственному смещению законно избранного президента, которого к тому моменту поддерживало около 70% населения. Причем Нагорный открыто советовал сделать это с помощью НАТО. Почему же российские власти не арестовали Нагорного и не отдали его под суд за опасное государственное преступление, что они уже долгое время добиваются сделать с Березовским, который все-таки до таких кровавых сценариев, как Нагорный, не доходил?! Значит дело не в халатности генерального прокурора Устинова, его свояка Сечина и их номенклатурного союзника Патрушева. Но тогда остается только соучастие в заговоре. Соучастие не обязательно активное. Фарвест может держать этих людей на крючке чемоданами компромата и живой кокаиновой линией в 5-6 тонн ежегодно. Но как высшие должностные лица они обязаны были возбудить уголовное дело против Нагорного и расследовать возможность заговора. Если они этого не сделали тогда, то можно ли ожидать от них защиты конституционного строя и российских законов в 2008?

Александр Нагорный, зам главного редактора газеты «Завтра». Бывший аналитик ГРУ, ассоциированный член американо-английской группировки Фарвеста, специализирующейся на проведении информационных операций Барбароссы-3.
Александр Нагорный, зам главного редактора газеты «Завтра». Бывший аналитик ГРУ, ассоциированный член американо-английской группировки Фарвеста, специализирующейся на проведении информационных операций Барбароссы-3.

Посмотрим теперь, как Нагорный провоцирует переворот в Москве сейчас. На первый взгляд, его последняя статья в Завтра написана совсем другим человеком. Невольно спрашиваешь себя, как могут эти типы жить в состоянии перманентной мимикрии, изменяя свой цвет и формы при любом изменении окружающей среды? Но они обучались этому в уродливых организациях, которые называются спецслужбами, в мафиозных кланах, в дарвинистическом существовании микроорганизмов пожирающих друг друга. Фарвест – это состояние мелкой буржуазии, прошедшей огонь, воду и медные трубы.

Сегодня Нагорный уже не угрожает Путину «кровниками» и Гаагой. Его тон почтителен, даже проникновенен. Нагорный – сама объективность, сама лояльность. «Президент России проявил себя как национальный лидер, способный осознать и сформулировать долгосрочные стратегические интересы нации и государства. И эти интересы, как оказалось, не совпадают с интересами США и их партнеров по НАТО!» Главное сейчас, умоляет он, – это любовное единение российских «элит» для мирного перехода власти к «преемнику» Путина, «способному успешно продолжить его дело». Все, казалось бы, замечательно, хочется скостить Нагорному давно заслуженный им срок в лагерях общего режима, погладить по натруженной «аналитикой» лысине и порадоваться за него. Но это очередная мимикрия спецслужбистского ящера. Все достоинства его статьи – это лишь прикрытие, отвлекающий маневр для одного абзаца, ради которого она была написана.

Прочитав это, любой порядочный человек брезгливо поморщится на грубый прием старого провокатора. С чего Нагорный взял, что Путину требуется согласие Буша на кандидата в российские президенты? Но чернуха Нагорного рассчитана не на порядочных людей, а на психологию и логику отморозков. Логическая абсурдность последней фразы (как может Нагорный решить, пришли или не пришли Путин с Бушем к согласию, если он даже не знает, обсуждалась ли эта проблема?) и особенно бездоказательность подразумеваемой зависимости Путина от Буша в вопросе о «преемнике» усиливают психологический эффект: то, что подразумевается само собой, в доказательствах не нуждается. -А значит, думает отморозок, если Путин зависит от Буша и «мирового сообщества», он их боится, а если боится, то «сдаст» им всех, кого ему скажут, чтобы самого не тронули после 2008. А что же мне, что же нам-то делать?

Тема: Путин сдает американцам не только силовиков, но готовится сдать и группу «Озеро».

Владимир Филин. «Преемник Сергей Нарышкин как предмет торга с США по вопросу безопасности членов кооператива «Озеро»

«Я не верю, что Путин готов пойти на такой шаг, как назначение Нарышкина, - говорит Филин. - У президента другая задача - выторговать у США гарантии личной безопасности для себя и своего окружения на период после 2008 года. Причем, судя по всему, группу Сечина Владимир Путин внутренне уже сдал. Сейчас торг идет вокруг кооператива «Озеро». Американцы настаивают на сдаче Ковальчука и Тимченко, но Путин к этому не готов». «Пока не готов», - уточнил Владимир Филин.

Из Справки бурцев.ру

Информационное давление на так называемую «озерную» группу госбюрократии и капиталистов, куда входят друзья и соседи Путина по дачному кооперативу «Озеро» – это сравнительно новая тема в творчестве генерал-майора ГУР Филина. Она появляется где-то за раскруткой дела банка Дисконт. Филин знает, что Тимченко находится под лупой западных спецслужб, которые вместе со спецотделом Филина собирают на него информацию из-за миллиардов и близости к президенту.

Сценарии. Легенда и второе дно «новой холодной войны»

Россия для спецслужб большинства иностранных государств является приоритетным объектом устремлений. Почерк их деятельности приобретает, с одной стороны, более агрессивный, а с другой - более конспиративный и изощренный характер.

Генерал армии О. В. Сыромолотов, начальник Департамента контрразведки ФСБ России

В 90 годы американцы управляли Россией через марионеточный режим Ельцина и были этим удовлетворены. Но неожиданно пришел Путин, и марионеточный режим вышел из - под контроля. Второй раз американцы этого уже не допустят. Если у них получится путч, любой марионеточный режим, который они поставят, будет временным.

Из письма в редакцию бурцев.ру

Мы не знаем, что может случиться в таких местах, как Россия...

Роберт Гейтс, министр обороны США

Свою карьеру политолога Владимир В-ич Л-ко (Филин) начал с угроз Путину. В эйфории от удачи в Киеве он сулил Путину судьбу Чаушеску, если тот не уйдет добровольно, отдав власть оранжевым, в то время Касьянову. Что касается «чекистов», то Филин предупреждал их не повторить ошибки своих румынских коллег, пытавшихся защитить Чаушеску и поэтому «зачищенных» армией и спецназом военной разведки. Словом, им предлагалось сдать Путина, как украинские силовики – кореши Филина Смешко, Галака и Дрижчаный–сдали Кучму, когда он пытался передать власть Януковичу. Но недавно Филин решил попробовать новую параллель, на этот раз с Пиночетом.

В статье «Судьба Пиночета для Путина?» Филин соединяет несколько основных тем своего информационно-психологического прессинга и создает своего рода программное произведение, позволяющее лучше понять замыслы Фарвеста. Филин начинает с того, что советует «власть имущим и приближенным к ним»–т.е. патронам Сечину, Устинову, Патрушеву, лампасникам из ГРУ и отморозкам в их свитах– «начать думать о будущем»:

В чем же будет заключаться эта мощь? В создании новой «империи»? В гонке вооружений? В военно-политическом союзе с Китаем? Совсем нет, Филину нет дела до таких глупостей. Все намного грубее и реалистичнее.

Филин вдалбливает сечинцам, что проблема «мощи» и банковских «счетов» будет решена, как только они забудут о «маршрутах экспортных трубопроводов», пойдут на ядерное разоружение по схеме США и привяжут российскую экономику к дышлу американской. В этом случае американцы, которые «этой проблемой» занимаются (Гейтс, Райс, Эрмарт) обещают не дробить Россию, т.е. оставить отморозкам «мощу». Что же касается Путина, то у него и такого выхода нет. Перед ним друзья Фарвеста якобы ставят такую «жесточайшую дилемму»:

Здесь Филин придумывает для путчистов патриотическую легенду. Путин – это такая редиска, что «американцы» уперлись и никак не хотят идти ему на уступки и подружиться, как они готовы подружиться с отморозками. Поэтому у Путина есть только один выбор – либо сдать страну НАТО для «окончательного решения русского вопроса», либо на цугундер в Гаагу. И дураку понятно, что патриотический долг каждого отморозка в такой ситуации – это убрать Путина, пока он не продал страну за «глоток свободы», и заключить с «американцами» честный мир. Отдать им эти несчастные трубопроводы и ржавые дуры с плутонием – и спасти всех нас от окончательного решения нашего с вами вопроса. А заодно и вопрос о «высокопоставленных счетах» решить. Приятное с полезным совмещать ведь никому не запрещается. Собственно, в таком варианте, сечинцы вполне могут претендовать на роль «спасителей отечества» и групповой памятник рядом с Мининым и Пожарским.

Вот эту свою рыбную ловлю Филин называет–«занятная и страшная схема». Но я подозреваю, что загашнике у Филина и его отцов-командиров схемы куда «занятнее» и страшнее.

У Брейтвейта и Гейтса нет прямых рычагов в Москве. Нет даже мало-мальски приличной «оппозиции» для ремейка Сербии, Грузии или Украины. Они знают и кандидатуры Путина в 2008: Сергей Иванов – в президенты, Дмитрий Медведев – премьером. А это еще хуже самого Путина. Во-первых, на Иванова у них нет крючка. Как и Путин он не замешен в коррупции. Отсюда сечинско-устиновская сага о рядовом Сычеве. Но у Иванова есть и преимущество по сравнению с Путиным. Он не имеет моральных обязательств перед Семьей. Только перед Путиным и Россией. У Путина, обязанного Ельцину своим президентством, они были. И перед олигархами и чиновничьими кликами, между которыми Путину приходилось лавировать, поднимая российское государство из положения лежа. Президентство Иванова–первое в истории страны Иванов– будет актом непорочного зачатия. А значит – конец коррупционным крюкам и психологическим заморочкам, конец отморозкам, конец Фарвесту, конец Барбaроссе № 3!

Что же остается делать старшим партнерам Фарвеста в такой ситуации? Взять под свой косвенный контроль отморозков и с их помощью разыграть сценарий ГКЧП-08. Сечинцы второго-третьего эшелона – это тот фитиль, которым они рассчитывают взорвать Россию изнутри, как они это сделали в августе 91 с СССР.

Международная редакция бурцев.ру полагает, что у Фарвеста есть два варианта.

На мой взгляд, оба варианта имеют смысл, и, взятые вместе, они формируют то операционное пространство, в котором будет происходить гибкое маневрирование и реагирование на развитие событий. Как это было в случае «сверхсекретной группы» Гейтса-Райс и ГКЧП-91.

Но есть и аргументы против. Сценарии довольно сложны и основываются на нескольких посылках, которые мне кажутся далеко не очевидными. Например, один сценарий предполагает, что заговорщики не встретят сопротивления со стороны других групп госбюрократии, бизнеса и даже активных групп среднего класса. Хотя бы тех же спецслужбистов и армейцев младшего и среднего звена. Особенно со стороны первых, которые хорошо осведомлены о том, что представляют из себя отморозки вокруг Сечина и его союзников. У этих людей нет электронных счетов в Бахрейне и Шардже. Они не собираются переезжать на пмж в Лондон или Испанию. Они хотят жить на своей Родине и растить детей. И они хорошо представляют, какое будущее готовят их детям Фарвест с Турки, Гейтсом и Брейтвейтом за их спиной.

Еще одно соображение. Даже в советских условиях, когда авторитет и власть генсека и узкой группы вокруг него (Политбюро, Секретариат) были исключительно сильны и укоренены в традиции, у Горбачева было очень много проблем. И у Ельцина, вышедшего победителем из ГКЧП и имевшего в то время большую популярность. А у сечинцев даже нет харизматичного вождя. Да и какой вождь может быть у уголовников? Пахан? Колумбийский вор в законе с бразильским паспортом вроде Филина?

Но еще менее вероятно, что Путин позволит сделать себя заложником вроде Горбачева. Это не тот человек, и при его огромной популярности, при его сознании своей исторической ответственности Путина не испугает ни страшилка «холодной войны» с Западом, ни угрозы отморозков. Да и не посмеют они ему угрожать.

Нет, третьего срока Путина они совсем не хотят. Как не хотят и первого срока Сергея Иванова.

Поэтому я вижу еще два сценария, а вернее – два более глубоких дна заговора. Очень простых, без всяких промежуточных тактов, в которые контроль над развитием сценария может быть потерян. Эти два дна – так просты, страшны и «занимательны», как Филину и не снилось.

Дно третье и четвертое: отморозки и Фарвест как легенда прикрытия

Такие мастера своего дела, как Турки, Брейтвейт, Гейтс, Эрмарт, не могут не понимать ненадежность вышеизложенных схем. Тем более, что на этот раз, в отличие от ГКЧП-91, они имеют дело с российским руководством, прошедшим школу спецслужб. В ГКЧП-08 англосаксонские силовики войдут в клинч с последним поколением советских. Фактически, это будет финальный матч между смертельными противниками в тайной войне внутри Холодной. При этом на стороне англосаксов с их саудовскими союзниками будут перешедшие на их сторону или оппортунистически стоящие пока на обочине опытнейшие спецслужбисты советского периода. И не только фарвестовцы... Плюс агентура Запада в наших насквозь коррумпированных государственных и коммерческих спецслужбах. И здесь я снова хочу напомнить о предостережении генерала Варенникова в отношении московских ЧОПов. Наконец, у Фарвеста есть две разведывательные организации – Спецотдел «Россия» ГУРа под командованием Филина и Лихвинцева, а также Стамбульское бюро Саидова. Украинцы могут привлечь спецназовцев для диверсионных актов, Саидов – кадыровских боевиков Демильханова и агентуру диаспоры. В опытных руках это нешуточные силы. Если демильхановцы, с Саидовым на обочине Ленинского, смогли шутя средь бела дня по-театральному расстрелять вооруженного до зубов Байсарова, то почему они не могут этого сделать с Сергеем Ивановым, Медведевым или самим Путиным?

В такой партии старшие партнеры Фарвеста не будут ставить на отморозков свои последние фишки. Они используют их, а потом подставят –сделают легендой прикрытия третьего дна. Причем они уже создали эту легенду для западной публики. Недавняя статья неокона Дэвида Саттера в «Уолл-стрит джорнел» под названием «Душа Путина»– хороший пример того, как эту легенду используют уже сейчас. Саттер – один из газетных жеребцов атлантической базы Фарвеста, его статьи – часть информационно-психологического прикрытия Третьей Барбароссы.

Статья Саттера сводится к следующему. Путинский режим держится только благодаря высоким ценам на нефть. Как только они пойдут вниз, начнется «дестабилизация социальной ситуации в стране, возникнет опасность нового расследования некоторых террористических актов и политических убийств». Идет перечисление «невинно убиенных», от Юшенкова до Литвиненко. А также «взрывы домов в 1999 году, захваты заложников в Москве и Беслане, «очевидное отравление» автора журналистских расследований Юрия Щекочихина ». На все эти «злодеяния режима» уже указывают «честные лидеры оппозиции» вроде Михаила Касьянова. Поэтому Путин и его силовики развязывают новую холодную войну, душат «свободолюбивые народы Украины и Грузии», не дают белым и пушистым США построить даже маленькую ПРО, чтобы защитить своих маленьких детей от атомной бомбежки зарвавшихся иранских попов и северокорейских недочеловеков.

Заметьте, что Саттер не объясняет, каким образом «дестабилизация» приведет к «расследованию» всех этих ужасов и кто будет их расследовать. Это совершенно неважно, как и его грубые геббельсовские ляпы вроде чудовищной детской смертности в 160 младенцев из 100 (или пусть даже из 1000). Никого это не интересует. Важно одно – создать и закрепить в сознании западного обывателя образ Путина и силовиков как беспредельщиков, способных пойти на все и не только на холодную войну, чтобы спастись от «нового расследования». Как проводятся эти «расследования» мы знаем по Гааге и совсем недавно по Лондону. Поэтому от статьей, подобных Саттеру, остается один шаг до объявления российского руководства бандой уголовников, угрожающих всему человечеству. Понятно, что добившись почти павловского рефлекса на этот образ у своего населения, сценаристы ГКЧП-08 получат в свои руки карт бланш на самые грубые меры по отношению к России. Включая отморозков. Как только они выполнят свою роль и ликвидируют Путина и/или Иванова в кремлевском путче, настанет черед их самих. Нельзя же допустить, чтобы ядерный чемоданчик попал в такие руки!

Саттер представляет агитпроповский сектор элитной базы Фарвеста, который уже как минимум полтора года занимается демонизацией путинских силовиков для населения Запада.

Итак, сценарий третьего дна – Путин и Иванов убираются руками сечинцев, после чего убирают самих сечинцев.

В этом сценарии и сам Фарвест может стать бросовой агентурой для Турки и Гейтса (о Брейтвейте и говорить нечего!). Турки вряд ли забыл, как Саидов сдал аль-Валида Ямадаеву. Турки этот– он тоже восточный человек... И действительно, зачем им Фарвест? Не строить же Великий Туран и Великую Украйну.

Или возьмем того же «как правило хорошо информированного американского журналиста», который вдруг связался с редакцией бурцев.ру якобы потому, что его, видите ли, очень заинтересовала статья Вадима Штольца об одном родственнике известного венесуэльского генерала Альберто Мюллера Рохаса. Причем так сильно заинтересовала, что он хотел бы узнать поподробнее о поездке Вадима в Колумбию и в порядке дружеского обмена информацией мог бы рассказать ему кое-что интересное о последних днях принца Турки на посту посла Хранителя Двух Святых Мечетей и его гостях, включая генерала ФСБ с большими звездами на погонах. Я не циник и верю, что даже между журналистами может случаться дружба, но размышляя о существовании третьего дна, вполне допускаю, что старые друзья Фарвеста начинают светить и его... вместе с отморозками, следом за Эрмартом. Потому что, Фарвест настолько уже засвечен, что перед тем, как его старшие партнеры решат ставить шах и мат в Москве, они должны будут обрубить свои связи с ним. А может и использовать для запала... чтобы отморозкам уже только одна дорога оставалась. Поэтому на третьем дне вполне может лежать и братская могила отморозков вместе с Фарвестом–тоже, между нами говоря, не светочами человеческого рода.

Как Филин говорит своей целевой аудитории, ее зачистка : «неизбежна и неотвратима». Им не поможет даже пожизненное президентство Путина с Сечиным в роли серого кардинала. Почему не поможет? Потому что – терпеливо разъясняет Филин–

То есть, Путин с Сечиным «несомненно» сдадут Россию под легендой холодной войны, как Горбачев и его силовики сдали СССР. Сдадут со всеми потрохами включая отморозков, чтобы выторговать себе спокойную старость и безбедное существование потомков. Ну, никакой надежды не оставляет прозорливый Владимир В-ич Л-ко нашим бедным отморозкам. Что же им остается делать, если они поверят ему? А не поверить ему самые отмороженные из них не могут. Потому что Филин, с его уголовным складом ума, животом чувствует их психологию и подталкивает к выводу, что остается только одно – «замочить» Путина, Иванова и Сечина и взять власть самим. Уж сами-то себя они не сдадут, зато с первой рукой на Россию у них будет надежда сторговаться с американцами.

Здесь Филин играет отморозков против Сечина, говорит с ними напрямую, предлагает вступить в «сепаратные» переговоры.

Но пока Филин и его Спецотдел разводят Сечина с отморозками в надежде, что их наживку схватит и «дернется» либо Сечин, либо отморозки, – генералы Второй Барбароссы должны готовить что-то более надежное, более солидное что-ли... Например, сценарий «Второй Барбароссы» Эрнста Генри. Его можно назвать четвертым дном Плана.

В этом случае за «фашистским путчем» в Москве и ликвидацией носителя ядерного чемоданчика, США будут «вынуждены» нанести обезоруживающий конвенциональный или даже ядерный удар с помощью новых крылатых ракет, базирующихся в Карском море.

Недавно в Известияхкапитан первого ранга запаса Михаил Волженский с большим знанием дела объяснил для чего США размещают ракеты-перехватчики и радар в Польше и Чехии. С точки зрения военного эксперта складывается такая ситуация. Новое поколение крылатых ракет Томагавк с дальностью в 3000 км позволяет уничтожить бОльшую часть наших ракетно-ядерных сил. Но Волженский предполагает, что у России есть средства заметить такую атаку в самом начале. Цитирую.

За это время, считает эксперт, Россия сможет не только уничтожить ПРО США в Европе, а также их космическую систему связи, навигации, разведки и целеуказания, но и

Я профан в военных вопросах, но смею думать, что это невозможный, абсурдный сценарий. Очевидно, что американцы никогда не сделают такой глупости. Ведь они тоже знают о наших возможностях заметить их атаку в ранней стадии и принять контрмеры. Зачем же делать такой заранее обреченный на поражение выпад? Здесь лежит скрытое противоречие в анализе Волженского. Фактически, из его статьи следует вывод, что ракетно-ядерного нападения на РФ не будет, потому что мы к нему подготовлены, и американцам это известно.

Со своей стороны, Волженский предупреждает, что в политике ничего не смыслит и рассуждает только как военный специалист, обязанный готовиться к худшему. Но оставаясь в рамках узко-военного мышления, нельзя до конца оценить замысел агрессора. Для этого необходимо поставить вопрос о политических условиях, при которых США могут решиться на такое нападение, включая его оправдание в глазах своего населения.

Сценарий Волженского основан на аксиоме,что российское правительство будет в состоянии функционировать к моменту начала атаки и даже способно вступить в переговоры с агрессором. Но еще в 60-х, Эрнст Генри, старый агент военной разведки, предвидит новую тактику ракетно-ядерного нападения в сочетании с «фашистским путчем», который не позволит принять своевременно все те меры, о которых со знанием дела пишет Волженский. Что если атака американских КР из Карского моря последует за актом центрального террора в Кремле и путчем в Москве? Кто в таком случае будет давать распоряжения о контрмерах и вести переговоры с агрессором?

Между тем, Гейтс и Райс – организаторы «сверхсекретной группы» по уничтожению СССР в 1989-91–выдвинули на пост нового председателя объединенных штабов адмирала Майкла Муллена (Michael Glenn Mullen). Последнее место морской службы Муллена – командование Вторым Флотом ВМС США, а также Ударным атлантическим флотом (Striking Fleet Atlantic – COMSTRIKFLTLANT) НАТО, подчиненным командованию Второго Флота в кризисных ситуациях. Операционный театр этих соединений включает Карское море, и другие северо-западные районы предполагаемого развертывания группировки эсминцев и подлодок, несущих КР, для решающего удара, coup de force, по ракетно-ядерному комплексу РФ (по Волженскому). В настоящее время Муллен – глава Военно-морских операций в Объединенных штабах. По сообщениям в американской прессе, наиболее вероятный кандидат на замещение Муллена на посту главы Военно-морских операций – адмирал Гэри Рафхед, главный лоббист системы Network Centric Warfare (NCW), для которой, как пишет Волженский, и предназначается планируемая ПРО в Чехии и Польше. NCW находится в центре концепции “Forward from the Sea” (Вперед с моря)–в рамках которой американцы могут планировать превентивный удар по России. Муллен и Рафхед испытывали принципы NCW в 1998 в Югославии и в 2005-6 в Ираке. Благодаря этим лидерам ВМС, за последние три года в их состав вошли системы вооружений и боевые корабли, предназначенные для операций "Forward from the sea."

Номинация адмирала Муллена (второй слева) председателем Комитета начальников штабов ВС США. 28 июня 2007. Муллен – практик и теоретик стратегических операций из прибрежной зоны. Слева от Муллена – генерал Кэтрайт.
Номинация адмирала Муллена (второй слева) председателем Комитета начальников штабов ВС США. 28 июня 2007. Муллен – практик и теоретик стратегических операций из прибрежной зоны. Слева от Муллена – генерал Кэтрайт.

Назначение Муллена на пост главы Объединенных штабов указывает на то, что руководство США рассматривает Северную Атлантику как приоритетный на ближайшее будущее район боевых действий. Как и в России, высшее военное руководство США избегает публичного выражения своих политических взглядов. Но в мае на встрече с моряками в Пирл-Харбор, Муллен сделал «философское» заявление, характеризующее его как религиозного фундаменталиста-неоконсерватора

«Я искренне верю, что сейчас наступает самое опасное время в моей жизни. Враг – воплощает абсолютное зло и от души ненавидит нас – те демократические принципы, которые мы защищаем... Эта война будет идти долго. Это война поколения».

Что бы сокрушить «абсолютное зло», не грех применить абсолютное оружие. И адмирал Муллен производит впечатление человека, внутренне готового применить его. В этом он сможет положиться и на своего заместителя.

Заместителем Муллена Гейтс выдвинул генерала Джеймса Кэтрайта (James Catwright) – командующего стратегическими ядерными силами (USSTRATCOM). Кэтрейт начинал карьеру летчиком корпуса Морской пехоты на авианосце. На слушаниях в Сенате Кэтрайт заявил, что "долгосрочной задачей является помощь союзникам справиться с обеспокоенностью в отношении возрождающейся и напористой Российской Федерации, а также напоминание им о важности совместного отпора российскому поведению, когда это необходимо." Рекомендовал Кэтрайта на этот пост Гейтс...

Таким образом, к началу 2008 Гейтс укомплектовал руководство вооруженных сил США своими ставленниками, чей совместный опыт командования как нельзя лучше подходит для стратегического ядерного нападения из прибрежной зоны. Как и следовало ожидать, такое кадровое решение толкуется как подготовка к нападению на Иран, потому что его можно атаковать только с моря. Но это на поверхности, а Гейтс – мастер операций с двойным дном. На этом дне может лежать обезоруживающий удар по России в сочетании с переворотом и актами центрального террора.

В Кремле должны понять, что они имеют дело с людьми, плоть от плоти тех кругов, которые смогли устранить Джона Кеннеди таким образом, что о существовании второго снайпера мы узнаем только через полвека. Это не наивные мокрушники Судоплатова, бегающие по Западной Европе с бомбами в тортах. Центральный теракт - любимое и испытанное средство англичан и американцев. Нет человека – нет проблемы. В такой ситуации сам факт того, что силовики-отморозки находятся даже физически близко к Путину и Сергею Иванову является недопустимым риском. На этой реальной «альтернативе» должен быть поставлен крест. И начать его ставить надо с отсечения пуповины, соединяющей отморозков с западными кукловодами. Путин должен дать санкцию на ликвидацию Фарвеста.

***

Хотелось бы поставить точку на этой эффектной фразе. Но мешает вопрос, на который у меня нет ответа: Откуда возьмет людей Иванов, когда и если он придет к власти? Сколько у него школьных и университетских друзей, бывших сослуживцев по советскому КГБ, которые за эти годы остались чистыми от коррупции и которые не разведут новых отморозков, когда сядут в высокие кресла?

Постскриптум

Во время работы над этой книгой я получил от Московской редакции бурцев.ру любопытный документ. Это копия письма Фарвеста, которое Антон Суриков послал на имена нескольких руководителей Администрации Президента, Правительства и силовых структур страны.

ТЕКСТ ПИСЬМА:

Уважаемый (имя – отчество) !

На одном из сайтов Рунета, «Лефт.ру», управляемом из США лицами, связанными с группами внутри ЦРУ, близкими к Демократической партии США, и с «Bank of New York», появилась серия из трех публикаций, направленных на дискредитацию международной консалтинговой компании «Far West, LLC». Мы ожидаем появления в будущем новых публикаций подобного рода.

Как вам известно, международная консалтинговая компания «Far West, LLC» и ее сотрудники, используя методы, адекватные той или иной конкретной ситуации, в настоящее реализуют несколько проектов, отвечающих национальным интересам Российской Федерации и стран Содружества Независимых Государств:

1. Содействуют заключению новых контрактов в сфере военно-технического сотрудничества России с Венесуэлой, Ливией, Сирией, Саудовской Аравией и некоторыми другими странами.

2. Содействуют стабилизации ситуации на Северном Кавказе, усилиям Президента Чеченской Республики Р.А.Кадырова по пресечению террористических проявлений.

3. Содействуют поддержанию стабильности в Республике Адыгея и окружающих районах Краснодарского края, в частности, на Черноморском побережье Кавказа, налаживанию диалога с международной черкесской общественностью. Это принципиально важно в свете решения МОК провести Зимнюю Олимпиаду 2014 года в Сочи, а также коммерческих намерений и контрактов «Газпрома», «Транснефти» и нефтяных компаний Российской Федерации по строительству «Южного газопровода» по дну Черного моря, строительству нефтепровода Бургас-Александрополис и расширению мощностей КТК.

4. Содействуют конструктивным силам Украины, заинтересованным в поддержании стабильных, взаимовыгодных, добрососедских отношений с Российской Федерацией, в их противостоянии экстремистам и антироссийским популистам во главе с Ю. Тимошенко.

5. Содействуют пресечению террористической деятельности религиозных экстремистов, направленной на дестабилизацию обстановки в Узбекистане.

6. Содействуют налаживанию широкого конфиденциального диалога Российской Федерации с влиятельными политическими силами США, Великобритании, Бразилии, Турции, Израиля, Саудовской Аравии, Ирана и Китая.

В ноябре 2008 года в США предстоят выборы президента, на которых, видимо, кандидатом от Республиканской партии будет выступать Р. Джулиани, имеющий, по нашей оценке, хорошие шансы на победу. В этом случае можно будет ожидать более или менее сбалансированной политики США в отношении Российской Федерации. В отличие от политики Демократической партии США, линия которой отличается значительной идеологизацией, имеющей ярко выраженную антироссийскую направленность.

Мы полагаем, что накануне выборов президента США со стороны Демократической партии возможны попытки дискредитации отдельных представителей Республиканской партии. Для этого могут попытаться использовать их контакты с нашей компанией, изобразив эти контакты в искаженном свете.

Мы рассматриваем сайт «Лефт.ру» как первичную ссылочную базу, используя которую материалы клеветнического характера могут транслироваться дальше - в крупную американскую прессу. В 2006 году аналогичная схема уже была апробирована антироссийскими политическими силами Литвы применительно к члену Совета директоров компании «Far West, LLC» А. Буткявичюсу.

По нашей оценке, помимо американских сторонников Демократической партии к фабрикации и регулярному пополнению первичной ссылочной базы на сайте «Лефт.ру» причастны источники российского происхождения, которые пока не установлены. В этой связи, просим вас, уважаемый (имя – отчество), оказать поддержку выявлению этих источников и привлечению их к предусмотренной законодательством Российской Федерации ответственности.

По поручению Президента и Совета директоров компании «Far West, LLC»,

В.Филин, Вице-президент компании «Far West, LLC», член Совета директоров,

Р.Саидов, Вице-президент компании «Far West, LLC», член Совета директоров,

А.Суриков, Представитель компании «Far West, LLC» в Москве, член Совета директоров

А.Баранов, Координатор информационных проектов компании «Far West, LLC» в России и странах СНГ

КОНЕЦ ПИСЬМА

Как видите, официальное письмо «Far West, LLC» российскому руководству не было подписано президентом компании– саудовским принцем Рашидом. Среди подписантов нет и Руслана Берениса, финансового директора компании, куда более значимого лица, чем координатор ее «информационных проектов» Анатолий Баранов, нет подписи Валерия Лунева, сотрудника КГБ Беларуси.

Я не собираюсь разбирать этот документ. Читатель, прочитавший эту книгу, имеет достаточно информации, чтобы самому оценить достоверность аргументов авторов этого письма. Хочу только добавить несколько штрихов к упоминаемому в письме «проекту» А. Баранова по обеспечению «стабильности в Адыгее... для проведения Зимней Олимпиады 2014 года в Сочи». Для такой благородной задачи Баранов оплатил и поместил в газете Фарвеста ряд статей под сочными названиями вроде: «В Вашингтоне обсудили геноцид черкесов и предложение присоединить Адыгею к Краснодарскому краю»

«Зимнюю Олимпиаду выиграет тот, кто эффективнее использует коррупционный механизм убеждения», «Олимпиада в Сочи обойдется в 5 миллионов жизней» и даже – «Проводить Олимпиаду в Сочи, на земле геноцида, все равно, что устраивать концерт в Освенциме?». Если публикация таких материалов может способствовать обеспечению безопасности Олимпиады в Сочи, то Играм не будет страшна и ковровая бомбардировка.

Недавно контрольно-ревизионная комиссия ЦК КПРФ обвинила Баранова и «его группу» (имена Филина и Саидова в Москве пока боятся называть и куда более храбрые деятели) в призывах к «быстрой революции». Эта революция, по мнению ревизионной комиссии, совершается фактически «в интересах прозападной буржуазии, а не российского народа» и «ведет к полной оккупации России силами НАТО». Зюгановцы боятся называть вещи своими именами и поэтому именуют путч – «быстрой революцией», а изменника и ненавистника России Баранова, нагло танцующего на костях наших павших, – «неотроцкистом». Но это лишь нелепые попытки скрыть тот очевидный факт, что команда немного укоротить Баранова пришла нашей «непримиримой оппозиции» откуда-то из Кремля. И это дает определенную надежду, что титанический труд бурцев.ру и моя скромная работа не останутся незамеченными «начальством», которое решает в нашей стране все.

Примечания

1  «Заметки по истории современности», С. 208-9.

2  Я намеренно оставляю сейчас в стороне все внутренние противоречия Советского общества, которые подготовили его к реставрации капитализма и блокировали организацию масс для защиты СССР.

3  Peter Dale Scott. “The Global Drug Meta-Group: Drugs, Managed Violence, and the Russian 9/11.” Lobster <http://www.lobster-magazine.co.uk/articles/global-drug.htm >

4  «АКТИВКА» Лефт.ру № 10, 2007 <http://left.ru/2007/10/aktivka162.phtml>

5  В качестве последнего примера проникновения мини-разведки Саидова в органы ФСБ можно указать на статью «Батальон ГРУ »Запад» напал на милиционеров Рамзана Кадыров, есть убитые и раненые» Форум.мск.ру 2007.06.21<http://forum.msk.ru/material/power/353341.html>.

6  Баронесса входит с совещательный совет Центра по иностранной политике, чьим попечителем является Томи Блэр. Центр получил 100 тысяч фунтов от «российского олигарха» на «программу по русской демократии». Эта организация вырабатывает и лоббирует идеологию и политику «либерального» империализма по отношению к России. Ведущий идеолог ЦИП – Грег Остин (Greg Austin). По словам бывшего начальника Управления «С» (нелегальная разведка), генерал-майора Юрия Дроздова – рекомендации Остина включают «усиление прямой и скрытой поддержки наиболее либеральных деятелей России».

7  По данным российского контрразведчика Армена Саркисяна, убитого в Дагестане после того, как он стал передавать бурцев.ру информацию о Фарвесте:
30.12.2004 по турецкому частному телеканалу показали репортаж о встрече членов черкесской диаспоры Стамбула (включая старших офицеров и генералов турецкой армии) с приехавшим в Стамбул Али- Мансуром Натхоевым (он же бывший грушник, сейчас 'политолог' Антон Суриков). Турецких черкесов интересовало, когда 'родина адыгов (то есть черкесов) будет освобождена от русских оккупантов'. На это 'амир Хаджи - Мансур ' (так они называли Сурикова- Натхоева) на дикой смеси плохого адыгейского и плохого турецкого языков сказал, что это произойдет в ближайшие несколько лет, до принятия Турции в Евросоюз. Он утверждал, что сейчас выступление против России преждевременно, потому что 'гяуры снова устроят нам геноцид'. Однако скоро, 'башни Кремля упадут', 'фашистский режим' будет якобы 'свергнут' 'чеченскими братьями' и 'оранжевой революцией'. Тогда, по его словам, 'Кремлю будет не до адыгов и мы должны не упустить этот исторический шанс'. Дальше 'амир Хаджи - Мансур ' изложил план захвата территории 'по всему левому берегу Кубани, всему побережью Черного моря от Псоу до Тамани', а также Кабарды, Моздока и Пятигорска. По его словам 50 тысяч 'адыгов-моджахедов' готовы это сделать когда поступит приказ. При этом 'наши братья из Турции, Сирии и Иордании' должны будут прислать 'нам на помощь' еще 50 тысяч 'соотечественников-моджахедов', которых надо срочно обучить русскому языку, так как 'язык ненавистного врага надо знать'. По его словам, если Москва не вмешается, 'мы быстро очистим нашу землю от карнавальных казаков, чтобы ни один потомок царских палачей ее не осквернял'. Интересно, что это говорилось совершенно открыто и показывалось по ТВ в Стамбуле и Эдирне (Адрианополе). При этом около сотни действующих турецких военных в форме стоя приветствовали Сурикова-Натхоева и орали 'Аллах-акбар'. Как это совместить с заверениями в дружбе, которые турецкие руководители расточали в адрес России во время визита В. В. Путина?

8  Dorril, MI6, 188.

9  “Prometeism” <http://en.wikipedia.org/wiki/Prometheism>

10  Т.М. Симонова «Прометеизм» во внешней политике Польши. 1919-1924 гг». Новая и новейшая история №4, 2002 г. <http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NEWHIST/POLAND.HTM>

11  Jonathan Levy. Madison, Wilson, and East Central European Federalism. PhD thesis. 2006 <http://www.ohiolink.edu/etd/send-pdf.cgi/LEVY%2C%20JONATHAN%20H..pdf?ucin1147397806>

12  Маклину было 84, но вокруг него был группа опытных разведчиков. Один из них, Майк Рейнолдс (Mike Reynolds) резидент МИ-6 в Германии, говорят, пожертвовал блестящей карьерой, чтобы возглавить управление новой компанией, другой – Крис Джеймс–стоял во главе коммерческих связей МИ-6. В недавно опубликованных Уайтхолом списках подставных компаний британской разведки поясняется, что «Хэклит» был создан как двухсторонний канал для передачи крупным корпорациям коммерческих разведданных от МИ-6 и получения информации от корпораций. Попросту говоря, «Хэклит» это подставная компания МИ-6, которую эта разведка использует для бесплатного сбора информации по всему миру через тысячи офисов и представительств британских корпораций и фирм, которые каждый день вступают в миллионы контактов с государственными чиновниками и другими важными людьми десятков иностранных государств. В обмен за этот бесплатный сбор разведданных, МИ-6 через «Хэклит» продает корпорациям кое-какую информацию, которая помогает им в конкурентной борьбе. Можно только догадываться, сколько еще таких компаний есть у МИ-6 и спецслужб Британии и США. Кстати, интересно, что ЧВК и ЧРК являются практически монопольным бизнесом англосаксов.

13  Робертс имеет в виду Андрея Парастаева, культурного атташе советского посольства в Лондоне и генерального секретаря Общества СССР – Великобритания.

14  В 1999 Ассоциацию разбивают на две части the Britain-Russia Centre и British West–East Centre. Даже Робертс не знает или притворяется, что не знает зачем. Это уже какие-то совсем конспиративные организации, не разглашаются даже имена председателей.

15  Об отношениях Сурикова и Эрмарта см. классическое исследование Вадима Штольца «Народный референдум по указке ЦРУ?» <http://www.left.ru/2005/15/referendum132.phtml>

16  Statesmen's Forum: Viktor Yanukovych, Prime Minister of Ukraine, 12.04.2006 <http://www.csis.org/component/option,com_csis_events/task,view/id,1151/>

17  На эту тему существует значительная литература, напр. Harold James. The Nazi Dictatorship and the Deutsche Bank. Cambridge University Press, 2004. “Deutsche Bank & the Nazis.” By Leslie Feinberg, Workers World, 18 February 1999. “The Deutsche Bank, Auschwitz and German business's compensation fund.” By Marianne Arens. WSWS 2 March 1999

18  Новизна этих организаций заключалась и в том, что аналитическая функция заранее подчинялась идеологии и общим политическим задачам достижения мировой англосаксонской гегемонии. Это было новым явлением в истории буржуазной мысли. Инструментальная аналитика «мозговых трестов», которая обслуживает интересы правящих элит на Запада, а после разгрома СССР и в России, рождалась в «легальных» дочках-близнецах «Круглого стола».

19  Я пересказываю характеристику этой элитной формации в статье Годфри Ходсона «Внешнеполитический истеблишмент» (Godfrey Hodson, “The Foreign Policy Establishment.” Ruling America: A History of Wealth and Power in Democracy. Eds. Steve Fraser & Gary Gerstle. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 2005: 215-249.

20  На тему флирта ЦРУ с «Хизб ут-Тахрир» см. Valentin Zorin. “The All-American Girl from the CIA and Hizb ut-TahrirLeft.ru International, 12. 13. 06 <http://www.left.ru/inter/2006/hill.phtml>

21  В обоих эпизодах – «Октябрьский сюрприз» и Ирангейт – Гейтс был где-то совсем рядом с обер-мастерами «черных операций» ЦРУ 1960-70х гг. – Теодором Шекли (Ted Shackley), Дональдом Греггом и Феликсом Родригесом. Все трое – старые приятели Джорджа Буша (директор ЦРУ 1976-77)– его сотрудничество с ЦРУ началось в 1950-х гг. Шекли стоял во главе ряда секретных программ по физической ликвидации противников США, таких как «Мангуст» (против Кастро), «Феникс» (вместе с Греггом и Родригесом) – уничтожение 40-50 тысяч вьетнамцев и наркотрафику. На посту резидента ЦРУ в Лаосе, Шекли, по кличке «белокурый призрак» (не любил фотографироваться), сделал свое агентство партнером наркоторговца генерала Ван Пао. Кубинец Феликс Родригес начал свою карьеру в ЦРУ с вылазки в Заливе Свиней, был одним из руководителей программы «Феникс», принимал участие в допросе и убийстве Че Гевары в Боливии. У Буша, Шекли был замдиректора оперативного управления ЦРУ. Некоторые новейшие исследователи считают, что за убийством Джона Кеннеди стояла «Секретная команда» Шекли в ЦРУ.

22  См. интервью Марины Штольц в статье Московской группы «Активка», Лефт.ру 10, 2007 <http://www.left.ru/2007/10/aktivka162.phtml>

23  «Фарвест заметает следы: превентивная ликвидация Олега Орлова в свете проблемы 2008» Лефт.ру 10, 2007 <http://www.left.ru/2007/10/orlov162.phtml>

24  Руслан Саидов. «Полоний и «Партия третьего срока». Убийцы Александра Литвиненко вряд ли будут названы. Завтра №52 (684) от 27 декабря 2006 г <http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/06/684/43.html>

25  См., например, свидетельство А. Сурикова: «Всю вторую половину 1991 года я был дезориентирован, не понимал, что происходит, у меня было ощущение, что мир вокруг рухнул».

26  Сергей Кургинян. «Слабость силы. Аналитика закрытых элитных игр и ее концептуальные обоснования». М. ЭТЦ, 2006.

27  «Ближайший сподвижник Юлии Тимошенко - сектант, педераст и бывший осведомитель?» Форум.мск.ру 2005.11.17 <http://www.forum.msk.ru/material/news/4891.html>

28  Красноречивы в этом смысле воспоминания сталинского наркома И. А. Бенедиктова, в которых по-своему, с позиций бюрократического сознания, описывает ситуацию бюрократии без правящего класса и типологическое различие между сталинскими и постсталинскими управленцами.

29  ПИСЬМО 25-ТИ ДЕЯТЕЛЕЙ СОВЕТСКОЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА Л.И.БРЕЖНЕВУ ПРОТИВ РЕАБИЛИТАЦИИ И.В.СТАЛИНА, 14 февраля 1966 <http://www.ihst.ru/projects/sohist/document/letters/antistalin.htm>

30  « Эрнст Генри - "наш человек в ХХ веке"» Новая и новейшая история. №4, 2004 г. <http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/BIO/HENRY.HTM>

31  В своих воспоминаниях Майский с большой похвалой пишет о работе Ростовского над изданием «Советского военного обозрения», но не о чем больше. <http://militera.lib.ru/memo/russian/maisky_im1/07.html>

32  Существует интересное свидетельство того, что в 1950е, после освобождения, Генри мог находиться на конспиративном положении. По воспоминанию женщины, которая знала Генри под его «настоящим» именем Леонида Аркадьевича (Лейбы Абрамовича) до его ареста, когда она случайно встретила его на улице во второй половине 50х и окликнула, Генри сделал вид, что он ее не знает.

33  Причем, судя по информации, полученной Вадимом Штольцем в Колумбии, даже в 1938 Генри имел возможность вступиться за арестованную в Москве жену коминтерновского сотрудника. Валентин Зорин и Вадим Штольц. «Как ФАРК взрывал Давидовича, или Конец одной охоты» Лефт.ру 8, 2007 <http://www.left.ru/2007/8/davidoviz160.phtml>

34  Carroll Quigley. Tragedy and Hope. A History of the World in Our Time. 1966, chapter “The Policy of Appeasement.”

35  Скрытные контакты Будберг с Майским были документированы английской контрразведкой.

36  Известно, что во время своей поездки в СССР в 1934 Берджес имел несколько продолжительных прогулок с Бухариным. Такие встречи должны были быть подготовлены заранее в Англии. В то время Берджес еще не работал на советскую разведку, можно предположить, что к встрече с Бухариным его готовил Генри, возможно по просьбе Осипа Пятницкого, руководителя международного отдела Коминтерна.

37  Марина Панова, Ефим Пивовар. «Дискуссия о “Размышлениях...” в самиздате (1968–1974 гг.)» <http://orel.rsl.ru/nettext/russian/saharov/sach_fr/konf1_3.htm>

38  <http://www.duel.ru/200305/?05_6_1>

39  Геннадий Сергеевич Водолеев. «Люди и спецслужбы». <http://safety.spbstu.ru/book/knigi/vodoleev.doc>

40  http://www.peoples.ru/military/scout/polyakov/

41  Привожу этот эпизод по следующему источнику: Николай Добрюха. «Пеньковского подвела жадность» <http://www.fsb.ru/history/autors/semichastny.html>

42  Сергей Кургинян. « Без оглядки на «потом». Завтра№08 (692) от 21 февраля 2007 г. <http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/07/692/41.html>

43  Сергей Турченко. «Военные тайны. Янтарная комната». Москва, 2005. С. 180.

44  John Cooley. Unholy Wars. Afghanistan, America and International Terrorism. Pluto Press (UK), 2000, p. 107.

45  Владимир Филин. «Путин – не Чаушеску». Завтра12 (592) от 23/03/05 <http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/592/23.html>

46  “Periodista cubano dice KGB quiso derrocar a Castro;” 27 de junio de 1998: <http://www.cubanet.org/CNews/y98/jun98/29o5.htm>

47  Серебряные пули (14.07.2003) <http://ko.ru/document.asp?d_no=7453&p=1>

48  http://www.latinamericanstudies.org/cuba/cuba-terrorist.doc

49  Proceedings from the First Annual Meeting of the Association for the Study of the Cuban Economy (ASCE), held at Florida International University Miami, Florida, on August 15-17, 1991. <http://lanic.utexas.edu/la/cb/cuba/asce/cuba1/panel.html>

50  Theodore Shackley. Spymaster: My Life in the CIA. (2005)

51  «Фидель Кастро. Политическая биография». Глава IX <http://militera.lib.ru/bio/leonov_borodaev/09.html>

52  « “Новая правая” – за реформы, левые – это война».. Аналитический сборник агенства «Постфактум», 25.02.1991

53  Приглаженная, но информативная статья о неоконах на русском – Олег Храбрый. «Неоновая империя». «Эксперт» №17(464) / 9 мая 2005 < http://www.expert.ru/printissues/expert/2005/17/17ex-neokon1/ >

54  «На Западе готовятся к арестам наших олигархов» АиФ 15 сентября 1999 <http://www.aif.ru/oldsite/986/art010.html>

55  «Активка. Как и для чего создавался миф о «сговоре в Ницце» Лефт.ру 10, 2007 <http://www.left.ru/2007/10/aktivka162.phtml>

56  Mort Zuckerman. “ The big game gets bigger.” Jewish World Review May 4, 1999 /18 <http://www.jewishworldreview.com/mort/zuckerman050499.asp>

57  Збигнев Бжезинский. «Последний суверен на распутье» Независимая газета 17.02.2006<http://www.ng.ru/ideas/2006-02-17/1_suveren.html>

58  Михаил Волженский. «ПРО: замаскирована под защиту, создана для нападения». Известия, <http://www.izvestia.com/politic/article3104617/>



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100